home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ОСОБЕННЫЕ ГОСТИ

Вряд ли меня можно было засечь каким-нибудь «локатором» или «радаром», доступ к которому есть только у королей. Тогда бы Нэвэрнайт легко вычислил во время покушения в Дарквуде и Серого Лиса с Вражеком, и тем более наемника Суггестора. А значит, если мои догадки верны, всю информацию о происходящем на его территориях Месмерит получал только от помощников, будь они ботами, энпээсами или игроками. Поэтому нужно просто быть аккуратным, не совать голову в петлю — и все получится.

Крылья с легким шелестом сложились за спиной в плащ, когда я приземлился на поляну. Пригибаясь, побежал ко все еще распахнутым двойным створкам дверей. Руки как-то сами собой метнулись по поясу, а через секунду я с удивлением увидал в ладонях по серповидному клинку. Вот как приобретаются рефлексы — самые необходимые въедаются в плоть и кровь за считанные минуты.

Провал входа окружал приятный в ночи круг желтого света, перечеркнутый лишь двумя тенями-крыльями от откинутых створок дверей. Когда подкрался ближе, я ощутил исходящий из-под земли запах ритуальных благовоний, масла из лампад и пыли. Над прямоугольником хода опасно блестели втянутые в нишу шипы новенькой решетки. При взгляде на нее у меня появились мысли, что, возможно, влезать в подземное царство — не самая удачная идея. В отличие от крепостей или городов, здесь не перепрыгнешь стену, не сбежишь. Если меня засекут, всего-то и надо, что просто опустить решетку на входе и запереть двери. И все. Этого будет достаточно, чтобы я не ушел из подземного мешка. Такой фэнтезийный аналог подводной лодки, с которой, как известно, никуда не денешься…

«Далеко заходить не стану, — решил я. — Так, для очистки совести покручусь у входа».

С осторожностью я ступил на припорошенные землей ступени, зашагал вниз. Поднимающиеся изнутри потоки теплого воздуха никак не сочетались с нарисованными моей фантазией реалиями обители мертвых и ледяного ада.

Внутренняя отделка бывших Могильников тоже изменилась. Пол, стены и потолок теперь были из желтоватых глыб, чем-то напоминающих те, из которых выстроены египетские пирамиды. Только песка нет, да еще на каждом кирпичике начертаны целые поэмы из символов, рун, знаков или пиктограмм. Если у здешних дизайнеров была идея создать атмосферу места, насквозь пропитанного магией, она удалась.

Лестница привела меня на широкую площадку, что переходила в коридор. Стены подпирали статуи, изображавшие различных богов подземного или загробного мира. В руках у идолов горящие факелы, в глазах — смерть. Под их взглядами я прошел к концу коридора, туда, где он упирался в стену и делился надвое. Каждое из ответвлений представляло собой очень длинную лестницу, опускающуюся под сильным углом. Полагаясь на инстинкт, я шагнул налево. А когда спустился на десяток ступеней, понял, что выбрать можно было любое направление. Правда, эти мысли проскользнули почти незамеченными, ибо взгляду открылась совершенно неожиданная картина.

Две лестницы опускались прямо из потолка, по пути сильно переплетаясь в строгих геометрических изгибах. И каждый из их поворотов представлял собой некое подобие смотровой площадки. Я застыл на самой верхней, на высоте метров около пятидесяти над полом, разглядывая впервые увиденный Город Мертвых.

Месмерит говорил правду о своих великих планах на постройку города. Это действительно было грандиозно!

Огромный грот, в какой вполне спокойно влез бы один из районов Москвы, сплошь застроен зданиями. Коробки домов пока еще были однотипными каменными склепами и усыпальницами, но так будет лишь до тех пор, пока какой-нибудь игрок не купит площадь под собственное жилище. Тогда в течение суток, при перезагрузке сервера, он трансформируется именно в то, которое выбрал пользователь в каталоге премиумного магазина.

Жилые кварталы перемежались с цеховыми. По специализированным вывескам вроде башмака или куска кожи можно было угадать род занятий хозяина и торговую направленность лавки. Вон тот дом с толстой квадратной трубой, откуда хлестало бездымное пламя, наверняка принадлежал кузнецу. Чуть дальше, где черные решетки окружали площадку сырой земли без единого зеленого пятнышка, была вампирская гильдия. Иначе зачем бы там столько гробов приготовлено? А вон тот зоопарк со страшными тварями в клетках явно был магазином питомцев.

Дороги Города Мертвых вымостили плитами без узоров. Артерии улочек были узкими, но все равно оставались какими-то торжественными, без уюта.

«Как лабиринт», — подумал я.

В нескольких местах я заметил капища, алхимические лаборатории с причудливыми тонкими башенками и шестеренчатыми механизмами во дворах. Под потолком грота на тихо позвякивавших ржавых цепях покачивались пока еще пустые клетки, рядом, на таких же цепях, подвесные мосты и площадки для стрелков. Пройдет совсем немного времени — и Город Мертвых оживет, простите за оксюморон. Появятся стражники, воскурят благовония в храмах, взвоют разбуженные мертвецы. Тогда отомстить Месмериту станет во сто крат сложней.

Мой взгляд скользнул за городскую черту, я присмотрелся. И едва смог сдержать удивление. Там, где оканчивался город, прямо в землю врос мрачный замок.

«Логово Месмерита!»

Замок производил гнетущее впечатление, но вместе с тем от него веяло силой и мощью. Он казался не до конца вырытым археологическим артефактом, особенно в тех местах, где башни сливались с черной почвой стен грота.

При взгляде на замок у меня появилась только одна мысль: «Неприступная твердыня». Можно как угодно атаковать поляну Могильников, потом потерять огромное количество воинов, захватывая открытые для арбалетных болтов лестницы. Городские бои — тоже кошмар для атакующей стороны. Но даже захватив все это, враги не станут победителями. Ведь еще предстоит штурм замка, где совершенно нет места для маневра. Только узкие коридоры и норы, уводящие в глубь земли. И поди разберись — ловушка это или путь к чужому трону?

Месмерит постарался на славу. Здесь не помогут ни осада, ни метательные орудия, ни армии. Хитрец Суггестор от всего застраховался…

Ощущая то ли зависть, то ли злобу на Артема — он настоящий злой гений! — я решил не лезть пока в гущу событий. Оглядимся с балкончика. Однако сколько я ни смотрел, следа недавно прибывших инквизиторов так и не обнаружил.

Я вздохнул. Видимо, отряд серых братьев удостоился чести побывать в замке первого Принца Мертвых. Что ж, если это так, я больше ничего не узнаю. Только если подкараулю их здесь.

Подумав, я решил, что это наиболее разумное решение. Делать все равно нечего. А так — вдруг что увижу?..

Но увидели меня.

— Эй, ты кто такой?

От напряженного, но пока еще добродушного голоса у меня похолодела спина. Я обернулся, стараясь резко не двигаться.

По лестнице спускались двое инквизиторов. Серые ризы не скрывали доспехов, слышался приглушенный одеждой лязг железа. В руках у серых братьев были магические посохи с начертанными символами, напоминающими тетраграмматон. А вот их профилей мне вновь не удалось просмотреть — закрыты.

— А вы кто такие? — спросил я вместо ответа. Надеюсь, мне удалось придать голосу положенную подозрительность. — И что вы делаете на земле его величества Месмерита?

Реплика про «его величество» пришлась как нельзя кстати — монахи расслабились. На что я и рассчитывал — ведь мало кто пока знает о новом королевстве. В курсе только админы, Месмерит и его подданные. Ну и, конечно, эти странные инки.

— Мы специальные гости, — усмехнулся инквизитор ехидно.

«Специальные гости? — пронеслось у меня в голове. — И это после наглого убийства Нэвэрнайта? Боги, что в этом мире делается?!»

Мысль показалась мне интересной и требующей более вдумчивого рассмотрения. Однако времени на это мне не дали.

— Так ты вассал Месмерита? — спросил второй инк. Пробормотал с недоумением: — А ведь он говорил, что набор еще не начался.

Я перехватил его взгляд, и мне он совсем не понравился. Расслабленная атмосфера мгновенно исчезла под морозной коркой недоверия и вражды.

— Открой-ка профиль, брат, — нахмурился первый инк. — Без обид только, лады? Время сейчас такое.

Сказано вроде бы миролюбиво и дружески, но почему тогда его напарник заходит с другого бока? Да и посох стал держать иначе…

— Ладно, — сказал я, пожимая плечами. — Смотрите…

Профиль Вражека открылся, и в ту же секунду, когда взгляды инков затуманились, я рванулся в атаку.

Боевой режим!

Появилась знакомая сверхконтрастность мира в багровой окантовке. Одним прыжком я преодолел расстояние до ближайшего инквизитора, серебряными молниями сверкнули серповидные клинки.

— А-а!

На камень лестницы упали первые капли крови. Инквизитор попытался отскочить, но я благоразумно не позволил ему этого сделать. Вампир идеально прокачан для ближнего боя.

Неустанно взмахивая клинками, я старался, чтобы между мной и вторым инком постоянно был его напарник. Не стоит облегчать жизнь врагам и позволять лупить по мне заклинаниями. Вон второй от нетерпения аж дрожит, держа наготове светящийся зеленым пламенем посох.

«А вот хрен тебе!»

Инквизитор наконец сообразил, что отбиваться от меня в ближнем бою, почти клинче, бесполезно. Он бросился на пол, свернувшись калачиком, зажимая кровоточащие раны. Второй среагировал мгновенно. Резкая вспышка — и в меня полетел зеленый шар.

В плечо ударило пружинисто, будто хлипеньким целлофановым пакетом с водой. Только, когда шар лопнул, вместо воды меня окатило нефритовой ветвистой молнией. Ощущения не из приятных, должен сказать. Да и от Здоровья отлетело процентов десять.

На автомате, будто только вампиром и играл, я рванулся в сторону. Увернулся от второго заклинания. Стена как-то сама собой бросилась под ноги, изображение мира сместилось, центр тяжести — тоже…

Вот, значит, каково это — бежать по стене. Совершенно не чувствуешь напряжения. В порыве энтузиазма я даже скакнул на потолок, но этот трюк уже не прошел. Выскочило сообщение, что для бега по потолкам нужны свободные руки, а у меня в руках кинжалы. Зато я красочно спикировал, словно заправский камикадзе, прямо на голову нерасторопному инквизитору.

Третий зеленый шар еще не успел отделиться от навершия посоха, когда я свалился. Он взорвался сразу, молнии с треском и искрами зазмеились и по инквизитору тоже. Он от неожиданности вскрикнул, запрокинул голову, а я, дивясь собственной брутальности, впился зубами в его шею.

Противник отравлен!

Здоровье восстановлено!

Инквизитор завизжал по-бабьи, лягнул мощно, опрокидывая меня. Тут же, не давая передышки, на меня навалился первый инк. С ожесточением провинциального дворника, поймавшего мальчишку-разбойника, стал колотить посохом, стараясь приложить сильней. Особо удачный удар поперек спины заставил меня взвыть.

— Сволочь! — прорычал я.

Новый удар получилось отбить в лучших традициях индийских боевиков, но от соприкосновения с посохом по локтю прошла волна онемения. Даже один из кинжалов выронил.

Перед глазами полыхнуло золотистое сияние.

На Вас наложено заклинание Медлительности!

Это еще что?!

Теперь мои движения стали ленивыми, тяжелыми. Я видел, что противник сделал новый выпад, но, пока поднимал руку для блокировки, Урон от удара уже проходил в полной мере. И так — каждый раз!

«Да что же такое?! Надо выбираться!»

Еще один удар я пропустил уже намеренно. Зато серповидный клинок весьма и весьма глубоко вгрызся в сапог инка, откуда-то сверху послышался крик боли, и мельтешащий посох исчез.

Вы нанесли критическое повреждение!

Серый брат упал, обхватив покалеченную конечность руками. Меж пальцев пробивались тонкие фонтанчики крови.

«Круто я его…»

Не успел подняться, как в спину мощно ударило, так, что меня проволокло по камню метров пять. Остановиться помогло только ограждение смотровой площадки, в которое я благополучно и врезался головой. Нейроинтерфейс вполне реалистично дал прочувствовать разбитые в кровь губы, соль на языке, резкую боль в переносице. И от этого я пришел в бешенство!

Прокачанная Ловкость позволила мне даже под действием заклинания Медлительности вскочить резко, а от моего рычания инквизитор отпрянул. Он выставил посох, держа его двумя руками. Навершие тут же осветилось. Но я и не думал атаковать подлеца, бьющего в спину. Увидев, что Здоровья у меня осталось меньше половины, я все так же, с рычанием, бросился к катающемуся по полу раненому инку.

Наверное, это жутко выглядело. Взбешенный вампир кидается к несчастному монаху, стон искалеченного служителя культа перекрывает рев инфернальной твари. А потом кровосос начинает жрать того заживо… Брр! Кровь в жилах стынет! Но не я выбрал этого персонажа, не я подарил ему такую способность восстанавливать силы.

Здоровье восстановлено!

Заклинание Медлительности спало!

Враг повержен!

Я медленно поднял взгляд от мертвого инка на его оторопевшего собрата. Когда заговорил, с губ упали капли крови:

— Теперь твоя очередь…

Договорить мне не дал истошный визг монаха. Именно визг! Не думал никогда, что мужчины способны так визжать.

Под моим недоумевающим взглядом монах буквально скатился по лестнице — с криками «Помогите! Атака!» он бросился по улочкам Города Мертвых по направлению к замку. А через пару секунд из ворот твердыни Месмерита, черт подери, выскочили инквизиторы!

— Пора сваливать! — пробормотал я, обращаясь к трупу инка.

Подхватив кинжалы, я бросился к выходу. Под ложечкой засосало от мысли, что, возможно, выбраться отсюда уже не смогу, если Месмерит велел опустить решетку. Но, кажется, сегодня мне везло.

«Давно пора было начаться везению, — подумал я, выскакивая на поверхность. — После всех подстав за сегодня опущенная решетка была бы верным признаком того, что меня прокляли…»


ГЛАЗАМИ ВАМПИРА | Игра теней. Дилогия | ВОЛКИ В ОВЕЧЬИХ ШКУРАХ