home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ИГРЫ, ТЕНИ, МАСКИ…

На третьей станции метро ругательства исчерпались и стали повторяться. Несколько минут меня это не останавливало, благо поматерить главного интригана «Престолов» доставляло настоящее удовольствие. Потом, правда, наскучило. В голову полезли предположения, догадки, откровенные домыслы.

Что вынудило великого Суггестора пойти на переговоры? Неужели так прижали? Но кто прижал: союзники, Отступники, кто-то еще?

Нет, вряд ли. Месмерит одерживает победу за победой, в отличие от всех тех, кто ему доверился или доверял. При всех его действиях, он так ни разу и не оказался на полях сражений, ни разу не подставился под удар.

«Может быть, я что-то пропустил? — возникла сомнительная мысль, но я тут же прогнал ее. — Нет! Не стоит переоценивать Суггестора. Он, конечно, еще тот интриган, но и мы с Лилит не идиоты!»

Однако сомнение не пропадало. Казалось, я упустил нечто важное. Но понять, что именно, не получалось. В итоге я окончательно разозлился — и на Артема, и на себя, что начинаю думать, будто враг — гений. Нет! Решительно и бесповоротно. Не нужно, как советовал Оккам, плодить сущности. Будем идти по самому простому пути. А он какой? Правильно — выслушать Суггестора, а уж потом только делать выводы.

Так и поступим.

На станции «ВДНХ» я выбрался из вагона. Настроенный решительно, двинулся к выходу на поверхность. Мысленно я был готов, если мошенник начнет отпираться или хитрить, двинуть в морду. Чего уж там — заслужил.

На этот раз мы встречались не на улице, как мелкие торговцы черного рынка, а в кафешке. Почему-то этот факт подсказал, что разговор будет долгим и серьезным.

Кафешка располагалась в уютном полуподвальном помещении. Над дверью висела неброская вывеска с весьма частым для интернет-кафе названием «Матрица». На стеклянной двери плакат с рекламой «Престолов». Вместо привычного колокольчика с открытием двери сработал тоновый, знакомый каждому сигнал модемного соединения. Под его звук я вошел. Осмотрелся в полутемном зале и двинулся к Артему. Не заметить его, неприлично большого для гика, было решительно невозможно.

Этот гад сидел за чашкой кофе, лениво ковырял вилкой в тарелке с куском торта, расслабленно наблюдая за новостями из мира игроделов на большом экране над проходом. Заметив меня, он поднялся. Я с удовольствием отметил почти незаметную тень, скользнувшую по его лицу.

— Наслаждаешься? — осведомился я едко. — Не зря говорят, что у мошенников не бывает угрызений совести.

— И я рад тебя снова видеть, Слава, — улыбнулся Суггестор.

Артем был в джинсах и черной футболке с надписью «Матриархат — это уныло, но зато пикапить будут уже тебя». Пузо, кажется, у него стало еще больше.

Он поправил очки на переносице, указал на стол:

— Присядем? Закажем что-нибудь? Глянь, как раз новости о «Престолах». Говорят, что вот-вот откроют серверы Утгарда. Знаешь, сколько сим-карт разрабы продали только по одним предзаказам? Я тебе скажу, друг мой, волосы шевелятся от цифр…

Я прервал его восторги:

— Ты подставил меня!

От моего гневного возгласа на нас стали оборачиваться. Пришлось сесть за стол, прошипеть уже на порядок тише:

— Ты подставил меня, гад!

Суггестор поскучнел.

— Разве подставил? А мне казалось, что доступ к Утгарду ты получил, как и хотел. Ни о чем другом мы не договаривались.

Эта сволочь еще и издевается?!

— Получил! — согласился я. — А в нагрузку и твои долги с обязательствами.

Артем иронично хмыкнул:

— Это ты про контракты Лилит? Ты мог и не выполнять ничего. Персонаж у тебя был нулячий, с именем Серый Лис. Ни о какой Гильдии Теней ты и слыхом не слыхивал. Зачем полез в монастырь?

У меня дар речи пропал. Вот это наглость!

Нет, он, конечно, прав, но ведь…

— Но ведь не все могут вот так просто нарушать свои обещания, — парировал я, мысленно морщась оттого, что вышло немного пафосно. — Да и не знал я ничего ни о валюте, ни о бизнесе, ни о размахе.

— Тогда, — резонно отозвался Артем, — ты должен был сначала все узнать — и только потом вмешиваться в сложившийся ход событий. Да и вообще — тебе ли предъявлять претензии, Слав? Ну вот давай по-честному. Месмерит тебе перечислил гонорар в полном объеме. Считай, вернул деньги за аккаунт, кстати незаконно купленный.

Я гордо отмолчался, а Суггестор ядовито процитировал:

— Совершая противозаконные действия, вы становитесь преступником. Тебе ли об этом не знать, нелегальный покупатель аккаунтов! Так какие могут быть терки, прости за сленг?

Я задохнулся от нахлынувшей ярости! Он ведь мог все объяснить мне двести раз! При продаже симки, при встрече в Царстве Мертвых! По телефону, в конце концов… Черт, да сколько возможностей было!

— Ты ловко играешь словами, — процедил я сквозь стиснутые зубы. — Так же ловко, как меняешь имена и личины… Суггестор-Месмерит!

Некоторое время мы молчали. Странно, но Артем не стал разводить руками или посыпать голову пеплом и признаваться, что я его раскусил. Вместо этого он весьма добродушно осклабился и спросил участливо:

— Ты о чем, Слав? Я не Суггестор и даже не Месмерит. И никогда не звался этими именами.

Мне показалось, что я ослышался.

«Он бредит?!»

В оцепенении даже не заметил, как рядом со столиком возникла официантка.

— Вы будете делать заказ?

Я сидел, не в силах осмыслить последние слова собеседника. Каков наглец, а? Прямо в глаза лжет!

— Извините, — улыбнулся официантке Артем, — у него сегодня тяжелый день.

— Заказ?.. — повторил я тупо.

Девушка улыбнулась с пониманием, протянула меню. Я жестом отказался, попросил:

— Зеленого чаю с мятой и лимоном, пожалуйста.

А когда она отошла, перегнулся через стол и рявкнул, не в силах больше сдерживаться:

— Ты совсем охренел?! Как это «не Месмерит и не Суггестор»?!

На нас опять стали оглядываться.

Артем отодвинулся на всякий случай, жестом ботаника надвинул пальцем очки на глаза. Сказал ядовито:

— А вот так.

— Не зли меня…

— Слушай, — посерьезнел Артем, — ты мне не веришь, что понятно, ведь ты просто запутался.

И, обрывая мою гневную тираду, продолжил торопливо:

— Но я могу доказать. Суггестор и Месмерит — тут вы с Лилит оказались правы — действительно одно и то же лицо. Но это не я, к сожалению. Мой ник другой. Кстати, мы даже недавно встречались.

У меня в голове вдруг сложилось одно к другому. Чувствуя, что весь мой запал испарился, я спросил, уже зная ответ:

— И какой же у тебя ник?

— Deus Machine.

— Челюсть подбери, — посоветовал Артем безмятежно. — Да, мой ник — Deus Machine. В «Престолах» я представляю администрацию. Помнишь, я просил тебя сказать мне, если соберешься надолго исчезнуть из игры? А вот и еще одно доказательство.

Он порылся в кармане джинсов, положил передо мной коробочку с симкой. Она явно отличалась от виденных мной стандартных карт. Эта была другого цвета, с золотой окантовкой. А на коробочке значился порядковый номер, а под ним надпись: «Администрация. Утгард».

— Аккаунт разработчиков?

Артем кивнул, спрятал симку.

— Ну теперь ты мне веришь?

— Дать бы тебе в морду, — сказал я мечтательно. — Но, пожалуй, сначала выслушаю.

Артем натянуто улыбнулся, отковырнул кусок торта, но есть не стал. Вместо этого заговорил…

Современные игры сильны своей аудиторией. Чем больше народу играет, тем больше прибыли поступает к разработчикам. Соответственно тем активнее, если создатели умны, игра развивается. Но любая игра рано или поздно достигает своего предела: некуда дальше развивать сюжеты, миры, квесты, впихивать новые расы и умения. С этого момента начинается агония. Сначала в игру по-прежнему приходят люди, потом поток новой аудитории иссякает, и остаются только те, кто уже достиг какого-то серьезного уровня. А когда в игре никого, кроме ветеранов и кучки фанатов, уже не будет, проект, как правило, закрывают. Да, возможно еще какое-то сомнительное смутное будущее вроде турниров, организуемых подвижниками, но не более того.

Администрация «Престолов» решила эту проблему несколько иначе.

Во-первых, уравняла в правах игровое золото и криптовалюту.

Если в игре можно развлекаться, решили они, то почему в игре нельзя зарабатывать? И немедленно сделали возможным виртуальный бизнес. Подход, конечно, уже не оригинальный, но часть проблемы решил. А в скором времени бизнес и вовсе перейдет на новый уровень.

— Уже сейчас, — говорил Артем, — игроки получают возможность самим создавать индивидуальное оружие, броню, дома, питомцев. Продавая товары за золото, они зарабатывают реальные деньги, естественно делясь процентом с создателями «Престолов». А в будущем это вообще перейдет в разряд массовых занятий. Тем более что к открытию серверов готовятся платные конструкторы для иных видов бизнеса: журналистики, всевозможных искусств — от музыки и театра до изобразительных и литературных, — разнообразных инженерных находок, научных разработок и даже, — Артем понизил голос, — плотских развлечений.

Все это должно породить новое культурное явление, как в свое время случилось с выходом YouTube, торрентов или социальных сетей.

— Но, — продолжал он, — нужна массовость, организованность и правдоподобность. Нужна постоянная аудитория, никогда не уходящая из Сети. Никогда!

— И где же вы найдете таких? — спросил я, видя, что собеседник ожидает моей реакции. — Если человек не самоубийца, то из игры он рано или поздно выйдет.

Артем улыбнулся так хитро, что у меня опять возникло желание дать ему в морду.

— Вот именно поэтому и существует еще и «во-вторых», — сказал он. — Именно поэтому мы и создали Суггестора.

— Создали? — переспросил я. — Подожди… ты хочешь сказать, что…

Артем торжествующе улыбался.

— Сначала мы, администраторы, отыгрывали в шкуре Суггестора каждый по очереди. Каждый шаг старались продумывать, каждое решение рассчитывалось, скрупулезно фиксировалось и вносилось в возможный алгоритм действий. Я не могу сказать, что мы создали настоящий искусственный интеллект, но уж грамотную самообучаемую программу — точно. В ее основе лежат тысячи комбинаций, миллионы вариантов поведения! Конечно, для полноценной личности нужны невероятно огромные базы данных и вычислительные мощности, но вот чтобы сгенерировать из вложенных личностей отдельный и самобытный характер — ресурсов хватает.

У меня голова шла кругом, а Артем, довольный произведенным эффектом, самозабвенно распинался:

— Обучаясь хитростям наемнического ремесла, Суггестор постигал способы устранения неугодных оппонентов. Отыгрывая роль Месмерита — политику, а находясь в шкуре… гм… В общем, мы постарались сделать так, чтобы наше детище обучилось самым разнообразным трюкам.

Я вспомнил оброненную мимолетом фразу на Совете: «Открытие серверов будет после того, как мы закончим испытания кое-какой новой технологии».

— Так вот что вы испытывали, — сказал я. — Испытатели хреновы!

— Ага, — кивнул Артем. — Как по-твоему, сдали мы экзамен, когда Суггестор-Месмерит по собственной воле и логике прикончил Нэвэрнайта и развязал крупномасштабный конфликт?

Я только и сказал:

— Фашисты.

— Сам ты, — отмахнулся Артем. — Конечно, кроме приснопамятного Сугги были и другие представители новой расы, и каждый, смею тебя уверить, показал высочайшие результаты.

Я переспросил:

— Новой расы?

Артем воскликнул обрадованно:

— Именно. Зришь, что называется, в корень. С открытием серверов наших друзей ждет нехилый вайп, но уж потом… у-у-у, брат! Потом вся эта компания объединится под общим и, заметь, символическим знаменем бездушной нечисти — бездушных големов-некросов. И черт его знает, что будет дальше. То ли все они разовьются до Империи и захватят мир Утгарда до последнего байта, то ли станут жить в симбиозе с людишками. Не знаю. Время покажет. Но спокойной жизни мы вам точно гарантировать не будем.

Некоторое время я молчал. Артем тоже, давая мне время опомниться. Только в глазах у него все еще пылал азарт маленького ребенка, собравшего из конструктора нечто, удивившее даже взрослых.

— Интересно, — согласился я. — Очень. Но есть один вопрос.

— Задавай, — милостиво разрешил собеседник.

— Ты говорил о бизнесе и реальных деньгах.

— Ага, а скоро…

— Не перебивай! Так вот. Значит, в мир Утгарда люди вкладывают реальные деньги, кропотливо качаются сами и прокачивают торговые лавки, гостиницы, пивбары.

— Таверны, — поправил, не удержавшись, Артем.

Я продолжал, не обращая внимания:

— И вот появляетесь вы со своим Месмеритом-Суггестором.

— И?

— И что? — спросил я, повышая тон. — Как вы объясните людям, что все их труды угробил, безо всякой компенсации, ваш ИИ? Откатите обратно Первую Утгардскую? Тогда возмутятся северные кланы. Позволите разрушить и захватить Дарквуд? Тогда вас порвут на части члены самого крупного игрового сообщества — Ордена инквизиции. Скажи мне, творец, как вы поступите?

Артем пососал чайную ложку, звякнул ею о блюдечко. С хитрющим выражением в глазах отпил кофе и наконец сказал:

— Строго говоря, Месмерит — не ИИ, как я уже сказал.

— Не суть важно!

— Ладно, — легко согласился он. — Тогда вернемся к войне. Скажи мне, Слава, разве Месмерит приказал северным кланам идти войной на Дарквуд? Разве Суггестор силком утащил из столицы инквизиторов сильнейших магов?

— Но он убил Нэвэрнайта!

— А ты поджег монастырь, чтобы ему помочь. Сечешь?

— Это нельзя сравнивать!

— Почему же? Ни одно действие Месмерита или Суггестора — я подчеркиваю: ни одно! — не выходило за рамки игровых правил. На его месте мог быть любой игрок. Я скажу даже больше: из-за деревянной пока логики Месмерита у человека получилось бы намного лучше. Так что не надо мне тут рассказывать, что во всем виноват Месмерит-Суггестор. Он действовал по тем правилам, которые навязали ему клан-лидеры.

Сказать мне было нечего.

Артем припечатал:

— Да и торговле, кстати, почти не досталось. У всех, кто официально не участвовал в войне, бизнес в целости и сохранности. И смена власти тоже не помешает им продвигать дела. Так что, новоявленный землевладелец, успокойся, Великой депрессии или чего-нибудь подобного не случится. Это война кланов, только и всего. Вполне штатная ситуация.

Теперь молчание затянулось. Весьма кстати я вспомнил, что мне принесли чай. Так что, высыпая сахар, размешивая и пригубляя напиток, я имел железный повод молчать и думать.

Время понемногу приближалось к шестнадцати ноль-ноль. Всего через два часа начнется финальная часть мясорубки под названием Первая Утгардская война. А тут Артем со своими новостями, блин!

— И зачем ты меня позвал? — спросил я кисло. — Просто чтобы похвастаться? Не верю.

Артем сверкнул зубами. Сказал торжествующе:

— Ну наконец-то ты спросил! Я уже думал, что так и будешь молча дуться. Ладно, брат, слушай, что мы тут придумали…


МАСКИ, ТЕНИ, ИГРЫ… | Игра теней. Дилогия | ТЕНИ НА МАРШЕ