home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ТЕНИ НА МАРШЕ

Обратный путь как-то совершенно не запомнился. На автомате я шагал, спускался, ехал, держался за поручень, выходил, поднимался, здоровался с соседями и открывал дверь в квартиру. Тело проделывало все само. Участия головы не требовалось, тем более что она была забита совершенно иными вещами.

Артем (вот уж интриган!) поведал не только интересные новости, но и сделал предложение, от которого отказаться я просто не смог. Не было ни желания, ни возможности. Доля риска, конечно, присутствовала, и приличная доля, но — таких возможностей не упускают.

Когда я зашел в квартиру, смартфон прозвонил уже раз в пятнадцатый. Теперь, когда важный разговор с Артемом был завершен и сложилась внятная картина грядущих действий, можно было и ответить на звонок Лилит.

— Ты где пропадаешь?! — прошипела она. — Слава, ты что, в самом деле решил убраться из города?!

Прижимая телефон к уху, я запер за собой дверь, прошел в спальню. Сказал спокойно:

— Лиля…

Видимо, что-то в моем голосе ей не понравилось.

— О боже! Ты серьезно? Как я могла в тебе так ошибиться?!

— Лиля, ты неправильно поняла…

Не слушая меня, Лиля выругалась такими словами, что больше подошли бы Сигизмунду. Спросила саркастически:

— И что, думаешь, сможешь сохранить свой жалкий уровень, предав сейчас остальных? У тебя вместо души ядовитая змея!

— Может быть, но если это так, то сейчас она лежит на камне моего сердца и греется в лучах твоего голоса.

От моей наглости Лиля поперхнулась новым язвительным выпадом. Я улыбнулся, спросил мирно:

— Ну так что, красавица, будем разговаривать?

— О чем нам говорить? Я не уйду из Дарквуда!

— Уйдешь, — не согласился я. — И не просто уйдешь, а еще и дашь команду своей Гильдии Теней прекратить всяческие партизанские вылазки против армии конунгов и ждать нас с тобой.

Кажется, она начала кое о чем догадываться. По крайней мере, психовать перестала. Видимо, в Дарквуде дела совсем плохи, раз она так взвинчена. Нужно поторопиться.

— Что ты задумал? — спросила Лиля.

— Доверься мне.

— Лис!

— Расскажу по дороге, — отрезал я. — А пока выходи быстренько из Ордена инквизиции и жди меня.

— По дороге куда?..

Но я уже нажал отбой.

Некогда было. Предстояло совершить некоторые чисто физиологические условности, чтобы по максимуму освободить ночь. Потом можно будет «нырять».

По коже скользнул холодок, лица коснулся свежий ветер, донес запах дождя. Я моргнул, повел головой.

В зале донжона горели факелы, с трудом разгоняя промозглые тени. Люди за столами сидели молча, скрестив на мне полные неприязни взгляды. В тишине пламя потрескивало, хлопало на сквозняке. Со стороны балкона доносился мерный шелест. Я глянул мельком, успел заметить затянутое тяжелыми тучами мрачное небо, слабо моросящий дождик, оставляющий на камне балкона мокрые следы.

— Приятного аппетита, — сказал я вежливо, хотя никто из сидящих за столом и не думал прикасаться к еде.

От стены отлепилась Лилит. Она вновь приняла истинный облик главы Гильдии Теней. В кожаных штанах и сапогах с высоким голенищем, черном камзоле, прошитом серебряными нитями, и в ниспадающем с плеч черном плаще с капюшоном она была чертовски привлекательна. Маркиза Падшего королевства, рыцарь Ночного ордена. Молодая, гибкая, сильная и опасная хищница. Суровая амазонка.

Лилит приблизилась, перехватила мой взгляд. Обронила спокойно:

— Идем?

Я кивнул. В ответ Лилит полуприкрыла глаза, белоснежная сова на ее плече завозилась, потом пронзительно заклекотала и, мощно взмахнув крыльями, взлетела. Описав круг по зале, она метнулась к балкону и беззвучной тенью растворилась в дождевом мареве.

— Прощайте, господа, — произнесла Лилит надменно и зашагала к выходу.

Нам так никто ничего и не сказал. Хотя, должен признаться, взгляды были намного красноречивее. Если сказать деликатно, благостного будущего нам точно не желали.

Мы спускались по широкой винтовой лестнице. Лилит почти бежала, и мне стоило некоторых трудов ее догнать.

— У тебя серебро есть? — спросил я, подхватив Лилит под локоток.

Болотная Ведьма ответила, не удостоив меня взгляда:

— Опять взаймы просить станешь?

— Ну теперь же у нас нет карт-бланша на халявную экипировку, а мне нужно прокачать броню и оружие под новый уровень.

— Ох, Слава… — проговорила Лилит, но сама себя прервала: — Пойдем в кузню.

Я боялся того, что, когда мы вместе с Болотной Ведьмой покинем Орден инквизиции, отказавшись ему помогать, Валлах вернет нам статус преступников и запретит гражданам Дарквуда оказывать нам любую помощь. С него станется. Но, видимо, то ли он еще не опомнился от такой подложенной свиньи, то ли я был о нем слишком плохого мнения, но препятствовать апгрейду никто не стал.

В пропахшей горелым металлом, кожей и потом кузне я разделся до порток, бросил кузнецу броню и оружие. Лилит с каменным лицом добавила кошель с серебром. И через три минуты, в обновленной экипировке, мы уже подходили к воротам цитадели. Шли, кстати, под враждебными взглядами горстки защитников. Атмосфера была так накалена, что, казалось, соверши мы какую-нибудь глупость — и нас тут же разорвут на части. К счастью, все обошлось.

— Рассказывай, — разлепила губы Лилит, когда мы миновали ворота. — И не дай бог, Слава, если…

— Будь уверена, — понятливо отозвался я и стал вкратце передавать суть нашей с Артемом беседы.

Мы шли по улицам Дарквуда. Под ногами хрустели обломки камня, дерева и стекла. Мимо проплывали почерневшие остовы разрушенных зданий. Кое-где еще потрескивало пламя, но почти везде уже пожары сменились пепелищами. Под холодным и нудно моросящим дождем все выглядело унылым и безысходным.

Лилит слушала внимательно, не перебивала. Однако я заметил, как чуть-чуть расслабились ее напряженные до предела мышцы, как опустились плечи. На миг в душе шевельнулась обида. Неужели она всерьез подумала, что я струсил? Что придумал какую-то банальнейшую отговорку только для того, чтобы избежать заведомо проигрышной схватки?

Однако голос разума трезво подсказал, что в общем-то обижаться мне не на что. Все-таки человек я новый, неоднократно был замешан в туманных событиях, серьезными делами не проверен. Лилит имела полное право сомневаться. Так что нужно загнать инфантильность куда поглубже — и сосредоточиться на делах.

На секунду я сбился с повествования, когда из-за угла беззвучно выплыла фигура в слишком чистом и белоснежном для этого места балахоне. Ангел скользнул по нам безразличным взглядом, неслышно взмахнул крылами и исчез. Нас он, спасибо Валлаху, трогать не стал.

Мы с Лилит одновременно взглянули на часы. До начала атаки северных кланов оставалось не больше получаса.

— Нужно поторопиться. — Лилит поджала губы. — Духи-хранители не выдержат единого удара всего воинства конунгов, и тем более донжон этого не перенесет. В нашем распоряжении не больше двух часов.

Пришлось нагнетать темп как ходьбы, так и рассказа. Мы уже подходили к разрушенным городским воротам, когда я закончил. Некоторое время мы шли молча, потом я поймал на себе пронзительный взгляд Лилит. В свете поведанной истории он был особенно острым.

Мы оба сейчас отчетливо понимали, что мой план хорош всем, кроме одного: он напоминал карточный домик. Стоит допустить хотя бы одну оплошность, или чему-то пойти немного не так, или не рассчитать сил, или в дело вмешаться третьей силе, или… Да, черт возьми, слишком много неизвестных! И достаточно появления только одной из них, чтобы все рухнуло к чертовой матери.

Лилит молчала. Молчал и я, хотя и трудно давалось безмолвие. Впервые я принимал такое важное решение. Впервые брал на себя ответственность за стольких людей сразу. Артем, он же Deus Machine, дал ясно понять — ему плевать на то, что станется с Орденом инквизиции. Его интересовал только Месмерит.

— Значит, — спросила Лилит, — это полностью твой план? Ты решил сам исправить положение, вновь пошатнув чашу весов?

Я кивнул. Она склонила голову набок:

— Думаешь, что это поможет?

Я ответил честно:

— Не знаю. Хочется верить.

— Но ведь это война, — резонно уточнила Болотная Ведьма. — Считай, что она — проявление естественного отбора. Должен выжить сильнейший. Если Орден инквизиции допустил внутренний раскол, значит, все так и должно происходить.

— И пускай произойдет, — кивнул я, — но мы с тобой снимем любую вину с себя. Дадим им шанс.

Лилит вновь замолчала, кусая губы. Что ж, времени у нас почти не было, а решение предстояло принять сложное. Как исправить то, в чем, как и Месмерит, я частично виноват? Ведь это мы ему помогали, поджигая монастырь. Это с нашей помощью качнулись весы, практически обескровив Орден инквизиции. И, конечно, плевать бы на него, мы же наемники, честно отработали свой заказ, это наша работа. Но вот беда — и Одноглазый Ворон сыграл не по правилам, разыграв тайком крупную карту, а в качестве козлов отпущения выставил Гильдию Теней. Такого терпеть нельзя.

Молчание затягивалось. Пришлось немного надавить.

— Ты думаешь, что война началась после убийства короля Нэвэрнайта? — спросил я. — Нет. Одноглазый Ворон начал переговоры с Отступниками задолго до турнира. Заговор зрел в Ордене инквизиции давно, к нему тщательнейшим образом готовились. Подумай сама! Ведь как удобно объявить целью номер один твою Гильдию Теней и выгадать для своих планов еще немного времени. Настоящий заказ получил Месмерит, убирая с арены Нэвэрнайта. А Гильдия Теней нужна была только для отвлечения внимания как на время покушения, так и после. Но, Лилит, если мы сейчас сможем исполнить наш план, то наглядно покажем, что с нами шутки плохи. И Одноглазый Ворон это поймет, и другим на будущее наука останется — Гильдия Теней не безропотный ягненок, а матерый волк! Мы никому не позволим играть с нами!

По губам Лилит скользнула улыбка, внезапно напомнившая ее истинный, не виртуальный облик — черноволосой красавицы. Она произнесла негромко:

— Ну и дела.

Я только пожал плечами. Сам знаю, что дела.

— Но я в тебе не ошиблась, отчаянный ты… — И добавила уже громче, с торжественными нотками: — Я согласна с твоим планом. Назначаю тебя, Серый Лис, моим заместителем! Дарую тебе право командовать воинами Гильдии Теней!

Вот так неожиданность! Я промолчал, не зная, что сказать. А Лилит вновь улыбнулась, на этот раз чисто женской, лукавой, будто испытывающей улыбкой, проверяя — а достоин ли мужчина ее расположения:

— Что молчишь? Приказ своим людям я отдала еще в донжоне и отправила с совой. Теперь все наготове и ждут только отмашки. Командуй, кондотьер!

Я хмыкнул, указал взглядом на провал ворот:

— Тогда идем на прорыв, маркиза!

К заваленному трупами и обломками провалу городских ворот медленно, но верно подтягивались дезертиры. При виде игроков, согласившихся на условия Одноглазого Ворона и предавших Орден, сжимались кулаки. Черт! Это же виртуальность! Место, где тебя не могут убить по-настоящему, место, мобилизующее скрытые в душе ресурсы, подталкивая на подвиги! Но нет… и здесь есть трусы, подлецы и пешки. Вон они, стройной колонной, хоть и не поднимают глаз, шлепают прочь из города. Страшно подумать, что они собой представляют в реальной жизни, если даже здесь такие жалкие!

— Все, — шепнула Лилит, — пора.

Ага, Болотная Ведьма идеально выгадала момент. Вот как раз особо многолюдная толпа дезертиров, в ней можно затеряться.

Неслабо помогало то, что по сторонам никто не смотрел. Во всем чувствовалась атмосфера поражения. Она буквально довлела над этим городом. Вот ведь смена обстоятельств. Еще недавно я радовался, что получилось «родиться» не где-нибудь, а в самом крупном городе Утгарда. А теперь…

Нас удостоили короткими настороженными взглядами — не враги ли, — потом потеряли всякий интерес. И хорошо. Мы с Лилит шмыгнули в толпу, стараясь ненавязчиво пробиться к ее центру. Шагая плечом к плечу с дезертирами, я мысленно посочувствовал Валлаху. Наверняка он видит это оживление у ворот, видит и понимает, с чем оно связано.

Потом, правда, эти мысли пропали.

С боков надвинулись зачерненные сажей стены тоннеля, поток дезертиров поневоле уплотнился. Я ощутил, как медленно стынет кровь, а мышцы сжимает спазм. Наше положение усугублялось еще и тем, что, по словам Лилит, Одноглазый Ворон со товарищи объявили всю Гильдию Теней врагами. Даже внесли ее членов в какой-то там страшный список. А все из-за того, что мы отказались предать Орден и перейти на сторону конунгов. Хотя я склонен нескромно думать, что немалую роль сыграли еще и мои подвиги во время осады. Уничтоженные осадные башни должны офигенно дорого стоить.

Пока шли, мой взгляд бесцельно скользил по аватарам дезертиров. Кто все эти люди? Есть среди них и лавочники, и бывшие стражники, и…

Я едва не сбился с шага. Сердце трепыхнулось.

Опа!

Кого я вижу — Халг и Вирус! Старые знакомые, встретившиеся в таверне «Гнедой конь» и с высот своих уровней пожелавшие проучить меня. Правда, тогда Вирусу неслабо досталось от Вражека, но вот с Халгом-то я так и не поквитался. А надо бы. Тем более что бравый Халг за все это время еле дотянул до тринадцатого уровня. Что теперь он запоет? Останется ли таким надменным, каким хотел показаться в таверне?

«Интересно, — подумал я невзначай, — а кто из этой парочки настучал на меня монахам? Не дело оставлять такое без наказания. Тем более что, как говорится, на ловца и зверь бежит».

Лилит перехватила мой взгляд, сосредоточилась на вышагивающих впереди нас дезертирах. Нахмурилась, вспоминая. Потом обернулась ко мне, покачала головой и сдвинула брови.

Пришлось признать, что права Болотная Ведьма. Месть придется отложить.

Выскочила табличка, извещающая, что мы покидаем город Дарквуд. Мы вышли на тракт. Впереди охнули пораженно, а следом и нашим взглядам открылась тяжелая картина.

В сером мареве моросящего дождя и туманных сумерек армия северных кланов казалась особенно многочисленной. Окруженные телегами походные лагеря, огромный парк осадных и метательных орудий, частоколы и шатры — и костры, костры, костры. Везде, куда бы ни бросил взгляд, собрались вокруг них воины конунгов. Кто-то тренировался в стрельбе, поражая из луков или арбалетов мишени, кто-то травил байки товарищам, собравшимся у огня. Бряцало железо, фыркали кони, слышались команды, смех, отрывистые голоса. Огромнейшая армия!

Несколько минут мы все так же беспрепятственно двигались по размокшему от дождя тракту. Я часто ловил на себе пропитанные презрением взгляды от встречавшихся воинов. Потом впереди показался кордон.

Тракт был перегорожен чем-то наподобие противотанковых «ежей», только из дерева. На двух пнях шлагбаумом лежало бревно. На обочине примостились два шатра с караульными. В стороны расходились широкими крыльями полосы вкопанных в землю и заостренных кольев.

Надеюсь, сове Лилит все-таки удалось без препятствий миновать кордоны конунгов и доставить послание. Иначе…

Впрочем, чего это я? Сейчас все узнаем.

— Стоять!

По крику караульных мы замедлили шаг, остановились.

«Стадо коров, — подумал я зло. — Сейчас еще и клеймо поставят! И не стыдно им вот так покидать поле битвы?!»

На тракт вышли два солдата, заняли места по обе стороны дороги. Вокруг появились воины, со стальным шелестом мечи покинули ножны. Уважения во взглядах не было, лишь презрение и глумливые улыбки.

— Выходить вперед по два человека! — услышал я крик. — Не толпиться, не ругаться, не говорить, оружия не доставать, волшбы не использовать. Личностный профиль должен быть открытым. Любое нарушение будет приравнено к мятежу или к попытке саботажа, что, клянусь норнами, карается смертью! Все понятно?

Над толпой взвился голос второго солдата:

— Не волнуйтесь, это простая формальность. Если среди вас нет врагов великих кланов «Волки Утгарда» и «Иггдрасиль», вы скоро покинете театр боевых действий.

Никто из дезертиров по-прежнему не поднимал глаз и не отвечал. Сочтя молчание за согласие, солдат каркнул:

— Ну что застыли? По двое — пшли!

Я перехватил взгляд Лилит. Она с напряжением вглядывалась куда-то за спины солдат. Судя по игравшим на скулах желвакам, воинов Гильдии Теней пока не узрела.

— Следующие!

Я приподнялся на носочки. Первая двойка благополучно прошла досмотр и теперь, повеселев, быстро уходила, стараясь не оборачиваться. К солдатам приблизилась вторая пара, их быстро обыскали, предварительно просмотрев профили. Потом к лицам поднесли какой-то предмет — кажется, зеркальце. И наконец махнули рукой, пропуская. Шлагбаум в виде бревна тут же был отодвинут, чтобы через пару секунд вернуться на место.

— Зачем им зеркало? — спросил я.

— Какой-то артефакт, — шепнула Лилит. — Я что-то не вижу среди них ни одного мага. Должно быть, заклинание, которым они накрыли Дарквуд, слишком много сил потребляет, все там.

«Это она про „прослушку“ и блокировку „Телепатии“?» — догадался я.

С шорохом толпа продвинулась еще на шажок.

— Следующие!

Напряжение нарастало. Я наклонился к Лилит:

— Ты их видишь?

Вместо ответа она покачала головой.

Черт!

Неужели перехватили сову? Или наемники тоже поддались всеобщему импульсу трусости и решили не помогать Болотной Ведьме? Приказ, конечно, поступил от нее странный, но ведь и наемники не кисейные барышни, чтобы пытаться избегать драк. Наверное, все-таки что-то случилось, что они задерживаются. Только вот что?

— Следующие!

И еще на шаг мы стали ближе к шлагбауму и непременному разоблачению.

Лилит определенно занервничала. Да я и сам, признаться честно, ощутил мандраж. Это не честный бой, не дуэль. На кону слишком высокие ставки!

— Следующие!

Еще несколько пар — и настанет наш черед. Как же колотится сердце! Кажется, что его гул сейчас услышат все вокруг.

— Следующие!

Под ложечкой засосало. Я бросил взгляд на Болотную Ведьму, украдкой стрельнул глазами назад. Мол, помедлим, уступая другим дорогу? Но Лилит покачала головой и поджала губы. Слишком странно это будет выглядеть.

— Следующие! Ну чего топчетесь, политические беженцы? Выходи!

Впереди осталось только две пары. Два незнакомых мне лавочника и небезызвестная двойка Халга и Вируса. А воинов Гильдии Теней по-прежнему не видно.

Мою ладонь нашла ладонь Лилит, она сжала ее. Я все понял правильно. Обратно мы уже не вернемся, придется пробиваться своими силами. Думать о том, что это равнозначно самоубийству, я, понятное дело, не стал.

Стоп!

Есть же козырь в рукаве!

Я закрыл глаза, влезая в меню профиля. Сердце заколотилось от новой идеи, надежда подогрела кровь.

Где тут у нас панелька активации умений новой Спецификации? Ага, вот! Навык «Лицедей». Та-ак, пропустим предупреждение, что велик шанс того, что заклинание не сработает. А даже если и сработает, действовать будет не дольше пяти минут. Ну нам этого времени хватит с лихвой. Лишь бы не подвело!

Времени уже не оставалось, чтобы настроить «горячие» клавиши и кодовые жесты, поэтому я все выбирал вручную. Отметил в окнах «цель» себя и Лилит, а в качестве «образцов внешности» назначил Халга и Вируса.

Ну… с Богом?

Заклинание «Лицедей» активировано!

Невидимое посторонним, меня окутало радужное сияние. Пронеслось тенью и схлынуло.

Получилось?

Я быстро глянул на Лилит. И едва не засмеялся от радости! Рядом со мной стоял мечник Халг, только глаза стали умней.

— Следующие!

«Лилит» и «Серый Лис», вздрогнув, зашагали к солдатам. Вот они преодолели половину расстояния, потом, заметив изменившиеся выражения на лицах солдат, сбились с шага. Секунду ничего не происходило, пока караульные считывали инфу их профилей. Только как-то воздух похолодел, аж зазвенел, словно в сорокаградусный мороз!

— Именем великих кланов «Иггдрасиль» и «Волки Утгарда», приказываю вам, наемники Лилит и Серый Лис, бросить оружие и сдаться на милость воли победителя! — проорал солдат с натугой. — Вы будете преданы справедливому суду, где и решится ваша судьба! Вы обвиняетесь в пособничестве врагам конунгов, монашескому Ордену инквизиции и фамилии де Плерон, властителей Дарквуда!..

Халг и Вирус в ужасе втянули головы в плечи, заозирались панически. В их глазах отразилось натуральное безумие, когда они увидели самих себя позади, мирно торчащих в толпе дезертиров.

— Бросить оружие! Иначе вы будете уничтожены на месте!

— Нет! — взвизгнул Халг голосом Лилит. — Это не мы! Здесь какая-то ошибка!

Но его крик потонул в едином лязге оружия. Мечники и копейщики среагировали мгновенно, взяли «военных преступников» в полукольцо, ощетинились пиками и клинками.

— Стойте! — провыл Вирус. — Подождите! Мы тут ни при чем! Вон же, глядите, мы стоим на самом деле сзади! А-а-а…

В панике он бросился к нам. Тут же, как удар хлыста, ударил резкий приказ:

— Стоять!!!

Вирус не остановился. Тогда щелкнули разом с десяток тетив, вжикнули арбалетные болты, прерывая полет отвратным влажным хрустом, впиваясь в тело незадачливого Вируса. Он замахал руками, подломился в коленках и, закатив глаза, упал лицом в грязь тракта. Дружный залп в секунду снял с него весь запас Здоровья.

Халг очумело уставился на тело товарища, потом перевел взгляд на ряд копий и мечей. И припустил так, что только свистнуло! Даже солдаты не ожидали от него такой прыти. Метнувшиеся ему вслед копья бессильно воткнулись в землю, а мечники быстро отстали.

— Стрелки!

Ряды караульных рассыпались, вперед вышли лучники и арбалетчики. Первые деловито воткнули в землю перед собой пару стрел, стали на одно колено, натягивая тетивы. Вторые медленно, но сноровисто перезарядили арбалеты, вращая рычажки. Не прошло и десяти секунд, как и они нацелили на Халга оружие.

Неожиданно меня довольно чувствительно толкнули локтем в бок. Я повернул голову, наткнулся на взгляд Лилит. Одними губами она прошептала:

— Наши подоспели! Пора!

Наемники Гильдии Теней явились! Наконец-то! И момент преудобнейший: солдаты конунгов почти все повернулись спиной, рефлекторно следя, как гончие за зайцем, за убегающим Халгом.

Чувствуя, как отпускает страшное напряжение от ожидания, я положил ладони на рукояти мечей. Вдохнул-выдохнул и одновременно с залпом стрелков сказал:

— Рванули!

Дальнейшее я запомнил смутно. В памяти осталась только череда размытых картин — так быстро все происходило.

Мы с Лилит рванулись к шлагбауму так резко, словно нами выстрелили из пушки. Еще звенели в воздухе сорвавшиеся с пальцев и крючков тетивы луков и арбалетов, а мы уже перемахнули одним прыжком через бревно шлагбаума.

Лилит крикнула истошно, обращаясь к толпе растерявшихся дезертиров:

— Они теперь всех убьют! Атас! Бегите кто куда!!!

Я подыграл с истеричными нотками в голосе:

— Спасайся, православные!

И сразу (силен стадный инстинкт) толпа рассыпалась. Кто-то рванул вслед за нами, другие тупо бросились врассыпную, третьи шмыгнули обратно в Дарквуд.

Досматривать мы не стали. Метнулись к видневшейся вдали остроконечной кромке леса так, что звуки потонули в реве встречного ветра!

Носители оригинальной внешности уничтожены!

Действие заклинания «Лицедей» остановлено!

И это заставило меня лишь бежать еще быстрей! Благо Выносливость у меня что надо!

Вдалеке, у самой опушки, я заметил второй кордон. Его охраняло не в пример большее войско. И ребята там не дремали: довольно быстро сориентировавшись в происходящем, построились четкими порядками и ощетинились копьями. По бокам упали на одно колено стрелки.

— Командное окно, Лис! — стеганул крик Лилит.

Я послушно распахнул профиль, взглядом выделил кордон впереди общей рамкой, приказал всем воинам Гильдии Теней атаковать немедленно. И тут же рванулся вправо. Небо на миг затмили черные росчерки, потом стрелы посыпались вокруг смертельным градом.

Ловкость и Выносливость! Спасибо, что я вас качал!

Беспорядочные рывки вправо-влево позволили мне остаться невредимым, хотя земля вокруг нас с Лилит превратилась в колосящееся оперением поле. А один болт я даже совершенно по-хамски поймал руками.

Вы получили арбалетный болт — 1 шт.

Больше стрелять в нас не стали. Не слишком-то постреляешь, когда вечерние сумерки за твоей спиной вдруг обернулись профессиональными убийцами-хайлевелами!

Наших было, если судить по командному чату, семнадцать бойцов, включая меня и Лилит. А в первую секунду на кордоне расстался с жизнью аж сорок один боец! Заставляет возгордиться подобранной командой!

Но и воины конунгов были не лыком шиты. Узрев нового врага, они моментально перестроили порядки. И теперь уже наемники увязли, словно нож в плотной резине. Сначала враги теряли по половине Здоровья, потом отбиваться стали все лучше, а потом уже и разбились группами, заученно отсекая врага от спасительного пространства. Так что на каждого члена Гильдии Теней теперь приходилось по паре десятков солдат.

Жаль, что профессиональные убийцы хороши в мгновенной схватке, в молниеносной атаке, но не в затяжном бою. Когда мы с Лилит ворвались в гущу сражения, уже трое наемников пали.

Боевой режим!

Внимание! Вступая в сражение, Вы автоматически становитесь участником Боевых действий! Погибнув, Вы не сможете воскреснуть до окончания Войны!

Разве меня это остановит?!

Мои клинки покинули ножны, со звоном пропели боевую песнь. Один из солдат, не оценив угрозы, подломился в коленках, пораженный насмерть.

— Мы должны пробиться к лесу! — рявкнул я в командный чат. — Всем отступить! Перегруппироваться! Найти самое слабое место в рядах врага и прорвать его, обеспечив проход!

Было немного странно, что незнакомые мне люди жертвуют своими жизнями, только чтобы я ушел из окружения, но — се ля ви, господа. Так надо. А воинство Лилит давно привыкло к тому, что маркизе Падшего королевства можно доверять без оглядки. Если она приказала хранить меня как зеницу ока, значит, так оно и надо.

Мы с Лилит тоже отскочили на несколько мгновений. Я даже оглянуться успел. И был вознагражден за такую предусмотрительность: со всех концов поля к нам быстро приближались отряды северных кланов.

— Еще минута, — проорал я, — и нас попросту сомнут! Навались, бандюганы! Вспомним славное наследие Емельяна Пугачева! Вали их!!!

Проорал и рванулся в ряды солдат, безостановочно взмахивая клинками. Меня попытались поднять на копья, но одно я оттолкнул коротким мечом, второе перерубил основным. Тут же отправил в Лимб незадачливого копейщика, нанес критическое повреждение другому.

Схватка быстро поглотила все вокруг багровым туманом, оставив лишь звон стали и крики раненых. В глазах рябило от отлетающих цифр Здоровья, солдат в одинаковой броне и красных брызг. Мною овладела безумная ярость от соленого запаха крови, сердце колотилось, нагнетая силу в мышцы. А сознание бездушным счетчиком следило за павшими от моих ударов. Предупреждало о неожиданных выпадах, заставляло стискивать покрепче пальцы на ставших скользкими от крови рукоятях мечей.

С бешеным криком навалился мечник, ударил. Я рванулся вбок, нанес контрудар, враг захрипел, когда мой клинок пронзил его грудь. Упершись ногой, я оттолкнул труп, выдернул застрявшее оружие и бросился к следующему солдату.

Вокруг меня с шипением ударяли молнии, Лилит не жалела маны, прорубая проход. И вот уже враги сами расступаются, не выдержав напора, но битва, к сожалению, не заканчивается. Нас просто хотят взять в кольцо.

Меня старались прикрыть все. Лилит так не охраняли, как меня! Однажды своим телом закрыл от копья даже оборотень двадцать второго уровня!

Ярость быстро ушла, ибо мясорубка была страшной, оглушающей. Я видел мир будто бы со стороны, отрешенно. Все действия выполнял с тупой покорностью автомата: разбить о грудь бутылку, излечиваясь, кастануть «Покровы Тьмы», ударить мечами и вновь ткнуть в горячую клавишу, восполняя ману.

Я не сразу сообразил, почему вокруг вдруг не осталось врагов. Даже развернулся, намереваясь броситься назад. Только сейчас я понял, что все же прорвался сквозь порядки врага! Но… меня окружали одни трупы, а в командном чате была тишина.

— Уходи!!! — проорала Лилит. — Лис, уходи!!!

Болотная Ведьма буквально на последней трети Здоровья сдерживала солдат северных кланов. И сразу было видно, что никаких усилий не хватит, чтобы им помешать. Еще немного — и сомнут Лилит, а потом облепят и меня, как рыжие муравьи гиганта-жука.

— Уходи, дурак!!!

Как ни было паскудно на душе, но я подчинился. Развернулся и со всех ног бросился к спасительной тени леса.

Еще не успел добежать до опушки, когда перед глазами появилась шильда:

Ваш отряд уничтожен в боевом столкновении!

Согласно правилам, никто из павших не сможет быть воскрешенным до окончания Войны!

От Гильдии Теней в живых остался только я…


ИГРЫ, ТЕНИ, МАСКИ… | Игра теней. Дилогия | КРОВЬ КОРОЛЕЙ