home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВОЛКИ В ОВЕЧЬИХ ШКУРАХ

Остановиться и отдышаться я себе позволил только в лесу, за пределами магической ауры Города Мертвых. Лежа на теплой земле, постепенно успокаивался, мысли переставали хаотично метаться по черепной коробке. Вспомнилось, что выбегал я уже через другой выход… Точнее — через тот же, но уже видоизмененный. Теперь там были огромные ворота в каменной окантовке, наподобие тех, что я видел на въезде в Дарквуд. А вокруг них появился фундамент, будущий в дальнейшем то ли башней, то ли каким-то храмом.

«Вот как растут виртуальные города. Не по дням, а по часам…»

Потом мысли изменили направление, я вновь подумал, что визит серых братьев в логово их заклятого врага — величайшая странность. И пусть они могут и не знать, что принц Месмерит и наемник Суггестор одно и то же лицо, но это никоим образом не проясняет ситуации. Ведь Дарквуд и все королевство втянуты в войну, каждый меч на счету, каждый магический дар. А у нас что получается? Инки целой толпой прутся в гости к Принцу Мертвых, к идеологическому врагу, да простят меня за подобную терминологию! Что-то здесь явно не так, попахивает заговором.

«С каких это пор ты стал разбираться в заговорах? — возник внутри подленький голосок. — Не паранойя ли у тебя, брат, развилась на почве вражды с Артемом?»

Пришлось признать, что в заговорах я действительно ничего не смыслю. Да и плевать.

Я сел, прислушался. Ночной лес погружен в тихую, засадную битву за выживание. В кустах кто-то фыркал, где-то пискнула в ужасе мышь, наверное угодив в цепкие когти хищника. Каждый шорох мог быть жизненно важным. Вот, например, где-то у верхушек деревьев послышалась возня, вниз полетели кусочки коры и хвойные иголки. Возможно, кто-то из лесных жителей был слишком неосмотрительным и до утра не доживет.

Подумалось, что если в мире Утгарда до самых мелочей прописан алгоритм существования флоры и фауны, то, возможно, любой в состоянии охотиться, зарабатывать этим на жизнь и премиум-аккаунт, вместо того чтобы сражаться на дуэлях и участвовать в клановых разборках. Эдакий простор для одиночки-социофоба.

Я вздохнул. И опять мне не до интересных и любопытных исследований, путешествий и экспериментов. Суггестор заварил слишком серьезную, слишком масштабную кашу. Нужно побыстрее понять его мотивацию, разгадать планы и нанести превентивный удар. А потом, очистив свое имя и возвратив долг Артему, можно со спокойной душой погрузиться в игру. Наконец-то изучить все ее великолепные возможности, оценить красоты и познать тайны…

Поднявшись, я извлек из сумы свиток с заклинанием «Телепатия», выбрал в листе контактов ник Лилит и кликнул по пиктограмме связи. И вновь безуспешно. Лилит не могла или не хотела принимать входящие вызовы.

Подумав немного, я решил отправиться спать. А чем мне еще тут заниматься?

Из захватывающей пучины «Престолов» я вынырнул около четырех часов утра. Усталый, с воспаленными глазами и одной-единственной мыслью — спать!

Опустив крышку пауэрбука, кое-как добрался до раскладушки. Лег и неожиданно проснулся.

Несколько минут я с удивлением рассматривал освещенную полуденным солнцем комнату. Снов или обычной перед ними дремоты не помнил совершенно. Просто выключился и включился. Как автомат.

Я перевернулся на бок, нашел взглядом циферблат механического будильника. Который у нас нынче час?.. Ага, продрых я девять часов. Достаточно, чтобы отдохнуть. Если судить по тяжести в голове, будто после пары бутылок пива, — даже переспал.

С кряхтеньем сел, опустил босые стопы на прохладный пол. Во всем деле противная одеревенелость, отчего настроение было побрюзжать.

Шумно сопя и почесываясь, сходил в душ. Минуту тупо пялился на свое отражение в зеркале. Потом, чувствуя себя извращенцем, заткнул слив ванны пробкой и пустил горячую воду. Подумав, раз уж взялся за такие извращения, как ванны с утра, с чавканьем выдавил шампунь в воду — пусть будет с пенкой.

Пока набирал и ставил на плиту чайник, ванна набралась. Сбросив одежду, я со вздохом удовольствия опустил тело в горячую воду. Расслабленно промычал от удовольствия, раскис, лениво ворочая пальцами шуршащую пену.

Нет, все-таки любые мелочи, которые хочется сделать непременно, идут впрок. Нужно не бояться и чаще позволять себе приятные слабости. Вот, например, проснулся я разбитым и злым, а теперь, после водных процедур с оттенком бурлеска и гламура, чувствую себя прекрасно. Определенно — жить нужно в удовольствие.

К тому моменту, когда из кухни донесся робкий писк закипающего чайника, я уже выбрался из ванны и обтерся полотенцем. Ну не могу я часами нежиться в керамическом аквариуме. Вот поплавать в море, речке или даже бассейне — другое дело.

В прекрасном настроении заварил хорошего, дорогого чаю, сдобрил лимоном и сахаром. Слепил пару бутербродов с ветчиной и два с маслом и красной икрой. Утро (ну для меня утро) сразу расцвело всеми цветами радуги и счастья.

С тарелкой и чашкой я вернулся в спальню, поставил на подоконник рядом с пауэрбуком. Потом натянул трусы и взглянул на экран смартфона. Кликал по конвертику входящего сообщения я, ничего не подозревая.

«Срочно дуй в игру! Лилит».

Кажется, Лиля этим утром заработала приз «Лейтенант Лаконичность»…

Что бы это значило? Еще одного короля прикончили?

Я взглянул на время — эсэмэска пришла чуть меньше часа назад.

— Черт, — пробормотал я. — Опаздываю.

И все же, перед тем как запустить клиент «Престолов», я вызвал окно браузера. Бутерброды теперь дожевывал торопливо, не ощущая вкуса.

На главной странице сайта «Престолов» висела первая новость с полей Первой же Утгардской войны. Заголовок над текстом гласил: «Гнев северных богов обрушился на королевство Дарквуд!» В статье сообщалось, что первые боевые столкновения уже произошли. Объединенная армия конунгов Иггдрасиля и Волков Утгарда прошла насквозь границы королевства. Были захвачены и разграблены деревни, уничтожены посевы, угнан скот. Кроме того, был осажден и захвачен приграничный город Стоунхилл. Его жители «освобождены от церковного гнета», монахи убиты, сокровища и казна перешли в собственность северных кланов.

На этом месте я сделал паузу. Влез в игровую вики. Ага, фраза «монахи убиты» вставлена в статью не для красного словца. По игровым законам эпических битв и войны те, кто пал в вооруженных столкновениях, уже не могут принимать участия в дальнейшем противостоянии. Оказывается, в ряды воюющих сторон нужно записываться и регистрироваться. Только после этого получаешь возможность выступить за ту силу, которая ближе твоему мировосприятию.

Интересная мысль. Получается, что если не записаться в добровольцы, то торговец останется торговцем, только при другой власти? Ничего не потеряет? А партизанские отряды в игре есть? Подумав, я решил, что есть.

Так, что там дальше пишут виртуальные журналисты?

На форуме последние новости с полей сражений сообщали, что армии конунгов практически вплотную приблизились к столице королевства. И что город Дарквуд переведен в осадное положение. Там же звучали однотипные призывы к оружию, защите истинной веры, или веры дедов. В общем, ничего необычного.

Закрыв окошко браузера, я дожевал последний кусок бутерброда и запил чаем. Потом проверил состояние Серого Лиса. Оказывается, персонаж уже вышел из Лимба, но травм еще не залечил. Так же как, понятное дело, не избавился и от ярлыка «преступник». После чего я развалился в кресле поудобней и водрузил на голову нейрообруч. Выбрав в клиенте личность Вражека, нырнул…

На этот раз удушливый мрак могилы был каким-то уж слишком сырым. Я содрогнулся от отвращения, постарался выкопаться побыстрей. А когда руки прорвали дерн надо мной, ощутил поток воздуха, несший свежесть, влагу и запахи леса. Сердце сразу ускорило бой, движения стали резче. В прорехи в земле веселее засочилась влага, мельчайшими брызгами оседая на коже. Я услышал мерный шелест.

Наконец я смог сесть. Правда, тут же вскочил, не медля. Сидеть под холодным ливнем в грязи — занятие малоприятное.

Удивительно, но одежда не промокла насквозь, хотя дождь был довольно сильным. Чувствовались, конечно, и прохлада, и влага, однако этим все и ограничивалось. Есть все-таки ограничения игровой физики…

Пару минут я стоял под хвойной юбкой красавицы-сосны, с наслаждением вдыхая свежий воздух. Ливень очень красиво, почти неотличимо от реального, вымыл лес, сделал краски ярче. А какие запахи были… у-у-у… не надышаться!

Я все еще медлил, рассматривая красоты виртуальной природы и вслушиваясь в умиротворяющий и мягкий звук дождя в лесу, когда меня отвлекло голубоватое свечение работающего заклинания «Телепатия».

«Слава! Ты в игре? Где ты был так долго?»

— Лиля? — встрепенулся я от волнения в голосе девушки. — Что случилось?

«Тут нечто странное происходит! — сказала Лиля. — Тебе стоит заглянуть в Дарквуд…»

— Вражеку? — перебил я удивленно. — В Дарквуд?

«Именно. Кажется, Ордену инквизиции сейчас не до тебя… не до нас. Заодно и Серого Лиса уведешь».

Мне совсем не понравились ее слова, но объяснять Лиля ничего не стала. Только добавила вместо прощания:

«Городские ворота закрыты, поэтому придется влезать через окно, как тому черту. Жду тебя у южной стены, на берегу Вилюжной речки. Не медли».

— Ладно, — отозвался я и оборвал связь.

Сверившись с картой в профиле, выбрал направление и зашагал к Дарквуду.

Взобравшийся на холм город Ордена инквизиции напомнил мне размытую из-за дождя акварельную картинку. С такого расстояния он казался заброшенным и мертвым, а огоньки лампадок, изредка мелькающие в бойницах, чудились мне потусторонними отблесками.

Близко подходить к городу я на всякий случай не стал. Мало ли что. Сверившись с картой, двинулся к южной стене. Пришлось свернуть с тракта, и теперь я шагал практически по болотам. Вспаханную землю размыло, превратив в равномерную кашу. Она с жадным чавканьем нехотя выпускала мои сапоги, чтобы на следующем шагу заглотить вновь.

Речку Вилюжную я обнаружил почти экстремальным способом: едва не свалившись в нее со скользкого глиняного берегового откоса. Спас только невыносимо колючий куст, в ветви которого я вцепился, когда под ногами образовалась бездна. А выбравшись и отругавшись, так и пошел бережком, чтобы еще куда-нибудь не свалиться.

Городская стена, вымытая ливнем от серости до мрачной черноты, приблизилась. Я задрал голову, рассматривая здоровенные каменные глыбы, напоминавшие куски скалы, разбитые с горем пополам, да так и вставленные в кладку. Стена нависала могучей неприступной преградой. Трудно представить, сколько нужно людей, времени и сил, чтобы взять Дарквуд штурмом. Выражение «забросать врага трупами» как нельзя больше подходило к картинкам, нарисованным моею фантазией.

Сначала атакующим нужно бежать по полю, пока враги непрерывно осыпают тебя стрелами, тащить не только грубую и тяжелую броню на плечах, но и осадные лестницы, под огромными конструкциями уподобившись муравьям. Потом требуется преодолеть ров, в котором тонут «счастливчики», преодолевшие поле. И дальше, под стенами города, к стрелам добавляются сюрпризы вроде льющегося на головы кипятка, расплавленной смолы, камнепада и дождя из коротких дротиков. Под этим аналогом божественного гнева нужно взобраться до самой зубчатой вершины стены, удержать в скользких от крови ладонях меч, не дать себя заколоть городским защитникам…

— Чистое самоубийство, — пробормотал я, ежась то ли от холода, то ли от разыгравшегося воображения.

Свиток с заклинанием «Телепатия» оказался последним. Я привычно скомкал его, выбрал в листе контактов ник «Лилит», кликнул по иконке связи. Будем надеяться, что Болотная Ведьма ждет.

«Слава?»

— Я у южной стены.

«Добро, — ответила Лилит. — Значит, так, слушай внимательно…»

И стала объяснять, как пробраться в Дарквуд.

Оказалось, что выражение «через окно, что тот черт» значило — лезть по сточным трубам, по горло в испражнениях. Офигенная перспектива, что тут скажешь! Однако вслух я ничего говорить не стал, вдруг вспомнив, что во время турнира Лилии пришлось преодолевать тот же путь.

Когда голос Болотной Ведьмы истончился и пропал, я встряхнулся, проверил на всякий случай, прочно ли застегнуты ремни на броне и ножнах, держится ли сума. И только потом двинулся к городской стене. Чем ближе подходил, тем отчетливей становился смрадный, удушливый запах нечистот. Пришлось дышать через рукав, не то горло перехватывало, даже глаза слезились.

Речка Вилюжная выныривала прямо из-под стены, полноводная из-за дождя. Ее мутные воды украшали серые пенные шапки, при взгляде на которые сразу вспоминались мясные или химические комбинаты рилайфа. Лезть туда не хотелось категорически.

Впрочем, и стоять на берегу, вдыхая «потрясающий» аромат, также было невозможно. В итоге я, мысленно выругавшись, без разбега швырнул тело в мутную пучину.

Раздался громкий «плюх». Потоком меня развернуло, протянуло по дну. Благо хоть неглубокой оказалась Вилюжная. Я вынырнул, фыркнул и, сцепив зубы, погреб к городской стене. Туда, где угадывалась подводная арка тоннеля. А когда пальцы больно ударились в твердый черный камень — нырнул. Глаз открывать не стал. Пришлось на ощупь искать ржавые решетки, о которых рассказывала Лилит. Потом, вцепившись в них, стал искать прорубленный кем-то ход.

Наконец мне удалось протиснуться в дыру, я оттолкнулся мощно, погреб. На миг посетила ужасная мысль, что я не удосужился узнать длину этого подводного тоннеля. Смогу ли выплыть?!

От неожиданной паники я даже глаза открыл. Открыл, и сердце екнуло…

В мутной тьме вод Вилюжной отчетливо виднелись два желтоватых глаза с вертикальными зрачками! Я забарахтался, пытаясь проплыть сбоку. Но неведомая тварь резко и слишком быстро рванулась ко мне. Я ощутил на себе касание чего-то холодного, неуловимого, чешуйчатого. А через секунду тварь пропала.

Легкие уже жгло от недостатка кислорода. Перед глазами вполне натурально поплыли цветные круги. Вывалилась шильда с сообщением, что еще немного — и я утону. Погреб изо всех сил, больно стукнулся головой о каменный потолок.

«Я еще в тоннеле!!!»

Чтобы не сносило течением, я вцепился, будто Человек-паук, в щели в камне, пополз по потолку. Дважды срывался, меня едва не уносило обратно к решетке.

«Это позор! — подумал я мимолетно. — Что скажет Лилит?..»

Перед глазами возник таймер. Пульсируя, стал отсчитывать пять секунд до смерти от утопления.

Мои пальцы вместо новой щели в потолке царапнули пустоту. Я едва опять не сорвался, только чудом удержавшись.

Четыре секунды.

Свободной рукой нащупал край тоннеля, схватился. Изо всех сил подтянулся.

Три.

Мутная тьма наполнилась сероватыми бликами. Я пополз по стене тоннеля наверх.

Две. Одна…

От отчаяния я оттолкнулся ногами от камня так, что на поверхность вылетел с мощью всплывающей атомной подводной лодки. С ревом выдохнул, схватил ртом воздух. Легкие обожгла прохлада, когда я полной грудью вдохнул вонь, окутывающую акведук. Течение навалилось на спину, меня едва не смыло, чуть опять не затащило в подводный тоннель. Инстинктивно я вцепился во внутреннюю поверхность городской стены, почти обрывая ногти.

Распластавшись на камне, как перепуганная жаба, я не мог надышаться. Казалось, что это самый вкусный воздух, которым когда-либо я дышал!

Добро пожаловать в Дарквуд!

Я с трудом смог отлепить от стены лицо, попробовал оглядеться. С этой стороны речные берега выложены камнем, образуя канал. Его стены так высоки, что практически ничего не видно. По коже пробежали мурашки, когда я понял, что вновь придется окунаться в дурно пахнущую жижу Вилюжной, плыть туда, карабкаться. Иначе не выбраться.

И все-таки помедлил, стараясь дышать глубоко. Только когда пульс пришел в норму и в голове прояснилось, я оттолкнулся от стены. С громким бульканьем и мощными брызгами хлопнулся в воду, погреб быстро. Чуть не содрал ногти о береговую кромку, тут же вцепился и пополз наверх.

Уже почти выбрался из воды, даже обрадоваться успел, когда сзади вдруг булькнуло. У меня сердце екнуло. Я ощутил холод на лодыжках, а в следующую секунду их стиснуло с такой силой, что с меня слетело несколько единиц Здоровья!

Боевой режим!

Вражек [15] против Речная тварь [19].

Медленно и страшно меня потащило назад, под воду. Я даже подумать ни о чем не успел, как паника, что вновь окажусь в холодной темной воде, да еще и с какой-то тварью в бою, охватила мою душу. Я изо всех сил вцепился в камень набережной, и на миг спуск прекратился. Но только на миг. Потом за спиной раздалось недовольное бульканье, словно свора диких псов рычала под водой, и меня дернуло сильней. Я вскрикнул, сорвавшись. Последнее, что успел заметить, — оставшиеся от раненых пальцев десять кровавых полосок на серости камня. Впрочем, не успела все скрыть тьма акведуковой воды, как ливень уже смыл кровь…

Странно, но как только я оказался под водой, опутанный щупальцами неведомой твари, паника тут же исчезла. То ли я вспомнил, что нахожусь в игре, то ли сработал какой-то неизвестный мне механизм психики. Но первым делом я рванул два серповидных клинка с пояса и, в продолжение этого жеста, рубанул ими по щупальцам. В мутной зеленовато-серо-черной жиже увидел их серебристый росчерк, потом вспышку отлетающих HP твари и черную кровь, окрашивающую и без того непроглядную воду.

Щупальца моментально исчезли, я успел заметить только мгновенное движение. И тварь опять пропала. Я с ужасом подумал, что ее скорость превосходит мою на несколько порядков!

Не дожидаясь уже знакомого таймера недостатка кислорода, я вынырнул, вдохнул-выдохнул. Увидел, что течением меня мало-помалу сносило к городской стене. В голове пронеслось, что, возможно, тварь только этого и добивается: чтобы я оказался под водой в тоннеле. Ведь там воевать со мною куда проще…

Не успел додумать, как стопы обвило твердое, мускулистое змеиное тело. Меня рвануло под воду так резко, как уходит поплавок на клеве. Хорошо хоть вдохнуть успел.

Еще не рассмотрев толком врага, я резанул тьму кинжалами. Получалось плохо. После третьего движения заболели мышцы, а удары, несмотря на всю вкладываемую силу, выходили медлительными и к концу выпада теряли мощность вовсе.

Зато у Речной твари все получалось прекрасно. Вдобавок к тем щупальцам, что удерживали меня за ноги, появились еще два. Эти обвили пояс и грудную клетку, сдавили, будто кольца анаконды. У меня ребра затрещали, а от боли потемнело в глазах.

Внимание! Вам грозит утопление!

Разве я кричал и выпустил весь воздух?!

Не помню! Все слилось в сплошную мазню из чернильных росчерков, гулких под водой звуков и безумного давления на груди. И самым паршивым было то, что даже отлетающие от Речной твари цифры Здоровья — крохи в сравнении с их общим количеством. Они не оставляли никакой надежды. Еще несколько секунд — и Вражек отправится занимать место Серого Лиса в Лимбе…

Новый звук был таким незначительным на фоне моей клаустрофобной гибели, что попросту прошел мимо сознания. Так же, как и росчерк скользнувшей к нам тени. Зато я обратил внимание на шильду:

Лилит [23] присоединилась к бою!

Болотная Ведьма не стала тратить времени на махание оружием. Она оправдала свое прозвище по полной программе. Водяная толща, разделяющая меня и Речную тварь, вдруг стала плотной, что тот кисель. В мгновение ока наполнилась ряской, какой-то цветной гадостью. Давление за несколько секунд увеличилось до такой степени, что меня буквально вырвало из колец неведомого чудовища. По инерции еще задерживая дыхание, хотя перед глазами уже плясали огненные мухи, я со скоростью ракеты вылетел из реки. Описал красивую дугу в воздухе и, в обрамлении мириад брызг, шмякнулся в траву. Сила удара выбила из легких остатки кислорода, уже ставшего отравленным, я с хрипом распахнул рот.

Секунд тридцать так и лежал, ловя ртом воздух. Голова кружилась, мысли путались. Наконец взгляд немного прояснился. Сквозь шум крови в ушах пробилось бурление вод Вилюжной.

«Лилия!»

Я заставил себя подняться. С удивлением обнаружил, что сжимаю в ладонях серповидные клинки. Как умудрился их в такой кутерьме не утопить?

Тяжело дыша, я подбежал к краю набережной. Вода в реке и вправду превратилась в болото. К дурному запаху нечистот прибавилась торфяная вонь и амбре стоялой воды. А сама речная гладь покрылась бритвенно-острыми росчерками тростника. И вот в нем-то и погибала сейчас страшная тварь, напавшая на меня.

Я с отвращением увидел зависшее над поверхностью, истыканное тростником рыхлое, овальное желеобразное туловище. Оно было сплошь покрыто налитыми гноем белыми прыщами размером с кошачью голову. В центре туловища — три отвратительных безгубых рта, по кругу усеянных мелкими треугольными зубками.

Больше всего эта мерзкая тварь походила на кляксу или на морскую звезду, отрастившую с десяток мускулистых щупалец.

Тростник взметнулся выше, пронзая туловище и щупальца Речной твари, меня оглушил тройной крик, напоминающий выдох и мычание одновременно. Брызнула черная кровь, течением ее потянуло широкой полосой к городской стене. А через пару секунд все было кончено. Чудовище перестало биться в конвульсиях, только вдруг сдувшиеся щупальца подрагивали кончиками. Тростник так же неожиданно, как и появился, исчез. Речной монстр тут же ушел на дно. И еще через несколько мгновений уже ничто не напоминало о страшной битве.

— Слава!

Я бросился на крик. Лилит, лишившись поддержки загустевшей воды, держалась двумя руками за камни набережной, борясь с течением Вилюжной.

— Сейчас помогу! — крикнул я.

Стал с аккуратностью спускаться к воде, протянул руку. Лилит тут же вцепилась, я напрягся и — то ли вампир такой сильный, то ли Болотная Ведьма невесома — выдернул Лилит одним движением. Мы поднялись наверх, с облегчением уселись на траву.

— Уф, — выдохнула Лилит, — успела.

— Спасибо, — сказал я искренне. — Если бы не ты…

Лилит покосилась, призналась неохотно:

— Ты прости, это я виновата — забыла предупредить об этой твари. Когда город переходит в режим осадного положения, активируются все уровни защиты, в том числе «просыпаются» и питомцы города. Речная тварь — один из таких ботов. Самый слабый. Те, что посильнее, будут ждать особого приказа.

Я промолчал. Как-то не очень приятно было сознавать, что пережитый стресс — банальная случайность. Черт.

Я закрыл шильду с сообщением о победе в бою, даже не глянув на количество перепавшего опыта и серебра. Все равно до следующего уровня Вражеку нужно штук триста убить вот таких речных тварей.

— А круто ты ее, — похвалил я, чтобы сменить тему. — Специализация «Болотная Ведьма»?

— Ага, — кивнула Лилит. — Этот перс у меня только и заточен под магию. В рукопашном бою почти ничего собой не представляет, но когда дело доходит до волшебства — ему на этом уровне просто нет равных. Все-таки три специализации. И все по одному дереву прокачки… Кстати, ты бы, пока за Вражека играешь, тоже посмотрел его возможности. В его арсенале есть интересные фокусы — как магические, так и физиологические.

Я кивнул на автомате. Только через минуту понял, о чем сказала Лилит. Спросил удивленно:

— Ты сказала «три специализации»? Но ведь третью ты должна получить только на двадцать пятом уровне.

Ведьма улыбнулась лукаво:

— Думаешь, что самый везучий, получив бонусную спецификацию от Месмерита? В свое время и я так же взяла вторую спецуху на пятом уровне. Правда, того королевства уже не существует.

Я подумал немного, осведомился деловито:

— Так можно использовать сей факт в прокачке? Ну набиваться в друзья к королям и клянчить бонусы?

Лилит понимающе усмехнулась:

— Знаешь, сколько таких умных было? Бонусную специализацию от короля можно получить только один раз за всю историю персонажа. Остальные — или зарабатывай сам каждые десять уровней, или получай, выполняя редкие и очень сложные квесты. Но их мало. Большинство игроков предпочитают просто качаться, тем более что на развитие специализации до уровня «Мастера» нужно очень много сил и времени.

Ну и ладно. Не пройдет хитрость — и слава богу. Меньше будет клановых статистов, идущих на любые знакомства и ухищрения, только бы прокачать стату.

Я поднялся, помог встать Лилит. По ее лицу скользнула тень.

— Пришла пора рассказать новости? Ну так, Слава, у нас тут проблемы обозначились. Покруче, чем мстить Суггестору за его козни.

Почему-то я вовсе не удивился…

— То есть как: «взяли и ушли»?

Лилит поморщилась.

— Не кричи, пожалуйста. Все-таки ты еще не сбросил статус преступника в этом городе. Не стоит привлекать внимание.

Она помолчала, потом сказала веско:

— Ты же сам мне рассказал, что видел в Городе Мертвых большую группу инквизиторов. Видимо, это есть те самые Отступники, которые бросили Дарквуд.

По словам Лилит выходило, что, как только началась война, Орден инквизиции раскололся на два лагеря. То ли старые обиды вспомнились, то ли еще по каким-то иным причинам, но факт остается фактом — в самый ответственный момент серые братья лишились части войска. Весьма солидной части.

— Мне кажется, — говорила Болотная Ведьма, — что дело тут в Нэвэрнайте. Точнее — все началось с того злополучного убийства на Ристалище.

— На Арене? А поподробнее можно?

— Не знаю, — поморщилась Лилит. — Нет доказательств. Просто я не очень-то верю, что такие масштабные события никак не связаны между собой. Вот смотри: я получаю заказ от Одноглазого Ворона — раз; Суггестор соглашается на свое особое задание от него же — два; убийство Нэвэрнайта, Первая Утгардская война и разделение самого могущественного клана Утгарда — три. Разве недостаточно? И все одно к одному. Ну поверь мне, не могли все эти события планироваться сами по себе, без связки. Кто-то у нас тут возомнил себя Наполеоном или Ришелье.

Мы двигались задворками Дарквуда. С открытыми профилями, как требовал того закон военного времени, а потому и шли через пустыри, свалки и злачные кварталы. Те немногие игроки, что нам встречались, чаще всего принадлежали к трем профессиям: виртуальные разбойники и преступники, виртуальные же проститутки и держатели мелкого, практически мошеннического уровня игрового бизнеса. Поэтому на наши профили почти не обращали внимания. Кто тут без греха?

— И что же ты думаешь? — спросил я с сомнением. — Что инквизиторы побоялись вступать в войну с северными кланами, а Одноглазый Ворон займет трон Дарквуда?

— Ничего я не думаю, — фыркнула Лилит. — Время покажет. Несколько версий у меня есть, но озвучивать их пока рано. Одно ясно: в Ордене происходит нечто очень странное. Как оказалось, наши монашки в серых балахонах еще те волки в овечьих шкурах!

Что есть, то есть.

Я спросил, еще не ведая подвоха:

— И куда мы идем?

Лилит уронила мрачно:

— В замок, навестить семейство де Плерон.


ОСОБЕННЫЕ ГОСТИ | Игра теней. Дилогия | ВОЕННЫЙ СОВЕТ