home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Мгновенный переход

Честно признаться, я никогда не любил карточные игры. Но с тех пор, как благодаря медальону, открыл в себе магические способности, все изменилось. Очень весело играть, когда никогда не проигрываешь. А выигрывал я потому, что в наглую мухлевал, контролируя через поток раздачу карт и видя, какие комбинации удалось собрать противнику.

Да что там говорить, я стал непобедимой грозой всех азартных игроков! Захаживая иногда в элитные гостиницы и трактиры Эльхоза, я обдирал своих соперников до нитки. В Академию Королей, грязно ухмыляясь, я возвращался с полными карманами золотых монет. Смысла от них на территории магической школы было мало (здесь ходила другая валюта), но я не забывал думать о будущем. Когда-то я ведь покину эти стены…

Чего таить, за какой-то жалкий месяц я накопил целое состояние и завел знакомства среди богатых купцов и аристократии. Некоторым из них я великодушно списывал долги, за что меня с распростертыми объятиями принимали в чужих домах.

Однажды, на одном таком приеме, в доме безродного, но влиятельного банкира, я встретил предвестника большой беды. Еще одного заядлого игрока в карты. С ним мы сражались до самого утра, а наши ставки росли не по часам, а по минутам. Кончилось все тем, что я, выиграв кучу золота, телепортировал в Академию, предварительно пообещав удовлетворить желание своего оппонента в матч-реванше, который должен был состоятся в скором времени.

Целую неделю я по кирпичикам собирал свой воздушный замок, продумывая каждую мелочь, мурлыкая от предвкушения. А потом я отправился к моему новому знакомому, готовясь разбогатеть еще сильнее. Он оказался не один, но сей факт меня не насторожил. Больше людей — больше золота, решил я и сел за стол.

Познакомились мы быстро и как бы между делом. Не слишком скромничая, я дорисовал себе приставку «барон», чтобы выглядеть более весомо. Жадным взглядом я изучал своих оппонентов, не в силах почувствовать подвоха.

— Ну что, начнем? — бодро предложил виконт Оксмарт.

Все согласились и в комнату ввезли на тележке игровые принадлежности. Я воспользовался правом выбрать колоду, после чего мы с новыми товарищами начали делить фишки. Что уж говорить, решили мы сразу играть по крупному, не размениваясь на мелкие ставки.

И сразу же я почувствовал, что что-то не так. В поток я входил беспрепятственно, но колоды карт в нем не видел. Ее просто не существовало для магического пространства!

Между тем на руках у меня оказались король и двойка. Я прикусил губу и задумался, изредка зыркая на своих оппонентов. Те как ни в чем не бывало изучили свои карты и вернули их на стол рубашками вверх.

Я беззвучно чертыхнулся и начал играть. Точнее проигрывать. Раньше меня никогда не заботила банальная стратегия, я всегда полагался исключительно на помощь магии. Но кто ж знал, что существуют специальные магические колоды?

Еще одной неожиданностью для меня явилось то, что один из игроков — маркиз Иссир — знал меня. Где-то на середине игры, которая складывалась не в мою пользу, он учтиво поинтересовался как у меня дела и с ироничностью в голосе поздравил с новым титулом.

— Ерунда, — я беспечно махнул рукой, мол, что о таких мелочах говорить, но сам напрягся. — Сейчас получить титул проще простого, не то, что раньше…

Мы все учтиво посмеялись, следуя негласному правилу, что любая фраза, сказанная небрежным тоном, может и скорее все выступает как шутка. Как по мне, так это чушь собачья, но что поделать, такие уж традиции у благородных…

— Значит лорд Чарльз в вас не ошибся, — оскалил зубы в улыбке Иссир и я неожиданно вспомнил, где видел его рожу.

Как ударом молнии мне вспомнился день, когда благодарный Чарльз решил представить меня полезным людям. Одним из многих оказался Иссир, дешевый пройдоха, больше фокусник чем маг, но имеющий знаменитого деда и положение в обществе.

С нехорошими предчувствиями я продолжил играть, отстреливаясь лживыми ответами на вопросы моих собеседников. В голове я придумывал предлог, под которым смог бы уйти, но неожиданно мне стало везти, я стал выигрывать. А потом подали напитки с сигарами, и уходить совсем расхотелось. Пыхтя дымом и медленно напиваясь, я вжился в роль и через несколько часом стал «своим в доску». Мы шутили, вспоминали веселые истории, даже пели… и конечно же играли.

В итоге я умудрился проиграть все что имел и половину того, чего не имел. Хорошая атмосфера и нередкие удачи привели к тому, что мой долг достиг астрономических сумм. Скажу прямо, если бы я до сих пор бегал в чине сапера, мне понадобилось бы три жизни чтобы все покрыть со своего жалования.

Крепкая дружба, длившаяся около четырех часов, закончилась очень внезапно. Господин Оксмарт, хозяин дома, спросил, когда мне будет удобно расплатиться. То же самое я услышал и от остальных.

Скрепя зубами, но изображая небрежную улыбку, говорившую всем, что золото ничтожно и его у меня полно, я их заверил, что скоро. Сказал, что у меня есть несколько векселей, что я рассчитаюсь в ближайшем будущем.

Уходя, я стащил марочное бренди и кое-как засунул за ухо сигару. Мой капрал Бумми всегда говорил, что если бежишь поджав хвост, то делай это не с пустыми руками.

Прибытие в Академию Королей было самым неприятным за последнее время. Впервые я возвращался в ласковые объятия магической школы ни с чем…

После телепортации — заклинания, которое с каждым разом давалось мне все лучше — я убито направился к центральному замку. В голове вяло шевелились мысли, что долги на то и долги, чтобы их не отдавать, но их разгонял облик Ииссира перед глазами. Проклятый гад был знаком с Чарльзом, чьим покровительством я пользовался, и чья поддержка меня спасала. Если бы не этот факт, то меня давным-давно разделали бы на жаркое Дюран и ей подобные.

К бутылке бренди я приложился еще по дороге в штаб-квартиру «Преступников» — иллюзорный замок, находившийся в развалинах города Первой эпохи. Несколько раз я останавливался и злобно кричал в пустоту, выплескивая свой гнев и негодование. Как, как черт возьми?! У меня так все отлично слаживалось, того гляди, и действительно через взятку титул барона бы получил! Несомненно меня обманули. Оксмарт, Иссир и другие ублюдки — знатные каталы, которые решили облегчить мои карманы!

Так сколько я им должен? Я подсчитал сумму и быстро сделал несколько глотков бренди, чтобы цифры перед глазами рассеялись дымом. Нет, ну точно обманули, точно каталы…

После того как Пейн и Бешенный покинули организацию, в рядах «Преступников» появилось много брешей. Многие члены банды, почувствовав глоток свежего воздуха, решили уйти. Но кто-то остался, признавая новые порядки и власть. В Тройку сейчас входили Эскель и Череп, третье место было вакантным, на него никто не претендовал.

Думаю излишне говорить, что выбор у меня был небольшой. Новые порядки мне не особо понравились, но уходить гордо подняв голову… нет, это не по мне.

Большая гостиная на втором этаже, где раньше бурлила жизнь, теперь почти всегда пустовала. Камин никто не разжигал, на полках и полу скопилась пыль (интересно, тоже иллюзорная или как?). Локки и Барбоса, канувших в небытие полгода назад, тоже не хватало. Вот бы с кем я сейчас надрался…

Но одиночество тоже неплохой друг. Главное, чтобы под рукой была бутылка. Я с размаху упал на один из диванов, поднимая целое облако пыли, и стал быстро убивать свое здравое мышление, варварски хлебая благородный напиток через горлышко.

Чертов Иссир! Я не мог о нем не думать, как не мог ему и не заплатить. Если гад пожалуется Черльзу, а тот в свою очередь проведет разбирательство… нет, нет, лучше сразу рассчитаться. Вот только где мне взять столько денег? Я повертел головой, выискивая ценные предметы. Может продать мебель? Хотя кому она надо, это ж иллюзия. Да и то не моя…

Быстро погрузившись в пьяный бред, я стал разговаривать сам с собой. Задавал риторические вопросы и тут же отвечал на них. Когда бутылка закончилась, я раскурил сигару и полез за следующей, благо в серванте пылились старые запасы Барбоса.

Нет, ну надо было так попасть! Даже если устроиться на какую-то работу и не одну, я не смогу рассчитаться с долгами. Здесь действовать нужно более радикально… Хм, может ограбить Гардинг? Нет, она быстро смекнет что к чему. Ворваться к ректору? Вычислят и накажут. Попытаться отыграться? Вполне реальный вариант, вот только знать не наделенная магическими способностями больше не хочет иметь со мной дела. Иссир с компанией были последними, кто согласился со мной играть.

Эх, тяжка моя доля! Только жизнь начала налаживаться как судьба окунула меня лицом в грязь. Что ж, изумляться нечего, мама всегда твердила, чтобы я держался подальше от шлюх, азартных игр и наркотиков. Нужно было ее послушать.

Сделав затяжку, я смочил губы новой порцией бренди и продолжил думать. Ведь должен же быть способ выкрутиться! На худой конец можно продать… точно, я продам свою почку! Э-э-э, ее же у меня купят маги-целители? К тому же я где-то читал, что в человеческом организме целая куча ненужных органов. Если их все продать, я даже подзаработаю…

Между тем я обмозговал и другие варианты. Мир огромен, в нем полно возможностей. Органы ведь можно продавать и не свои, верно? Кто расстроится, если сынок какого-то князька проснется без глаза? Ему в жизни это не сильно помешает, родители купят магический протез, а вот я буду спасен.

Через час я уже тащился, шатаясь из стороны в сторону, по коридору. Нужно отдохнуть, сон спасает не хуже алкоголя. Сил тащится наверх, к себе, у меня не было, поэтому я направился к гостевым комнатам. Там хоть и пыльно, но кровати стоят…

Когда я, дрожащим на волнах корабликом, проплывал очередной поворот, до меня донеслись чьи-то голоса. Остановившись, я педантично поглядел в каждую сторону, после чего подошел к слегка приоткрытой двери из черного дерева. Я хорошо помнил эту дверь: раньше за ней был кабинет Пейна. Сейчас же покои оккупировала несносная Эскель, которая, с тех пор как стала начальником, не пускала меня даже на порог. Но ничего, когда же исправлять оплошность если не сейчас?

Как мне показалось, я тихо прошмыгнул в комнату и встал в уголке. Из смежной двери кабинета до моих ушей доносились взволнованные возбужденные голоса, о чем-то спорившие.

— Нет, так не пойдет. Слишком рискованно!

— В самом деле? — я узнал насмешливый голос Райса Мелмана. — Как будто прошлые наши операции были менее опасны…

— Все наши прошлые операции, — возразила Эскель, — были оправданы. А здесь я не вижу причин…

— Причины есть, ты сама об этом знаешь. К тому же нам двоим предстоит не слишком кропотливая работенка и если об этом никто больше не узнает, риск сводится к минимуму.

Некоторое время я больше ничего не слышал, так как лидеры Тройки понизили голос и стали обмениваться мыслями более сдержано. От любопытства я сделал несколько шагов в сторону смежной двери, остановившись на уровне стола, где по идее должна сидеть секретарша. Конечно таковой в штаб-квартире никогда не было, но иллюзорный стол для нее в замке имелся.

— Меня не интересует золото, — фыркнула Эскель.

— Меня тоже, но если рассудить здраво, капитал можно выгодно инвестировать в рудники или сталелитейные заводы. Имея под контролем добычу ресурсов или выпуск оружия, мы сможем очень неплохо расширить свое влияние…

Рудники, заводы? Они что бредят? Да на это же нужны горы золота! Никогда не поверю, что этим мелочным колдунишкам подвернулась столь прибыльная работенка. И… стоп! Они что же, хотят утаить все от остальных, хотят скрыть это от меня, архимага?! Ну уж нет, мимо такого я не пройду, особенно когда мне последним временем так «везет»!

Я хотел картинно ворваться в комнату, но то ли зацепился за порог, то ли меня просто в сторону повело, но я чуть не упал Тройке под ноги. До этого я успел заметить стоящего Черепа, скрестившего на груди руки, и блондинистую Эскель, присевшую на край стола.

— Это еще что за…

Эскель явно хотела сказать, что-то грубое и нелестное, но вовремя вспомнила, что ее воспитывали как леди, а девушкам не пристало ругаться у всех на виду. За нее матом меня покрыл Череп, который от неожиданности даже подскочил.

— Ага! — завопил я, вскакивая и поочередно тыкая в лидеров «Преступников» пальцем. — Попались!

— Э-э, Тод..? — чуть ласковее, чем всегда, с угрожающей улыбкой, сказала Эскель. — А что ты здесь делаешь, дорогой?

Оперативно ответить у меня не получилось: вместо этого я громогласно чихнул, из-за чего Эскель возвела очи к небу и одними губами беззвучно прошептала какое-то ругательство. Череп подошел ко мне и, схватив за плечи, отвел к ближайшему стулу. Я тяжело плюхнулся на сиденье, сражаясь с нарастающим головокружением. Бренди на пустой желудок очень нехорошая вещь.

— М-мм, чего тебе надо, Тод? — тоже ласково, словно обращался к маленькому несмышленышу, спросил Райс. — Мы, видишь ли, сейчас заняты. Зайди попозже, ладно?

Я глупо моргнул, пытаясь понять, что он хочет мне втолковать. Эскель метала молнии из своих ясных голубых глаз, настроение у нее портилось как всегда быстро. Точнее не так: это я обладал удивительным свойством портить ей настроение. Почти всегда, когда девушка меня видела, я отпускал плоские шуточки в ее адрес, отчего лидер Тройки заливалась краской и закипала не хуже чайника. Не хватало только, чтобы из носика пар повалил…

— Ты что не видишь, он пьян как десяток матросов и капитан Лука! — взревела Эскель. — Вышвырни его вон!

— Ну, в произведении Некрова, Лука и его матросы довольно часто могли постоять за себя, — Череп снисходительно улыбнулся и даже подмигнул мне. — Может, сама попробуешь?

— Чего? — возмущенно протянула Эскель. — Я же девушка…

Их бессмысленный спор я прервал самым наглым образом. Подняв голову, я взглянул на обоих налитыми кровью глазами, и через зубы выдавил:

— Я все слышал!

Череп и Эскель быстро переглянулись. Я заметил в их глазах беспокойство, и отчего-то сильно обрадовался. Да, ребятки, переживайте, ибо вам сейчас будет не сладко… о черт, Эскель что, научилась размножаться или у нее есть сестра-близнец? Теперь в мире на одну стерву больше.

— Что именно ты слышал?

— Все! — сказал как выплюнул я, чертовски гордясь собой. — Я стоял за дверью битый час, и слышал абсолютно все!

Череп с сомнением поднял одну бровь. Эскель тоже позволила себе вымученную улыбку, но по ее лицу было хорошо заметно: девушка очень хочет, чтобы я убрался куда подальше.

— Я… бррр… слышал о вашем предприятии! От меня ничего не утаишь, я все знаю…

Дальше пошел бессмысленный монолог, который я не смог запомнить, а Черепа с Эскель — разобрать. Но видно я наплел им нечто такое, что заставило Тройку вновь переглянутся, после чего лидер «Преступников» меня спросила:

— И чего ты хочешь?

По телу прошла волна дрожи. Такого раньше со мной никогда не бывало. Больше не буду пить на голодный желудок! Жадность ни к чему хорошему не приводит…

— Возьмите меня в долю! — резко гаркнул я, чувствуя, что еще чуть-чуть и я свалюсь им под ноги. — Риск — мое второе «я», к тому же, в отличие от вас двоих — мне деньги есть куда девать! Я инвестирую золото в бордели, трактиры и игорные дома!

Эскель скривила свое личико, выражая тем самым все свое отношение ко мне и моим идеям. Потом я заметил, что глаза ее застыли и уставились в одну точку. Мне стало понятно, что Тройка устраивает ментальное совещание. С помощью своих сил и медальона, я попытался пробиться в поток , но головокружение так сильно завертело меня, что я оставил свои попытки. Интересно, когда же эта чертова комната прекратит вращаться?!

Тройке потребовались секунды, чтобы что-то для себя решить. Слово решила взять Эскель, приторно улыбнувшись, и начав говорить тоном, отлично подходящим для детей, умственно отсталых и пьяных в стельку. Она говорила очень долго, но я и половины не то, что запомнить — даже смысла уловить не смог!

— Твое предложение обсудим завтра, — заключила Эскель. — Видишь ли, у меня правило: я с пьяными никаких дел не веду. Никогда.

— З-завтра? — тупо повторил я. — Ладно, согласен.

Мне тоже не помешает отдохнуть.

Я медленно поднялся и очень осторожно поплелся к выходу. За дверью до меня отчетливо донесся голос Черепа, обращенного к Эскель.

— Завтра он обо всем забудет. Не беспокойся.

Ага, забуду. Черта с два!

На удивление всем разумным существам, утром я проснулся живым. В голове изредка стреляло, отчего я морщился и переворачивался с бока на бок. Кувшин воды, предварительно поставленный возле кровати, я умудрился перевернуть во сне, и теперь утолить неестественную жажду было невозможно. Стрелки больших часов (единственное приспособление в комнате, говорившее, что где-то далеко наверху солнце уже взошло) застыли на восьмерке.

Какой сегодня день? Выходной или нет? Вчера кажется была пятница, а значит… или четверг? Ох уж эти вечные вопросы, ответ найти на которые я не в состоянии. По меньшей мере сейчас. С большим трудом, превозмогая разбитость и желание лежать на месте неподвижным грузом, я встал.

С торчащими во все стороны волосами и опухшим лицом я направился к уборной, где просто обязана стоять бадья с водой. По дороге меня тревожило странное чувство, что я что-то упускаю. Я думал так усердно, как только умею, но ничего кроме недавнего проигрыша вспомнить не мог. Теперь я должен нехорошим людям кучу золота, которое они захотят получить в скором времени.

На мое удивление дверь в ванную была закрыта. Я несколько раз дернул за ручку, а потом начал сердится. Ну что же это такое?! Я здесь умираю, а они дверь запечатали! Что, ремонт решили устроить?

Решив, что одной дверью меньше, одной больше, я прицелился и что есть дури вмазал по замку ногой. Практичнее было бы использовать магию, но концентрироваться с похмелья — выше моих сил. Да и кости размять не мешает, совсем уже расслабился, полагаясь на чертов медальон…

Засов с той стороны двери упал на землю со стальным звуком, а я вновь схватился за ручку. Входя в довольно большую комнату с множеством отделений, я походу дела сплюнул вязкую слюну на мраморный пол. Не мешало еще и зубы почистить…

Скорее на уровне интуиции, чем увидев глазами, я понял, что в ванной не один. Быстро зашныряв глазами по всем углам, я успел заметить ладную фигурку и чей-то голый зад, быстро скрывшийся из виду. Я даже приободрился и почувствовал прилив сил, но почти сразу же меня постигло страшное разочарование: закутавшись в махровое полотенце ко мне вышла Эскель, и вид у нее был мягко скажем недовольный.

Я тут же начал смутно вспоминать, что вчера с ней о чем-то говорил, и почти вспомнил, когда она злобно зашипела:

— А ты разве не знаешь, что если дверь закрыта, то за ней кто-то есть?!

— Брось, — вяло отозвался я. — У тебя не на что смотреть, так что ничего непоправимого не случилось.

Эскель задохнулась от гнева и негодования, но я был не в том состоянии, чтобы спорить с ней. Отодвинув девушку в сторону, я двинулся к деревянному бассейну, где хранилась вся вода. И здесь-то меня ждало страшное открытие: вся вода была мыльной и к употребления явно не годилась.

— Ах ты, — сквозь зубы прорычал я, поворачиваясь к лидеру Тройки. — Душ принять не могла? Ты всю воду испортила!

— Да пошел ты, — огрызнулась Эскель, забрав свои вещи и покинув комнату.

В горле у меня запершило. Страшно хотелось пить. Очень простого, но важного в бытовой жизни заклятия вызова воды, я не знал. Осталось схватиться за голову и покрыть руганью виновницу моих бед. Иногда это помогает: выплеск эмоций уберегает от нервных срывов.

А потом я стал вспоминать вчерашний вечер. Отчетливо увидел начало своей пьянки, смутно — ее конец. Потом, уже более разборчиво, то, как я брел по коридору к ближайшей кровати и подслушал… точно! Я же подслушал важную информацию, благодаря которой можно срубить нехило денег!

Я опрометью выбежал из ванны, бросившись к кабинету Пейна, который сейчас нахально занимала Эскель. Ворвался без стука, и опять застал лидера Тройки в неподобающем виде: она как ни в чем не бывало одевалась, натягивая на себя кофточку. Увидев меня, глаза девушки гневно расширились, а потом из голубых, стали темно синими, сверкнув магическим огнем. Подобный фокус обожал проделывать и бывший владелец кабинета, но у некроманта цвет глаз менялся на порядок чаще чаще.

Шестым чувством, я понял, что Эскель сейчас сорвется и начнет психовать. И пусть я как бы архимаг, но знание этого меня не успокаивало. Эта девчонка в состоянии выкинуть такие фокусы, о которых мне и слышать не доводилось.

— Э-м, прошу прощения, — поспешно выговорил я, примирительно поднимая руки, и поворачивая голову в сторону, дабы мой начальник не слишком смущался. — Я по поводу нашей вчерашней беседы. Ты не забыла?

Эскель косо глянула на меня, весь ее вид выражал удивленное: я то помню, но вот как ты умудрился не забыть?! Что ж, ответ покрыт тайной: я бы и сам не прочь узнать. Может помог медальон?

Когда Эскель привела себя в порядок, а ее глаза вновь стали прозрачно голубыми, она неохотно указала мне на стул. Я тут же присел, глазами продолжая искать на поверхности стола кувшинчик или кружку с какой-то жидкостью. Сушняк самое противное что может быть, после головной боли.

— То, что ты вчера услышал, не имеет к тебе никакого отношения, — заявила лидер Тройки. — Это сугубо наше с Мелманом дело, о котором распространятся лишний раз не следует. Оно не сложное, но очень ответственное, так что помощи нам не надо.

— Не надо помощи? — возмутился я. — Это полная чушь! Не забывай, что я архимаг, а подобная поддержка никогда не помешает!

Для меня это был чуть ли не единственный шанс сохранить положение вещей. У меня довольно легкая жизнь. Я студент, я плохо учусь и не работаю. Но при этом наслаждаюсь всеми благами. А с недавних пор меня и донимать перестали…

— Не буду спорить, за последнее время ты многому научился, но предстоящая работа будет базироваться не на доскональном использовании магии, а на человеческих отношениях. Думаю, ты сам понимаешь, что такой гад как ты, нам здесь не помощник.

— Не скажи, не скажи, — возразил я. — Череп разве тебе не рассказывал, как я охмурил семейку Конструктора? Так что не упрямься — рассказывай в чем соль.

Эскель вздохнула, но придумать как отвертеться от назойливого меня не смогла. В конечном итоге ей же лучше быстренько мне обо всем рассказать, чтобы я скорее покинул ее. Девушка ведь она не глупая, понимает, что не отстану…

— Ладно, черт с тобой. — Эскель сдалась. — Все равно у тебя не хватит данных, чтобы участвовать в деле. Суть такова: есть одна особа, которая может быть ключом к довольно любопытной информации, чья стоимость может превысить даже самые смелые предположения.

— И?

— К указанной особе нужно постепенно втереться в доверие, чтобы она привыкла к тебе, начала доверять и, в конечном итоге, пустила тебя к своим тайнам.

Я непонимающе развел руками, задавая вопрос:

— И почему же у меня не хватает данных? Да я просто-таки создан, чтобы втираться в доверие!

Эскель уставилась в зеркало, начав поправлять свою прическу. Некоторое время моя персона игнорировалась, но если девчонка хотела таким образом от меня избавиться, то у нее ничего не получилось. Я продолжал сидеть, пока не услышал ответ на свой вопрос. Лидер Тройки говорила нехотя и с длинными паузами, верно надеясь, что я сам еще откажусь пока не поздно.

— Это невозможно. И не потому, что ты можешь не справиться, а потому, что ты находишься совершенно на другом уровне.

— То есть? — не понял я.

— Какой у тебя сейчас курс? Второй? А наша цель учиться на четвертом. Вот и задумайся.

Я задумался, но не слишком успешно. Ну четвертый так четвертый, в чем проблема-то? На это Эскель выдала мне целый ряд аргументов, и некоторые из них добрались даже до моего затянутого пленкой похмелья разума.

— Проблема только в разнице курсов? — уточнил я.

— М-мм, да. — С заминкой протянула Эскель, но по ее виду я сразу же понял, что она может выдать мне еще с десяток подобных проблем, из-за которых я не могу участвовать в предстоящей операции. — И это довольно существенно. Она вряд ли станет общаться с подозрительным типом, страшим ее по возрасту и младшим по иерархической лестнице.

— Она? — удивленно перебил я.

— Да, — Эскель обнажила зубки в улыбке. — Девушку зовут Жанна Элидеганс и у нее очень интересные родители.

— Родители?

— Именно. Нас интересуют ее родители. И пожалуйста, не спрашивай кого это «нас»!

— А если я переведусь на четвертый курс?

Девушка чуть склонила голову и лишь большим усилием воли не постучала пальчиком по виску.

— Это невозможно, — сказала она.

— Почему же? А как же мгновенный переход?

Эскель промолчала, но вскоре на ее лице заиграла самодовольная улыбка. Может быть, она что-то знает такого, чего не знаю я? Что ж, это возможно, но Гардинг когда-то сама говорила, что в Академии Королей есть возможность шустро перескакивать с курса на курс, сдавая экзамены экспромтом. В этом нет ничего необычного, а с медальоном Дархана — и ничего сложного.

— Что ж, — лидер Тройки что-то решила для себя и ее голос изменился, набирая тембр сладкозвучного шипения змеи, — если переведешься на нужный курс — считай мы договорились.

— Вот так и сразу бы!

Я отправил начальству воздушный поцелуйчик, от которого оно скривилось, встал и покинул бывший кабинет Пейна. Сейчас первоочередная задача это поиск питьевой воды и зубной пасты. А уже потом можно задуматься о других проблемах, в том числе и о переводе.

Натали Гардинг попыталась убежать от меня, но на каблуках оторваться от крутого архимага (особенно если он бывший сапер) невозможно. Я догнал своего декана и в который раз за сегодняшний день, начал ныть:

— Ну почему?? Что это за ерунда такая… мгновенный переход он ведь для всех, разве нет?

— Нет, — отрезала Гардинг, протискиваясь в дверь и стараясь шустро закрыть ее за собой; я вовремя подставил ногу и у Натали ничего не получилось. — Это невозможно. Да и вообще, с чего это ты неожиданно заинтересовался переходом на новый курс?

— Ну-у, — протянул я, не зная, что сказать, — нужно же расти над собой. Третий курс это конечно не нулевые подготовительные, но все же… там очень скучно! Не с кем поговорить, да и обучением занимаются там кое-как.

Я загнал Гардинг в тупик. По своей глупости женщина вбежала в кабинет, где выход был только один. И его заслонял своей могучей спиной я. Декан тяжело вздохнула, глядя на меня, и поняв свое положение, пошла в бой.

— Учат кое-как? — с сарказмом повторила она. — А может быть дела обстоят по-другому? Может учат хорошо, но кое-кто этим не пользуется? Из девятнадцати лекций ты был всего лишь на пяти! Твоя успеваемость самая низкая среди твоих однокашников и это достаточный аргумент для того, чтобы оставить тебя на третьем курсе. Скажи спасибо, что тебя еще не выперли с Академии…

Я невесело натянул губы, изображая недовольную улыбку: могли бы выкинуть — давно бы уже выкинули. И, не смотря на то, что мне начала нравится здешняя жизнь, обрести свободу я был совершенно не против.

— Но я архимаг, черт возьми! У меня же есть медальон: экзамены на четвертый курс я сдам без всяких проблем!

— Да, но по правилам Академии, — с самодовольством возразила Гардинг, — к подобного рода экзаменам допускаются лишь круглые отличники и одаренные гении. Ни тем, ни тем ты, Тод, не являешься, так что извини…

Натали Гардинг направилась к двери, но выпускать ее я не собирался. Слишком много времени ушло на то, чтобы загнать ее в глухой угол, откуда деваться просто некуда. Если сейчас дать деканше уйти, то потом выловить ее будет намного сложнее.

— Это нечестно! — воскликнул я, ненароком становясь так, чтобы проскочить к двери было невозможно. — Я упорно учился, можете меня проверить! Я управляю потоком не хуже чем вы!

Конечно это большая и наглая ложь, с потоком я совладать мог только при большой удаче, если бы не медальон Дархана и накопленная в нем манна, то я вряд ли мог бы колдовать. Но Гардинг же знать это не обязательно, я могу удивить ее, продемонстрировав пару фокусов.

Первым номером в моей цирковой программе стал защитный барьер, появившийся из моего пальца и застывший между мной и деканом прозрачной дымкой. Натали нахмурилась, а я напряженно сосредоточился. В магических учебниках очень четко прописывалось, что если маг посильнее ломает наколдованный барьер мага послабее, то последний будет чувствовать себя не лучшим образом. Его словно по голове ударят чем-то очень тяжелым, а мне не сильно хотелось испытывать подобное.

— Это что такое? — удивленно спросила Гардинг. — Ты хочешь напасть на меня, своего декана?

В ее голосе читалась насмешка, но где-то в глубине зеленых глаз я заметил и угрозу. Среди всех запретов Академии Королей, запрет на нападение на преподавателей самый строгий. Выгнать меня не выгонят — до сих пор действует постановление Храма Суда — но взбучку устроят знатную.

— Нет, — все осмыслив, наконец выдал я, сгибая напряженный палец и убирая барьер. — Просто хотел вам кое-что напомнить.

— В самом деле? Ну давай.

Она глядела на меня взглядом победителя, которого невозможно ничем пронять или достать. Несмотря на все мои уловки, Гардинг была абсолютно уверена в своем решении, и менять, судя по всему, его не намеревалась. Декан готовилась к любому новому фокусу, но то что я выкинул, ее поразило.

Уйдя в сторону я перестал заслонять дверь, освобождая женщине дорогу. Та приподняла бровь, и уже хотела воспользоваться возможностью сбежать, но в последний момент мои губы растянулись в гадкой ухмылке. Самым невинным голосом, я тихо произнес:

— Кгхм, леди Гардинг? А вы не забыли… о Королеве Доне?

Декан резко повернулась ко мне, взмахнув шелковой гривой волос. Когда я выполнял просьбу Дархана, рассказывая все Натали, мы условились, что этот вопрос больше подниматься не должен. Инцидент с Королевой Доной как и бунт древних до сих пор находился под грифом «совершенно секретно». Об этих, уже таких давних событиях, знали лишь единицы.

Так почему не воспользоваться и не надавить? Отличная идея как по моему, особенно если я не требую золотых гор, а просто хочу получить допуск к экзамену. Убивать меня, в таком случае, нецелесообразно.

— Мы же договаривались, разве ты забыл? — с прищуром напомнила мне Натали Гардинг.

— Да, конечно, — нарочито громко, прикидываясь дурачком сказал я. — Но с тех пор прошло много времени, вам не кажется? Наш контракт теряет силу…

— Я тебе сейчас покажу, что он теряет! — зашипела Гардинг. Она схватила меня под локоть и поволокла глубже в кабинет, чтобы не дай бог нас не подслушали. Когда я оказался припертым к подоконнику, мне в лицо уткнулся палец увенчанный устрашающим красным ногтем. Я содрогнулся — длинные женские ногти всегда меня пугали. — А теперь поясни мне, будь добр, что все это значит! Разве мы не заключили сделку, когда я обещала простить тебе все провинности? Или ты хочешь вновь вернуться к уборкам кладовых?

— Не особо, но если этим мне придется заняться на новом курсе — то так тому и быть.

Я заискивающе улыбнулся, но мое напускное радушие разлетелось о холодную стену серьезности Гардин.

— Ты опять за свое? — вспылила она. — Сколько можно повторять — это невозможно!

— В мире нет ничего невозможного!

— Есть! — отрезала Натали. — Я не могу тебе помочь. Согласна, сведенья, которые ты мне передал, во многом оказались точными (до сих пор ума не приложу как такое возможно, говоришь тебе сон приснился?), но требовать что-то взамен, особенно после того, как с тобой, изъясняясь твоим языком, «расплатились», неприемлемо.

— Но я же хочу развиваться в магических искусствах! Просто чудовищно с вашей стороны лишать меня шанса. Подумайте еще раз: кому я буду мешать, если меня допустят к новым знаниям?

Гардинг в задумчивости молчала в ответ на мой умоляющий тон. Это было хорошим знаком, и я продолжил свой нажим, ныл, словно просил у мамочки купить чертову игрушку.

— Я даже запишусь в волонтеры магических экспериментов…

— Правда запишешься? — подозрительно спросила меня Натали, перебивая на полуслове. Я чуть не поперхнулся, зафыркал аки конь, но все же нашелся.

— М-мм, конечно! Они могут на меня рассчитывать…

Второй Я, скрывавшийся за стеной моего сознания и не раболепствующий сейчас перед Гардинг, ругнулся и сплюнул себе под ноги. Нужно срочно продумать как откосить от волонтерства, иначе у меня вместо усов щупальца начнут расти. Кто там у них главный в лабораториях? Кажется Дэн Гороса? Посмотрим, посмотрим… кажется я найду способ как с ним договорится…

Натали Гардинг между тем вышла из своих раздумий. После длительного сражения с собой женщина невесело поаплодировала, и я понял, что моя точка зрения одержала победу.

— Ты вообще знаешь схему «мгновенного перехода»? — неожиданно спросила декан. — Расскажи мне о ней, немного…

— Ну-у… вообще-то последнюю фразу должен был произнести я.

— Вот как? Нечто подобного я и ожидала. Как всегда не разобрался как следует, и уже лезешь в бой. Как на тебя похоже.

Я развел руками, мне нечего было сказать, а Гардинг начала полоскать мне мозги. Стала рассказывать об истории мгновенных переходов с курса на курс, не забывая указать и тех личностей, что прославились сим занятием. Рекорд принадлежал Дархану — он окончил Академию Королей за шесть лет, чем навечно вписал себя на доску почета магической школы. Его медальон, между прочим, сейчас помогал мне упорно бить поставленный рекорд. За прошедшие полгода с момента показушной битвы с Пейна, я продвинулся на три курса вперед и научился достаточно хорошо применять магию. Как мне кажется…

— Суть мгновенного перехода — в испытании, которое устраивают студенту экзаменаторы, — продолжала Натали. — Никаких теоретических и практических рамок: препятствиями может служить все что угодно…

Дальше последовал не слишком приятный перечень несчастных случаев и всевозможных ЧП, но что поделать, без этого до золота не добраться. Придется все стерпеть, ведь жизнь, как говориться, дороже.

— Я все понял, можете воздержаться от дальнейшего словесного потока. Никакие препятствия меня не остановят — я должен попасть на новый курс.

— Что ж, тогда ладно, — Гардинг безразлично махнула рукой и прямо в воздухе появился клочок бумаги, ставший медленно падать к земле. Пока я его поднимал, декан успела выскользнуть из кабинета, оставив меня наедине с собой и рваным куском бумаги.

Я прочитал текст, написанный красивым ровным почерком. Там значилось следующее: «Прости, экзаменаторы мгновенного перехода на ближайшее будущее все расписаны. Но кажется одному профессору нужна помощь, он намечает небольшое путешествия, где ему может пригодиться помощник. Ты найдешь его по этому адресу. Все необходимые рекомендации я, так уж и быть, дам. Целую».

Я тупо моргнул несколько раз, а потом побежал догонять деканшу. Как назло, от нее уже и след простыл. Со злостью сжав клочок бумаги, я высказал пустому коридору все, что думаю о всяких грудастых магичках. Потом еще раз взглянул на указанный адрес, но ошибки не было.

Я простонал: Натали Гардинг все же сумела отомстить мне за украденное время. На бумаге ее же почерком был начерчен до боли знакомые координаты, куда я частенько отправлялся отбывать наказания, будучи еще только на первом курсе.

Профессор Герп терпеть меня не мог, и я отвечал ему взаимностью. Не знаю, что за предприятие он задумал, но чую, добром это все не кончится. Все что мне остается: утешать себя фантазиями на счет большого куша, который удастся урвать из новой, несомненно важной, авантюры «Преступников».

С недобрыми мыслями и без всякой охоты я плелся по открытой веранде к жилищу Герпа. Профессора пользовались особыми привилегиями, они жили в лучших апартаментах замков, а у кого было желание, тот мог поселиться в удобных коттеджах. Именно так поступил Герп, предпочитая летом жить почти что на свежем воздухе, с собственной лужайкой и садиком.

На подходе к калитке я налетел на защитные заклятия, но их все удалось успешно обойти. Я даже не сломал ни одного, из-за чего справедливо мог надеяться, что Герпу не на что будет сердится. Хотя моя рожа… ох он ее не любил, когда преподавал на подготовительном курсе. Каждую лекцию, иногда по два раза, он прикапывался ко мне, издеваясь с моей несообразительности и тугодумия. Интересно он долго будет ржать, когда я поведаю ему цель своего визита?

В одной руке у меня было зажато рекомендательное письмо от Гардинг, а во второй — хороших размеров булыжник. Когда идешь в гости к неприятелю, нужно всегда быть готовым к самым неожиданным поворотам. Конечно, как я уже говорил, избиение преподавателей сурово наказывались, но порой другого выхода у нас, студентов, просто не остается.

Калитка оказалась не запертой и я успешно проскользнул в тихий дворик. Камень, вопреки своим смелым мыслям, я все же выкинул, профессор Герп мог бы не так все понять и подпортить мне здоровья. Не смотря на свою дряхлость и вроде бы гуманитарное направление в магии, огненными шарами старик метался метко и быстро.

— Добрый день, профессор! — радостно воскликнул я, когда на мой стук, дверь отворилась. — Сколько лет, сколько зим! Я так за вами соскучился, что… ой, да вы поправились! Хорошо питаемся, а?

Герп хмуро осмотрел меня, но вскоре перевел свой взгляд мне за спину. Он справедливо считал, что такой как я не мог прийти в гости по собственной инициативе и без задней мысли. Я определенно отвлекал внимания, пока затаившиеся мордовороты пробирались к черному ходу и открытым окнам.

Прощупав ближайшее пространство с помощью довольно сложного сенсорного заклинания, Герп нахмурился еще сильнее. Его первоначальная гипотеза оказалась неверной — я пришел один.

— Чего надо?

Обычно он издевательски вежлив, но сегодня решил не ломать комедию. Видно посчитал, что не перед кем выделываться. Слова его были грубы и порывисты.

— Я к вам по делу, профессор, сэр, — я тоже решил сделать исключение и убрал привычный сарказм из голоса. — Вот.

Профессор хмуро взял записку и быстро пробежал глазами мою рекомендацию. Потом его губы насмешливо изогнулись, а мне стало не по себе. Чего это он так подозрительно лыбится?

По правде говоря, я ожидал целой тирады на полчаса, где Герп будет обхаживать меня насмешками и грубыми издевками. Это как раз в его стиле. Он, словно кошка, любит играться с пойманной мышкой… вот только кто ему сказал, что я — мышь? Впрочем, на этот раз профессор ограничился скупым насмешливым взглядом и только.

— Захотели перевестись на новый курс, мистер Тод? А сможете?

— Постараюсь.

— Тогда прошу за мной, — Герп скрылся в прихожей своего домика, знаком сказав мне, чтобы я следовал за ним. — И не забудьте двери закрыть.

Я оказался в хорошо обставленной гостиной. Два мягких диванчика стояли друг напротив друга, и между ними умостился кофейный столик, на который помимо газет и всякой ерунды, можно ставить ноги. Конечно, профессор Герп являлся большим любителем литературы и большая часть пространства была заставлена книжными полками. Я быстро пробежался глазами по корешкам, но любопытство меня не посетило. Все знают, что Герп — маньяк, который может держать у себя в библиотеке смертельно опасные свитки.

Мне предложили сесть, но на этом гостеприимность профессора закончилась. Он на некоторое время отправился на кухню, откуда вернулся с дымящейся чашкой в руках. Чай он конечно запарил, исключительно для себя.

— Итак, — сделав глоток и изобразив блаженствующую мину, начал Герп, — вам наверное уже сказали куда и зачем я отправляюсь, так что буду краток. Ваша задача будет предельно…

— Эм, извиняюсь, что перебиваю, но леди Гардинг не просветила меня на счет предстоящего мероприятия.

— Что? В самом деле? — Герп даже хихикнул; про себя я пожелал, чтобы старик обжег себе горячим чаем глотку. — Ну тогда ясно, почему вы еще не струсили и не убежали.

Он назвал меня трусом? Во урод! Да я ему такие чудеса храбрости могу показать, что… м-м… а что он имел в виду под своим тонким намеком, интересно бы знать?

— Поподробнее можно? — нехотя спросил я, чувствуя, как по спине начинают бегать мурашки.

— Конечно можно, — Герп ухмыльнулся. — Мне нужно собрать образцы для практических занятий по некрологии…

— Некрологии? — подозрительно переспросил я. — А разве она не запрещена?

Герп скосил на меня глаза и я почувствовал себя идиотом. Его слова подтвердили мой диагноз.

— Не путай некрологию с некромантией! Первое — это наука о мертвых, и она в Первом королевстве не является запрещенной, а второе — практическая черная магия; ее у нас не преподают.

— Но смысл-то один, верно? И там и там замешаны живые мертвецы…

Профессор Герп закатил глаза и фыркнул. На третьем курсе он не преподавал никакие предметы, а поэтому три с половиной месяца мы с ним не пересекались. За это время он уже стал забывать каким дебилом я был, и, верно, остаюсь…

— Что-то в этом мире остается неизменным, — вздохнул он, а потом налетел на меня с вопросом: — Как ты вообще получил эту рекомендацию, если не знаешь элементарных вещей? Учти, некрология — это один из важнейших предметов четвертого курса…

Старик допил свой чай и с помощью левитации отправил чашку обратно на кухню. Я сидел на диванчике, сражаясь с искушением взвалить ноги на кофейный столик. Интересно, Герп сильно расстроится? Ноги вроде бы у меня чистые…

— Твоя задача, — вернулся к инструктажу Герп, — будет заключаться в вскрытии могил и выуживании оттуда органического материала.

— Каких таких могил? — не понял я. — Мы что отправимся…

— Именно. Ты чертовски догадлив. Мы отправимся в Склеп.

Не теряя времени, я пустился на поиски подмоги. Со Склепами шутить нельзя, это вам не обычное кладбище. Подобные мавзолеи разбросаны по всему миру, и их обитатели пережили даже Большой Катаклизм. Хотя слово «пережили» не очень-то уместно в отношении живых мертвецов.

Брррр! Нежить! Как я ее ненавижу. А все началось с простых страшилок у костра, где матерые ветераны рассказывали молодняку о своих приключениях. Один такой — не помню точно его имени — вспомнил на ночь глядя одну старую легенду. Как-то раз, рота мечников, преследуя отряд дезертиров, спустилась в сырую пещеру, которая оказалась самым настоящим храмом. Мечники быстро отыскали ренегатов, но тут же были атакованы вампирами и зомби, которые не оставили от сотни человек и двух десятков.

Герп психопат если думает, что я ему стану помогать в осквернении могил. Пусть сам подыхает, а я посмеюсь над его трупом. Конечно при условии, что от него что-то останется.

Я ворвался в большую гостиную штаб-квартиры «Преступников» и застал там Пака и Логана, которые тихо о чем-то перешептывались. Заметив меня, они не выказали особого восторга. Что ж, я их прекрасно понимал: до встречи со мной, оба друга не знали смысла выражения упиться до блевоты и именно я им объяснил что к чему на практике. А что? Без этого в столь суровом мире вообще никак…

— Привет, — сказал я, подсаживаясь к своим товарищам. — Как идут дела по сбыту награбленного?

Недавно эти двое очень успешно совершили налет на каких-то своих дальних родственников. В операции я участия не принимал, увлеченный в то время успешным шулерством.

— Пока никак, — ответил Логан. — Антиквариат сейчас никому считай и не нужен. Нужно было забирать золотые подсвечники и столовое серебро.

Я некоторое время молчал, просто прислушиваясь к разговору о предстоящих соревнованиях по магическому фехтованию. Потом заговорщицким тоном я спросил у друзей, не хотят ли они неплохо подзаработать. Будучи от природы падкими к наживе, два товарища тут же согласились, но их пыл резко остудился, когда я стал вводить их в курс дела.

— Да ты что, — изумился Пак, — совсем с ума сошел! Это же чистой воды самоубийство…

Сам знаю, что самоубийство, идиот, зло подумал я, если бы все было просто, я не стал бы заманивать вас к себе в помощь. В слух же я сказал все тем же уверенным в своих силах голосом:

— Да вы не представляете сколько в тех могилах золота! Целые горы! А серебра — просто не счесть, они в старину его даже не ценили. И риск… ну да, риск есть. Может что-то с зубами из темноты выскочит, но если хорошенько подготовиться все будет в порядке.

Пак и Логан переглянулись. Взглядами придя между собой к соглашению, они дружно отказались. При чем аргументировали все до идиотизма по-простому: дескать у них времени сейчас нет, слишком много уроков на дом задали и все такое. Вот козлы, а я думал, что моя уловка сработает…

Понуро я направлялся к выходу из штаб-квартиры, когда мне по пути попалась Эскель. Та по достоинству оценила мою кислую рожу и решила надо мной поизгаляться. Она поздоровалась и ироничнее некуда, спросила:

— Как твои дела? Как успехи? Я просто хотела тебе напомнить, что задерживать реализацию операции из-за тебя мы не станем. Другими словами — в твоем распоряжении лишь несколько дней.

Я посмотрел лидеру Тройки в глаза. Мне даже показалось, что она догадывается о моих неприятностях, и если бы я не знал Герпа, то подумал бы, что эти двое сговорились.

— И не надейся, что я не справлюсь, — я улыбнулся самой уверенной и наглой улыбкой из всех, что пылились на моем складе.

Потом я ушел, так и не решившись попросить помощи у нее помощи. Вот еще, доставлять Эскель удовольствие! Пусть читает свои книжки и фантазирует вместо того, чтобы обосновано потешаться над могучим архимагом.

В условленное место я прибыл через два часа, так и не решив своих проблем. Подготовиться ко встрече с живыми мертвецами были невозможно за столь короткий срок. Конечно, если бы Мистер Боль, некромант по призванию и сущности, сейчас находился в Академии Королей, я бы без зазрения совести обратился бы к нему. Но увы, увы… где сейчас находится Пейн, мне неведомо.

Герп блеснул пунктуальностью. Он явился из-за угла как гром среди ясного неба, успев как следует меня напугать. Я чертыхнулся, схватившись за сердце, а профессор даже не подумал извиниться. Я обнажил зубы в оскале, после чего Герп вспомнил, что неплохо бы приступить к испытаниям мгновенного перехода.

— Но мы же еще не добрались до Склепа, — возразил я, недовольно поглядывая на гадкого преподавателя.

— Ну и что? Это не имеет никакого значения. Приступайте к работе.

Я проследил за его кивком и скривил губы. Надо мной определенно издевались. Наверное я просто создан для этого. В нескольких метрах от профессора Герпа застыла в воздухе поклажа. Как только я к ней подошел, она аккуратно опустилась на землю, намекая тем самым, что мне придется нести ее на плечах.

Я поклялся, что когда-нибудь устрою Герпу вырванные годы, а вместе с ним и Эскель с Гардинг. Они мне уже надоели. Сами целыми днями жируют, честному парню вроде меня не дают заработать копейку!

Когда большой мешок оказался у меня за плечами, я сложился пополам. Инвентаря в нем нагружено было килограммов на тридцать. Заклятие левитации очень бы мне пригодилось, но вот через портал с ним не пройдешь. Весь груз маг обязан тащить на своем горбу, иначе есть риск, что поклажа может рассеяться по потоку , а оттуда ее уже никакими заклятиями не выудишь.

Герп нарочито медленно начал читать заклинание по открытию портала, в то время как я стоял рядышком с выпученными глазами и крепко сжатой челюстью. Нашли ишака, черт возьми! Мешок за моей спиной был не только тяжелым, но еще и чертовски огромным. Профессор Герп умудрился запихать в него столько вещей, что стало завидно бы любому бродячему торговцу.

— Шагай вперед, — послышался через некоторое время приказ Герпа, но возмутиться у меня сил не хватило. С трудом переставляя ноги, я добрел до мягко пульсирующей воронки и без лишних вопросов вошел в нее.

На свободу я вынырнул резко и болезненно. Удержаться на ногах не удалось, огромный мешок припечатал меня сверху, лишив возможности дышать. Ругаясь от бессилия, я мощным рывком сбросил поклажу в сторону, после чего начал шустро собирать вывалившиеся инструменты. Важно успеть до того, как Герп появиться из портала, ибо я не уверен, что преподаватель обрадуется, когда увидит, с каким пренебрежением я отношусь к его вещам.

Когда работа была сделана, я получил шанс осмотреться. С присыпанной пеплом землей я познакомился несколько раньше, а вот сказать «привет» кривоватым мертвым стволам деревьев смог только сейчас. Угрюмый лес смотрел на меня с ярко выраженной враждебностью, предупреждая, чтобы я не совал свой нос куда не следует. Сам Склеп виднелся впереди, вырастая каменными колонами прямиком из-под земли. Очертаниями он смахивал на сооружения города Первой эпохи, находящегося под Академией Королей.

— Чего встал? — недовольно спросил меня Герп. — Давай шевелись. Нас ждет кропотливая работа, и поверь мне на слово, нам лучше окончить ее прежде чем солнце спрячется за горизонт.

С отвращением я приблизил к глазам свою добычу. Крючковатые пальцы, кожа на которых давно истлела. Интересно, об этих образцах говорил Герп или ему нужны какие-то еще? Над моей головой висел яркий шар света, помогающий мне ориентироваться в этой недружелюбной на вид пещере.

Пол был устлан пылью и слоями грязи. Я внимательно всмотрелся себе под ноги, определяя, что если местные жители и встают иногда на прогулку, этого не случалось уже давненько. Следов не было. Может быть Герп просто меня напугал? Он же не идиот в самом деле, отправляться за какой-то ерундой туда, где обитает нежить?

Я бросил скрюченные пальцы в подготовленный мешок и двинулся к другой могиле. Вскрывать что-либо надобности не было, в большинстве своем Склеп изобиловал десятками отрытых захоронений, где беспорядочными грудами валялись человеческие и не только кости. Конечно, здесь так же присутствовали запечатанные саркофаги, но к ним подбираться я даже не думал. Не моего ума дело… Главное доставить профессору нужные материалы, а там он уже поставит мне все необходимые нормативы.

Решив не церемониться, я стал без разбору сбрасывать прах в свой мешок. Один раз мне повезло, и я отыскал серебряную монету древней чеканки. На аверсе изображался какой-то мужик, запечатленный в профиль. Я стер пыль и спрятал находку в карман.

Профессор Герп, дав мне определенное задание, сам отправился вглубь подземелья. Сейчас старый жлоб наверняка был занят поиском сокровищ, ведь раба для сбора костей и черепов он себе уже нашел. Но я ведь не такой идиот… я тоже с пустыми руками уходить не собираюсь. Особенно когда мертвечина благополучно спит.

Выйдя из залы, где кроме костей ничего не было, я осмотрелся по сторонам, решая в какую же мне сторону пойти. В основном все Склепы давным-давно разграбили, но в некоторых, если хорошенько поискать, до сих пор сохраняются кой-какие интересные вещи. Как говорил один умный человек, нужно только искать…

Склеп нагонял на меня хандру. Это не то место, где можно приятно провести время. Хотя некоторые, наподобие Пейна, с удовольствием устроили бы здесь пикничок.

— Я все собрал, как вы и просили. Что делать дальше?

— Собери ещ е! — Герп никогда терпением не отличался, а когда был чем-то занят, так и подавно. — Потом отнеси все к выходу и жди меня.

— Э-э, а вам помощь не нужна?

Ответом меня не удостоили, но я уже знал, что делать. Сгребать чьи-то мощи в мешок смысла нет, но вот вскрыть могилку-другую в поисках ценного клада, не помешает. Авось найду какой-то магический предмет или пару золотых? А если нет — скажу Герпу, что занимался поиском «образцов».

Отложив мешок в сторону, я стал осматривать ближайший саркофаг. Он был стар как и все вокруг, каменная плита давно обросла мхом, надписей на надгробии было не разобрать. Воровато оглянувшись по сторонам, словно за мной мог кто-то наблюдать, я потер руки и начал сдвигать крышку в сторону. Весила она как минимум тонну, так что без магии обойтись не удалось. К счастью я выучил пару полезных в таких случаях заклятий.

На полпути крышка треснула, частью осыпаясь прямиком в могилу. От поднявшейся пыли я отошел в сторонку, но как только она улеглась, тут же подскочил к саркофагу. Усилием воли я опустил шарик магического света как можно ниже, и стал разглядывать добычу. Ничего ценного, даже дрянных бус… хотя, может под этой мертвой высохшей тушей что-то есть?

Напрягая мышцы, я сначала бесцеремонно перевернул тело на бок, а после и вообще начал вытаскивать горемычного покойника наружу. Он мне мешал, а это следовало исправить. На полу ему будет удобнее.

Покойник с громким шлепком упал на каменную поверхность, я отметил, что для давно истлевшего трупа он очень много весит. Но это не важно, гораздо интереснее другое: что же лежало под ним в его саркофаге?

Я стал разгребать пыль и костный порошок, процеживая и то и другое сквозь свои пальцы, наподобие сита. Ничего ценного мне не попадалось, и я стал разочаровано ругаться в полголоса. Ну надо же, зря только руки пачкал!

Придя к выводу, что эту могилу разграбили давным-давно, либо в нее изначально не клали ничего ценного, я отошел на несколько шагов. Ругаясь себе под нос, я стряхнул пыль с рук, попутно вытирая их об штанину, после чего с полуоборота заметил, что в зале не все в порядке. Сперва я не понял, что к чему, но через сотню ударов сердца до меня дошло. Тот покойник, которого я так бесцеремонно выкинул из могилы, ожил и теперь желал вернуться на нагретое место.

— Во черт! — воскликнул я, хлопая себя по лбу. — Как я мог забыть проверить печати?

Между тем оживший зомби меня заметил, поворачивая свою харю на голос. Я интуитивно сделал несколько шагов назад, чуть не перецепившись за мешок с собранным прахом. Зомби сверкнул глазами, но все еще думал, стоит ли приближаться ко мне.

Медленно, стараясь не делать резких движений, я присел, подбирая «образцы». Так же я вспоминал те уроки по магическим созданиям и всякой нечисти, где я не спал. Разве у зомби светятся глаза красным пламенем, что две свечи? Это же обычные трупы, которым вздумалось ожить, они ничем не примечательны. Разве только что… это не зомби!

Создание, наконец, расставило приоритеты и решило меня сожрать. Я как последняя барышня из высших кругов сразу даваться не стал, решив перед действом малость побегать. Рванув с места, я с диким воплем побежал по узкому проходу, время от времени разворачиваясь и пуская в темноту небольшие огненные шары. И судя по тому, что тварь не издавала ни одного звука — я ни разу не попал.

Через минуту меня чуть было не настигли. Где-то над самым ухом клацнули зубы, а загребущие лапы чудовища в наглую отобрали мой мешок. Убегать без него стало легче, но я уже представлял перед глазами кислую словно лимон, рожу Герпа.

Выскочив из-за поворота, я по инерции проскользил на подошвах туфлей, и продолжил свой бег. Непонятная тварь не отставала, видно в мешке ее ничто не привлекло. Что ж, здесь я ее понимал: кто прельститься сухими костями, когда перед носом маячит шмат свежего мяса?

Свернув на очередном повороте, я резко затормозил, развернулся и выставил перед собой руки. Заклятие, которое кропотливо готовилось все время моего отступления, было готово. Оставалось только дождаться монстра, и…

Тварь не заставила себя ждать. Не знаю, по нюху ли, или острому зрению, но она следовала по моим следам неотступно. Когда между нами оставались ничтожные два метра, она оттолкнулась ногами от пола и в прыжке устремилась, вытянув вперед руки и оскалив клыки, прямиком ко мне. Я тоже мешкать не стал и высвободил приготовленное заклинание. Коридор осветился ярким голубым огнем, а мне (видно из-за каких-то недочетов в формулах) пришлось сесть на задницу от возвратной волны.

Придя в себя, я встал и подошел к поверженному противнику. Как и полагается победителю, я несколько раз пнул бездыханное тело, проверяя, насколько в действительности оно неживое. Глаза монстра потухли, да и дергаться он не дергался. Расслабившись, я схватил чудище за пятку и с безразличным видом потащил его к выходу.

То, что Герп был удивлен до невозможности, я говорить не стану. Собранные мной образцы его вполне устроили, он даже задал несколько вопросов в духе, как же мне удалось прихлопнуть самого, что ни есть упыря. В ответ я лишь ухмыльнулся и сказал, что для любого студента четвертого курса это раз плюнуть.


Пролог | Почти герой. Дилогия | Сезон охоты