home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СТРАТАГЕМЫ ЛИЛИТ

Рассказ Болотной Ведьмы можно было назвать подробнейшим изложением недавних событий. Конечно, многие детали были опущены, вроде имени заказчика поджога монастыря или настоящего владельца личности вампира Вражека. Моя история тоже была поведана только в самых общих чертах. Например, тот факт, что я купил аккаунт, был предусмотрительно заменен на более законопослушный: пришел в игру по инвайту, но оказался впутанным в интриги Суггестора, который выдавал меня за себя.

— Кто же выступал от имени Вражека и Серого Лиса? — спросил Валлах с сомнением.

— Вражек и Серый Лис, — сообщила Лилит с видом Капитана Очевидности. — Еще раз повторюсь: Суггестор больше не состоит в Гильдии Теней. И это не сиюминутное решение, так было еще до начала миссии в монастыре.

При упоминании монастыря Святого Павлентия в зале сгустились тени. Я понял, что Лилит ходит по тонкому льду. Очень тонкому. К счастью, опасную тему сменила другая — зыбкая.

— А этот Месмерит, — спросил Сигизмунд гулко, — вы точно уверены, что Отступники с ним в сговоре?

— Расследования не проводили.

— Хм… Значит, то «специальные гости»?

— Если не ваши агенты-провокаторы-террористы, то — да.

— Deus Machine, а что вы на это скажете? — спросил Валлах резко. — Это правда?

Эльф показал безупречно ровные и белые зубы, давая понять, что нехитрый маневр Министра раскрыт.

— Я не оракул и не свидетель, господин Министр. Цель моего присутствия на данном совете — помочь соблюсти все условности переговоров, а не решать чью-то судьбу. Администрация не вмешивается в дела игроков, если все по закону. А господин Суггестор, какие бы вам он мозоли ни оттоптал, закона не преступал. Так что вы можете действовать на своей территории согласно установленным правилам, но сообщаю от имени администрации: мы никакой помощи оказывать не станем.

— А как же взлом гостиницы «Гнедой конь»? — спросила Лилит. — Суггестор использовал запрещенные приемы, чтобы Серый Лис появился именно в Дарквуде.

— Администрация ничего подозрительного не обнаружила. Так что, прежде чем бросаться обвинениями, — докажите.

Вот теперь в глазах Лилит и Валлаха было одинаковое выражение, будто вертелось на языке одно и то же ругательство.

Беседа продолжалась. Градус взаимной агрессии постепенно снижался, когда стало ясно, что Гильдия Теней на самом деле не стоит за убийством Нэвэрнайта. Теперь я с удивлением вслушивался в разговоры. Вот, оказывается, как общаются властелины: без вражды, ненависти и злобы. Даже Валлах, хоть и резок, говорит все больше по делу. А и в самом деле, ну кому из инквизиторов нужно убивать главу Гильдии наемников? Это ведь не рилайф, здесь Лилит восстановится после Лимба. И вот тогда-то уже наладить отношения с ней станет настоящей проблемой, а наемники — люди нужные и опасные. Потому сейчас все и предлагается решить мирным путем. Потому Лилит и попросила об аудиенции, когда дело коснулось непосредственно убийства члена королевской фамилии и подозрения пали на меня и, что самое главное, на нее.

Мне стало скучно. Против воли я стал разглядывать лица собравшихся, оценивать уровень плеч, оружие и броню, интересные решения в плане экипировки персонажа. Но когда мой взгляд добрался до Deus Machine, я вдруг ощутил укол подозрения.

Администратор слушал с заинтересованной улыбочкой. При взгляде на него я ощутил ассоциацию со всезнающим ангелом. Может быть, всему виной эльфийский облик, а может — хитрые искорки в глазах цвета плавленой карамели. На миг мне даже захотелось посоветоваться с Лилит на тему — а разрешены ли здесь пытки? Ведь знает он что-то такое, видно по хитрой роже.

Deus Machine перехватил мой взгляд, тонкие брови дрогнули, чуть сблизились. С лица исчезло выражение человека, знающего отгадку, но забавляющегося видом других, разгадывающих.

— …Если это и вправду не ваша шарашка… — скривился Валлах.

— Вам, господин Министр, еще сто раз повторить? — любезно отозвалась Лилит. — Голова, наверное, государственными делами забита, раз так туго соображаете.

Кривящиеся губы Министра мне напомнили болотных гадов в период спаривания.

— Пока поверим на слово, — соизволил он принять версию. — Но весна, как говорится, покажет, кто и где… гм… не при дамах будет сказано.

Сигизмунд хмыкнул:

— А как ты узнаешь, где чья какашка?

Лилит вступилась за Министра:

— Зря ты так, Сигизмунд, господин Министр специалист в таких делах.

— Плебсу лишь бы позубоскалить… — сказал Министр с таким выражением, словно жевал лимон. — Но вопрос остается по-прежнему открытым.

Сигизмунд посерьезнел. Обменявшись взглядом с Лилит, прогудел:

— Два вопроса. Гильдия Теней и Отступники.

— Я считаю, — проговорила Лилит, — что Месмерит с самого начала вел двойную игру. Под прикрытием Гильдии он вышел на Одноглазого Ворона, получил от него личный заказ на устранение Нэвэрнайта…

Валлах поморщился.

— …Потом вышел и на Орден инквизиции. Среди ваших быстро нашлись ребята, заинтересованные в смене власти. Тогда Месмерит, немного подкорректировав задание, взялся за его исполнение.

— До сих пор не могу поверить, — прошипел Министр с ненавистью, — что среди наших нашлись вот такие шакалы!

Сигизмунд хмыкнул, а Лилит сказала философски:

— Сменить короля на огромных землях — значит оставить кого-то без весьма жирного куша. Ведь король получает процент от всех торговых операций по всему королевству. И пусть это не баснословные деньги, но… Валлах, какая сейчас зарплата у короля за то, что бывает в онлайне почти круглосуточно?

— Не только бывает в онлайне, — «включил политику» Валлах, по всегдашней привычке уходя от прямого ответа. — Быть королем — великая ответственность. Нужно постоянно быть на связи, участвовать в светской и политической жизни королевства. Монарх обязан подбирать инициативных и верных помощников, развивая клан и его территории, подписывать мирные и торговые соглашения, издавать законы и следить за их справедливым исполнением…

Лилит демонстративно закатила глаза.

— Я все поняла, господин Министр, вопрос снимается.

Валлах ответил обрадованно:

— Я всего лишь хотел показать, что король, хоть и не вкладывал в бизнес подданных реала, не зря получает тот процент от сделок.

— Я же сказала — «все понятно». Итак, на чем мы остановились?

— На зарплате короля, — сказал невинно Сигизмунд.

Валлах педантично поправил:

— На заговоре Месмерита и Отступников.

Лилит кивнула с тенью улыбки на губах. Продолжила:

— Вы оба правы. То есть кому-то захотелось на практике узнать, сколько же зарабатывает король. Не кривитесь, господин Министр, ранние морщины будут. В действительности именно ради власти и денег и начался весь сыр-бор. Нам остается только гадать, какой процент получит Одноглазый Ворон в случае победы в войне, как они будут все делить, но факты — вещь упрямая. Грядет открытие серверов, так, господин Deus Machine?

— Точная дата еще не назначена, — быстро ответил администратор. — Идет тест кое-какой новой технологии.

— Не столь важно, — отмахнулась Лилит. — Суть не меняется. Все равно открытие серверов означает, что в игре ожидается резкий наплыв игроков, приток в казну и, как следствие, увеличение процента для монарха. Естественно, борьба за власть в игре ожесточилась.

Валлах как-то помрачнел.

— Королевство Дарквуд на сегодняшний день имеет силы для отпора? — спросила Лилит осторожно.

Министр взглянул остро.

— Зачем тебе это знать, Болотная Ведьма?

— Ну, скажем честно, мне наплевать на Орден инквизиции, клан «Волки Утгарда и Иггдрасиль». Однако мне небезразлична судьба комбинатора Месмерита. Как там говорится? Враг моего врага… нет: друг моего врага — мне враг.

— Ты хочешь сказать…

Лилит веско подвела черту:

— Гильдия Теней хочет заключить военный союз с королевством Дарквуд.

В зале повисло озадаченное молчание. От моего взгляда не укрылась робкая радость в глазах Сигизмунда.

«Интересно, — подумал я, — а где эти двое пересекались? Лиля была, если верить ее титулам, маркизой в каком-то там королевстве, а теперь вот заправляет Гильдией Теней. Что ее связывает с этим качком?»

Я еще раз сосредоточил взгляд на Сигизмунде. Выпавшая шильда сообщила:

Сигизмунд [26]. Орден инквизиции, военачальник.

Уровень немногим отличается от уровня Лилит. Они вместе начинали? Или нелегкая виртуальная судьба свела? Пока неизвестно, но должен признать, что знакомства Лилит вызывают у меня почти восхищение. Вот ведь девчонка ухватистая! Работает, отрывается, командует гильдией головорезов… Кстати, насчет головорезов. Что-то я, кроме Вражека, Суггестора и себя, в этой Гильдии никого не знаю.

«Эх, — подумал я с сожалением, — и опять нехватка времени, чтобы познакомиться со всеми, разузнать подробности, влиться в этот мир…»

— Гильдия Теней на службе Ордена? — осведомился Валлах ядовито.

— В ней много хороших воинов, — вступился Сигизмунд. — Министр, это как раз то, что нам сейчас необходимо после всех предательств.

— А вдруг и это предательство? — Валлах вскинулся, его пропитанный подозрением взгляд буквально впился в Сигизмунда, словно змеиные зубы в плоть серпентолога.

Здоровенный воин усмехнулся мрачно, прогудел:

— Если и это предательство, Валлах, то нам с тобой больше не занимать наших постов. Сам знаешь.

Валлах не ответил. На его скулах играли желваки. Сигизмунд обвел взглядом присутствующих, рыкнул:

— Нужно голосовать. Кто из уважаемых членов Совета за то, чтобы заключить союз с наемниками?

После непродолжительной паузы люди стали поднимать руки.

Один голос… два… три…

Наконец все, за исключением администратора, нас с Лилит и Валлаха, проголосовали. Тогда Министр выплюнул зло:

— Как пожелаете, демократы хреновы. Но ты, Сигизмунд, головой за наемников отвечаешь!

Здоровенный военачальник только пожал плечами. Валлах выругался вполголоса и велел готовить контракт.

Пергамент принесли буквально через несколько минут. Сказался статус самого крупного королевства. Наверняка у Дарквуда и до Гильдии Теней были десятки временных союзников, так что образцы контрактов имелись.

Лилит принялась изучать написанное, но как-то лениво. Или просто делала такой вид?

— Хорошо, — проговорила она наконец. — Вражек…

Перед моими глазами появилось окошко. Я быстро пробежался по тексту, заостряя внимание только на интересующих лично меня деталях. Ага, Серого Лиса выпускают, снимают с него статус «преступник». О-о, мне еще и зарплату станут платить!

— Оружие и снаряжение за счет королевства, — уронил Валлах вальяжно. — Если же вы внесете серьезный вклад в победу Дарквуда, то получите еще рыцарские шпоры и звания. Ну и, конечно, некоторое вознаграждение.

Лилит кивнула, под ее взглядом я поставил подпись.

Поздравляем!

С Вас сняты все обвинения!

И сразу же появилась вторая надпись:

Контракт заключен!

Отныне Вы на службе королевства Дарквуд.

Лилит передвинула пергамент соглашения к Валлаху. Нагнулась ко мне, шепнула:

— Уводи Вражека. Потом тащи сюда Серого Лиса.

Я кивнул, поднялся из-за стола. Администратор тоже вдруг положил ладони на столешницу, давая понять, что в его присутствии необходимость отпала. Все замолчали. Эльф поднялся, кивнул:

— Господа, раз у вас тут воцарились мир и покой, пожалуй, я вернусь к своим делам.

Никто возражать не стал. Вопреки моим предположениям о портале, Deus Machine неожиданно двинулся за мной к дверям. А когда мы вышли на замковый двор, меня вдруг окликнули:

— Святослав…

У меня мороз скользнул по спине. Не «Вражек», не «Серый Лис», а «Святослав». Откуда он знает?!

На секунду я растерялся, замялся. Однако что тут делать, не строить ведь из себя гимназистку. Пришлось оборачиваться.

— Я рад, что вы не стали делать вид, будто я ошибаюсь, — понятливо улыбнулся эльф.

— Вы назвали меня по имени, — пожал я плечами. — Его знают здесь только два человека: Суггестор и Лилит. А значит, если вы в курсе, — по-любому с кем-то из них тесно общаетесь.

— Логично.

— И все же, месье администратор, вы чьих будете?

— Не понял.

— Кто вам сообщил обо мне?

— Разве это важно?

— А что важно?

— Например, ваша находка в подвале монастыря Святого Павлентия.

Перед глазами появился Арей, выпускающий из рук Каменный меч. Я спросил осторожно:

— А что с ней, находкой?

— Вы же не выбросили меч? — спросил Deus Machine напрямую.

— Зачем же? Я хозяйственный.

— Замечательное качество, — кивнул эльф. — Я вас хотел бы убедительно попросить: не пропадайте из игры надолго. Это вам по силам?

Странный разговор, странная просьба. Я оглянулся. Замковая жизнь шла привычным чередом, на беседующих вампира и эльфа никто не обращал внимания.

— Вы не хотите ничего сообщить? — осведомился я. — Больно загадочный говор у вас, аль кота-баюна изображаете?

— Вы узнаете все очень скоро, Святослав, — улыбнулся эльф мягко.

Мне показалось на миг, что ему доставляет удовольствие выставлять себя эдакой силой свыше.

— И как долго я должен проторчать в «Престолах»?

— Двое суток. Конечно, с перерывом на сон. Только прошу вас, перед выходом предупреждайте меня, договорились?

Я кивнул. Мы обменялись контактами, я тут же сбросил их Серому Лису. Эльф еще раз улыбнулся и на прощание пожал руку, что совсем не вязалось с выстроенным загадочным образом.

Все время, пока уводил Вражека из Дарквуда, прятал его в землях у болота и выходил из игры, я не прекращал думать о странном разговоре с администратором. Зачем ему понадобился Серый Лис? Ведь Deus Machine недвусмысленно дал мне понять, что знает о факте покупки аккаунта, обо всех махинациях. Однако я все еще на свободе, даже в такие смутные для Утгарда времена. Значит ли это, что я прощен и допущен в игру? Может быть, есть какой-то критерий адекватности?

Пришлось признать, что от всех вопросов кругом идет голова, но ответов так и не возникает. Только новые вопросы. Например, на фига администратору Каменный меч? Бесполезная ведь штуковина. Черт!

Я вынырнул из виртуальности, поморгал. По всему телу медленно растекалась волна чувствительности. Сразу дали о себе знать и одеревеневшие мышцы, и мочевой пузырь. Пришлось сбегать в туалет. Думаю, не такая уж большая выйдет пауза. Ничего страшного.

Зато когда вернулся и поменял сим-карты местами, я вдруг понял, что соскучился по своему персонажу. Именно по своему! Ведь теперь знаю, что у Серого Лиса не было прошлого до меня, не таскал его Суггестор по темным переулкам, выполняя подлые свои задания. Карточка перса была получена по инвайту, так сказала Лилит, а ей я верю.

Утгард вернулся в облике знакомой конуры на чердаке «Гнедого коня». Я выпрыгнул из гамака, с удовольствием повел плечами, привыкая к образу. Характеристики просмотрел мельком, поморщился, когда заметил ко всем способностям жирный красный минус. Рядом с ником «Серый Лис» красовалась надпись: «Критическая травма!»

Почту тоже пока просматривать не стал, хотя игровой ящик уже ломился от писем. Входящих конвертиков было аж двести штук.

«Поклонники пишут», — подумал я с кривой усмешкой.

Добавив администратора в список друзей, я толкнул дверь каморки. И сразу на мне скрестились враждебные взгляды четверых монахов.

— Привет! — ухмыльнулся я и нагло сделал ручкой.

Монахи промолчали. Ага, значит, приказ министра Валлаха о помиловании уже вступил в силу, хотя я его еще не подписывал.

Решив больше не искушать судьбу трениями с серыми братьями, я двинулся в замок. Оказалось, хоть никто и не задерживал, «пасли» меня неотступно. До самого дворца.

Стражники тоже были предупреждены и пропустили меня сразу. Лилит кивнула приветливо, Сигизмунд ревниво оценил, а вот Валлах и остальные воззрились с откровенной враждебностью. Ну и ладно, я не гордый. Пусть злятся.

Поставив подпись под мирным соглашением, я опять примостился на стуле. Впрочем, как оказалось, беседа уже подходила к концу. Из ее обрывков я понял, что восстания Отступники не поднимали, но и в чертог Месмерита ушли не просто так. Успели напакостить. Оказывается, когда Волки Утгарда и Иггдрасиль пошли на Дарквуд войной, по городам и весям был отправлен приказ о всеобщей мобилизации. Встретить врага должно было на границе. Однако прошло время, когорты конунгов благополучно пересекли границы, взяли штурмом Стоунхилл и… вот тут-то и случился разрыв шаблона. Оказалось, что среди Отступников было много высокопоставленных чиновников, которые попросту не отправляли никаких депеш и зовов в провинцию. Отступники легко и непринужденно подставили всех тех, кто не поддерживал их взглядов на политику.

И вот теперь город Дарквуд — практически последний оплот Ордена инквизиции.

«Пичалька, — подумал я грустно. — Вот почему они так легко и благожелательно подписали мирное соглашение с Гильдией Теней. У серых братьев не осталось их хваленой армии!»

Поистине не так страшен известный враг, как враг, остающийся в тени…

— А почему Отступники, если так серьезно настроены, не начали тогда войну прямо здесь? — спросил я. — Было бы легче поднять восстание, перебить вас с помощью Волков Утгарда как котят.

Валлах взглянул искоса, но объяснила все Лилит:

— Клан зарегистрирован на Нэвэрнайта и его заместителей. Их можно вызвать только на дуэль, да и то при достижении определенного уровня. Вся армия королевства подчиняется только Главе, и никто другой управлять ею не сможет. Единственный вариант — интриги или выход из клана. Тот вариант, который избрали Отступники, — идеальный.

Валлах выругался под нос.

После двухчасового совещания во дворце мы вышли изможденными, словно из спорткомплекса. Всегда ненавидел болтовню! Но ничего не поделаешь — политика.

— Ну что? — вздохнула Лилит, когда мы вышли из замка. — Теперь к знахарю?

— Куда?

— В больничку, травмы твои подлечим, — пояснила Лилит и хитро подмигнула. — Это вообще-то дорого, но ведь у нас теперь есть карт-бланш на растрату казны.

Вот это замечательная идея. Некомфортно мне инвалидом ходить.

Пока шли, я прокручивал в голове детали Совета. Наконец сказал с восхищением:

— Рискованная ты, Лилит! Держалась, словно всю жизнь во дворцах провела.

— Какой риск? — удивилась Болотная Ведьма. — Только сухие факты, расчет, подготовка и стратегия. Ничего лишнего. В нашем деле риск должен быть минимальным.

Я ехидно хмыкнул, не сдержавшись.

— Но ведь риск все-таки был, признай. Когда нас хотели в казематы отправить, в цугундер, так сказать.

Лилит обольстительно улыбнулась:

— А Deus Machine нам зачем? Да и если бы все-таки отправили в тюрьму, — поверь мне, ненадолго. Одноглазый Ворон готов начать атаку на Дарквуд. Все было рассчитано, Слава, все строго по графику.

Чувствуя, что дело тут нечисто, я спросил с подозрением:

— По какому графику? Ты что, знаешь, когда начнется осада?

— Ну конечно! — засмеялась Лилит, словно я спрашивал о совсем уж детских глупостях. — Одноглазый Ворон мне еще в шесть утра написал письмо с обещаниями всех возможных благ, титулов и доброжелательных намерений, а в обмен просил только помочь с уничтожением защитников изнутри городских стен. Так что у Валлаха выбора не было: или соглашайся на сотрудничество с нами, или прощайся с креслом министра и с его зарплатой. Я повторюсь, дорогой мой, в нашем деле нет места случайностям. Я все предусмотрела заранее.

Некоторое время я молчал, потом вздохнул сокрушенно:

— Нет, ну куда я попал! Вы же меня, наивного и простого юношу, испортите своим коварством. Знаешь, Лиля, вы с Суггестором — хорошая пара.

— Суггестор — гад и денег мне должен, — фыркнула Лилит, но тут же сообщила с непоследовательной гордостью: — Это я его всему научила!

Я кивнул. Несколько минут мы шли молча, каждый обдумывал что-то свое. Наконец я решился задать тревожащий меня вопрос:

— Лилит, скажи, так на чьей мы, в конце концов, стороне?

Подумав, Болотная Ведьма ответила серьезно:

— На чьей и всегда — на своей.


ВОЕННЫЙ СОВЕТ | Игра теней. Дилогия | УДАР СЕВЕРНЫХ КЛАНОВ