home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Поединок интересов

До сражения оставался всего какой-нибудь час, но я никуда не спешил. Мне нравилось лежать на нагретой за утро скамейке и всматриваться в густые кроны деревьев, раскинувшихся над моей головой. Вокруг витала умирительная тишина, словно я попал в самый настоящий рай. Никаких раздражительных звуков, разве что птички выдадут пару трелей да ветер зашелестит листьями.

Мое превосходное настроение не могло нарушить даже то, что очень скоро мне придется выступить мальчиком для битья. В мою сторону устремятся магические заклятия, и хоть одно, но поджарит мою многострадальную задницу.

Я прикрыл веки в надежде задремать, но потом передумал. Не хватало еще проспать весь дуэль, и тогда все решат, что я струсил. Кстати, такой вариант был бы идеальным: мне бы не пришлось проигрывать глупой дурочке, вызвавшей на поединок архимага.

Рука сама собой (в который раз!) полезла в правый карман, откуда извлекла красивую бумажку, окаймленную золотом по краям. Я никак не мог на нее насмотреться, хоть уже изучил каждую ее деталь. Капрал Бумми, говоривший, что любое предприятие, даже заведомо проигрышное, должно приносить выгоду, мной бы гордился.

На территории Академии Королей официально не существовало ни тотализатора, ни букмекеров, но в действительности же их найти было довольно просто. Порой эту роль брали на себя предприимчивые студенты, желающие подзаработать, но чаще — коренные жители нижнего города, имеющие прикрытие ведомства. С одним из таких мужиков, через Босфора, я и договорился, поставив на Жанну Элидеганс все свои деньги, включая весь аванс «Преступников». Ситуация подслащивалась еще и тем, что за несколько дней расползся крепкий слух о том, что злопамятный психопат разделался с выпускником факультета боевой магии. Соотношение ставок приняло логичный поворот: 19 к 1 на мою победу.

То есть я просто озолочусь! Стану очень-очень богатым, возможно вырученных денег хватит чтобы расплатиться с Иссиром и компанией, а возможно — у меня еще останется кое-что на карманные расходы! В общем — жизнь пока удается.

— Ты где? Все уже собрались.

— Не нервничать. Я буду вовремя.

— Как не нервничать?!.. План, он ведь…

— Я буду вовремя , — спокойно передал я свою мысль и вновь погрузился в сладостную нирвану. У меня еще есть законных десять минут, чтобы полежать на скамейке и ни о чем не заботиться.

Когда они прошли, я ловко вскочил на ноги и побрел в гостиницу «Монета», так как свою золотую, если не сказать бриллиантовую квитанцию, нужно оставить в безопасном месте. Если ее потерять, то плакали мои денежки…

Парочка постояльцев, с которыми я изредка пропускал стаканчик-другой, пожелали мне удачи, а я удивился всеобщей осведомленности. Слухи о предстоящей дуэли расползлись чрезмерно, не хватало еще вмешательства ведомства. Если бой не состоится — я не озолочусь. А это плохо. Хотя я слышал, что политика ведомства в подобных случаях довольно мягкая: они сами заинтересованы в подобных действах, ведь практика магических сражений очень важна в военное время. Скорее всего, они выставят своего наблюдателя, который будет следить за порядком, и который в худшем случае вмешается. Но все может быть и по-другому.

К месту встречи я добирался пешком и гордым шагом. Конечно, я не забыл переодеться, напялив на себя угрожающего вида черный плащ, который мне одолжил Райс Мелман. На плечах и спине красовались зловещего вида черепа, способные напугать особо впечатлительных. По крайней мере, прохожие не зря сторонились меня, освобождая дорогу и оглядываясь. С виду я был самым настоящим чернокнижником, прибывшем из Пятого королевства.

Я хотел, чтобы наш дуэль происходил за территорией Академии Королей, но секунданты Жанны (среди которых с недавних пор была и Эскель) не согласились. Свободного выхода с магической школы они не имели, поэтому место боя было выбрано за территорией нижнего города. Почти возле того холма, где я охотился на зайцев и сражался с выпускником.

Толпа собралась нешуточная, я отметил, что пришли не только мои одногруппники, но и куча ребят с других курсов. Даже пару малышей виднелось, возбужденно о чем-то споривших между собой. Я закатил глаза от всего этого фарса, но потом трезво рассудил, что подобный ажиотаж даже к лучшему.

Пробившись сквозь толпу, я остановился напротив группы Жанны Элидеганс, насчитывающей семь человек. Сама дуэлянтка облачилась в плотно прилегающий к телу белый костюм, словно в ответ на мое черное одеяние. Возможно выбор гардероба — тоже работа Эскель, ибо с чего это Череп вдруг захотел мне дать такой замечательный плащ?

Не нужно быть гением, чтобы понять кто здесь представляет Зло, а кто Добро. И Добро в который раз победит, исключительно из-за того, что Зло настолько жадное, что его можно подкупить.

Я не позаботился обзавестись секундантом, поэтому самому пришлось решать организационные вопросы. Шеннон Пирс и Хенк рассказали мне правила, я для виду подтвердил, что со всем согласен, после чего отошел в свой угол. До начала оставались считанные минуты. Зрители воспользовались этим временем, чтобы отойти подальше.

— Сексапильно выглядишь, — крикнул я, обращаясь к Жанне, которой облегающий костюмчик шел как нельзя лучше. Девушка не ответила, гордо задрав подбородок.

Я мысленно просчитал все свои ходы и прикинул, как лучше завершить магическую битву. Не дай бог случиться так, что какое-то мое заклинание эта девка не сможет отразить и вырубиться у всех на виду. Тогда я буду считаться победителем, потеряю кучу денег, да еще и по шее от Тройки отгребу.

— Начали! — громко возвестила Эскель.

Я не стал терять даром время, а тут же произнес несколько заклятий, давно приготовленных к использованию. Их действие я направил на свою персону, становясь разом сильнее, ловчее и быстрее. Моя реакция выросла в несколько раз, я видел как Жанна в замедленной съемке поднимает свою ручку, дабы выпустить в меня какое-то дешевое заклятие.

С пальцев девушки сорвалась вспышка, которая постепенно стала удлиняться, превращаясь в подобие стрелы. Огненный заряд понесся в мою сторону, но я смог уклониться не используя никаких ухищрений. Просто ушел в сторону, пользуясь нечеловеческой скоростью и реакцией. Ха, теперь понятно, почему маги-мечники Гильдии считаются лучшими бойцами в королевстве! С такими-то заклятиями в арсенале это не мудрено…

Подобравшись к девушке, я почти вплотную ударил ее сгустком грубой энергии. Та взвизгнула и свалилась на траву. Я в ужасе замер над ней, боясь предположить самое страшное. Я опасливо повернул голову в сторону зрителей, в первых рядах которых стояла Эскель. Лицо у нее было более чем напряженное.

— Вставай, дура! — чуть ли не взмолился я.

К моему счастью Жанна открыла глаза и с положения лежа выпустила в мою сторону две магических стрелы. От одной я ушел влево, но вторая прошила кусок моего плаща насквозь. Запахло дымом и мне пришлось резким движением срывать свое устрашающее одеяние с плеч. Бросил я его в Элидеганс, но та ловко отскочила в сторону.

Пользуясь заклятием магов-воинов, я поступал не совсем честно по отношению к своему оппоненту. Жанна никогда не изучала боевую магию, сделав упор на другую специальность, и мне бы следовало поддаться. Может быть пусть один разок попадет по мне?

Большим усилием воли я остался стоять, когда огненный шар летел прямиком мне в грудь. В последний момент я выставил простенький щит, но сила удара меня потрясла. Задыхаясь, я проскользил по траве с выпученными глазами. Потом я закашлялся, отхаркивая кровь. Дьявол!

К большой радости для меня, Эскель не научила свою новую подругу правилам ведения боя, гласившим, что лежачий противник — самая легкая мишень. После контрольного удара, всегда должен идти последний, добивающий.

Встав и утерев рот рукой, я зло ухмыльнулся, как и полагается злопамятному психопату. Жанна с отвращением отвела взгляд, и в этот момент я атаковал. Выпустил прицельно огненной струей, целясь девушке под ноги. Ей достаточно сделать шаг назад и она будет в безопасной зоне…

Но Элидеганс поступила по-другому, чем несказанно удивила меня и всех зрителей. Она сделала шаг вперед и приняла огонь на открытую руку. Я уже подумал, что все, звездец настал девке, как вся огненная струя оказалась приструненной и теперь была в руке у моего противника. Не долго думая, она пустила мою же магию в меня.

Убегать было бессмысленно, а щиту я уже не доверял. Огонь неотвратимо надвигался на меня, как огромная пылающая змея. Не прибегая к помощи медальона, я выставил вперед палец и высвободил формулу «Ледяного скипетра».

Холод и жар встретились на пол пути от меня и Жанны, взаимно уничтожая друг друга. Решая повеселиться, я сразу же призвал себе в помощь стихию ветра, направив ее на своего оппонента. Была бы на Элидеганс юбка, зрелище открылось бы незабываемое, а так девчонка только прикрыла глаза рукой и медленно отступала назад.

Обожженная в схватке с выпускником рука неожиданно заболела, из-за чего я поморщился. Битву неплохо бы закончить, но тогда зрители останутся недовольными. Пока даже прецедента не случилось, из-за которого я мог бы проиграть.

Дальнейшие полчаса сражения протекли довольно вяло. В основном я атаковал, не давая Элидеганс возможности на контратаку, но и следя за тем, чтобы она случайно не окочурилась. С каждой минутой моя уверенность росла, а ее падала. Дошло даже до такого, что девушка чуть не расплакалась, когда я в который раз блокировал ее атаку и гнусно рассмеялся ей в лицо, приговаривая всякие гадости. Боясь, что она может сдаться, я прибег к радикальным решениям. Опять подставил себя под ее магию.

В этот раз мое тело подлетело на несколько метров, а потом болезненно упало на перерытую от взрывов и ударов землю. Толпа радостно взревела, поддерживая свою фаворитку. Флажком же с надписью «Тод — чемпион» не махал никто.

Как только я встал, в меня врезалось еще два боевых заклятия, но, судя по их слабости, я сделал вывод, что мой противник почти истощен. Еще немного и свалиться без чувств. Этого только мне не хватало.

Медальон на груди заискрил разноцветными искрами; он хотел вмешаться. Представлять, что же случиться, если в ход пойдет сложная магия, я даже не пытался. Вскочив и расставив руки, я бросился на Элидеганс. Подбежав к ней, я начал по-варварски ее душить, изображая на лице страшное усердие. Девушка закашлялась, но нашла в себе силы произвести последнее заклятие.

Это была простенька магическая стрела, которую я к тому же не почувствовал, но, помня о горах золота и своем соглашении с «Преступниками» я свалился под ноги девушке, страшно корчась от выдуманной боли.

Прикрыв глаза и изображая потерю сознания, я слышал как радостно визжит толпа, как подбегает к Жанне Эскель со своими поздравлениями, как кто-то пинает меня под ребра… Эй, да меня действительно лупят! При чем человек сразу эдак четыре. Сжав зубы, я сдержал порыв вскочить и надрать им задницы.

— Вот козлина, — услышал я раздраженное. — Из-за тебя я проиграл сорок радуг!

— Да что там, я знаю парня, который поставил на него всю свою стипендию…

— Получи, гад!

По очереди ко мне подходили все недовольные исходом поединка и срывали злость на моем бездыханном теле. Если бы не «Доспех магии», который я успел произнести, то у меня не осталось бы ни одного целого ребра. Каждый из огромной толпы хотел подойти ко мне и угостить пинком. Кажется на этой дуэли озолотился один только я и букмекер.

Я стоял на коленях окруженный враждебными студентами. Хенк на всякий случай положил мне на плечи свои лапищи, чтобы я никуда не делся. Некоторые особо инициативные уже предлагали Жанне способы меня проучить. Эскель стояла рядом с нашей целью и хранила гробовое молчание.

— Он нанес оскорбление твоей чести, — говорила Шеннон Пирс. — Будет правильно, если ты поступишь так же.

— Свою честь я уже защитила! — тяжело дыша, но с самодовольством прохрипела Жанна. — Большего этот мерзавец не стоит.

Вокруг тут же закипел новый спор, все дружно решали, что со мной делать. Я плохо скрывал свое раздражение, но окружающие принимали его как должное. Они думали, что я проиграл и чувствую себя преотвратно. Знали бы эти олухи, сколько денег я поднял на этой дуэли…

— Нет сомнений, что этот человек опасен! — визгливо донесла свои мысли до всех одна из подружек Жанны, которая видно считала, что она следующая в моем списке. — Нужно принять меры, нужно чтобы все узнали…

Хенк сильнее сжал мои плечи, видно разминая пальцы. Я подумал, что хорошенько ему заехать в нос не помешает, когда все утрясется. Гвалт голосов вокруг меня тем временем нарастал; кто-то даже кричал, что мне нужно сломать ноги, да так, чтобы они не срослись. Ну и маги нынче пошли… малолетние варвары.

— А вспомните тех двух студентов! Говорят один уже погиб!

— Но никто не доказал, что это сделал он, нельзя судить его по простым слухам…

— Как же нельзя… Все знают, что именно он приложил к этому руку.

— Сломать ноги!

Мне стало неуютно, захотелось побыстрее славить, и забрать свой выигрыш. Босфор уже наверняка обдумывает варианты. Я настроился на Эскель и быстро вошел с ней в ментальную связь.

— Заканчивай этот цирк. Ноги видите ли они ломать мне собрались

— А чем плоха идея?

— Не издевайся. Вытаскивай мою задницу из проблем!

— Как скажешь.

И тогда она взяла слово. Судя по всему, у своих одногруппников Эскель пользовалась уважением. Все замолчали, видя, что она вышла вперед. Жанна кивнула, словно бы давая свое благословение.

— Этот человек, — начала мой босс, — определенно заслуживает наказания. Но все ваши предложения — просто варварский способ отомстить. Благородные так не поступают.

— А как же они поступают? — язвительно спросил парень, проигравший на этом бое всю стипендию.

— Мы поставим метку! Точнее Жанна это сделает на правах победителя. Как вы все знаете, в любой магической дуэли, если оппоненту дарована жизнь, маг-победитель должен оставить ему на память магический знак…

— Что происходит? Ответь мне!

Но лидер Тройки обо мне забыла. Развернувшись к толпе, она продолжила вещать, разогревая публику с каждым словом все сильнее. Вскоре стало ясно, что они полностью на ее стороне и теперь все зависело от Жанны.

О магических метках я знал много. Когда-то у меня была одна такая, красовавшаяся черной краской на предплечье. Мне ее даровал с помощью некромантии Пейн, он же ее в последствие и убрал. А так называемые дуэльные метки это послужной список мага, официальный перечень его побед и поражений. Иметь метку — позорно. Те у кого она есть, прячут ее всеми доступными средствами. Говорят, смыть такую невозможно без посторонней помощи специалистов.

Не то, чтобы я человек гордый, но прошлая татуировка доставляла мне много хлопот, поэтому новую мне заводить как-то не хотелось. Воспользовавшись тем, что Эскель стоит ко мне спиной, я вызвал в памяти заклинание, которое держал на самый крайний случай. Мне пришлось бы его использовать, если бы Жанна Элидеганс на дуэли показала чудеса боевого мастерства…

Руки Хенка сжались еще сильнее, словно он почувствовал неладное. Но такая ерунда остановить меня не могла, резко вскочив на ноги, я громко закричал и вместе со своим гневом выпустил заклятие уровня грифона. Полыхнуло светом, послышались крики толпы, не ожидавшей от меня ничего подобного. Целью я, конечно же, выбрал Эскель.

Сразу же после использования моего козырного туза, я воспользовался «Боевым телепортом». Хенка, крепко державшего мои плечи, унесло вместе со мной. Когда нас обоих выкинуло из воронки, я воспользовался замешательством громилы. Взобравшись на него, я начал остервенело бить его по лицу, разбивая нос и губы в кровавую кашу.

— Нашли… идиота, — сквозь усердие бормотал я. — Метку… а как же… уроды…

Оставив подающего слабые признаки жизни Хенка в покое, я шустро скатился с холма и дал деру. «Боевой телепорт» не мог перенести меня далеко, но мне повезло, что сейчас толпа была занята более важным делом. Они считали пострадавших.

Жанна в слепую шарила перед собой руками. Глаза приходили в себя слишком медленно. Им был нанесен жестокий и подлый удар. Вокруг себя девушка слышала крики и стоны, словно она в раз оказалась на поле битвы. В голове звучал один вопрос: что произошло? Как проигравший Тод смог найти в себе силы для столь мощной контратаки?? И почему тогда он не использовал этот прием раньше?

Кто-то схватил ее за плечи, потряс, говоря что-то прямо над ухом. Она не слышала. Что же происходит вокруг…

Наконец мир вокруг стал проясняться. Яркие пятна в глазах медленно ушли, и девушка увидела молодого парня, чья кисть светилась голубым пламенем. Солдат ведомства? Но почему… так поздно?

Всей душой Жанна желала, чтобы этот глупый дуэль был прерван. Если бы ведомство не допустило сражения, то ей бы не пришлось состязаться в умении делать другим больно… Но она победила, правда?

— С вами все в порядке? — как сквозь пелену услышала девушка голос молодого лекаря. Слух тоже возвращался к ней.

— Да, — Жанна кивнула. — Что произошло?

— Несчастный случай, — парень хмыкнул и отошел от нее, взявшись за другого пострадавшего.

Встав, Жанна первым делом осмотрела себя. Ее белоснежный боевой костюм был полностью перемазан грязью, а в некоторых местах его прожгли чужие заклинания. Особых травм девушка не заметила, так мелкие царапины и ушибы, которые между прочим очень пекли и болели.

Вокруг нее же творился настоящий хаос. Магов ведомства набралось уже с дюжину, они занимались ранеными, которых набралось очень много. Жанна видела как ее друзья и знакомые лежат на земле, корчась от боли. У Шеннон Пирс была вывихнута лодыжка, у Грейси Тревен — сломана рука. Жанна почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Это все из-за нее!

Справа от девушки толпились маги ведомства. Жанна заинтересовано подошла к ним на негнущихся ногах и едва не закричала. Она увидела окровавленную траву и влажное пятно. Кто-то погиб, с ужасом подумала Элидеганс, расталкивая магов в стороны. Она должна, должна узнать, ведь это все из-за нее!

В центре, запрокинув голову, лежала Эскель. Она не подавала признаков жизни, открытые глаза смотрели куда-то в сторону. Жанна все-таки закричала, пронзительно и долго. Кто-то из магов ведомства подхватил ее под мышки и оттащил в сторону. Слезы заливали лицо девушки, слова сами лились из ее рта:

— Это я… это я во всем виновата! Нет!! Эскель… моя подруга! Господи, нет!..

Потом кто-то из магов мягко навел на Жанну чары сна, и девушка свалилась на рыхлую вскопанную землю. Ее сразу же перенесли на носилки, положив рядом с едва живым телом молодой блондинки. Треснувшие очки остались лежать где-то на земле; Эскель сделала попытку ухмыльнуться, но уголки губ лишь слабо дернулись.

В роскошном кабинете ректора собралось шестеро магов, которые расселись по диванам и креслам по своему предпочтению. Сам ректор стоял возле стола, судорожно наливая себе порцию виски. Осушив стакан одним глотком, он развернулся к своим гостям и спросил:

— Итак, господа, что мы имеем?

Деканы переглянулись между собой, но ответил профессор боевой магии Новак. Высший маг, чье пребывание в Академии Королей на должности преподавателя было честью для заведения.

— Судя по всему магический поединок.

— И кто с кем сражался?

— Это мы определяем.

— Я думал уже определили, — недовольно заметил ректор. — Там же были десятки свидетелей. Вы их опросили?

— Конечно. Но все они бояться и упорно молчат.

— Бояться? — вскипел ректор. — Кого это они бояться?!

— Вас, ректор, — напомнил Новак. — Как вы помните, дуэли запрещены и все кто о них осведомлен должны немедленно доложить куда следует. Наши свидетели бояться вылететь из Академии…

— И что теперь, так и оставим это дело? Список пострадавших мне на стол!

Деканы переглянулись между собой, но слово за всех, как и прежде держал Новак.

— Несколько студентов поступили в медчасть с несложными травмами и одна учащаяся — в критическом состоянии. Судя по всему, она приняла на себя основной удар «Волны света».

— «Волны света»? — изумился из своего угла декан Гарзон. — С кем они там сражались? Такие заклинания нельзя выучить в стенах Академии! Это уровень магов специального реагирования!

Ректор нахмурился. Ему хотелось налить себе еще стакан виски, но он не решился сделать это при подчиненных. Чего доброго, еще решат, что он превращается в старого пьяницу.

— Имя пострадавшей?

— Эскель Клаусберкер Даркастл.

— Этого еще не хватало! А что она-то там делала? Примерная ученица, дочь очень знатных родителей… куда ее занесло. И как ее состояние?

— Уже, как я знаю, стабильное. Риска для жизни нет. Перед атакой как выяснилось, она применила мощный щит, словно ожидая, что на нее нападут.

— Умница, — произнес ректор, а после хлопнул в ладоши и заявил: — Ладно, спасибо что пришли. В ситуации я разберусь и дам вам знать. Новак, будьте добры, останьтесь. Я хотел бы перекинуться с вами парочкой слов.

— Это Тод Дархан, ректор.

— Вы уверены?

— Вне всяких сомнений.

Ректор зло ударил кулаком по столешнице, отчего бутылка с виски и стакан подпрыгнули на месте.

— Проблем у нас с этим парнем! И на кой черт он вообще на нашу голову свалился?!

Тод Дархан был самым необычным учеником Академии Королей. Во-первых, следовало указать, что учился он против своей воли, в волшебную школу его направил Храм Суда, вынесший соответственный приговор. Из-за этого приговора Тода нельзя было выпереть из Академии никаким способом, хоть бы что он не натворил. Во-вторых, вышеупомянутый субъект был архимагом, а если точнее — то владел медальоном архимага, что в принципе одно и тоже. Это делало его предположительно полезным для Гильдии, которая была заинтересована в раскрытии потенциала молодого человека. Ну а в третьих, этот Тод пользовался покровительством лорда Чарльза, одного из самых влиятельных людей королевства.

В общей сложности перспективы нерадостные. Одни проблемы. Ректор вздохнул, но к бутылке не притронулся. Обращаясь к Новаку, он сохранял суховатый деловой тон.

— Есть доказательства?

— Никаких.

— Но вы уверены?

— Так точно.

Ректор почесал затылок и после непродолжительного молчания вновь обратился к высшему магу. На сей раз он спрашивал совета.

— Какое твое мнение по всему этому?

Новак пожал плечами, его лицо оставалось беспристрастным. Ходили слухи, что высший отдал своему магическому предмету тридцать процентов души, отказавшись от большинства эмоций.

— Никто не умер, — наконец заметил он. — Дело можно замять.

— На фоне недавнего инцидента с двумя студентами — вряд ли. Это кстати тоже был Дархан?

— Нет, — ответил Новак. — Наш архимаг к нападению не имеет никакого отношения.

— Уже хорошо, — пробормотал ректор, закусывая в размышлении губу.

Новак молча ждал, давая ректору возможности взвесить все «за» и «против». Когда тучный начальник заговорил, не прошло и минуты.

— Значит так, — произнес ректор. — Доказательств нет — значит нет и причин для поспешных решений. Всех кто присутствовал на холме — наказать. О происшедшем никто знать не должен, проследите, чтобы свидетели много не болтали. Пригрозите вылетом из Академии…

— Как скажите, — Новак слегка склонил голову. — А что на счет господина Тода?

— Я же говорю — нет никаких доказательств. Пускай бегает пока, а мы за ним будем внимательно приглядывать. Если оступиться где-то, примем меры. О случившемся — доложите в Гильдию. Пусть примут к сведенью.

Когда Новак ушел, ректор налил себе полный стакан виски и залпом осушил его. Дьявол, с этим архимагом одни проблемы, подумал глава Академии, нужно от него поскорее избавляться.

У кровати Эскель Жанна провела всю ночь. У нее не осталось сил плакать, глаза сильно опухли. Ее глупая дуэль обернулась трагедией: чуть не умер близкий ей человек. Да, именно близкий. С Эскель за последние дни Жанна успела сойтись очень хорошо. И теперь из-за нее… она может умереть.

Хенка, найденного избитым, поместили в другое крыло. Жанна навещала и его тоже, но здоровяк заверил ее, что с ним все в порядке. Просто он не ожидал такой прыти от новичка. Да и никто не ожидал, если честно. Он был настоящим демоном, опасным и непредсказуемым.

Ближе к рассвету Эскель начала приходить в себя. Прежде чем позвать врачей, Элидеганс наклонилась над подругой, держа ее за руку.

— Ты как? — мягко спросила девушка. — Чувствуешь себя… нормально?

Задавая этот вопрос, девушка почувствовала угрызения совести. Как можно спрашивать такое, когда Эскель едва не погибла? Конечно она чувствует себя плохо!

Но больная решила ответить, уголки ее губ слабо задрожали. Целую минуту Эскель готовилась произнести слова, но выдала лишь короткое:

— Кто?

Голос ее был хрипловатым и тихим. Несмотря на усилия лекарей, еще прошло слишком мало времени. Эскель нужен покой и отдых.

— Новичок, — истерично посмеиваясь, сказала Жанна, поняв о чем спрашивает подруга. — Этот Тод. Как и чем — не знаю.

— С-сволочь, — тихо прошептала Эскель и вновь окунулась в забытье.

Жанна и сама чувствовала смертельную усталость. Не покидая палаты, она в одежде упала на свободную кровать и забылась сладостным сном.

На следующий день Жанна узнала, что вся их группа подверглась строгому дисциплинарному наказанию. Единственным кто не попал под взыскание был Тод, которого впрочем на занятиях не было. Новичок бесследно исчез, как сквозь землю провалился.

В группе царило понурое настроение. Все переживали за Эскель, а кое-кто не оклемался еще и от собственных ушибов. На Жанну, основную виновницу всего этого, никто правда косо не поглядывал. Некоторые студенты ей даже сочувствовали. Все винили новичка.

— Не могу поверить, — раздраженно шептал Ганс, который, как все знали, крепко прогорел на ставках. — Проиграл кучу радуг да еще и наказание получил! Почему спрашивается, новичок не ударил той магией во время дуэли?

— А нечего было на этого ублюдка ставить!

— Если бы он это сделал, то от Элидеганс и пепла бы не осталось…

В подобных разговорах Жанна пыталась не участвовать, просто не замечая их. Она сидела на своем месте, делая вид, что с ней все хорошо. Лекция проползла незаметно, девушка находилась в полузабытье.

В перерыве к ней подошел Райс Мелман. Жанна вымученно улыбнулась ему, давая понять, что сейчас не лучшее время чтобы поговорить. Но ее бывший парень явно никуда уходить не собирался.

— Ты как? — спросил он, и не дождавшись ответа уверенно продолжил. — Послушай, Эскель подруга не только для тебя. Я с ней тоже отлично лажу, как и половина нашего курса. Не нужно делать вид, что только тебя заботит ее здоровье.

— Да, ты наверное прав. Прости.

Райс и Жанна немного поговорили, обсуждая Эскель и разные темы, тактично не касаясь того времени, когда они были вместе. Под конец разговора Мелман неожиданно вспомнил кое-что и достал из внутреннего кармана конверт.

— Совсем забыл, — произнес он, передавая его ей. — Произошло переселение. Вот твое направление.

— Переселение? — тупо повторила Жанна, а потом рассердилась: — Сколько можно, уже второй раз за год!

— Я здесь ни причем, — улыбнулся Мелман. — А ты давай — держись.

С этими словами он ушел. Жанна не могла увидеть, как ее недавний собеседник коротко ухмыльнулся, а потом его зрачки неожиданно расширились — Райс входил с кем-то в ментальную связь.

На улице было облачно, Жанне сразу же не понравилась такая погода. Уж очень унылым казалось все вокруг. Деревья, кусты, даже люди, попадавшиеся ей на пути. Все словно бы отображало ее собственное состояние.

Перед походом в нижний город Жанна успела еще раз навестить Эскель. Они даже немного поговорили, и это было отлично. Беседа, правда, получилась неконструктивной, но разве это имеет большое значение?

Бредя по узким улочкам нижнего города, Элидеганс вернулась мыслями к переселению. Это было уже полное непотребство. Только она привыкла к новому месту, как их всех вновь разбросали по другим помещениям. Интересно, а Шеннон знает? Жанна подумала, что нужно бы ей обязательно сказать. При этом она вымучено улыбнулась, так как ее подруга решила откосить от дисциплинарных отработок, оставаясь со своим вывихом в медпункте.

«А интересно, если хорошенько попросить преподавателей, они смогут подселить к нам Эскель? Девушка она надежная, умная, да еще и с хорошей семьи… нужно обязательно будет с ней об этом поговорить».

Жилища студентов старших курсов находятся на отдельной территории нижнего города. Вход — строго по пропускам. Ни одного постороннего за десять лет — охрана ведомства знала свое дело. Жили по двое в отдельных квартирках; каждый имел свою комнату, но гостиная всегда общая. Элидеганс лениво подумала, что ее вещи наверняка уже перетащили слуги.

«И если они что-то разбили при переноске, — подумала девушка, — я напишу жалобу!».

Судя по записи, ее новое жилье находилось у самого входа на территорию. Жанна остановилась изучая двухэтажное строение. Изящная лесенка, ведущая на верх была почти возле самой двери. Четыре окна встретили ее закрытыми ставнями. Пройдет еще немало времени прежде чем девушка сможет здесь обжиться. Хотя главное ведь не помещение, а коллектив с которым живешь.

Устало она поднялась по лестнице, открыла двери и вошла в полутьму гостиной. Тут же сбросила туфли и двинулась осматривать свою комнату. Девушка чувствовала давившую на плечи усталость.

По середине комнаты Жанна неожиданно остановилась как вкопанная. На диване, вальяжно развалившись, сидел ни кто иной как новичок Тод. Его карие глаза неотрывно следили за ней, а губы посмели небрежно вымолвить:

— Привет.


Посягательство на память | Почти герой. Дилогия | Рабочий отпуск