home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Посягательство на память

Несколько следующих дней я посвятил своему восстановлению в гостинице «Монета». Хозяин то и дело таскал мне наверх выпивку и жратву, а я ни в чем себе не отказывал. Все издержки на себя взяли «Преступники», а по-другому и быть не могло, ведь это из-за них я чуть не лишился самого дорогого. Жизни.

Как и ожидалось, меня никто не навещал. Друзей у меня здесь не было совершенно, а немногочисленные товарищи посчитали, что тратить время на бессмысленную встречу не нужно. Если возникнет необходимость — меня всегда можно найти. На счет прогулов занятий дело обстояло несколько серьезней, но что значат пара дней, особенно если я только перевелся?

Судя по всему все время моего вынужденного отпуска, Эскель занималась тем, что распускала гнусные слухи о моей персоне. И не факт, что лично. Эта девка чертовски не любила пачкаться о грязные делишки…

На четвертый день в дверь моего номера постучали и я лениво открыл. На пороге стоял паренек лет тринадцати, которого завербовала Эскель самолично. Он ей показался очень одаренным и смышленым малым, но больше всего в нем ее привлекало то, что он ненавидел всех благородных к ряду и готов был их чуть не зубами рвать. Очень похвальное стремление, надо сказать, но не смотря на это парнишка мне не очень нравился. Наверное все дело в его взгляде, взгляде монстра, готового убивать без разбору.

— Разрешите войти, Тод, сэр? — поинтересовался он, а я в свою очередь признал, что хоть субординацию малец признает.

— Конечно, проходи, — я посторонился. — Будешь пива?

На мою шутку он не ответил и как только дверь закрылась изложил суть своего визита.

— Госпожа Эскель хочет, чтобы вы явились сегодня на занятия. Это важно. Она говорит, что все готово.

— Правда? А зачем было посылать тебя, не легче ли отправить записку или вообще послать мысленный образ?

— Записка не может проследить, чтобы вы явились в замок, — невозмутимо произнес паренек, а его бесцветные глаза изредка мигая, смотрели на меня. Очень нехороший был взгляд, от которого непроизвольно по спине начинали бегать мурашки.

— Как тебя зовут?

— Раабал.

Больше вопросов я не задавал. Влил в себя остатки вчерашнего пива, оделся и вышел. Неспешным шагом идя в направлении к центральному замку, я размышлял для чего же меня вызвала Эскель. Неужто девочка придумала нечто столь мерзкое, что… даже представлять не хочется. Мальчик между тем шел рядом со мной, со стороны мы наверно смотрелись братьями, но я то знал, что Раабал никакой мне не брат — он конвоир. И вполне возможно, очень опасный. Ведь в «Преступники» за одни красивые глазки не вербуют.

Непосредственно в замке мы разделились, каждый пошел своей дорогой. Я, засунув руки в карманы и слегка сгорбившись, брел в сторону большой практической аудитории. Не постучав, вошел в кабинет, где уже расселась половина моей группы. Взгляды, устремленные ко мне были больше любопытными, чем враждебными. Я нахмурился и отправился на галерку.

Пусть мне преградил Хенк. Втянув живот и выпятив грудь, он взирал на меня сверху вниз. Я поднял на парня глаза, стараясь выглядеть как можно злее. Драться мне совершенно не хотелось.

— Чего тебе? — бросил я, но попытки обойти верзилу не сделал — пусть сам уступит дорогу.

Хенк хотел было уже что-то сказать, но замялся. Я заинтересовано изучил его лицо и надменности победителя там не увидел. Очень странно, надо бы сказать…

— Мм-м, знаешь, новенький, я считаю, что должен принести свои извинения. То, что было несколько дней назад, недоразумение. Понимаешь? Предлагаю начать знакомство заново.

И он протянул мне свою огромную ладонь. Я посмотрел на нее, моргнул, но никаких реакций с моей стороны не последовало. Нужно хорошенько все взвесить — вряд ли Эскель передумала, а если так, то мне совершенно незачем мириться с Хенком. К тому же я не привык прощать тех, кто совсем недавно безнаказанно пинал меня как собаку.

В общем я не обратил на протянутую руку никого внимания, если не считать презрительной ухмылки и демонстративного плевка под ноги. Хенк быстро понял, что к чему и убрал ладонь, сжав ее в кулак. На его лице отразился плохо скрываемый гнев. Парень был готов броситься на меня, но сдержался. Изобразив снисходительную улыбку, он пожал плечами и сделал шаг в сторону, давая мне пройти.

Усевшись за парту, я скрестил ладони вместе, делая вид, что мне жутко интересно находиться в конической комнате, обвешенной кристаллами и зеркалами. Кое-где имелись и гобелены, изображавшие странные рунические символы. Интересно, что задумала Эскель и где сейчас она находиться?

Я настроился на ее ментальный облик, но сознание девушки было заблокированным. Очень редкое явление, раньше я такого не встречал. Череп же ограничился скупой отговоркой, мол, потом все узнаешь.

— Главное находись в аудитории. В худшем случае ничего не случится и ты просто поприсутствуешь на практическом занятии.

Аудитория начала заполняться студентами. Некоторые заходя в класс кидали опасливые взгляды в мою сторону, словно я был голодным удавом, готовым броситься на них. Шеннон Пирс заходя, опустила взгляд к полу, избегая встречи с моими глазами, и быстро села между подружек ко мне спиной. Даже уродливый Лион, парень ставший жертвой жуткого проклятья, предпочел сесть между другими учениками, хотя раньше всегда отсиживался на задних рядах в одиночку.

Что за черт? Что могла им сказать Эскель, что их настолько напугало или насторожило?

В это мгновение в аудиторию практических занятий вплыла не главная, но виновница моих бед. С бессменной книгой под мышкой, в очках и с таким надменным видом, словно все вокруг принадлежит ей по праву. Захотелось ругнуться, но я сделал вид, что не замечаю лидера Тройки. В любом случае для большинства, мы совершенно незнакомые люди.

Я опять сделал попытку ментального контакта, и на сей раз у меня все вышло.

— Рассказывай.

— О чем?

— Не разыгрывай дурочку. Что ты уже успела натворить? От меня все шарахаются, словно от прокаженного! Чего они боятся?

Эскель ответила не сразу. Не обрывая связи, она сперва уселась за стол, а после начала готовится к занятию. Я уже думал, что она обо мне забыла, но нет, лидер Тройки ответила:

— Да почти что ничего. Мне удалось пустить слух, что ты абсолютный психопат, при чем психопат злопамятный.

— Они все ведут себя так из-за обычных слухов?  — не поверил я.

— Нет,  — призналась Эскель. — Не только. Вчера было совершенно нападение нанескольких учеников Академии. Они очень пострадали и сейчас борются за свою жизнь. Пока безуспешно. Но мне удалось (большими усилиями, между прочим) всех убедить, что за нападением стоишь ты.

— Чего???

— Это очень удачный способ сплотить между собой нужных людей.

— Но я же этого не делал! Если напали на учеников, то начнется расследование! Гильдия подкопается под меня и накинет аркан на шею!

— Не говори ерунды, — возразила Эскель, — у тебя же есть алиби, разве нет? К тому же нападение было совершенно за пределами Академии Королей. Все будет в порядке. Не говоря уже о том, чтоты сам хотел участвовать в деле, помнишь?

Я оборвал связь и заскрипел зубами от злости. Мне действительно нужно срочно найти большую сумму денег. Без них у меня начнутся серьезно неприятности, из которых выйти сухим вряд ли получится.

Вскоре в кабинет вошел профессор Герп, и настроение мое ухудшилось еще сильнее. Этого еще здесь не хватало! Его появление, особенно на практическом занятии, не сулило ничего хорошего.

— Доброе утро ученики, — поздоровался старик добродушным голосом. — Готовы начать практический урок?

Ответом ему послужил удар двери, и в аудиторию вбежала группа студентов. Все они выглядели запыхавшимися, они явно спешили на семинар Герпа. Но профессор такому рвению не обрадовался, его лицо исказилось, он с недовольством выслушал пылкие извинения, но пускать опоздавших в аудиторию не спешил.

Весь класс наблюдал за тем, как скряга Герп измывается над опоздавшими. Я лениво зевал, не проявляя никакого интереса, но совершенно случайно заметил в толпе Жанну Элидеганс. Девушку я видел всего несколько раз, да и то мельком, но не узнать ее было трудно. Она была обладательницей роскошных черных волос, переливающихся на солнце, имела ладную фигурку и довольно милое лицо.

До меня стало медленно доходить, зачем я понадобился на сегодняшнем занятии.

— Ладно, можете сесть! — наконец разрешил профессор Герп. — Но только за первые столы, чтобы я вас видел.

Студенты шустро заняли свои места, а старый преподаватель вернулся к своему благодушному тону. Он задал парочку риторических вопросов, выдал несколько шуток (совершенно не смешных), а потом сказал, что пора и начинать.

— Тема нашего сегодняшнего занятия, как вы помните, влияние и защита на разум. На предыдущих лекциях я вам рассказывал об этом довольно подробно, и пришло время попрактиковаться. Для благородных магов это очень важно. Никто не должен лезть в вашу голову.

Я недовольно поглядел на Эскель, но она не смогла оценить мой раздраженный взор, так как занимала одну из первых парт. Я видел лишь ее ровную осанку и светлые волосы, струящиеся по плечам. Учитывая, что я только перевелся, да к тому же пропустил сразу же три учебных дня, к сегодняшнему практическому занятию, готовым я не был. Интересно на это все и рассчитывалось?

— Пример всему классу покажет господин Тод, наш новый ученик, блестяще сдавший экзамен на перевод.

Повторюсь. Если бы я не знал Герпа, то решил бы, что они с Эскель договорились. Когда я вставал и гордо шествовал к профессору, про себя понося его последними словами, никто из группы не смел глазеть на меня. Неужели слухи пущенные «Преступниками» оказались настолько убедительными?

Остановившись возле Герпа, я спрятал руки в карманы и лениво оглядел класс. Профессор критически осмотрел меня, но замечания не сделал. Осклабившись, он обратился к остальным студентам:

— А сейчас я жду добровольцев, ведь господину Тоду понадобиться пара.

Студенты заметно переполошились, Герп наслаждался реакцией аудитории. Я так же краем глаза следил за изменениями и видел как Шеннон Пирс пугливо сглотнула и попыталась уменьшиться в размерах, сползая со стула. Хенк сидел прямо и гордо, но добровольцем идти тоже не желал.

— В случае если никто не вызовется, — пригрозил Герп, когда молчание стало затягиваться. — Господин Тод сам выберет себе жертву.

Я выловил взглядом Эскель. Все это не могло быть совпадением, она каким-то образом договорились с сумасбродным профессором. Не теряя времени я спросил ее об этом ментально, но ответ был более чем двузначный. Тогда я с ехидцей поинтересовался, уж не совратила ли она старикана, на что получил высокомерное «заткнись» и обрыв связи.

Что ж, дальше все оказалось предельно просто. Через пять минут, когда добровольцев выявить не удалось, профессор Герп сдержал свое слово, передав мне полномочия выбора. Я, почесав небритую щеку, картинно задумался, словно не знал в кого же мне ткнуть пальцем. По очереди я водил ним из стороны в сторону, следя за реакцией однокурсников. Шеннон Пирс наморщила носик, когда палец на секунду остановился на ней, но тут же расслабилась, когда он ушел дальше.

В конечном итоге перст судьбы пал на Жанну Элидеганс, которая такого поворота событий не ожидала. Верно, она думала, что психопат, особенно злопамятный, будет мстить в первую очередь своим обидчикам. Но ничего девочка, до Эскель тоже когда-нибудь очередь дойдет.

— Отличный выбор, — воскликнул Герп. — Элидеганс теперь на собственной шкуре поймет каково это — пропускать мои пары!

Мы стояли друг напротив друга, начав битву взглядами. У Жанны Элидеганс тут же проявился сильный характер, так как девушка не собиралась мне уступать. Она была полна решимости одержать победу, не смотря ни на какие слухи, что витали с недавних пор вокруг моей персоны.

Добрую минуту, что для ментального разговора, чуть ли не предел, Эскель просвещала меня в свой коварный план. Что ж, лучше поздно, чем никогда. К тому же в действиях лидера Тройки была определенная логика: теперь, когда я стою напротив цели, пойти на попятную нет никакой возможности. Мне придется выполнить все до единой мелочи.

— А мне полагается за это прибавка?  — на всякий случай задал я вопрос, но ответа, разумеется не получил.

— Основы вы знаете, — пропел Герп прямо над моих ухом. — Точнее должны знать. Итак, кто будет начинать?

Я кивком указал на Элидеганс, но девушка успела меня опередить, громко произнеся:

— Пусть он будет первым.

Я пожал плечами. Ну раз так, то я возражать не стану. В конечном итоге лишь время сэкономлю. Не смотря на большие пробелы в матчасти, я гораздо лучше подготовлен чем Жанна. Девушке никогда не приходилось по крупицам выуживать формулы заклинаний из памяти строптивого мага Дархана, который просто так ничего отдавать не хотел. Это не говоря уже о той защите, которую мне давал медальон.

— Ну что ж, — протянул Герп, — если стороны готовы… Начали! А вы все, — он обратился к студентам, — внимательно следите за изменениями в потоке .

Для меня мир вокруг не изменился, но для Жанны — о да, и очень сильно. Девушка с заплывшими глазами осела на пол, не обращая на окружающее пространство никакого внимания. Я подумал, что слегка переборщил и уже хотел высунуть щупальца из ее памяти, но вовремя одумался. Помогла мне в этом Эскель, незаметно кивнувшая, и понимание того, что мне очень сильно нужны деньги.

Копаться в чужом сознании намного сложнее, чем потрошить склады памяти собственного медальона. Для этого надо драконья концентрация, сила воли и просто терпение. Человек за свою жизнь запоминает кучу всяких мелочей; со временем они якобы забываются, но на самом деле просто уходят на задний план. Очень сложно выловить нужные пазлы, дабы в последствии сложить цельную картину.

Я закрыл один глаз, и изображения стали намного четче. В монохромном мире стала различимая маленькая девочка, над которой нависали огромные своды дворца. Вокруг сновали десятки и сотни людей, их лица я различить не мог, сколько не пытался: все это — мимолетные встречи на которые Жанна не обращала внимания.

Профессор Герп в ситуации пока не разобрался. Он успокоил жестом взволнованных учеников, переживающих за свою подругу и товарища, слащавым тоном подбадривая последнюю:

— Давай, Элидеганс! Борись с ним. Это не так уж и сложно: просто сконцентрируйся, только ты хозяйка своего сознания.

Но он ошибался. Сейчас я контролировал ее сознание, а она барахталась где-нибудь с краю, где девушку совсем не было видно. Все ее попытки блокировались медальоном, который расценивал их как нападение и отвечал защитной реакцией. Даже будь у нее целый вагон желания и годы опыта за плечами, она все равно не смогла бы отбиться от вторжения архимага.

Но времени мало, Герп не дурак, скоро все поймет и насильно вытащит меня из памяти девушки. Мне нужно быстро найти нужную информацию, подыскать варианты, от которых в дальнейшем можно будет отталкиваться. Это очень важно.

Картинки сменялись картинками с огромной скоростью. Попытка замедлить процесс вылилась в сильное головокружение, с которым я почти справился. Почти — это потому, что я свалился на одно колено, не удержавшись на ногах.

— Видите? Видите! — довольно кричал Герп где-то на краю моего восприятия. — Она сражается. Она может его одолеть!

Да уж, подобной ерунды мне слушать никогда не доводилось, но по иронии судьбы именно она дала мне лишнее время. Да, пусть думают, что Элидеганс успешно сражается со злопамятным психопатом. Я ж буду искать нужную мне информацию.

Наконец поток мыслей резко замедлился и я стал различать все довольно четко. Но чтобы полностью погрузиться в мир чужой памяти, следовало закрыть второй глаз. Веко медленно опустилось, погружая настоящий мир в темноту. Я почувствовал как оторвался от земли и попал в другое измерение.

Ощущения от перемещения в сознание девушки были довольно спорными. Я не возьмусь судить, плохими они были и хорошими. Для меня тогда не существовало разницы, ведь я к памяти Жанны Элидеганс не имел никакого отношения.

А вот, кстати, и она. Маленькая девочка бежит по коридору, кого-то преследуя. Я решил не отставать от нее, нисколько не сомневаясь, что она приведет меня к чему-то важному. В припрыжку я догнал свою цель, но она, как и ожидалось, меня не заметила. Я был просто призраком.

Интересно, я могу здесь проходить сквозь стены? Надо бы попробовать. Всегда мечтал о подобной перспективе.

С размаху я врезался в ближайшую стенку и, как и полагается, отскочил от нее. Разве что боли не испытал, да и мой нос целым остался. Что ж, призрак из меня получился никакой.

А между тем маленькая Жанна догнала свою жертву. Нею оказался высокий, но худой паренек, на вид лет семнадцати. Девочка с силой попыталась ударить его в живот, но тот ловко отстранился.

— Ты же обещал! — капризно заявила Жанна и попыталась нанести второй удар. — Обещал же!

Парень опустился на колени и обнял мою цель. Он что-то зашептал ей на ухо, но я подскочил слишком поздно, чтобы разобрать слова. Грязно ругнувшись, я больше не отходил далеко, и сейчас чуть ли не прижимался своим астральным телом к этим двоим.

Я уже чувствовал, что скоро должно произойти нечто важное, но неожиданно контроль над ситуацией стал пропадать. Сперва замерцали мои руки, а следом и все тело. Я уже думал, что вовсе исчезну из памяти Жанны Элидеганс, но меня всего лишь вновь окунуло в гонку образов. Картины менялись одна за другой, я не успевал разобраться что к чему. Голова отчаянно кружилась, оставалось лишь мысленно ругаться.

Небольшую остановку карусель совершила на кладбище, наполовину заставленном каменными надгробиями. Вдали я увидел целую процессию плачущих, скорбящих и расстроенных людей. Я бросился туда, уверенный, что Жанна среди этой толпы, но вновь меня унесло прочь, засосало в воронку бесконечного потока воспоминаний.

Вот черт, без практики в чужом сознании делать нечего. Меня вертело из стороны в сторону, словно я попал в тайфун, но сопротивляться этому я уже перестал. Только голова больше кружится, а толку никакого.

Я уже хотел вернуться назад, но пришло понимание того, что я не знаю как это сделать. Погрузиться в чужую память — погрузился, а выбраться наружу не могу, черт его возьми! Ясен пень, что нужно открыть хотя бы один глаз, но как это сделать, если я его не чувствую?

Между моими бесплодными попытками выбраться на волю, картинка вокруг меня иногда замедлялась. Я мог наблюдать отдельные моменты жизни Жанны Элидеганс. Увидел торжественный момент, когда девочку первый раз вывели в свет, многочисленные балы, первые способности к магии, радость и негодование родителей от успехов и проказ. И первую любовь.

Именно она заинтересовала меня больше всего. Не то, чтобы я успел разглядеть очень много, но высокого парня с телосложением воина не заметить было трудно. Жанне тогда было лет эдак четырнадцать, она была слабой тенью себя сегодняшней, но милой ее назвать все же можно.

Потирая руки, я подкрался к влюбленной парочке, которая обнималась за углом, желая подслушать их разговор. Я вел себя так, словно меня могли услышать, забывая, что для этого мира я не реален.

— Я люблю тебя, — послышались заветные слова, и говорила их именно Жанна; она прислонилась головкой к широкой груди своего ухажера, полностью расслабившись. — Это несправедливо, что мы не можем быть вместе.

Ее кавалер молчал. Пока он о чем-то думал я изучил его лицо. Возраста в нем было лет на двадцать, от чего я даже хмыкнул. Недурственное возрастное соотношение, очень недурственное. Здесь попахивает не любовью, а чем-то совсем другим. Но разве это мое дело? Лучше послушаем, что скажет этот красавец.

А красавец говорить не желал, его раздирали какие-то внутренние противоречия. Он лишь крепче обнял Жанну, словно согревая от холода, и поцеловал девушку в макушку.

— Нет, — наконец вымолвил парень, — мы всегда будем вместе. Я обещаю.

Жанна подняла голову и посмотрела своему любимому в глаза снизу вверх. Потом они поцеловались, а я чуть не прослезился. Какой трогательный момент! Жаль, что мне придется использовать его, чтобы расплатиться с долгами… но что поделать, я ведь важнее.

Парень между тем хотел заверить девушку в своих чувствах, давая новые обещания. Половину я опущу, ибо они значения не имеют, но вот кое-что он произнес достаточно важное.

— Пока я работаю у твоего отца, — говорил он, — пока я ему нужен, ничего не изменится. Возможно так случится, что я даже смогу получить титул. Да, такая возможность есть, твой отец говорил…

Я противно, совсем по-бабьи захихикал, радуясь что зацепка найдена. Теперь, когда точка отчета имеется, будет гораздо проще выполнить свою функцию, получить долю, расплатиться и зажить прежней жизнью.

От восторга я даже забыл, что не знаю как выбраться из чужой памяти. Сделав балетное па на одной ноге, я развернулся и изумленно застыл. В помещении был посторонний, и он, точнее она, смотрела прямиком в мою сторону. Не на жмущуюся друг к дружке парочку, а на меня, нематериального призрака! Может совпадение? Вряд ли.

Так, что здесь у нас… ноги, грудь, бедра, шелковые черные волосы, лицо, глаза, плотно сжатые губы. Сомнений быть не может. Это Жанна Элидеганс. Только как она оказалась здесь, хотелось бы мне знать? Неужто наконец смогла собрать волю в кулак и воспротивится моему вторжению?

— Интересно? — спросила девушка, развеяв мои последние сомнения.

— Да, немного есть, — иронично ответил я. — Кто этот парень?

Ее глаза вспыхнули таким гневом, что я даже опешил от неожиданности. Хотел было начать ее успокаивать, но мое тело начало быстро таять. С руганью я попробовал сопротивляться, но ничего путнего не вышло. Уже через какие-то мгновения, я осознал себя лежащим на полу в аудитории практических занятий, а из носа струилась теплая кровь. В голове гудело так, словно меня только что навернули дубинкой.

— Браво ученики! Браво! — услышал я громогласный вопль Герпа. — У Элидеганс получилось! Она смогла одолеть господина Тода, при чем почти бескровно…

Послышался дружный смех, и мне тоже захотелось посмеяться вместе со всеми. Как же, бескровно. Мы еще посмотрим, для кого это обернется большей кровью!

Приложив ладонь к носу, я осмотрелся по сторонам. Жанне помогали встать несколько подружек, заботливо поддерживая ее. Ко мне же никто не спешил. Что и ожидалось. Кого я могу назвать другом среди этого сброда? Черепа, Эскель? Да эти двое даже пальцем не пошевелят…

Развернувшись лицом к Герпу и пытаясь выпросить у него разрешение покинуть занятие на поход в лазарет, я не заметил, что Элидеганс смотрит мне в спину. Девушка была чем-то явно обеспокоена, когда ее уводили под руки подруги из аудитории. Она даже пыталась что-то сказать, но ничего связного выдавить из себя у нее не вышло.

— Сядьте на место господин Тод! — рявкнул Герп. — Вы же солдат, что для вас легкое кровотечение?

Ну да, конечно. Что еще можно ожидать от старого урода? Элидеганс вон ведь отпустил без вопросов… эх, гори оно все синим огнем. В другой жизни повезет.

Остаток занятия я отбивался от головокружения и несносной Эскель, которая почти ежеминутно пыталась войти со мной в ментальный контакт. Наконец я сдался, и мне пришлось все выложить как на духу.

Я был слишком уставшим, чтобы что-то скрывать.

Пиво на ужин вещь не полезная, но по-своему восхитительная. Я в который раз мысленно расхваливал Босфора за то, что он держит свое заведение в столь образцовом порядке. Конечно и платить приходилось не мало, но сейчас в этом проблемы никакой нет. Радуг у «Преступников» навалом, то ли у них свой человек в ведомстве, выдающий эти нехитрые камешки, то ли они скопили их другим путем. Мне бы золота сейчас…

Настроение мое омрачилось, когда я вспомнил о конверте. Письмо пришло сегодня днем, и о нем мне доложил хозяин гостиницы. Каким образом Иссиру удалось отыскать мой временный адрес оставалось загадкой, но паршивец в вежливой форме предлагал мне вернуть бабки. Конечно он написал нечто подобное: достопочтимый Тод, мы были бы рады с вами встретиться для новой игры и прочая прочая, а в конце указывалось, мол, не удобно ли вам будет сразу же вернуть нам наши деньги.

Да уж, ситуация. Нужно срочно искать деньги, ибо что-то мне подсказывает, что моих кредиторов не сильно успокоит мое ответное письмо, где я заявляю, что сейчас сильно занят учебой в связи с переводом на новый курс.

Полог отодвинулся (я сидел в отдельной комнатушке) и о дерево звучно постучали. Подняв голову, я увидел приветливое личико молодой служанки, которую я не раз пробовал затащить в койку. Безуспешно впрочем. Настроения повторить попытку у меня не было, поэтому я хмуро поинтересовался:

— Что-нибудь случилось?

— К вам посетитель, господин Тод, — немного обидевшись на мой тон, проинформировала меня девушка и скрылась из виду. Я не успел спросить ее кто ко мне пожаловал, из-за чего пробурчал нехорошее слово прямиком в пивную пену, сразу же делая глоток.

Наверно Эскель пожаловала или кого-то прислала. Хотя чего ей надо, если я все рассказал? Странно, странно… может быть у нас изменились планы? Если так, то я не удивлюсь. Последнее время они меняются очень часто.

Но ко мне вошла не Эскель, чему где-то в глубине души я был рад, но на поверхности, если не копать глубоко, ужаснулся. По спине пробежала волна мурашек, интуиция подсказала, что меня опять будут бить.

— Доброго вечера и приятного аппетита, — очень вежливо приветствовала меня Жанна Элидеганс, проскальзывая в узкую щель и сразу же садясь за мой столик. — Я не сильно помешаю?

Я с трудом проглотил глоток пива, чего со мной не бывало уже давно. На девушке был дорожный плащ, какой носят в дождливую погоду, с широким капюшоном. Стало понятно, что Элидеганс не очень хотела, чтобы ее узнали и запомнили.

— Смотря для чего ты пришла, — произнес я и через силу расслабленно облокотился на спинку скамейки. До сих пор моя интуиция подсказывала, что сейчас ко мне ворвутся шестеро дюжих мужиков, надают мне по почкам, да свалят по-тихому. — Если составить мне компанию на вечер, то ничего не имею против…

Жанна лукаво посмотрела на меня, взглядом предостерегая от дальнейшего словоизлияния.

— Я успела наслышаться о тебе, — заметила она. — Ты весьма колоритная личность, если не сказать большего. Но меня твои выходки мало интересуют, если честно…

— Просто так ты бы не пришла, — резонно отметил я. Через поток я усердно прощупывал местность, но ничего опасного не находил. — Говори.

Девушка для виду немного помолчала, вздохнула и даже глянула по сторонам. Вряд ли она предполагала, что нас могут подслушивать, просто собиралась с мыслями, скорее всего.

— Во-первых, — начала Жанна, — мне очень не понравилось, как ты обошелся с моими друзьями. С твоей стороны это было не очень эстетично, особенно если учесть, что слухи ходящие о тебе — неправда.

— Вот как? У тебя есть конкретные доказательства?

Пришлось изобразить убийственную вежливость, в которой каждый дурак опознает угрозу, но в глубине души я был рад. Ну хоть кто-то во мне не видит злопамятного психопата.

— Нет, — неохотно призналась девушка. — Просто я так считаю. Слухи не всегда правдивы, верно?

— Да уж, но в них порой есть доля этой самой правды.

Я подумал, не связаться ли мне с «Преступниками», но потом отбросил эту идею. Элидеганс наверняка заметит. Когда пользуешься ментальной связью, глаза, хоть и ненадолго, но стекленеют.

— Хорошо, — наконец продолжила моя непрошеная гостья. — Не будем спорить. Спор никогда ни к чему хорошему не ведет. У меня другое дело. Как насчет сделки?

— Сделки?

Я заинтересовано закусил губу, предварительно влив в себя остатки пива. Элидеганс внимательно за мной следила, словно по моей мимике и реакциях хотела прочитать мысли.

— Я по поводу сегодняшнего инцидента, — произнесла она.

— Да? А что с ним не так? — я ухмыльнулся. — Обычное практическое занятие, можно сказать даже удачное.

— Ты знаешь о чем я! — выпалила девушка, на секунду теряя терпение. — Ты залез в мою память! Не знаю, что ты там увидел, я успела перехватить тебя довольно поздно, но мне бы хотелось об этом поговорить.

— Да почти ничего, — соврал я, все с той же ухмылкой глядя девушке в глаза. Пришло время платить по счетам, а? — Не понимаю, чего ты переживаешь…

— Я о том, — к лицу девушки неожиданно прилила кровь, — о том моменте, где я тебя нашла.

— Ах о том моменте, — задумчиво протянул я. — И что?

— О нем никто не должен узнать.

Ну да, этого следовало ожидать. Вот только как мне поступить… нет, знаю.

— И сколько ты готова заплатить за мое молчание? — невинно поинтересовался я, словно обсуждал проплывающую по небу тучку.

— Что?? — девушка немного опешила, подавшись вперед. Подобного поворота она явно не ожидала, но к своей чести быстро взяла себя в руки. Возможно отчасти она стала верить тем слухам, что обо мне почти необоснованно распускали «Преступники». — Сколько ты хочешь?

— А во сколько ты ценишь мое молчание?

— Ты же маг! — не выдержала девушка, в ее глазах начало проступать презрение. — Разве так можно?..

— Можно, — грубо прервал ее я. — Не будем разводить полемику. Бизнес есть бизнес.

Жанна Элидеганс вся подобралась, выпрямила спину, уничтожила меня надменным взглядом. Мне даже показалось, что сейчас она свиснет мордоворотов, ожидавших снаружи, в общем зале. К такому повороту событий я подготовился, загодя прочитав формулу «Боевого телепорта». Заклятие это весьма сложное и требует много манны, его в основном используют на магических дуэлях, но порой оно пригодно и в бытовых ситуациях. С его помощью легко убегать, учитывая, что голова после его применения остается ясной как чистое стекло.

Но форс-мажора не произошло. Девушка, сидящая напротив меня, не делала никаких резких движений.

— Я могу заплатить тебе пятьдесят радуг, — через силу выдавила она. — Устраивает?

— Радуги? Кому надо эти камни! — фыркнул я. — Золото, пускай в ход золото!

— Но, — замялась Жанна, — золото же здесь не в ходу. Зачем оно тебе?

— Не твоего ума дело, — довольно агрессивно огрызнулся я. — Пятьдесят золотых монет!

— Чего?? Это же намного больше! Спустись к банку ведомства и ознакомься с курсом!

— Э-э, ладно. Тогда двадцать.

— Пятнадцать.

— Ты еще и торгуешься? — возмутился я, а потом с ехидцей напомнил: — Ты же маг.

Элидеганс и бровью не повела.

— Бизнес есть бизнес, — повторила мои слова Жанна. — По рукам?

— Черт с тобой, по рукам. Когда я получу деньги?

— А когда я получу гарантии?

— Гарантии, — напыщенно заявил я, — это мое слово! Я архимаг и не разбрасываюсь обещаниями налево и направо.

— Хорошо, — ее это удовлетворило. — Золота при себе у меня нет, как ты можешь догадаться. Но я напишу расписку, по которой ты получишь свои пятнадцать монет в банке. Идет?

Я подождал, пока Элидеганс наскребет на выданном ей клочке бумаги нужные абзацы. Девушка писала молча, но иногда на ее лице проскальзывало раздражение. Как же, она опустилась до уровня такого болвана как я! Или ей просто жалко денег? Такой вариант маловероятен, поэтому остановимся на первом.

Прежде чем отдать мне расписку, Жанна выдвинула свои требования.

— То, что ты увидел в моей памяти, принадлежит только мне и никому больше. Забудь обо всем, а если не сможешь — запомни: никто и никогда не должен узнать о… — девушка судорожно сглотнула, словно собственные воспоминания доставляли ей боль, — … о том, что было.

— Конечно. Как скажешь.

— Обещаешь?

— Слово чести.

В банк я успел сразу же перед его закрытием. Расписку Жанны Элидеганс сперва принимать не хотели, но я пригрозил им всеми возможными неприятностями, ссылаясь на профессора Герпа, декана Натали Гардинг и свой статус архимага. В конечном итоге молодой парень с кислой физиономией выдал мне туго набитый мешочек, который я тут же сунул в карман. Весело распрощавшись, я вышел на улицу.

Нет ничего приятней маленьких удач. Счастливыми они не сделают никого, но зато как поднимают настроение! Теперь я на крошечный шажок ближе к своей цели — отдаче долга. Конечно сумма эта пустякова по сравнению с той, которую я должен отдать, но лучше что-то чем ничего.

В «Монету», где я поселился до расселения (вскоре всех четверокурсников должны расквартировать по отдельным помещениям, что в нижнем городе), возвращаться не хотелось, поэтому я направился в ночной парк. Даже в это время суток там было безопасно, так как преступности в нижнем городе почти не было. Все боялись магов как огня, прекрасно зная, на что способна Гильдия. Наверное самым опасным элементом в округе был и остаюсь я.

Усевшись на лавку, и вдохнув свежий аромат хвои, я настроился на ментальный образ Черепа. Судя по всему, Райс Мелман преспокойно спал, когда я его потревожил.

— Чего тебе ? — зло буркнул он.

— У меня состоялся разговор с твоей бывшей подружкой. Ты понял о ком я.

— Ну?  — требовательно произнес Череп.

— Да так, ничего особенного. Хотел узнать как она в постели, знаешь — на всякий случай.

— Пошел ты!

Череп попытался оборвать ментальный разговор и вернуться ко сну, не восприняв моей невинной шутки. Мне пришлось приложить колоссальные усилия, чтобы нить связи не оборвалась. Медальон запылал на груди огнем, а я удивился, что на столь несложное действие, он реагирует так бурно.

— Ладно, ладно, я пошутил , — признал я. — У меня другое дело .

— Говори!  — раздраженно выпалил Мелман и я порадовался, что находимся мы сейчас далеко друг от друга.

— Мне нужно чтобы обитатели Академииузнали кое-какие факты из прошлого одной особы. Нужно распустить парочку слухов, а «Преступники» в этих делах мастаки.

— Сейчас?

— Чем быстрее, тем лучше.

— Дьявол! А я толькозаснул…

— На том свете отоспишься. Готов слушать?

На завтрашние занятия я пошел чисто из принципа, посмотреть на реакцию людей и самой Жанны Элидеганс. Привычно развалившись на галерке, я даже пролистал несколько страниц магического учебника, ознакамливаясь с устройством Пятого королевства. Оказывается, у них императором выступает минотавр, огромный человекоподобный бык. Интересно, а сколько мозгов в бычьей голове? Занятный вопрос, нужно как-то спросить об этом профессора Норан, если та уже не обижается на меня за непотребное поведение на ее парах и после оных.

Первую реакцию на мою вчерашнюю выходку выдала Шеннон Пирс. Не оглядываясь на ворох зловещих слухов, витавших над моей фигурой, она подошла ко мне и заявила какой же я урод. Мне осталось только почесать щетину и пожать плечами, мол, такой какой вышел. Другие студенты моей группы выявили свою неприязнь более скромно, а те, кто вообще не общался с Жанной Элидеганс, старались не замечать меня. Им, как и следовало полагать, абсолютно фиолетово.

Честное слово, не ждал, что слухи расползутся так быстро. «Преступники» действительно в таких делах мастаки, настоящие кудесники. По своему обычаю проспав первые два занятия, я прибыл на третье и история о любовном прошлом Элидеганс была у всех на устах. При чем, либо Череп либо Эскель добавили парочку довольно пикантных подробностей. И не забыли упомянуть, кто за всем этим стоит.

Последнего я не учел, но раз уж мне суждено быть врагом государства и народа, то зачем скромничать? Все равно всех собак отныне будут вешать на меня…

До начала занятия было добрых десять минут и я чувствовал, что за это время произойдет нечто важное. Кто-то из закадычных дружков оповестил свою подругу Жанну, что я явился. Появление разъяренной девушки в аудитории было лишь вопросом времени. Все было просчитано до мельчайших подробностей. Как я уже говорил, Эскель знает свое дело.

На всякий случай я выставил вокруг своей персоны мощный щит, дабы конфликт не закончился преждевременно. Меня же могут и пристукнуть в горячке, я же не стальной, от недружественного заклятия и помереть могу.

Полученное золото я припрятал в надежное место и отдавать его не намеревался. Да и вряд ли Элидеганс постоит за такой мелочью. Ей важно другое…

Она вошла как и полагалось стремительно и ровно, мантия за ее спиной металась из стороны в сторону. Можно было сказать, что девушка раздражена. Но это если преуменьшать. По правде говоря, Жанна была в бешенстве, которое она, к своей чести умело скрывала.

С некоторых парт раздались смешки, которые моментально затихли, стоило Элидеганс направить в их сторону взгляд. Суровая леди, ничего не скажешь…

Я встал ей на встречу, отложив книгу в сторону. Ухмыляться было опасно, но риск дело благородное. Особенно когда вокруг меня невидимый щит третьего уровня. Заклятие весьма сложное, но очень действенное.

— Прости, — с гадкой улыбочкой и как бы извиняясь, произнес я. — Я разболтал все гораздо раньше нашего с тобой договора. На твоем месте я бы поспешил договориться со мной сразу же после инцидента, но ты не додумалась…

Маленькая ложь, но нужно же хотя бы для виду сохранить лицо?

Жанна остановилась в пяти метрах от меня, словно брезговала подходить ближе. Возможно так и было, ведь ее глаза кроме презрения выражали только гнев. Мне даже стало как-то неловко, но дело есть дело, разве нет?

— Я… требую… сатисфакции, — очень медленно и членораздельно произнесла Жанна.

Я нахмурился. Чего это она вдруг вздумала разбрасываться непонятными фразами?

— Другими словами?..

— Я… вызываю… тебя… на дуэль.

Пришлось изображать удивление, хотя к подобному повороту событий я был готов. Студенты вокруг возбужденно зашумели. Кто-то размышлял вслух, что со злопамятным психопатом дуэлиться полное сумасшествие, а некто уже принимал ставки кто кого.

— Вызов принят, — со спокойной улыбкой и поклоном сказал я. Не признаю, что всю жизнь об этом мечтал, но я думал, что мне в рожу хотя бы бросят перчатку. Эх, жадины эти маги…

Жанна развернулась на каблуках и, чеканя шаг покинула аудиторию. На занятиях она присутствовать сегодня явно не желала. Я кстати тоже, но скрыться за ней следом не успел. Как только я встал и думал двинуть к выходу, в аудиторию вошел громадный — под два метра — мужик, преподаватель геополитики. С разочарованием я уселся обратно на стул, вспоминая что же я успел вычитать о Пятом королевстве. Шестое чувство подсказывало, что с этим профессором в кошки-мышки не поиграешь…

Эскель очень обрадовалась моим действиям, хотя виду не подала. Похвалы я и не ждал, если честно, давно привыкнув к царившей в этом мире несправедливости. Втроем, с Эскель и Черепом мы находились в бывшем кабинете Пейна; глава «Преступников» наматывала круги по комнате, не переставая рассуждать в слух.

Я скромно сидел в кресле, не принимая участия, но ничего из виду не упускал. Череп изредка бросал ленивые фразы и делал свои предположения.

— Дуэль, дуэль, — продолжала твердить свое Эскель. — Это очень хорошо, прямо таки здорово. Была вероятность, что Элидеганс пойдет на попятную, но гордость взяла верх. Как хорошо. Наш план гладко продвигается вперед. Кстати, ты знаком с правилами дуэлей?

Последняя реплика адресовалась мне.

— А? Чего? — я очнулся от своих мыслей. — Да, кое-что знаю. Дело нехитрое.

— Ну да, нехитрое, — согласилась Эскель. — И запрещенное.

— Почему же тогда маги постоянно норовят вызвать друг друга на дуэль? Обычная показуха?

— Нет. Дуэли запрещены Гильдией ввиду высокой смертности. В военное время магов по ерунде терять нельзя. Но если честно, то на запреты все чихают и смотрят на них сквозь пальцы.

Я пожал плечами, а мой блондинистый босс продолжил размышления вслух. С самодовольной улыбкой Эскель поведала нам с Черепом, что расстроенная Жанна обратилась к ней за помощью. Не смотря на внешнее спокойствие, Элидеганс очень переживала из-за своего сегодняшнего поступка, она считала, что не сможет противостоять мощи архимага, хоть и кастрированного (Эскель тут же поправилась, видя, как я пытаюсь встать, говоря, что это не ее слова, она лишь передает услышанное) и из-за этого ее честь может пострадать. И так как Эскель совсем недавно смогла победить меня (лидер Тройки самодовольно показала мне язык), Жанна обратилась именно к ней с просьбой помочь.

— В общем, — подытожила босс, — я согласилась ее тренировать.

— Да уж, план действительно работает. Но заметь — только благодаря мне. Ты входишь в плотный контакт с целью только благодаря моим мучениям! — пафосно заметил я. — А это стоит недешево.

— Господи, что ты с этими деньгами носишься! — Эскель фыркнула. — Сколько ты должен?

Я назвал сумму, и лидер Тройки разом заткнулась. Ее глаза округлились, а губы беззвучно вымолвили «сколько??». Наверное такой удивленной девушки я не видел никогда на своем веку. Череп кстати тоже обалдел, съехав со стула с приоткрытым ртом.

— Чего уставились?! — вспылил я. — Да, проигрался я малость! С кем не бывает?

— Малость? — вставая с пола, повторил Череп. — Да за такие деньги можно…

— Не отвлекаться! — приказала Эскель. — Долг болвана — это исключительно долг болвана! К делу он отношения не имеет.

Я повременил с тем, чтобы огрызаться, но спросил:

— Но вы же сможете его покрыть, если дело будет сделано?

Эскель и Череп переглянулись, я с замиранием сердца прочитал на их лицах сомнение. Неужели и они не смогут мне помочь? Что ж, тогда остается одна дорога — буду продавать органы местных студентов! Именно так, налажу связи с нечистыми на руку магами-целителями и…

— Это будет зависеть от того какую роль ты сыграешь в реализации нашего плана, — наконец нарушила молчание Эскель. — С этого момента ты должен неукоснительно ему следовать! Никакой самодеятельности и вольностей, ничего лишнего…

— Да понял я, понял. Но все идет пока хорошо, ведь так? Элидеганс как и полагалось, вызвала меня на дуэль, время мне уже сообщили ее секунданты — Шеннон Пирс и Хенк —, осталось только надрать ей задницу и все! Это сблизит тебя с ней, все в выигрыше, все довольны…

— Немного не точно, — Эскель мне погрозила пальцем, приклацивая языком. — Ты не будешь надирать Жанне задницу.

— А? Почему?

— Неужели ты не слышал, что я говорила? Она попросила меня ее тренировать! А тренировки ей нужны, чтобы одолеть тебя, черт возьми. Улавливаешь суть? По твоим глазам вижу, что да.

Именно. Суть я уловил, и она мне не понравилась. Кажется меня окончательно превратили в козла отпущения, заправского лоха. Ну конечно, кто бы сомневался… неудачи не так сплачивают народ, как общие победы. А что может быть приятнее, чем победа в дуэли над злопамятным психом? Об этом я не подумал. Дьявол! Нужно было меньше распространяться по поводу своих денежных затруднений, того гляди и жилось бы легче.

— Я тебе дам список заклятий, которым собираюсь обучить Жанну, — продолжала Эскель. — Ты все внимательно прочитай и подготовь противовес. Нам понадобиться настоящее зрелище! Ты ни в коем случае не должен упасть после первого магического выпада, это будет просто смешно и неправдоподобно. Изобрази борьбу, но следи за тем, чтобы твой амулет случайно не прибил бедняжку. Такое может случиться, не ухмыляйся.

Я стер появившуюся было улыбку с лица, и продолжил внимать с хмурым выражением.

— Если что-то пойдет не так, — пригрозила под конец Эскель, — то можешь забыть о нашем соглашении. Никакого золота ты не получишь, а твои кредиторы получат возможность затягать тебя по судам, а после бросить в темницу!

Вот, решил я, чья почка первой уйдет в руки магов-целителей! Эскель переживет, а если станет возмущаться, то через некоторое время на раскладку лекарей попадут и ее зубы. Справедливо? Как по мне так даже очень!

— Как скажешь… босс, — через сжатые зубы процедил я, а потом в надежде добавил: — А что на счет денег?

— Свой аванс ты уже получил. Остальное — после выполнения уговора.

Сука. Нечего больше добавить. Просто сука. Если бы я был на ее месте, то обязательно бы помог нуждающемуся подчиненному, попавшему в затруднительное положение! Черт возьми, жизнь несправедлива! Я и так пахаю как вол, добываю важные сведенья из памяти Элидеганс, выгляжу как полный идиот перед всеми, так меня еще и искалечить должны! Очень милая перспектива…

Откланявшись, я покинул штаб-квартиру преступников, желая поскорее убраться подальше от злобных интриганов. По расчищенной от печатей дороге я научился ходить самостоятельно уже давным-давно, но сегодня чуть было не попал в воронку древней магии. Виной всему раздражение и невнимательность. Прокляв еще раз Эскель, я постарался успокоиться, и дальнейший путь прошел без инцидентов.

Если судить здраво, то в чем-то она права. Все зависит от меня самого, от моего рвения и услужливости. Тройке золото ни к чему, они и так весьма богатые люди, так что в плане их честности я не сомневался. Они заплатят мне, как и договаривались. Может быть, если мне удастся их чем-то удивить, я даже смогу выцыганить их доли, что было бы просто замечательно.

По дороге домой, я попутно решил заглянуть к Гардинг, дабы уточнить кое-какие вопросы о моем переводе. Постучав, я немного подождал у двери как того требовал этикет, а когда мне не ответили, без зазрения совести вошел, как этикет этого уже не требовал. По непонятным мне причинам, декан никогда не запирала кабинет, даже когда куда-то выходила.

Сразу же я понял, что Натали на месте нет. Я решил подождать, нахально усевшись в ее кресло. Оно было очень мягкое, кожаное, и вертелось в разные стороны.

Минуты шли, а декана все не было. Я заскучал, прекрасно понимая, что в «Монете» меня ждет кружка пива и сытный обед. Может к черту эти организационные моменты? Потом все узнаю?

Я уже собрался уходить, когда бросил взгляд на длинный стол. Он как всегда был завален документами, но раньше они меня не интересовали по одной простой причине — Гардинг всегда была рядом. А сейчас ее нет, так что можно ознакомиться с ее бумажками.

Украдкой поглядев на дверь, я быстро просмотрел документы, складывая их в аккуратную стопочку. Гладя на бесконечные столбики абзацев я невольно пожалел свою деканшу, которой приходилось все это читать и перечитывать. На большинстве документов уже стояла ее подпись.

И тут мне на глаза совершенно неожиданно попался бланк на поселение. Я пробежал его глазами и с ужасом заметил, что меня подселили к Лиону, заколдованному уроду, с которым я, между прочим, уже успел поссориться. От Натали Гардинг я такого не ожидал. Конечно, мы порой с ней ругаемся по пустякам, но чтобы так меня подставлять…

Ну уж нет! Сегодня свершилось достаточно несправедливости. В дело должен вступить герой всех слабых и обездоленных, господин Тод Дархан! Схватившись за медальон, я с его помощью оживил буквы на пергаменте. Мое имя, написанное ровным и красивым почерком, нетерпеливо задрожало. Буквы запрыгали на месте.

Несколько мгновений я думал, куда бы себя пристроить. Отдельных апартаментов для студентов четвертого курса предусмотрено не было, надо обязательно жить с кем-нибудь из однокашников. А жаль, от отдельной квартирки я бы не отказался.

Мои глаза еще раз прошлись по всему списку. Непослушные губы расплылись в довольной улыбке, а все потому, что я, наконец, нашел себе соседа. Дело есть дело, если взялся — иди до конца. В этом Эскель права на все сто.

Усилием воли я перетащил свое имя в соседний столбик. Оно замерло аккурат возле надписи Жанна Пэр Элидеганс. Шеннон Пирс, ее уже прошлую соседку, я потеснил к Лиону Гарсу Дональе. Вот наверное тот обрадуется!

Деловито спрятав документ в средину кучи, я откланялся неизвестно кому и выскользнул из кабинета. Теперь с какого бы конца ни начала Гардинг перебирать бумаги, она вряд ли заметит небольшие изменения в одном единственном документе. Особенно, если она его уже подписала.

Моей находчивости нет предела, и я всегда об этом знал.

Моя дуэль с Жанной Элидеганс была назначена на шестой день недели. Сначала я не сильно беспокоился на сей счет, но после новостей, выданных мне «Преступниками» нешуточно задумался. Если не быть готовым, то можно получить десятки травм, особенно беря во внимание то, что я не могу сражаться в полную силу. Я вообще не могу сражаться! Я должен играть роль, а это совершенно другое…

Как бы то ни было, я решил потренироваться. Место выбрал подходящее, красивый и умиротворенный холмик, в траве которого изредка шмыгали зайцы. Откуда в горах зайцы я понять не мог, но видно маги Гильдии обо всем позаботились, когда сооружали флору и фауну Академии Королей.

Подняв листок на уровень глаз, я прочитал первое заклятие, написанное Эскель. «Огненная стрела». Наверное самое элементарная волшба, на которую способны даже дегенераты. И без медальона я смогу создать десятки стрел, а уж с ним… нет, это несерьезно, идем дальше. «Огненный шар», «Молния света», «Огонь правды», «Путы змея» (коротковременный паралич конечностей), «Призрачный молот»… Эх, да это же все не выше уровня горгульи! Ерунда какая-то…

Но мне пришлось использовать в своей скромной тренировке именно эти приемы. Вот я выпустил из пальца «Огненную стрелу», целясь в мясистого зайца, вот послал вслед за ней «Молнию света» и «Огненный шар». Все мимо. Или я косой, или заяц слишком юркий. Над точностью надо определенно поработать.

Зачерпнув из потока манну, я направил ее в левую руку, где быстро формировался «Призрачный молот». Как только он материализовался, я сразу же принялся испытывать судьбу зайца, молотя по воздуху как сумасшедший. В ответ на разных дистанциях происходили небольшие взрывы, поднимающие вверх комки земли вперемешку с травой. До ушастой бестии моя магия так и не дошла. Везучие нынче зайцы пошли.

Так же я отработал несколько форм защиты от магии, справедливо расценив, что это-то как раз и главное. Учитывая, что ущерб мне наносить воспрещается, следует проследить, чтобы и мне не сломали костей. За долгие века кудесники из Гильдии придумали сотни магических блоков, которые и запомнить все трудно, не то что исполнить. Я лично остановился на двух — «Щите третьей степени», защищающем от базовых и продвинутый магических нападений, и на «Доспехе магии», целью которого защитить владельца от любых физических атак известной силы. Очень полезно кстати, ведь в дуэлях порой убивает не сама магия, а ее последствия: взрывная волна, например.

После того как я одновременно пустил пять боевых заклятий в одну сторону, за моей спиной послышался смешок. Развернувшись, я хотел уже было поинтересоваться что же такого смешного, если ахать от восторга надо, но спохватился. А какого хрена вообще за мной кто-то подсматривает?

На краю холма (видно совсем недавно поднялся) стоял среднего роста парень с очень выразительным лицом. Такой харей даже Пейн похвастаться не мог, а ведь он был живым мертвецом! Лицо впалое, скулы выпирают в стороны, тонкая полоска губ, и глаза… глаза такие же как и у молодого Раабала. Жуть просто!

— Такими дешевыми фокусами на дуэли не отделаешься, — с высокомерной ленцой заявил незнакомец. — Разве ты не архимаг?

— А ты кто такой? — холодно спросил я, став к незнакомцу боком.

— О, ты меня не знаешь, — парень развел руками и сделал несколько шагов в мою сторону. Я не стал реагировать адекватно, а решил подождать. — Я хороший друг Жанны Элидеганс.

— В самом деле? И чего тебе от меня надо?

— Ты поступил очень нехорошо, когда нагрубил девушке да еще и прилюдно ее опозорил. Как ты считаешь, такое следует оставлять без внимания?

Прищурив глаза, я смотрел на незваного гостя, прокручивая в мозгу варианты. Решив играть по правилам, я ухмыльнулся и саркастически протянул:

— Значит у Жанны появился защитник… как интересно. Это она попросила тебя прийти? Боится за свое здоровье? Как я ее понимаю. Но, признаюсь честно, раньше я был о ней куда более высокого мнения.

— Она здесь не причем! — незнакомец яростно рассек ладонью воздух. — Я пришел сам, потому что посчитал это правильным. Жанна меня ни о чем не просила! Мало того, она даже не знает…

Я фыркнул, меня всегда тянет блевать когда я слышу высокопарные речи. Кем возомнил себя этот «хороший друг»? Рыцарем на белом коне? Парень еще не знает, но я ему расскажу — такие долго не живут.

— Не думаю, что Элидеганс обрадуется твоему вмешательству, — заметил я. — Так что уходи… пока цел.

Незнакомец обошел меня по правой стороне, неотрывно следя за каждым моим движением. Я поворачивался вслед за ним, не слишком веря в доблесть магов. Конечно, есть на свете дураки, но не все же относятся к этой благородной клике. Находятся и умные, которые не упускают удачных моментов…

— А не слишком ли ты на себя много берешь? — поинтересовался друг моей цели. — Да, ты носишь сильный магический предмет, да, к тому же кое-что умеешь и без него… но я — выпускник!

Он сказал это таким тоном, словно я должен пасть ниц перед его высочайшим величеством. О господи давно я не слышал ничего подобного. Правда раньше я и сам хорошенько приняв на грудь любил сотрясать дешевые трактиры высокомерными речами, но как же давно это было!

— А мне плевать, если честно, — признался я. — Будешь много болтать, сделаю с тобой тоже, что сделал с этим зайцем…

В этот момент заяц, которого я предположительно умертвил страшной смертью, выглянул из травы, выставив на показ свои торчащие уши. У незнакомца сразу же поднялось настроение, что он выразил в снисходительной улыбке. Я заскрипел зубами, поклявшись про себя, что точно пришибу мохнатого в следующий раз.

— Не будем медлить, — стерев улыбку, молвил друг Элидеганс. — Мне сегодня еще писать курсовую… так что не обессудь. Проверь свои фокусы на мне.

Меня не нужно было заставлять повторять дважды, я тут же выпустил в него сразу пять боевых заклинаний. Они с шипением устремились к противнику, но тот не удосужился даже сойти с места. Молниеносно взмахнув рукой несколько раз, он то ли уничтожил, то ли поглотил мою волшбу.

— Очень неплохо для мага четвертого курса, и просто ничтожно для архимага! А теперь — защищайся!

Выпускник напрягся и медленно стал отводить руки назад. Наверное я бы успел подскочить к нему и хорошенько двинуть парня в живот, но существует же понятие вежливости. Пусть парнишка покажет, на что способен. А потом… хм… распоряжения ему проигрывать ни от кого не поступало.

Подключив магическое зрение я прекрасно видел как в ладонях у выпускника собралось два насыщенных сгустка энергии. Мысля объективно, я дал бы оценку ситуации как фиговой. Мой щит от подобного удара может треснуть или вообще не выдержит нагрузки и лопнет мыльным пузырем. Придется доставать козырь из рукава… точнее из медальона.

Мой противник между тем окончил прелюдию и быстро сдвинул руки вперед, совмещая два сгустка в один. Ко мне со скоростью брошенного камня устремилась зловещая сфера, внутри которой магическими завихрениями танцевала энергия. Не возникало сомнений, что при попадании эта сфера взорвется.

Я сработал раньше чем враждебная атака достигла моего тела. Громко выкрикнув формулу, я почувствовал как мои ноги на миг оторвались от земли, а все вокруг смазалось и расплылось. Уже через секунду мир вернулся к норме, но я стоял за несколько десятков метров от эпицентра взрыва.

После попадания, полыхнул яркий свет, а сфера начала стремительно расти в размерах. Достигнув шести метров в диаметре, она потухла, а на ее месте осталась выжженная под корень земля. Ни травинки не осталось. Интересно, а заяц смыться успел?

— Да, красивый фейерверк, — с чувством протянул я. — Стихия воздуха, не так ли?

Выпускник сначала подскочил от неожиданности, а потом резко развернулся ко мне. На его лбу виднелась испарина, а довольство на лице тут же исчезло, стоило ему увидеть мою похабную рожу. Не попал, так и хотелось вякнуть, но все должно быть красиво и с помпой.

— Как ты?!..

— О, ничего сложного. Обычный «Боевой телепорт». Дешевый фокус.

Мой противник открыл от удивления рот. На его месте я бы поступил точно так же, да еще и ругаться, наверное бы стал, ведь волшба, которую я применил, была уровня минотавра. Есть от чего удивиться идиоту, который явился, чтобы хорошенько меня проучить. Полгода постоянного общения с медальоном не прошли даром.

— А теперь — поиграем, — сладко пропел я, и между моими пальцами запрыгали зеленые искорки. — Разминка перед дуэлью — дело святое.

Холм я покинул примерно через полчаса, хотя назвать его таковым было уже нельзя. Общими усилиями, мы с выпускником безбожно разворотили его, стараясь достать друг друга. «Боевой телепорт» мне пришлось использовать трижды, и сейчас я был жутко истощен. Мой противник знал дело куда лучше меня, но оно и не удивительно. Я относительно недавно стал считаться магом, а этот пройдоха ним был уже не один год. При чем магом он был действительно первоклассным…

Если бы не удача, хмуро подумалось мне, то я скорее всего проиграл бы. Уж очень ловкий оказался дружок у Жанны Элидеганс.

К холму уже спешили люди, среди которых и представители ведомства. Я ускорил шаг, не желая лишних разбирательств. Выпускника моя последняя атака не убила, я проверил, но сам факт нашего сражения уже являлся не слабым нарушением.

Нужно принять ванну, выпить чего-то и свалится спать. Но перед этим, конечно же, навестить лазарет, ибо сражение бескровным не было. Пострадал я не сильно — меня вскользь задел огненный змей, выпущенный выпускником, слизав начисто правый рукав моего плаща и оставив ожоги на руке.

В медпункте я оказался уже через десять минут. Новая медсестра охая и ахая взялась перевязывать мне рану, сперва намазав ее лечебными мазями. Я с грустью вспомнил Лаванду, девушку с малиновыми волосами, которой пришлось уйти после инцидента с Пейном. Тогда разразился огромный скандал, ведь бесследно исчезло несколько учеников Академии, и моя подруга была к этому причастна. Собственно она прикрыла отсутствие всех «Преступников», и когда некоторые из них не вернулись, девушка оказалась в щекотливой ситуации.

— Рука поболит пару дней, но ничего серьезного, — сказала мне медсестра, завязывая последний узел на моей перевязке.

— Спасибо.

— Выздоравливайте.

Я ушел с лазарета, все еще помня о своем плане. Сначала ванна, потом пожрать, а после… нет, сначала пожрать, а потом ванна! Раз уж я оказался в центральном корпусе то грех не воспользоваться случаем, особенно когда из столовой тянется столь приятный запах.

Как ученику четвертого курса мне теперь полагалось сидеть за новым столом. Длинный и полированный он стоял у дальней стены, и сейчас все студенты моей группы и потока усердно поедали приготовленные яства. Еле волоча ноги, я доплелся до места и плюхнулся на скамью. Придвинув к себе зеркальную тарелку тут же начал накладывать еду, но, подняв глаза увидел Эскель с Жанной Элидеганс.

Нет, ну угораздило же меня сесть напротив них! Что за день…

Сил не было даже на обычную ухмылку, не говоря уже о самой гадкой. Пришлось изображать сволочь другими методами. Я стал жадно пялиться на сиськи девчонок, и они это зразу же заметили. У Жанны Элидеганс отпала челюсть и задергалась бровь.

— Пошли отсюда, — наконец произнесла Эскель, вставая. — Я уже наелась.

Жанна кивнула и покинула стол следом за новой подругой. Я лениво провел их взглядом, после чего налег на еду. Ментальный удар о стены моего ослабленного сознания чуть не лишил меня чувств.

— Какого черта ты творишь?

— Эскель?

— Не усердствуй лишний раз. Из-за тебя я осталось голодной! Готовься лучше к дуэли.

— Я смотрю, все идет хорошо?  — Я проигнорировал ее слова. — Вы уже как две закадычные подружки.

— Не твое дело.

— Да уж, не мое это точно. Почему жетогдамое здоровье постоянно подвергается риску из-за него?

— Что-нибудь случилось?

— Ничего особенного. Осталось пару дней вот я и нервничаю.

— Успокойся. Все пройдет гладко.

— Эскель?

— Да?

— Отбивная просто восхитительная.

— Заткнись!


Сезон охоты | Почти герой. Дилогия | Поединок интересов