home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ОСАДА

Грохот был таким, что показалось, будто небо сейчас пойдет трещинами и осыплется звездами, как битыми лампочками. Мы не удержались, дружно полетели с ног. Неподалеку еще загрохотало, что-то взорвалось, обагрив ночь пожаром.

— Началось! — взвизгнула магичка. — Началось!

Я молча вскочил, рывком вздернул ее на ноги. Рявкнул:

— Беги в цитадель! Сиди там и не пищи, усекла?

— А-а-а т-ты?!

— Мне нужно быть здесь. Найди в донжоне Лилит, скажи, что по городу шарят разведчики конунгов. Запомнила? Это очень важно!

Для верности я встряхнул ее за плечи, Eretica закивала быстро-быстро. Я подтолкнул ее к проходу меж домов, с великим трудом поборов желание добавить ускорительного импульса под зад.

Взрывы теперь сотрясали стены Дарквуда с мерзкой периодичностью. Удары были такими сильными, что вниз сыпалась крошка. Казалось, что если не это, то следующее попадание уж точно проломит камень!

Я пробежался по пустырю, подобрал арбалет. Потом вооружился «кошачьими когтями» и полез на стену.

— Кланы пошли в атаку! — безумно завопил мне в лицо стражник, едва я влез на боевой ход.

— Кошмар! Что же это делается? — в тон ему отозвался я.

Впрочем, если говорить откровенно, мандраж все-таки присутствовал. Посмотрел бы я на того, кого не впечатляют летящие из тьмы многотонные каменные глыбы или огненные шары, что через миг ударяются в стены с лютой мощью.

— Что тебе здесь нужно, Лис? — рявкнул Сигизмунд и, не дожидаясь ответа, бросился прочь.

— Сигизмунд! — Я схватил его за рукав. — Есть проблемы.

Военачальник зыркнул люто, махнул рукой в сторону когорт конунгов:

— Проблемы поважнее этих?

Я кивнул, проговорил негромко, но так, чтобы Сигизмунд услышал сквозь канонаду взрывов и ударов:

— В городе действуют агенты северных кланов. Я только что положил пять ночных наездниц. И боюсь, что это не единственный отряд.

— Ты бредишь, наемник, — скривился Сигизмунд, оглянулся в нетерпении. — Дарквуд защищен духами-хранителями, все подходы перекрыты, даже самые мелкие, где только крысы и пролезут.

— Знаю. — Я вновь кивнул. — Потому и говорю, что ваши духи-хранители не трогают разведчиков.

— Чушь! Ты небось со страху перепутал.

Теряя терпение, я крикнул:

— Подумай, дубина, как можно миновать посты охраны?!

— Никак! Только…

— Только?

— Если ты гражданин Дарквуда или член Ордена инквизиции.

— Или, — закончил я за него, — если получил приглашение от властей города.

Вот теперь, кажется, мне все же удалось запустить мыслительный процесс в голове здоровяка. На его скулах заиграли желваки, брови сошлись на переносице, на лбу пролегла одинокая и неглубокая морщинка.

Наконец мне надоело ждать. Я спросил очевидное:

— Отступники все еще состоят в Ордене?

Лицо Сигизмунда вытянулось:

— Точно! Они же могут выдать приглос кому угодно!

Фейспалм…

— Сообщи Валлаху, — сказал я. — Пусть срочно гонит Отступников из Ордена, иначе нас раздавят с двух сторон.

— Но…

— Что еще?

— Неизвестны имена всех тех, кто ушел к Месмериту.

— Это как?

Сигизмунд отозвался виновато:

— Мы проверяли. Много инквизиторов находилось вне стен Дарквуда, когда началась война. Кто-то не играет и забросил, кто-то жил в другом городе. Невозможно определить сейчас, кто за нас, а кто…

С дичайшим свистом из темноты вырвалась каменная глыба, врубилась в стену. Я машинально пригнулся, крикнул зло:

— Гоните всех! Будем действовать по законам военного времени.

— Но мы же и своих можем выгнать.

— Плевать! Пусть Валлах устроит нечто вроде переклички, хотя чего там наперекликаешься за десять минут… Нет, нужно отсекать любые возможности предательства — всех гнать!

Сигизмунд кивнул, поджал губы. На его зов подскочил один из стражников, военачальник стал диктовать послание для Министра. Теперь я в полной мере осознал, каковы истинные последствия и неприятности от «прослушки» и «глушения» магического эфира. Никто теперь не сможет воспользоваться системой мгновенных сообщений «Телепатии». Остается либо посылать гонца, либо, если знаешь человека в рилайфе, выходить из игры и звонить на мобильник. А это все — потеря драгоценного времени.

— Сделано, — прогудел Сигизмунд, глядя вслед убегающему гонцу.

Я кивнул, выглянул из-за мерлона, пытаясь оценить состояние городских стен.

— Как можно посмотреть уровень энергии стен?

Сигизмунд прикрыл глаза, прорычал с удовлетворением:

— Все в норме. На самых плохих участках уровень энергии не опустился ниже восьмидесяти процентов. — Он блеснул зубами: — Им бомбардировать нас до рассвета придется, не меньше.

Ну хоть одна хорошая новость. Говорить о том, что можно сосредоточить огонь всей артиллерии на одном участке и сломать его очень быстро, я, понятное дело, не стал. Не такие уж и глупые военачальники у Ордена инквизиции. Иначе клан не стал бы самым сильным в игре.

Я вдруг обратил внимание, что интервалы между залпами стали чуть длиннее. Да и фокус обстрела немного сместился. Хотел было спросить об этом у Сигизмунда, когда заметил движение на поле.

Через поле бежали люди под деревянными щитами из бревен, напоминающими плоты. На них тут же обрушился град из стрел и дротиков, но, к сожалению, они почти не нашли целей. Большинство попросту ломалось о бревна или застревало в них. А через несколько минут странные «плоты» достигли заполненного водой рва под стеной.

Вот теперь нападающим пришлось туго. Они сбросили «плоты» в ров, перекрыв его подобием моста, и сразу помчались обратно. Правда, убежать удалось далеко не всем. Теперь уж лучники оторвались по полной — нашпиговали врага так, что те стали напоминать то ли ежей, то ли кустарники с облетевшей листвой.

Для меня этот странный маневр остался загадкой.

Перехватив мой взгляд, Сигизмунд пояснил важно:

— Готовят мосты для осадных башен, чтобы подошли вплотную к стенам. — Он помолчал, гаркнул в сторону: — Не спать, сукины дети! Сейчас будет жарко!

Для осадных башен?!

Я заметил странное мерцание в ночи. Крошечные красные точки, возносящиеся от земли высоко в небо. Пару минут они то пропадали, то загорались вновь. А потом из темноты вдруг надвинулось нечто массивное, высокое, почти достигающее в высшей точке мерлонов на стенах Дарквуда.

У меня похолодела кровь, но через секунду в усилившемся свете факелов я различил знакомые черты туры. Осадная башня катилась через поле со страшным грохотом. Высокая конструкция в несколько ярусов, с лестницами. На ее вершине я заметил бьющих мечами в щиты воинов, их безумные взгляды буквально пожирали нас. У некоторых на губах выступила пена.

Мгновенно среагировали стрелки в гурдициях. Только стрелы все чаще клевали наконечниками деревянные щиты на осадной башне, специально для этого и созданные. По-моему, удалось подстрелить всего одного врага. Да и тот отскочил в глубь туры, чтобы вернуться через секунду уже полностью здоровым. Абилки, такие абилки.

Осадная башня приближалась пропорционально тому, как возрастало напряжение на стенах. Люди в молчании поднимали оружие, занимали ключевые точки для обороны. Появилось несколько магов-инквизиторов.

Еще немного — и столкнутся две могучие силы…

Осадная башня уже совсем близко. Я заметил, что под днищем у нее полно народу, служившего движителем: они толкали оси между колесами.

Вот тура достигла заполненного водой рва, скрип колес изменился, когда башня въехала на «плот», затарахтело. Потом страшно ударило, стена чуть содрогнулась. Передний, верхний щит туры со скрипом обрушился на зубцы городской стены, превратившись в трап. Под грозный лютый рев на стенной бруствер посыпались воины северных кланов.

Практически одновременно взвились к укрытому тучами небу два боевых клича. Их тут же перекрыл звон ударяющейся стали в сталь, свист арбалетных болтов. Маги Инквизиции смогли выстрелить всего по разу, а потом две группы смешались. Боевой ход на стене не так широк, чтобы можно было дать простор для стрелков.

Дикая, кровавая и беспощадная мясорубка превратилась в свалку, где лупили уже не глядя, лишь бы попасть острием в живое. Крики, отлетающие цифры Здоровья, светящиеся окантовки срабатывающих абилок и одноразовых амулетов-заклинаний. Некоторые воины падали вниз по обе стороны стены, другие прыгали на территорию города уже намеренно. Там тоже быстро образовалась драка.

Я попытался пробиться к бьющимся, но мимо стражей не получилось. Сам Сигизмунд не может протиснуться, но толкать или отстранять нельзя, только хуже сделаешь.

Над головой жарко ухнуло, огненный шар врезался в туру, потек напалмом. Маги-инквизиторы влупили по осадной башне еще пару раз. Я бросился к мерлонам, лег на живот. Оказалось, что со всех шести ярусов осадной башни сейчас лезет на стену несколько десятков атакующих. А через поле уже накатывает черная волна цунами, за телами воинов северных кланов попросту не видно земли!

— Где ваши духи-хранители?! — заорал я, хватая Сигизмунда за рукав.

Военачальник выругался, потом еще раз, но в глазах оставалась тень беспомощности. Теперь слишком многое перестало зависеть от него и его солдат. Горько понимать, что военная хитрость Отступников удалась. Духи-хранители попросту не придут на помощь, видя, что через стену лезут не варвары, а собственные граждане или приглашенные гости.

— Нужно сломать туру!

— Маги! Для вас работа, библиотечные крысы!

Но маги и сами, без команды, поливали огненными шарами осадную башню. Ей это сильного урона не наносило, но хотя бы задерживало поднимающихся по лестнице захватчиков.

Я влез на амбразуру, рванул из сумы арбалет, поспешно зарядил алхимическим болтом, молясь, чтобы по мне не начали стрелять. Целился я не особо тщательно. Первыми выстрелами мне нужно просто создать огненную преграду.

Один за другим вырастали огненные цветы на туре. Взрывами захватчиков сбрасывало, других сжигало на месте, а вот хайлевелы пробивались, хоть и потратив изрядную часть Здоровья.

— Еще немного! — взревел Сигизмунд. — Осталось меньше половины!

Поток атакующих истончился, а тех, кто уже был на стенах, перебили почти полностью. Теперь, возглавляемые Сигизмундом, защитники принялись рубить трап и составные балки осадной башни. Только тогда я понял, что значили слова военачальника: «меньше половины» осталось энергии у башни. Я сразу стал стрелять чаще, целясь теперь в основание боевой махины.

Со страшным грохотом обрушилась одна из балок, объятая огнем, рассыпая искры, полетела прямо на головы воинам Иггдрасиля и Волков Утгарда. Защитники вскричали торжествующе, усилили напор. И с великим трудом туру удалось уничтожить. Массивным карточным домиком она сложилась, похоронив под собою десятка четыре врагов. Вот теперь от победного клича дрогнуло небо. Правда, длился он недолго.

Откуда-то сбоку взвилось тонкое:

— О, Всевышний! Они еще катят!

И сразу тело сковал мороз, будто крик был наделен магическим даром отравлять радость. Тут же его подхватили, закричали уже чаще:

— И вон! Смотрите!

— Еще одна тура!

— И еще!

И вправду, из темноты одна за другой показались пять или шесть осадных башен. Я видел, как побледнел Сигизмунд. Наши взгляды пересеклись. Отбиться теперь, когда поле скрыто армией конунгов, не представлялось возможным. Как только туры подкатят к стенам Дарквуда, весь тот люд внизу полезет на нас. И их будет столько, что защитников с легкостью сомнут в узком боевом ходе.

— Готовьтесь к бою! — взревел военачальник так, что жилы вздулись на шее. — Гробы нынче дешевы, не боись!

Люди на негнущихся ногах вновь заняли боевые позиции, но продолжали стрелять взглядами на катящиеся с грохотом и скрипом туры. В наших глазах они приняли облик неминуемой смерти.

В памяти вдруг шевельнулось кое-что знакомое. Кажется, я когда-то писал статью для исторического журнала. В ней как раз шла речь об осаде замков, про способы защиты. Было что-то и про осадные башни…

Я вскрикнул:

— Вода!

Сигизмунд покосился, рявкнул:

— От страха в горле пересохло? Не дрейфь! Успеешь еще напиться. Крови вражеской похлебай, га-га-га!

— Ты не понял, — заторопился я. Осадные башни с грохотом и скрипом приближались. За ними бежали полки берсеркеров, кобольдов, троллей. — Есть на стенах маги со спецификацией природной волшбы?

— Зачем?

Не обращая внимания на подозрение в глазах военачальника, я крикнул зло:

— Тащи их сюда! Быстро!

К чести Сигизмунда, пороть горячку и ругаться он не стал. Закрыл на миг глаза, что-то неразборчиво промычал. И через минуту к нам подскочили двое в серых ризах.

— Нужно заклинание дождя, — быстро приказал я. — Или ливня, очень сильного. Или, лучше всего, образовать болото.

— Где?

Я указал на поле, в то место, где через несколько минут окажутся туры. Сигизмунд наморщил лоб, там со скрипом образовалась тоненькая морщинка. Зато инквизитор мгновенно все понял.

Маги взялись за руки, направили посохи в поле, их навершия осветились. Послышались певучие звуки латыни, в воздухе начертались синие руны. В ответ на магию на поле вдруг забулькало, почва в нескольких местах потемнела. Туда, уже не успевая остановиться, заехали туры.

Осадные башни остановились внезапно. Так резко, что нас оглушил дикий стон древесины и треск лопающихся бревен. Колеса мгновенно увязли в разлезшейся в болото почве, ушли в нее по самое донышко нижнего яруса, прихватив в трясину и тех, кто толкал оси.

«Медальку магам дадут? — пронеслось у меня в голове. — Вон какой мультикилл получился!»

Торможение тур было настолько резким, что некоторые накренились, вниз посыпались факелы, атакующие, от их фигур отлетело не меньше чем по половине Здоровья. Одна башня накренилась особенно сильно. Секунду она косплеила Пизанскую, потом с треском и грохотом обрушилась, похоронив под собой всю зондеркоманду.

Над боевым ходом городской стены Дарквуда впервые за эту юную ночь взметнулся настоящий, длительный торжествующий рев. Одна из уловок опасного и многочисленного врага была нейтрализована. Да так, что не скоро они смогут восстановиться.

Сигизмунд тоже заорал, обхватил меня за плечи, потряс.

— У нас получилось! Получилось, рожа твоя басурманская! Вот теперь я понимаю, почему с тобой Лилит связалась, — хитрый ты, что тот лис!

У меня перед глазами вдруг показалась шильда:

Поздравляем!

Вы получили:

+50 очков Славы к навыку Командир!

+200 очков Славы к навыку Защитник!

— Враг отступает!

Я с трудом выбрался из медвежьих объятий военачальника, перевел дух, радуясь, что здоровяк не переломал мне ребра. И только потом дошел смысл криков.

Отступают?!

Я навалился на амбразуру. Точно! Очень медленно, с разочарованным ревом, будто прибой, с замкового поля схлынула волна атакующих. Их быстро скрывала тьма.

Я покачал головой:

— Это еще не конец. Такая каша, какую заварили кланы с Отступниками, просто так не заканчивается.

Сигизмунд кивнул:

— Верно говоришь, наемник. Но простому народу нужно вдоволь покричать, порадоваться. Мы должны были показать, что враг — такой же, как и мы, обыкновенное мясо в обертке брони. Если хорошенько пустить ему кровь, то все будут знать, что его можно убить. И, считай, дело в шляпе. Слышал про такое понятие, как мораль в войсках?

К сожалению, мудрости военачальника меня занимали мало. У меня, вопреки одержанной победе, под ложечкой засосало. Возникло гадкое предчувствие.

«И с чего бы?..» — подумал я саркастично.


УДАР СЕВЕРНЫХ КЛАНОВ | Игра теней. Дилогия | ПРОРЫВ