home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Важный подопытный

Обратно я возвращался в полной задумчивости, однако моего хладнокровия хватило лишь на несколько первых поворотов. Потом я взорвался, выместив всю свою злобу и досаду на стене, отпинав ее ногами. Не скажу, что мне полегчало. Нет, стало еще хуже: у меня разболелись пальцы на ногах.

Мои превосходные планы оторваться по полной, разрушились карточным домиком. Даже мой долг теперь выглядел просто смешно на фоне новых неприятностей. Пейн с Бешенным всегда умели задавать мне темп, но чтобы такой… да я за ним просто угнаться не смогу!

Ублюдки действительно могли меня продать Гильдии, и не важно имелись ли у них улики. У меня слишком много врагов, чтобы это кого-нибудь волновало. Дай им только повод, и они сфабрикуют против меня все что угодно. Обвинят во всех смертных грехах.

Я думал о Короне Знаний, о Пейне и его сумасшедших идеях, об Эскель, которая непонятно почему согласилась участвовать в авантюре. Вряд ли на нее давили. Скорее предложили нечто очень ценное.

А еще, мимоходом, я подумал о Королеве Доне. Она была бы идеальным решением нашего вопроса, но существовало несколько очень веских «но». Первое — она была врагом. Второе: ее наверняка уже схватил Орден. От лучших боевых магов никуда не деться даже древней.

Потом я зациклился на парне, которого мне поручено поймать и заставить с нами сотрудничать. Из слов Бешенного выходило, что поселился он совсем рядом отсюда — в ближайшем от замка поселке, или где-то в тех местах. Какие именно над ним проводили эксперименты и что в итоге получилось, Бешенный не знал. Как не знал и прошлого парня.

Если грубо и коротко — мне предстояло найти неизвестно кого и неизвестно где. Я знал откуда надо искать, но что говорить — понятия не имел. Подойду и скажу, что мне надо мужик, которого лет десять назад пытали магией в подвалах во-он того замка? Бред.

Выбравшись из подвалов, я хотел было двинуться в зал и хорошенько накатить, чтобы успокоить нервишки. Но оглядев себя, заметил, что моя королевская мантия превратилась в поношенный плащ. Вся в грязи и паутине, сейчас она не вызвала бы ни у кого восхищенный вздох. Поэтому я направился в выделенную для меня комнату, переодеться.

По дороге я связался с Эскель. Несколько моих попыток она проигнорировала, но когда надо я умею быть настойчивым.

— Чего тебе?  — стало понятно, что она на меня обижена. Я не был намерен играть с ней в игры.

— Нужно поговорить. И это срочно!

Когда я назначал встречу с боссом, то не рассчитывал, что мне придется сидеть в кустах. Это не только низко, а еще и чертовски неудобно. Для лучшей смотровой позиции пришлось забраться под какой-то хвойный куст, и теперь он меня безбожно колол. Совсем рядышком были заросли с мягкими листьями и свободной площадкой под ними, но через них мне ни черта не было видно.

Эскель и Жанна сидели на лавочке и о чем-то мило ворковали. По прилегающему к замку парку ходило много народу, в основном пары. Очень скоро к девчонкам подкатили двое лощеных пареньков, которые тут же уселись рядом с ними. Вчетвером они продолжили разговор, часто смеясь.

Я скрипнул зубами от злости. Кому-то веселье, а кому-то кусты. Никогда не понимал чертовку судьбу. Она слышала когда-то такой термин как «справедливость»? Это Эскель должна сидеть в кустах, а я — быть на ее месте. Правда не с этими лощеными придурками, а с симпатичными кисками, готовыми на все.

После десяти минут наблюдения у меня начало слаживаться впечатление, что босс обо мне забыла. Она же сама сказала мне прийти сюда! Что за черт? Или девчонка решила сыграть на моих нервах? В таком случае ей нужно быть очень осторожной. Струны могут лопнуть и поранить ее нежные пальчики.

Сбоку от меня заросли зашелестели, и я понял, что мой покой нарушен. Если бы лидер Тройки не была сейчас у меня перед глазами, то я подумал бы, что это она. Усилием воли я остался сидеть на месте, даже не шелохнувшись, и как оказалось очень правильно. Повернув голову я заметил парочку довольно молодых людей, которые были полностью заняты собой. Их рты словно приклеились друг к другу. Руки парня отправились в соблазнительный круиз по стройному женскому телу…

Мое настроение ухудшилось еще сильнее. На его месте вполне мог оказаться я. Мои иллюзорные зубы, моя мантия и щепотка удачи сделали бы меня первым соблазнителем на балу. Так нет же, я сижу на корточках в кустах и пялюсь на компанию придурков, среди которых одна девушка забыла, что ее кое-кто заждался! А еще прямо возле меня собираются заняться сексом… в другое время я не упустил бы такой возможности, и, запасшись попкорном, насладился бы зрелищем. Но сегодня не тот день.

Лениво повернул голову к парочке, я коротко бросил:

— Занято.

Они синхронно дернулись, а девушка чуть не завизжала. Парень вовремя прикрыл ей рот рукой. Перед их глазами сидел в характерной позе сосредоточенный парень, и мешать ему не стоило. Коротко извинившись, они покинули мое убежище. Уж не знаю о чем они при этом думали…

Между тем компания за которой я следил пришла в движение. Поделив между собой девушек (или это девушки поделили между собой парней?) лощеные придурки увлекли их в разные стороны парка, не переставая ворковать о сегодняшней прекрасной луне.

Стараясь не шуметь, я вылез из кустов, сразу же отряхивая себя от иголок. Никакие маскировочные средства мне не понадобились, когда я двинулся вслед за Эскель и ее ухажером. Вокруг и так было темно.

Он продолжал нести всякую чушь о звездах, о небе и о прекрасной девушке которая идет рядом с ним. Я пытался решить какое чувство вызывает у меня их беседа, и вскоре пришел к выводу, что положительное. Да запомнив хоть половину из того, что несет этот раздолбай, я смогу снять любую девку за полцены! Все они обожают лесть.

Активизировался я, когда парочка свернула на темную до жути аллейку. Неслышным призраком я подкрался к ловеласу сзади и огрел его подготовленным заранее камушком по темечку. Он осел на пол так и не договорив чудесного стиха о любви.

— Почему так долго? — рассердилась Эскель. — Он меня уже достал, — но потом все же добавила: — Спасибо.

— Не за что, — буркнул я, решив оставить выяснения отношений на потом. Подумаешь, что такое двадцать минут в кустах перед угрозой нависшей надо мной? — Готова слушать?

Она кивнула. Я лаконично пересказал ключевые моменты нашей с Пейном и Мэдом беседы. Эскель удивилась, но удивил ее не сам рассказ, а то, что я смог добраться до ее заказчиков.

— Ты продолжаешь меня удивлять, — улыбнулась она в темноте. — Что-нибудь еще прячешь в рукаве?

— Только в трусах, — грубо отмахнулся я. — Хочешь посмотреть?

— Не уверена, что там есть на что смотреть, — той же монетой дала сдачу Эскель. — А по поводу того парня… да, тебе лучше найти его. Это существенно облегчит нам жизнь.

Я крякнул что-то наподобие согласия. Как ни крути, а отказаться от дела я не мог. Это все моя карма.

— Начну поиски сегодня же.

— Удачи тебе.

Эта сука не предложила мне помощи, а просто злорадно отправила выполнять грязную работу. Неизвестно в каком дерьме мне придется побывать пока я его найду, а она даже подсказки не дала.

— Слушай, — произнес я. — А что тебя держит в этом деле?

— Любопытство, — соврала она.

Исчерпывающе. Расспросы я решил оставить до более спокойных времен. Переступив через распластавшегося ловеласа, я уже хотел исчезнуть в тени парка, как вдруг меня остановил ее голос.

— С этим парнем, — она указала ладонью на своего ухажера. — Что мне с ним делать?

— Приведи в чувство и скажи, что на вас напал неизвестный. Ты его прогнала.

— Все быстро догадаются, кто из здешних гостей на такое способен, — предупредила она.

— Думаешь? Тогда может еще по карманам пороюсь?

— Точно догадаются…

* * *

Шатаясь, я брел через поле, напевая похабную песенку. Вокруг было темно. Магическое зрение объявило мне забастовку. Когда я надираюсь до коликов, то волшба становиться для меня недоступной забавой. Я ни в какую не могу сконцентрироваться на должном уровне.

Перед тем как отправиться в путь я посетил замок и захватил с собой две бутылки горячительного. Работать всегда веселее, когда самому весело. К тому же алкоголь очень успокаивает нервы.

Изначально я выбрал правильное направление, но уже через полчаса стало понятно, что я заблудился. Осознание этого меня не сильно расстроило. Деревня близко — я это знаю; лес далеко — волки не смогут погрызть меня. Что еще нужно от этой жизни?

Допив, я брезгливо отбросил бутылку в сторону. Прошло где-то минуты две или целая вечность, когда я принялся за вторую. Вкуса не различал. А может его и не было. Последним временем умельцы-алхимики умудряются варить и гнать такое, что и представить трудно. Прогресс, мать его…

Я споткнулся о какой-то горб, но мужественно выстоял. Черт со всем, решил я. Когда все кончиться, заживу размеренной рациональной жизнью. Никому не буду должен, ни с кем не буду сориться, договариваться, лезть куда не надо… О Пейне, Бешенном и другом дерьме, я забуду. Нечего держать их в голове.

До деревни в ту ночь я так и не добрался. Моя идея прихватить с собой аж две бутылки неизвестного, но очень крепкого напитка была не лучшей из моих идей. Я отрубился прямо в грязи, так и не поняв, куда меня занесли ноги.

Веки неохотно поползли вверх, а глаза с трудом разобрали неровный потолок. Во рту было сухо, но голова совсем не болела. Я привстал на кровати, и лишь потом вспомнил, что отключился совершенно в других условиях.

— Бросаю пить, — хлопнув себя по лбу, заявил я. — Нет сил больше.

Кто бы меня не подобрал, но раздеть меня не решились. Стянули только плащ и сапоги, да и то наверное потому что они были полностью вымазаны в вязкой земле. Но и их тот любовно сложил возле кровати: плащ повесил на спинку стула, а сапоги разместили возле входа в дом.

Память, как всегда бывает в таких случаях, вернулась не сразу. Примерно полчаса я имел возможность побыть счастливым и не знающим горя, но потом моя встреча с Пейном и Бешенным всплыла на поверхность сознания. Я скривился в гримасе. Пессимистические мысли заполнили мою голову, пока я их не разогнал. С чего это я взял, что кончиться дело плохо? Может все обойдется.

Как бы там ни было, а мне нужно было искать подопытного кролика-ветерана, который предположительно обитает где-то в этой деревне. То, что я оказался в крестьянской хате, никаких сомнений не вызывало. До восьми лет и я жил в такой же, пока меня не отдали на попечение в хоть и жутко бедный, но дворянский дом.

Хозяев не наблюдалось. Я не спешил отправляться на их поиски, но когда в хате не обнаружилось готовых к употреблению съестных припасов, все же должен был покинуть свое убежище. Выйдя на улицу, я не смог как следует оглядеться, ибо жаркое солнце, зависшее далеко в небе ударило по голове. Я чуть не свалился с крыльца опять в грязь.

В это самое время ко мне и подбежал какой-то мальчуган. Перепуганным голосом он заголосил:

— Господин, с вами все в порядке?

Я окинул его взглядом. Обычный крестьянский сын, в меру жизнерадостный и в меру неотесанный. Он станет отличным фермером, но вряд ли когда-то научиться читать и писать. Кстати, если бы не обстоятельства, меня ждала бы такая же доля.

— Все отлично! Где я оказался?

— Моя мать нашла вас сегодня в нашем огороде в двадцати шагах от дома. С помощью дяди Клауса и Питера мы затащили вас в дом, где вы имели возможность отдохнуть. Никто не может сказать, что мы не помогаем господам, которые попали в беду!

Вот моя хваленая упрямость! Я почти дошел! Осталось каких-то двадцать метров, но кого это интересует? Очко в мою пользу. А что касается слов мальчугана, то здесь все предельно ясно. Даже пьяным до ничтожности, они признали в госте благородного колдуна. Интересно, им часто попадаются бухие маги? Может об этом еще и песню напишут, целая легенда родиться…

На всякий случай, им свое имя я раскрывать не стану. Мне ни к чему подобная слава.

— Веди меня к старосте, малец!

Я сказал это таким тоном, что парень перепугался не на шутку. Наверное подумал, что я отправлюсь пытать начальника деревни, а после него примусь за остальных жителей.

— Мне нужно перекинуться с ним парочкой слов, — уже спокойнее пояснил я. — Задание от Гильдии.

Он понял и повел меня по глиняной дороге, где даже пешему было неудобно от бесконечных ям и колдобин. Я поглядывал по сторонам, отмечая, что деревенька довольно богатая. Почти каждый дом обнесен забором, у некоторых даже имеется сад. Недурно живут нынче крестьяне. Настоящее раздолье для вражеской армии. Есть что грабить…

Мимо нас щебеча прошла стайка крестьянских девчонок, в длинных коричневых юбках и белых сарафанчиках поверх рубашек. Вместе с пареньком (ему уже было лет четырнадцать) мы засмотрелись им в след.

… и кого насиловать. Но здешним обывателям нечего бояться. Ни одна армия не сможет зайти так глубоко. А если учитывать, что наши войска вовсю прессуют армию Второго королевства, то можно предположить, что и пограничные поселения в относительной безопасности.

Дом старосты располагался в самом центре деревни, был выше и выглядел богаче, чем другие. Позиция руководителя всегда дает преимущество. Можно брать взятки, решать вопросы в свою пользу, запугивать односельчан…

Я решительно постучал кулаком в дверь, пока та не отворилась. Мой провожатый исчез сразу же после того, как на порог выглянула суровая дама габаритами со слона. Если такая ударит, то можно смело протягивать ноги.

— Кто такой?.. — очень грубо начала она, но, увидев дорогую (хоть и выпачканную) одежду в кипе со сверкающем медальоном, тут же исправилась. — … Чем могу помочь, господин?

— Посторонись для начала.

Я нахально попытался отпихнуть ее в сторону, и если бы дама не уступила, то я выглядел бы полным идиотом. Эту тушу не сдвинет с места даже отряд кавалерии. Войдя внутрь, я по-хозяйски осмотрел дом, примечая его богатое внутреннее убранство. Потом я уселся на лавку с таким видом, словно я хозяин и прожил здесь не меньше двадцати лет.

— Зови сюда мужа и накрой на стол чего-нибудь пожрать! — приказал я.

Дама поджала губы и несколько секунд размышляла, а не прибить ли наглого ублюдка. Видя это, я забеспокоился за свою жизнь, но придумал бескровный способ разрешить ситуацию в свою пользу. Небрежно вытянув руку вперед, я силой мысли заставил деревянную матрешку с полки переместиться ко мне в руку. Хозяйка исчезла на кухне еще до того, как игрушка коснулась моих пальцев.

Ее супруг явился минутой позже, взволнованный и одетый в пижаму. Он, как и я любил долго поспать. Но сегодня не его день.

— Садись милейший, — с ленцой разрешил я, указывая ему на кресло-качалку. — И можешь приступить к обдумыванию ситуации.

— А что собственно случилось, сэр? — пугливо осведомился староста, воспользовавшись моим разрешением сесть. — Почему вы заинтересовались мной?

— Тобой заинтересовался не я, а Гильдия, — высокопарный тон подействовал на него не хуже хлыста. Староста втянул голову в плечи и больше не старался вставить ни слова. — Нас интересует некий субъект, которого вы укрываете.

— Мы никого не укрываем, сэр. У нас вся деревня переписана. Если хотите, я дам вам списки.

— Они мне ни к чему, — от простых имен мне действительно нет никакого толка. — Уж лучше вы мне подскажите то, что я должен знать.

— Я вас слушаю, — староста выпрямил спину, выражая тем самым полную готовность сотрудничать.

Вернув матрешку на место тем же путем (исключительно для эффектности), я пересказал свою проблему, изменяя ключевые места. Так я, как официальный представитель Гильдии, искал нехорошего человека, который может представлять для жителей большую опасность. Из слов Бешенного я догадывался, что бывший подопытный кролик давно перестал быть обычным человеком. У него могли появится щупальца или что-то в этом роде. Поэтому я попросил выделить старосту всех подозрительных личностей, что он знает.

К моему удивлению староста долго не думал, а выпалил тут же:

— Это Кварц, мой господин! Этот негодяй нам всем покоя не дает! Как хорошо, что Гильдия наконец вняла нашим мольбам…

— Кто такой? — я был даже расстроен его поспешностью. Мне так понравилось играть злого начальника, что заканчивать спектакль не хотелось.

— Отшельник. Живет в миле отсюда, у него хижина на самом краю холма. Но и оттуда он доставляет нам неприятности…

— И что же он творит? — я притворился заинтересованным, хотя крестьянские проблемы меня не сильно занимали. Своих хватает.

— Ходят слухи, что он черный колдун! Каждую седьмицу он проводит жуткие ритуалы у себя во дворе — Гук как-то видел — а потом у нас погибает скот, или крыша прогнивает в одном из домов. А на днях Марика, жена Клауса, сломала ногу. Поскользнулась и упала на ровном месте. Неспроста это все, господин маг. Не спроста…

— Ну ладно, — важно буркнул я. — Разберемся. Что-нибудь еще в округе твориться? Какие-то чудные есть?

— Дочка нашего пивовара Цуквы последним временем себя странно ведет. Ходит где-то по ночам. Один раз ее вся деревня искала, думали в лес ушла, к волкам на поживу…

— Очень интересно, — задумчиво пробормотал я. — У вас что, своя пивоварня есть?

— Есть, господин. Наше пиво поставляется в замок и по всем ближайшим поселкам. Цуква умеет варить пиво, можете мне поверить.

— Хм… — я почувствовал себя злостным лицемером, изображая задумчивую рожу. — Все это очень любопытно. Я считаю, что первым делом должен побеседовать с дочерью пивовара. Где находится его заведение?

Он объяснил. Я внял, поняв, что это самое большое здание на окраине. Честно говоря, впервые слышу, чтобы в деревне имелась своя пивоварня, но что с этого — отказываться теперь от халявного пива? Отшельник Кварц подождет несколько часов, никуда не денется. А я пойду продегустирую местные напитки…

— Передай своей жене, — как можно грознее произнес я. — Что представитель Гильдии очень благодарит ее за завтрак, которого он не дождался! В другой раз подобного не потерплю.

Староста пытался меня остановить, умолял, чтобы господин съел все их запасы на зиму, но я высокомерно покинул его дом. Бодрым шагом направился в конец деревни, где меня ждало бесплатное пиво. То, что я смогу припугнуть Цукера похлеще старосты, сомневаться не приходилось. Просто скажу ему, что его дочь обвиняется в запрещенном колдовстве.

* * *

Перед глазами выросла невзрачная хибара. Я страдальчески перевел дух, вытерев пот со лба. На поиски этого убежища у меня ушел добрый час. Никогда не ориентировался на местности. Жуткий недостаток как по моему, особенно если учесть специфику моих занятий.

На пивоварне у Цукера меня ждал большой сюрприз. Нагнать страху на хозяина у меня не вышло, ибо он был чертовски рад меня видеть. Его непутевая дочь беспокоила всю его семью, и он не меньше чем староста хотел разобраться в чем дело. Полчаса я угрюмо выслушивал рассказ о девице, которая часто не ночует дома. У ее родителей закрались подозрения, что убегает она в лес, где встречается с каким-то друидом. Полный бред, но чего еще ждать от крестьянина? Все они суеверны до чертиков и даже тот факт, что в Первой королевстве друидов отродясь не водилось никого не останавливает.

В общем, выпив жалкую кружку пива, я отправился на поиски дома Кварца, ибо других зацепок у меня не было. Чутье подсказывало, что он именно тот кто мне нужен, но если вспомнить сколько раз оно меня подводило…

Неспешным шагом я подошел к хибаре, разглядывая ее со всех сторон. Она была сколочена из толстых досок, а прорехи замазаны известью. Крышей служил внушительный сноп сена, верхние слои которого давно прогнили. Прямиком к дому примыкал загон, где вовсю резвились несколько свиней. Я, брезгливо наморщив нос, оглядел этих созданий, после чего решил не отвлекаться от дела.

Подойдя к двери, я громко постучал в нее кулаком. Вокруг жарило солнце и мне жуть как хотелось оказаться в теньке.

— Открывай, мать твою! — громко крикнул я в щель между косяком. — Свои!

Легенду о том, что я уполномоченный маг Гильдии я решил оставить до лучших времен. Судя из рассказов, Кварц парень тертый и исходя из его прошлого — опасный. А Гильдию в наше время любят разве что идиоты. Даже наивные крестьяне тайком ее ненавидят. И есть за что, я вам скажу…

Я стучал минут пять, но мне так никто и не открыл. Стало понятно, что хозяина нет дома. Учитывая, что мне все равно нужно его дожидаться, я решил делать это в удобстве. В его доме. Не к свиньям же в загон мне лезть?

Замок на двери мог остановить только честного человека, который никогда не имел дела со взломом. Я к такой породе не относился. Отмычек у меня не было, но магия заменяет их с многократным превосходством. Щелчок пальцами и дверь уже открыта.

Зайдя в единственную комнату, я осмотрелся. Мебели здесь было не много. Кровать, лавка, стол да шкаф, забитый всяким хламом. На полу лежал недовязанный с одной стороны ковер. Я бесцеремонно вытер о него ноги, и плюхнулся на кровать. Для начала нужно отдохнуть немного…

Но сон не пошел. Повалявшись пятнадцать минут, я встал и принялся за изучение чужого имущества. Черным колдовством, как я и подозревал, тут не пахло. Единственное что мне бросилось в глаза, были два великолепных меча. Они скромно прислонялись к стенке как самые последние зонтики.

Я больший спец по лопатам, а не по клинкам, поэтому быстро потерял к ним интерес. Вместо этого я взялся за хозяйские харчи, так как в деревне пожрать не успел. У Кварца оказались довольно скудные запасы, но я не стал их экономить. Отведу его в замок, а там он сможет набрать себе всевозможных колбас и сыров на несколько зим вперед.

Я как раз рвал зубами сушеное мясо, когда в окошко увидел фигуру, направляющуюся к дому. Очень вовремя скажу вам. Запив свою скромную трапезу водой из кувшина, я вышел на встречу дорогому гостю. Расставив руки в стороны, я улыбнулся и заискивающе сверкнул глазами, мол, добро пожаловать домой, друг.

Человек замедлил шаг, а затем и остановился. С неодобрением я заметил возле него желто-рыжую собаку, которая высунув из пасти язык присела возле ног хозяина. Никогда не любил псов. Все они злые и любят поднимать шум, когда это не требуется. Раз я чуть не загремел в тюрьму как раз из-за собаки, которая лаем предупредила, что на склад кто-то рвется. С тех пор ко всем представителям собачьего племени у меня особый подход…

Так получилось, что мы стали друг напротив друга, словно вышли на магический поединок. Кварц, а это без сомнения был он, опирался на длинную палку и внимательно изучал меня глазами. Я проделывал тоже самое. Ничего особенного мой потенциальный свидетель из себя не представлял. Обычный человек, даже щупальца из ноздрей не торчат. Мутантом он был только в моем воображении.

Я сделал шаг ему на встречу и этим накликал беду. Кварц перехватил палку поудобнее и бросился в мою сторону. Нужно было просчитать, что ему совершенно не понравиться вторжение в личное пространство. Это никому не нравиться. А ведь он не знает, что я съел почти всю еду, что у него была…

Я едва успел пробормотать заклинание, как пришелец оказался возле меня и уже готов был снести мою многострадальную голову. Он был нечеловечески быстр, я даже не различил как он приблизился.

«Боевой телепорт» унес меня на безопасное расстояние. Не теряя времени я запустил в нападавшего огненным шаром, не слишком беспокоясь о его здоровье. В крайнем случае принесу Пейну его на газетке…

Кварц шустро откатился в сторону, уходя из под моего удара и вновь бросился ко мне. Свою палку он держал словно меч. Когда расстояние уменьшилось до опасной точки я вновь воспользовался «Боевым телепортом», не желая проверять или сила у этого мутанта такая же как и его скорость.

Меня выбросило в семи метрах от него, но каким-то чудом он почувствовал мое месторасположение и метнул палку. Возможности отразить атаку у меня не было. Я честно пытался пригнуться, но глупая деревяшка все-таки саданула меня в грудь. Свалившись в траву я только и подумал, что последнее время мне действительно не везет.

Не нужно быть гением, чтобы понять — лежачего не добивает лишь дурак. Я попытался перекатиться и вскочить, пока Кварц не добрался до меня, но в дело неожиданно вступила его псина. Глупое создание! Пес попытался схватить меня зубами за лицо, но я вновь использовал «Боевой телепорт».

Дьявол! С такими темпами у меня вскоре вообще энергии не останется! Нужно заканчивать кордебалет.

— Стой! — я вытянул вперед руку намереваясь остановить Кварца, но этот идиот подумал, что я хочу жахнуть в него магией. Принялся прыгать и уходить зигзагами. У меня появилось время, чтобы действительно его атаковать. Подобный шанс упускать было глупо, поэтому я выпустил в его сторону заклятие «Ледяного тумана». Белоснежная пелена устремилась в сторону Кварца, но тот с неожиданной резвостью прошел ее насквозь и даже не поморщился.

У него что, еще и устойчивость к магии есть?! Это ни в какие ворота, я так не играю!

Чтобы не познакомиться вплотную с чужими кулаками, мне пришлось прибегнуть к телепортации в четвертый раз. На сей раз, точкой прибытия я выбрал крышу дома.

Собака отчаянно лаяла, парень в беспокойстве вертел головой, стараясь понять куда я делся. Когда он меня заметил, я уже доканчивал формулу заклятия высшей концентрации. После его использования скорость, сила и реакция поднимаются в несколько раз.

Кварц прыгнул, сильно оттолкнувшись ногами от земли. Теперь понятно почему крестьяне его прозвали чернокнижником. Разве нормальный человек может прыгнуть на десять метров вперед?

Я почувствовал, как замедлилось время вокруг меня. Лай собаки стал отдаленным и тихим, но при этом я мог расслышать дыхание своего противника. Почувствовав уверенность в себе, я прыгнул ему навстречу с желанием померяться силенками.

Мы встретились на полпути к его хижине, но он успел нанести удар первым. Я почувствовал как по скуле растекается боль, а скорость моего падения утраивается. Метеоритом я впечатался в траву, но долго разлеживаться там себе не позволил. Постарался свалить в сторону, но сверху на меня приземлилось что-то очень тяжелое.

Я различил Кварца, глаза которого нездорово блестели. Увидев замах, я понял что сейчас мое лицо превратиться в сочную отбивную. Пытаясь избежать этой участи, я через силу использовал «Боевой телепорт» в пятый и последний раз. Кварца, вступившего со мной в плотный контакт, увлекло следом за мной. Он растерялся, а мне только это и нужно было. Схватив его за грудки, я подтащил его лицо к своему лбу и хорошенько шмякнул нахала в нос. Пусть знает.

Потом я, ковыляя, бросился прочь. Мне хватило ума, чтобы понять расклад этой битвы. Мои шансы были ничтожными, особенно после того как я израсходовал столько внутренней энергии. Конечно, я себя тешил мыслью что я был не готов и все такое. Обязательно возьму реванш.

Собака вновь попыталась покусать меня, но сейчас она двигалась жутко медленно. Покосившись в сторону ее хозяина, поднимающегося с пола и хватающего свою недавно брошенную в меня палку, у меня созрел коварный план. Гадко ухмыльнувшись, я поразился гениальности решения.

— Бросай палку, ублюдок! — зло закричал я. — Я не шучу!

Кварц остановился как вкопанный. Я не ожидал от человека, который без вопросов хотел снести мне голову, такой сентиментальности. Несколько секунд он стоял на месте, после чего послушно отбросил свое орудие в сторону.

Собака протяжно скулила. Ее голова была зажата у меня под мышкой, задними лапами она скребла о землю, а ее большие глазищи умоляюще смотрели на хозяина. Бестия была чертовски тяжелой.

— А теперь приятель, — я тяжело дышал, отвыкший от подобных нагрузок, — мы поговорим!

Я дурак, надо было изначально брать собаку в заложники. Ишь ты, как притих сразу этот Кварц! Успокоился, уже не рвется кулаками махать. Возьму себе на заметку.

— Отпусти ее, — голос у него оказался довольно звучным, словно у менестреля.

— Ее? — я повернул голову, чтобы глянуть на своего заложника. Псина беспомощно глянула в ответ и снова заскулила, прося ее отпустить. — Сразу видно — сучка.

— Отпусти, — он скорее умолял, чем угрожал.

— А ты будешь вести себя нормально? Не станешь вновь бросаться на честного человека?

Он покачал головой, и я выпустил собаку из своих неласковых тисков. Та чихнула, опасливо покосилась на меня, после чего потрусила к хозяину. Он опустился на колени, и они несколько минут разговаривали. Собака определенно наслаждалась вниманием человека. Ее хвост тут же заходил из стороны в сторону.

Я сделал несколько шагов им навстречу, напоминая о своем присутствие. Кварц встал, оставив свою домашнюю живность в покое. Мы вновь уставились друг на друга.

— Я Тод, — мне пришлось представиться первым. — Архимаг. Граф. Владелец замков Зеленая скала и Шестой рубеж.

Немного лжи никогда не помешает, если рядом нет того, кто может ее распознать. Учитывая, что мы были одни, я ничем не рисковал. А знатность (не учитывая того, что я о ней всегда мечтал) часто дает большие преимущества.

— Меня называют Кварцем. Не могу понять, что понадобилось вашему высокородству от столь незаметного человека как я.

Мы не стали пожимать друг другу руки, так как оба были осторожными. Неизвестно что взбредет в наши головы. Вдруг начнем ломать пальцы и продолжим драку?

— Это не настоящее имя, — я блеснул своим знанием и гадкой улыбкой. — Ты поменял его когда сбежал из подвалов замка лорда Генриха. Неясно только почему не ушел на край света…

Кварц подобрался. В его глазах промелькнуло жесткое выражение. Он готов был броситься на меня вновь, но я его успокоил прежде чем это случилось.

— Расслабься. Я пришел не затем, чтобы упокоить тебя в земле. Ты мне нужен для других целей.

Он хмыкнул и жестом указал на свой дом, мол, пройдемте.

Я подозрительно прищурился. Уж не рвался ли этот парень к своим мечам? Если он так ловко обращаться с палкой, что он сможет сделать с парой клинков? Эти мысли заставили быть меня вдвойне осторожным. Парень достоин целого взвода.

Но Кварц и не думал выкидывать фокусы. Он превратился в невероятно спокойного человека, который любит свою собаку и предлагает гостю чего-нибудь перекусить.

— Не время набивать животы, — отказался я грозным голосом, молясь чтобы парень не заглянул в опустевший сервант. Там его ждал сюрприз. — У меня есть важное дело к тебе. Но прежде скажи, почему бросился ни с того ни с сего на меня?

— Вы вторглись в мой дом, — Кварц пожал плечами. — Я подумал, что это опять крестьяне, которым я почему-то не нравлюсь. Они сбрасывают на меня все свои беды, и пытаются вернуть должки. Две недели назад кто-то отравил моих курей.

— Ясно, — я ухмыльнулся. Да у них тут целая война. — Ты догадываешься почему я пришел?

— Возможно.

— И?

— Вы хотите продолжить свои эксперименты, верно? А я — единственный удавшийся образец. Но вынужден вас огорчить, я не буду участвовать в ваших…

— Нет, парень! Это я вынужден тебя огорчить, — неприятным голосом перебил граф Тод. — Ты принимаешь меня за другого человека. Я не сторонник Генриха. Я представитель Гильдии, собирающий улики против этого мерзавца. Он…

Я выдал ему загодя подготовленную историю, в которой расписывал жуткие грехи хозяина местных земель. Он был настолько плох, что даже эльфы и друиды на его фоне становились божьими одуванчиками. Мне, как следователю, необходимы показания единственного выжившего свидетеля.

— А что случилось с остальными? — удивленно спросил Кварц. — Когда исследования свернули, а лаборатории закрыли, нас оставалось восьмеро.

— Боюсь, — я тяжело вздохнул, — но ты последний кто выжил. Все остальные скончались при невыясненных обстоятельствах.

Я уже говорил, что ложь хорошая штука?

Мой собеседник на долгое время задумался. Я тоже не отлынивал и разложил новые факты по полочкам. Ага, значит Генрих оказался столь человечным, что оставил жизни своим подопытным кроликам. Очень любопытно. Теперь ясно, почему Кварц обосновался так близко от замка. Или дело тут в другом?

— Что вы от меня хотите?

— Ты пойдешь со мной и вместе мы надавим на ублюдка.

— Нет.

Он напрягся. Это было заметно с первого взгляда, но у меня сложилось мнение, что Кварца пугает не столько встреча с Генрихом, сколько посещения замка. Я задумался. Кого-то этот паренек мне напоминал. Где-то я его уже видел. Кажется. Ростом с меня, возраста почти того же, глаза серые, сухопарый. Или мне чудиться?

Как бы то ни было, я не стал задавать вопрос, встречались ли мы до этого. Зато я спросил другое:

— Чем объяснишь свой отказ?

— Я давно простил господина Элидеганс. Я не держу на него зла.

Кварц удивлял меня все сильнее. Я давал ему бесплатно возможность отомстить, а он не хочет уцепиться за соломинку. Что ж, подойдем с другой стороны…

— Пойми меня правильно, приятель, — с деловитым бесстрастием произнес я. — У тебя не слишком большой выбор. Я не могу уйти без тебя — мне нужен свидетель с помощью которого удастся прижать преступника и прикрыть его лавочку. Ты же не хочешь чтобы пострадали невинные?

— Не хочу, — согласился он. — Но я и не хочу, чтобы пострадала семья Генриха. То время, что я жил в замке…

Понятно. Мужика мучает ностальгия. Только по чему он скучает? По сырым стенам подвала? Мне хватило одного часа, чтобы я возненавидел их на всю жизнь. Здесь кроется что-то еще, но у меня нет времени распутывать еще и этот клубок.

— Если ты не согласишься, я тебе жизни не дам! Прикончу твою собаку, твоих свиней, а в конечном итоге и тебя.

Угрозы еще никогда не были хорошим фактором убеждения, но денег чтобы подкупить Кварца у меня не было.

На мое удивление парень не вспылил.

— А если я с вами соглашусь, то мне не даст покоя лорд Элидеганс, — спокойно заметил он.

— Ерунда.

Я попытался убедить его, что мое предложение лучшее, что случалось в его жизни. Мы проговорили около часа, и я изрядно притомился. После боя мое состояние было не блестящим. Грудь щемило — там скоро появиться громадный синяк — а всеобщая слабость жутко раздражала. Нужно срочно пополнить запас энергии, порыскать возле источников манны.

Когда я уже перестал верить в успех, Кварц неожиданно сказал «хорошо».

— Еще раз, — я вылупил на него глаза. — Ты согласен?

— Да. Все равно вы от меня не отстанете, а я слишком долго прятался от своего прошлого. Но только при одном условии.

Господи, только не это! Когда кто-то ставит условия, договориться за бесплатно почти невозможно! Если бы этот парень не был столь опасен, я бы усыпил его и на тележке отправил бы в замок.

— Я слушаю, — все же нужно попытаться изобразить счастье на лице. — Какое условие?

Он начал довольно отдаленно.

— Я часто бываю в Хельне — это городок, недалеко отсюда. Порой мне удается там заработать пару монет или сразу получить все необходимое для хозяйства. На некоторые предприятия нужен охранник…

— Ладно, ладно! — я зло оборвал его, поняв, к чему все идет. — Ты хочешь денег, не так ли? Сколько?

Кварц посмотрел на меня с подозрительностью. На графа и владельца двух замков я не очень-то походил своими манерами. Уж граф-то не стал бы жаться из-за нескольких монет.

— Нет, сэр. Мне не нужны деньги. Проблема в другом. На территории города есть школа, которую городское правление намерено закрыть. Там учатся много хороших ребятишек, и за многими из них я вижу большое будущее. — Кварц говорил почтительно, из-за чего я сразу насторожился. — Вы человек влиятельный, а значит, сможете им помочь. Если мэр закроет школу, то детвора останется без образования. Некоторые выберут совсем не ту дорогу…

Брехая о себе нужно всегда быть готовым к вот таким вот ситуациям. Приняв вас за крутого парня, многие будут просить вас оказать им одолжение. А Кварцу отказать нельзя, ибо мне тоже нужно его содействие!

— Все ясно, — тяжело изрек я. — Это все?

— Да, сэр. Если школу никто не тронет, я буду считать себя вашим должником и выполню вашу просьбу. И… извините, что напал на вас.

Когда я соглашался, я не знал лишь одного. В сущности это был пустяк, но для меня он обернулся настоящей катастрофой. До городка под названием Хельн было десять миль пути. Для меня, не занимавшегося физическими упражнениями больше полугода, это превратилось в настоящую пытку.

Плестись по жаре десять миль! Вы можете себе это представить?! Проклятый Кварц! Я его прибью, когда дела будут сделаны. Чтоб его…

Если бы совсем недавно не произошло прецедента, я бы, наверное, попробовал телепортировать. Но с тех пор у меня прибавилось мозгов. Не охота вновь лететь головой вниз с порядочной высоты. Не говоря уже о том, что я могу просто-напросто перемеситься под землю, где меня тут же раздавит миллионами тонн грунта.

Кварц отправился со мной. Не то, чтобы он не доверял моей персоне, просто парень посчитал, что это его долг присутствовать, и если надо — помочь. Несколько раз мою голову посещали низкие мысли о том, чтобы гад взял меня к себе на спину и нес до пункта назначения. Но каждый раз гордость побеждала. Черт, и откуда у меня ее столько взялось??

— Знаете, а я ведь вырос в этих местах, — жизнерадостно поведал мне Кварц. Мы брели по утоптанной дороге с несколькими наезженными колеями. — В деревне Рохшель. Теперь ее уже нет. Маги сожгли все дома, эвакуировав людей.

Хоть у меня были дела поважнее — я обливался потом и тяжело дышал —, но слова Кварца заставили меня фыркнуть. Этот наивный идиот считал, что Гильдия способна кого-то эвакуировать. Да они сожгли жителей вместе с его деревней. Наверняка он просто не знает.

— Недалеко отсюда есть озеро, где во-от такенная рыба водиться. Еще будучи мальчишкой…

Он продолжал непринужденно болтать, рассказывая о своем детстве. Путешествие нисколько не сказывалось на нем. Парень был закален не на шутку. Рядом с ним бежала Поли, его собака. Тварь уже успела меня обнюхать, но друзьями мы с ней не стали. Песик очень хорошо помнил, как я сдавил ему горло.

— Солнце я ненавижу еще больше чем собак, — в полголоса пробормотал я сам себе, но Кварц на то и был мутантом, чтобы все услышать.

— Собаки — самые умные существа, — заметил он, а Поли одобрительно гавкнула. — Зря вы так о них.

— Да пошел ты, — отмахнулся я, жутко раздраженный тем, что не захватил с собой галлон воды. Меня сушило. — Сколько еще до этого сраного города?

— Недолго, я думаю. Первым делом нужно будет заскочить в школу. Я познакомлю вас с местным учителем и его подопечными. Незачем им волноваться лишний раз.

Наивный. Первым делом я заскочу в таверну и не вылезу оттуда пока не почувствую себя отдохнувшим. Мне плевать, что скажет и подумает мой новый знакомый. Он мне нужен исключительно для дела, и если бы не обстоятельства, то разговор бы с ним у меня сложился по-другому.

— Что за эксперименты над тобой проводили? — поинтересовался я, желая знать побольше о своем потенциальном противнике.

Кварц ничего не заподозрил. Пожав плечами, он ответил, нисколько не смущаясь и не стараясь ничего укрыть:

— Я точно вам не скажу. Меня никто не посвящал в детали. Но, если взять то, что получилось, можно предположить, что господин Генрих и его помощники пытались вывести более устойчивого к магии человека. Им это было необходимо для другого эксперимента.

Я на миг даже забыл о своей усталости, так меня заинтересовал ответ Кварца. Нужно обязательно порыться в сейфе папаши Карен. Если есть способ получить устойчивость к магии, стоит узнать в чем он заключается.

Впрочем, мой спутник тут же меня разочаровал, сказав, что он скорее исключение, чем данность. Он единственный удачный образец из нескольких сотен претендентов. Я невольно ужаснулся размаху эксперимента, но потом махнул рукой. В то время Генрих был невероятно важной шишкой, он имел возможность проделывать все, что ему вздумается. А потом его сожрали более расторопные конкуренты.

Когда мы добрались до Хельна, я больше походил на взмыленную тряпку, чем на дворянина. Моя и без того грязная одежда промокла, ткань неприятно прилипала к телу. Но больше всего меня раздражал Кварц. Ублюдок даже не запыхался. Был свежим и довольным жизнью, опирался на свою палку и перебрасывался словечками с собакой.

Хельн оказался не затравленной всеми деревушкой (к моему удивлению), а самым настоящим городом. Всю его территорию окольцовывала высокая каменная стена, на которой тут и там виднелись скучающие стражники. Мы прошли через крепостные ворота, никем не остановленные. Народ здесь в глубинке был беспечен. В Эльхоз или даже в тот же Михельз двух бродяг и собаку ни в жизнь не пустили бы без двадцати проверок.

— Неплохое место, — признал я, глазами уже рыская по улицам. Питейные заведения есть в каждом населенном пункте.

Кварц согласился со мной. Ему Хельн очень нравился уже потому, что здесь к нему никто с враждебностью не относился. Некоторые прохожие, когда мы брели вперед через городок, здоровались с моим спутником и спрашивали как у него дела. Он всем приветливо отвечал, махал рукой и справлялся или у них тоже все хорошо.

Когда мы остались одни на мощенной камнем улице, я кисло поинтересовался:

— Ты здесь популярен, я смотрю. Какого же хрена живешь в халупе на откосе?

Он не ответил, а в мою подозрительную душонку закрались подозрительные мысли. Что этот парень скрывает? Он обосновался так близко к замку Генриха не спроста. И где же я его видел (если конечно видел) раньше?

Мы пропустили по стакану холодного кваса в одном из трактиров, отчего мне стало лучше. Засидеться не удалось, так как Кварц переживал за своего пса, оставшегося привязанным на улице.

— Какого черта ты вообще потащил за собой эту тварь? — озлобился я, выходя из заведения.

Кварц обиделся за Поли, а та недовольно гавкнула в мою сторону. В другой раз я попробовал бы отвесить собачке пинок, но вид ее хозяина меня образумил. Эту мохнатую бестию он любит больше чем себя. И уж неизмеримо больше чем меня.

В школу мы забрели мимоходом. Я заходить не стал, оставшись с Поли наедине. Она уселась возле меня и опасливо поглядывала, высунув язык. Кварц вернулся довольно быстро, на его лице читалось беспокойство:

— Мы должны поспешить. Мэр готовиться подписать указ о сносе.

— Зачем ее вообще сносить? — поинтересовался я, глядя на неухоженное каменное строение с потеками на стенах.

— Они хотят возвести лавку алхимика.

Оказалось, что в Хельне есть две школы, но одна исключительно для детей состоятельных родителей. Та же, которую пытался защитить Кварц, была бесплатной и вседоступной. Там любого придурка могли обучить читать, писать и считать. Вот только зачем это надо, никак не пойму.

Почти бегом мы бросились к главной площади, возле которой размещалась ратуша. Я вновь запыхался. Кварц с собакой ушли вперед, а когда я нагнал их, парочка уже успела влипнуть в неприятности. Натолкнувшись на стену из стражников, мой спутник что-то орал как сумасшедший. Я заинтересовано подошел к столпотворению, желая узнать о чем он кричит.

— Вы не имеете права отбирать у детей будущее! Это неправильно, они сами должны выбирать свой путь!! Пропустите меня к мэру! Немедленно! Со мной граф…

К счастью для меня, на этих словах один из стражников грубо пихнул Кварца и тот полетел вниз со ступенек. Поли тут же вступилась за хозяина, но ее скрутили двое дюжих молодца. Собачка тут же призывно заскулила, а я знал что после этого последует.

Кварц с размаху швырнул свою палку, попадая сразу же двум стражникам по лицу. Они подались назад, валясь с ног, а смешки в рядах правоохранителей тут же смолкли. Я закатил глаза. Этот парень явно не слышал такого понятия как дипломатия. Махая кулаками он не добьется от мэра абсолютно ничего. Хорошо хоть мечи свои дома оставил…

Вся свора бросилась на Кварца, что сразу же добавило пикантности зрелищу. Нечеловеческая реакция и сила Кварца не могли его уберечь от такой толпы. Отмахиваясь от стражников он продолжал кричать, что у детей нельзя отнимать будущего, что они и есть наше будущее. Звал мэра и клялся, что они все (то есть правительство и стража) неправы. Как самонадеянно с его стороны…

Никого калечить или убить парень не хотел, он лишь защищался, но изредка из толпы доносились душераздирающие крики и неприятный хруст. Не всегда в драке можно рассчитать силу, особенно если ее в теле не меряно.

— Граф Тод! Сэр! Помогите мне! — Кварц выкрикнул призыв о помощи уже оказавшись в плотно сжимающемся кольце.

Я фыркнул. Всегда презирал святош, прекрасно зная, что все святоши живущие на этом свете таковыми не являются. Они притворяются, чтобы добиться каких-то льгот для себя. Кварц наверняка из такого же теста.

Но к моему несчастью парочка стражников обратила на его крик внимание. Переглянувшись, они двинули в мою сторону, явно с намереньем пересчитать мне кости. Графом я в тот момент не выглядел ни на йоту, даже до мага-шарлатана не дотягивал. Так, обычный бродяга…

— Ребята, — воскликнул я, поднимая в успокаивающем жесте руки. — Я не с ним.

Но стражников мои слова не убедили, они синхронно бросились на вашего покорного слугу, с перекошенными от злости лицами.

Кварц со стоном пришел в себя. Он тут же закашлялся, переворачиваясь на бок. Так как в камере была только одна койка, ее занял я, высокородный граф. Моему незадачливому спутнику пришлось довольствоваться холодным полом.

— Что произошло? — прохрипел он, поднимая голову.

— Нас схватили.

— П-почему? Вы же маг, разве нет? Почему вы их не остановили?

— Тоже мне аргумент нашел, — фыркнул я. — Ты невероятно быстрый и сильный — почему ты им шеи не поскручивал?

Кварц смутился и промямлил что-то нечленораздельное. Лишь напрягая слух, я смог различить его лепетание о том, что нельзя вот так запросто отнимать у людей жизнь. Стражники — не корень зла, они просто на работе. Я хмыкнул. Пусть вспомнит, кто его отколошматил до отключки…

— Школа! — неожиданно Кварц вскочил на ноги, вспомнив. — Поли! Где Поли?

— Ее усыпили, — я состроил участливую мину, но, видя как вытянулось лицо моего сокамерника, успокоил его: — Ничего с твоей псиной не случилось. Она убежала.

На самом деле ее схватила стража и уволокла куда-то, но лишние нервы нам ни к чему. Пусть думает, что с его собачкой все в порядке. К тому же вряд ли ее успеют усыпить до того, как вопрос разрешится.

— Это несправедливо! — негодовал Кварц. И откуда в нем столько энергии взялось? Еще минуту назад он лежал без чувств на полу. — Нас должны были пропустить к мэру. Почему вы не вмешались?

Он поглядел на меня изумленно. Я пожал плечами и дал неоднозначный ответ. Не успел. Пусть думает так. У меня же времени спасать его дурацкую школу нет совершенно. От Кварца мне нужно другое.

— Теперь ты понял, друг мой, кто за всем стоит? Не мэр хозяин этого города, а твой старый приятель Генрих Элидеганс. С него весь спрос…

— Не может быть, — буркнул Кварц. — Он совсем не так плох. Когда стало понятно, что эксперименты идут не так, как должны, он дал нам выбор. Предложил свою помощь…

— Ну, раньше он был славным малым, — выкрутился я, со своей койки наблюдая как здоровенная крыса пытается протащить через решетку затвердевший кусок хлеба. — Но время меняет людей. За прошедшие годы Генрих изменился… стал совсем неузнаваем. По нашим сведеньям он лично убил шестнадцать крестьянских детей, предварительно выпив их кровь.

Кварц вытаращил на меня глаза, а кулаки его сжались.

— Не удивляйся. Твой бывший хозяин совсем диким стал с тех пор, как его разжаловали. Бьет свою жену и детей, издевается над слугами…

Я врал и не краснел, и чем больше лжи извергалось из моего рта, тем сильнее менялся в лице Кварц. Он проглатывал каждое мое слово, ним овладел праведный гнев. Вскочив, мой сокамерник с силой пнул пустое ведро, чем спугнул крысу. Я даже не успел завершить свой интригующий рассказ, как однажды Генрих скрестился с племенным жеребцом, как Кварц зло заорал:

— Безобразие! Это нужно прекратить немедленно. Никто не имеет права совершать столь ужасные вещи…

— Я о том же, — мне пришлось картинно вздохнуть. — Генрих опасен. Его нужно поскорее прижать. Но чтобы не пострадала его ни в чем не повинная семья, сделать это нужно тихо и без шума. Мы избавим округу от деспота.

Кварц, тяжело дыша, принялся расхаживать по камере. Она была совсем крошечной и его мелькание перед глазами стало быстро раздражать. Но я не стал мешать. Пусть бегает, места себе не находя. Маленькая месть за прогулку в десять миль и побитое тело.

— Предлагаю тебе работать на меня… то есть на Гильдию. Нам такой парень пригодиться. У тебя хорошая сопротивляемость к магии, станешь заниматься колдунами-преступниками. А школу, о которой ты так печешься, мы обеспечим всем необходимым. Согласен?

Он был не против. Я вернулся к своему занятию по наблюдению за крысой, но та не вернулась. Кварца мне удалось приручить за каких-то десять минут. А я-то думал, что сделать это будет куда как сложнее. Теперь придется торчать в сырой камере два часа без дела, пока к нам с извинениями не прибудет сам мэр и его ближайшие заместители.

Тупым стражникам я схватить себя не дал. Продемонстрировав им пару фокусов, я припугнул всю свору жестокой расправой со стороны Гильдии. Они испугано выстроились в струнку, ожидая пока я начну потчевать их за избитого товарища. Каково же было их изумление, когда я подошел к Кварцу и стал пинать его ногами. Отомстил я гаду почти за все, после чего отправился к мэру и как следует потолковал с ним. По поводу школы мы условились следующим образом: пусть стоит еще пару месяцев, а потом хай сносят. К тому времени от Кварца уже мои дела зависеть не будут.

А мой сокамерник тем временем не мог никак успокоиться. Словно умалишенный он носился по камере и разглагольствовал о справедливости, о мужской чести и долге. Я старался не обращать внимания, хотя изредка моя бровь все же дергалась от раздражения.

Скрип далекой двери стал для меня настоящим спасением. Я прилип к клетке еще прежде, чем процессия с мэром во главе оказалась возле нашей камеры. Градоначальник не потрудился сменить свой роскошный наряд на более простой, и теперь на плече у него виднелась пыль и скопление паутины.

— Невероятно! — громко закричал он, слегка перевирая мой сценарий. — Граф Тод! Неужели это вы?! Как только я узнал, то сразу же бросился сюда. Как… Как это случилось?

— Ваши люди, — высокопарно и грозно начал я, — повели себя просто возмутительно, когда мой друг пытался им объяснить простые истины.

— Ай-ай-ай, — мэр притворно покачал головой, глядя на физиономию Кварца. — Как они могли… Но ничего, виновные уже наказаны! Немедленно выпустить этих людей!

Последние слова он адресовал тупому на вид тюремщику, который с раболепием и гремя ключами бросился отпирать замок. Кварц выглядел почти удовлетворенно, хотя взгляд его источал угрозу. Он желал расправиться с кем-то во имя справедливости!

— Мэр, — непочтительным голосом продолжил я, — скажите-ка мне на милость, кто позволил вам закрывать школу для бедноты?

Градоначальник что-то залепетал, оправдываясь. Пришлось картинно прервать его устрашающим и чертовски громким выкриком:

— Я запрещаю! Именем Гильдии — вы не тронете эту школу и тех, кто там учиться! Иначе… вы будете иметь дело со мной и моим доблестным товарищем.

— Конечно, конечно. Как скажите, господин архимаг. Но не желаете ли продолжить разговор в другом месте?

Я сменил гнев на милость, важно кивнув. Посмотрел на Кварца и заметил, что парень просто сияет. В моей личине он нашел образец для подражания. Обняв его за плечи, я самолично вывел парня из камеры, приговаривая, что все будет хорошо. Вместе мы, несомненно, изменим этот мир к лучшему.

На обратный путь мэр одолжил нам карету вместе с кучером в ограниченное пользование. Я вальяжно развалился на сидениях, размышляя, что иногда жизнь может быть чертовски приятной. Еще десять часов назад я месил дорогу ногами, изнемогал от жажды и жары, еле переставлял ноги. Но сейчас все в норме. Я удовлетворен. Конечно было бы лучше, если бы можно было выкинуть из кареты псину, пытавшуюся отвоевать у меня место, но это как ни крути неизбежное зло. Вместе с ней пришлось бы выкинуть и Кварца, а он еще не отыграл своей роли.

Я попытался войти в ментальный контакт с Эскель, но девчонка не ответила мне. Я решил, что это не смертельно. Сообщу ей о своем успехе, когда окажусь на месте.

— Мне нужны мои мечи, — неожиданно заявил Кварц. — Нужно за ними заехать.

Я косо глянул на него. Зачем иметь при себе два отточенных клинка, если не затем, чтобы кому-то перерезать горло. Мне не хватало еще бойни, поэтому я кое-как попытался отговорить своего спутника:

— У нас нет времени. Каждая минута дорога. К тому же тебя не пропустят в замок с оружием.

— Но тогда я не смогу вам помочь, если дело обернется нехорошей стороной.

Как мило с его стороны. Я сдержал кислую улыбку и сухо напомнил:

— От тебя требуется сказать Генриху лишь пару слов в моем присутствии или в присутствии моих коллег. Сказать, что пришел конец его злодеяниям и ты готов обо все рассказать Гильдии, если он не подчиниться и не выполнит наши требования.

— Зачем это? — спросил Кварц с подозрением, попутно почесывая своей псине за длинными ушами. Мохнатое создание прикрывало глаза от удовольствия. — Вы же и есть представитель Гильдии, и вы обо всем уже знаете. Зачем опускаться к шантажу?

— Я возглавляю операцию по спасению, — долго думать мне не пришлось. — Схватить преступника мало, нужно сначала чтобы он рассказал где находятся заложники его кровавых экспериментов.

Больше Кварц не задавал глупых вопросов, и я даже имел возможность вздремнуть. Во сне я увидел много красивых девушек, которые были не прочь позабавиться. Впрочем они тут же исчезли, когда возле своего лица я почувствовал слюнявую морду. Поли обнюхивала меня, проверяя, не сдох ли ее мучитель. Отбросив ее морду в сторону, я недовольно взглянул на хозяина, но Кварц лишь пожал плечами.

В окошко я увидел деревушку, где я побывал вчера. Значит до замка осталось совсем немного. Это хорошо. Мэр был так любезен, что выдал нам обоим приличную одежду. Не то одеяние, в котором я щеголял на балу, но косых взглядов мы вызвать не должны.

На подъезде к замку Кварц тоже выглянул в окно. Минуту он там что-то внимательно разглядывал, а после задумчиво, с нотками ностальгии бросил:

— Здесь почти ничего не изменилось за прошедшие года.

— А ты там знаешь, — пробормотал я. — Небось видел один подвал и все…

Кварц с прищуром взглянул на меня, а после огорошил новой истиной:

— Я работал в замке, пока не согласился стать участником одного из экспериментов.

— Согласился? Это что же, получается ты добровольно стал подопытной крысой?

Ответить Кварц не успел. Карета резко остановилась. Я недовольно забурчал себе под нос о всяких идиотах, которые либо вожжи держать не умеют, либо под повозки бросаются. Открыв дверцу, я наполовину высунулся из кареты дабы проверить что стряслось. Оказывается нас остановил рослый громила в цветах семьи Элидеганс. Охрана, понял я.

— Проезд воспрещен, — заявил он безапелляционным тоном. — Разворачивайтесь.

— Кому? Мне? — я вылез из кареты, окончательно и вразвалочку подошел к охраннику. Пошарив под слоем одежды, выудил медальон архимага и предоставил его как удостоверение. — А это ты видел?

В лице охранник не изменился, но глаза его на минуту забегали. Потом он коротко извинился и сказал, что бал окончен.

— Неправда. Он будет длиться все выходные! Кого ты пытаешься обмануть, приятель?

— У нас ЧП, сэр. Веселье окончилось.

Я скрипнул зубами, и одолеваемый нехорошими предчувствиями вновь залез в карету. Перед этим я бросил кучеру, чтобы продолжал ехать по маршруту. Охранники замка возражать не стали и убрались с дороги.

— Что-нибудь произошло? — спросил меня Кварц.

— Не знаю.

Когда карета остановилась возле ворот, я резко выскочил из нее и строевым шагом направился через внутренний двор. Кварц от меня не отставал. Свою псину он додумался оставить на попечение кучера.

Вокруг царило всеобщее уныние. Многочисленные слуги молча занимались своей работой, а на их лицах застыло удивление. Расспрашивать я их не стал, быстро пройдя мимо. Задрав голову, увидел, что ставни на всех окнах плотно закрыты. Что за черт?

Я вышел в холл. Огляделся и увидел столпотворение возле входа в банкетный зал. Прямым шагом направился туда, надеясь что ситуация проясниться. В центре толпы я увидел Жанну с красными зареванными глазами, она опиралась на какого-то пожилого джентльмена, несомненно мага. Окружающие оказывали ей всяческое внимание и поддержку.

Не успел я подойти, как она меня заметила, подняв глаза. В них я увидел океан боли и страдания. По спине у меня пробежались мурашки. Я испытал мерзостное чувство, которое другие называют жалостью. А потом Жанна истерично закричала и рванулась в мою сторону. Ее подпорка-джентльмен не отпустил ее далеко, схватив за плечи.

— Это он!! Это все он!! Ублюдок! — Я не сдвинулся с места, а Жанна обрушивала на меня потоки обвинений. Вскоре крики ее захлебнулись в рыданиях. Напоследок мне удалось услышать тихое: — Хватайте его. Это он сделал…

Жанну увели подальше от меня, а достопочтимые зеваки переключили свой интерес на меня. В толпе я заметил одного своего знакомого, нас познакомил лорд Чарльз больше четырех месяцев назад.

— Что здесь произошло, черт возьми? — обратился я к нему. То ли виной всему была всеобщая атмосфера уныния и угрюмости, то ли меня так поразила сцена слез и гнева в исполнении Жанны, но я забеспокоился. Мне стало жутко неуютно, а шестое чувство (на сей раз уже наверняка) подсказывало, что дело дрянь.

Я оказался не далеким от истины. Мой знакомый после непродолжительного молчания, наконец, выдал мне очень неприятнейшую новость.

— Лорд Генрих… убит.


Ультиматум мертвеца | Почти герой. Дилогия | Неприятная действительность