home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Неприятная действительность

Вокруг царила суматоха, которая мне чем-то напомнила поле боя. Гости, кто не попрятался по своим комнатам, забивали коридоры, собираясь толпами, обговаривая последнюю новость. Смерть отца Жанны и Карен потрясла и меня тоже. Я как идиот бродил по замку, а следом, не отставая плелся Кварц, расстроенный не меньше. Но мой спутник имел возможность отвлечься тем, что, созерцая убранство дворца, вспоминал старые деньки.

Дьявол! Этого не должно было случиться. Это просто катастрофа! А то, что Жанна прилюдно обвинила меня в убийстве вдвойне плохо. Думаете об этом забудут?

Но другие обвинять меня в убийстве не спешили. Наоборот, маги попросили моего содействия. В этом не было ничего удивительного, ведь архимагов на балу было не так уж много. Столь сильные колдуны, отдавшие медальону порядочный кусок души, предпочитали другие забавы танцам.

— Кто такой? — спросил меня маг, стоявший на карауле у дверей в кабинет Генриха. Он имел в виду Кварца.

— Он со мной, — только и нашел, что сказать я. В другое время я придумал бы более остроумный ответ.

Как я и подозревал, Генриха прикончили на его рабочем месте. Сейф, стоявший в углу, был вскрыт и пуст. По всему кабинету рассредоточились маги-волонтеры, вызвавшиеся разобраться что к чему. Никого из родных Генриха я не заметил, зато взгляд мой зацепился за лорда Чарльза, присевшего на край стола. Стало понятно, кому я обязан высокой честью.

— Тод, — поприветствовал меня мой добродетель. — Рад что ты явился. Хотелось бы услышать твою точку зрения.

На первый взгляд кажется, что он как бы меня в чем-то обвинял, но оказалось, что Чарльз действительно хочет лишь услышать мое аматорское мнение. Я подошел к распластанному на полу телу, стараясь не смотреть в его раскрытые пустые глаза, и наобум ляпнул:

— Черная магия.

Из угла мне поаплодировал какой-то мужичок. Я его знал, он преподавал что-то в Академии Королей, но знакомы мы не были.

Тело Генриха было просто ужасно. Складывалось впечатление, что с него высосали все силы, выпили его до дна. Я подавил настойчивые подозрения, напомнив самому себе, что сейчас не время строить догадки.

— Верно, — произнес ближайший к телу маг, толстый мужик лет сорока пяти. — Чтобы знать больше, нужен специалист по такого рода вопросам, но определенно точно — его прикончили с помощью черной магии.

— И довольно сильной, — подал голос преподаватель из Академии. — Генрих никогда не был слабаком.

Украдкой я изучил кабинет. Он был солидных размеров и обставлен с большим вкусом. Мебель гармонировала с гобеленами и коврами, на поперечных балках висели хрустальные люстры. Зажигали их исключительно с помощью магии, потому что никакой стремянки или канатов я не увидел.

— Когда это случилось? — услышал я свой голос.

— Прошлой ночью, но обнаружили его только к утру.

Понятно. Значит, сразу же после того как я ушел на поиски Кварца. Очень интересный поворот. Я не упущу задать кое-кому парочку неприятных вопросов.

— Нужно прочесать весь замок. Преступники еще могут быть внутри.

Все посмотрели на Чарльза, так как он был самым главным. Маг, нахмурив брови, задумался, а потом кивнул.

— Да, нужно сделать это как можно быстрее, — он кивнул. — Оцепите эту проклятую крепость. Никому не давайте уйти, предварительно не расспросив. До прибытия специалистов — мы команда отвечающая за расследование.

Все согласились, и даже я почувствовал, что киваю. Черт возьми! Какого черта я вообще влез в эту авантюру? Сидел бы себе в Академии и горя не знал бы…

Я пытался связаться с Пейном или Бешенным, но в обоих случаях терпел крах. И если с первым все было понятно (он мог пребывать в «спячке»), то с Мэдом дела были неладны. Он не блокировал мой сигнал умышленно, такое впечатление, что парня вообще не существовало. Каждый раз я натыкался не на стену, а на пустоту.

Доверенные маги Гильдии принялись за работу. Каким-то чудом среди них оказался и я. Скорее это был обычный недосмотр. Колдуны запомнили, что я был допущен в кабинет жертвы и, посчитав меня за своего, дальше вопросов не задавали. Я возмущаться не стал.

В холле я увидел Памелу. Пройти мимо у меня не получилось, хоть я и очень спешил. В душе ворочался неприятный ком, я чувствовал себя виноватым. На женщине не было лица, но она не плакала. Скорее всего еще не могла поверить в случившееся. Я утешил ее, сказав что все будет хорошо, и что убийц мы обязательно поймаем.

— Постарайтесь, — отрешенно шепнула она. — Такое нельзя простить…

Верно, подумал я, отходя от нее, простить нельзя. Но вот спустить на тормозах — очень даже можно.

У входа в подвал я встретил двух колдунов, послушно дожидающихся меня. Еще в кабинете я вызвался добровольцем прочесать нижние уровни. Со мной эту инициативу разделил маг-целитель Вандес и алхимик Неглош.

— Готовы? — спросил я. — Тогда пошли.

Хозяин замка был мертв, а значит, нас никто не мог остановить от вторжение на запретную территорию. Слуги знали, что в подвал спускаться нельзя никому, но говорить об этом представителям Гильдии побоялись.

Сразу же запахло затхлостью и сырым зловонием. Мы оказались на широком пролете, от которого расходилось несколько ходов.

— Разделимся, — приказным тоном сообщил я. — Так у нас больше шансов что-то найти.

На самом деле мне нужно было только от них избавиться. Пусть рыскают по подвалам в поисках следов злоумышленников, а я отправлюсь на свидание с Пейном. У меня есть что спросить.

Мои «напарники» скрылись из виду, каждый нырнул в свой проем. Как только они исчезли, я бегом припустил по подземным коридорам, не обращая ни на что внимания. В голове у меня вертелась карусель плохих мыслей, я готов был поквитаться с виновниками торжества. Эти ублюдки сами не знают что творят! Им нечего терять? Плевать! Через них выйдут на меня, а тогда уж пиши прощай.

К камере Пейна я прибыл через десять минут. Один раз свернул не туда и запутался, из-за чего потерял драгоценное время. Дверь оказалась запертой, но для меня это не составило проблем. Я выжег замок пламенем, после чего вошел внутрь.

Ни Пейна, ни Бешенного. Только пентаграмма на полу и труп слуги в уголке. Я скрипнул зубами. Мои знакомые поспешили убраться из замка, сразу же после того как совершили свое грязное дело. То, что за убийством стоят они, сомневаться не приходилось. Кому еще это было на руку?

Ругнувшись, я вспомнил свой разговор с Пейном. Они хотели с ним только договорится… А как же! Одичавшие от боли некроманты лучшие в мире дипломаты! Черт бы их побрал…

Сплюнув на пол, я в последний раз попытался войти в контакт со своими косвенными нанимателями. Дохлый номер. Ни Мистер Боль, ни Бешенный не откликнулись. Зато вышло наладить связь с Эскель, хоть ей сейчас было не до меня.

— Все пошло верх дном,  — сообщила она мне. — Я сворачиваю операцию. Будь готов вернуться в Академию.

— Как Жанна?

— В шоке. С каких пор тебя стало заботить состояние других?

— Что она говорит?

— Что ты убийца. Но не беспокойся… в таком состоянии к ней вряд ли кто-то прислушается. У тебя есть алиби? Это сделал ведь не ты?

Понятно. Эскель не при делах. Хоть это радует. Впрочем она может искусстно врать мне, хотя зачем ей это нужно? Она слишком осторожна, чтобы совершать подобные поступки или быть в них замешанной.

— По поводу денег,  — напомнил я.

— Ты получишь их.

Ее сговорчивость напомнила мне в какой заднице я нахожусь. Ситуация стала чертовски серьезной. Всегда старался держаться подальше от мокрых дел, на них не один умелец поскользнулся и свернул себе шею.

Я еще раз осмотрел камеру. Моих знакомых здесь не было, но улик после себя они оставили навалом. Не знаю, что тому виной, изумление или природная глупость, но я взялся зачищать помещение, уничтожая любые доказательства. Мне казалось, что через них спецы Гильдии могут выйти и на меня.

Нужно уничтожить все, не оставить им ни зацепки.

Преодолев брезгливость, я схватил труп слуги и наобум открыл портал, не выбирая координат. Сбросив в воронку тело, я тут же принялся за пентаграмму, выжигая ее мощными струями огня.

Будь оно все проклято! Не тех друзей я выбрал в этом мире, ох не тех…

Я вернулся в кабинет Генриха и застал там новую компанию. Разодетые в одноцветную форму маги заняли периметр и производили манипуляции с каждым предметом. Лица колдунов были сосредоточены, они полностью ушли в свою работу.

Я увидел Генриха, стоящего возле камина и о чем-то беседовавшего с невысокой тучной колдуньей. Я сделал вид, что не узнал ни ее лица, ни ее синих волос. В памяти Дархана она звалась Кордой и были самой настоящей высшей волшебницей.

Еще никогда мне не доводилось находиться от высшего мага в такой близости. По спине пробежали мурашки.

— Лорд Чарльз, в подвалах следов злоумышленников не найдено. В камерах я ничего не нашел.

Тот кивнул, а Корда вообще не обратила на меня внимания, посчитав за обычного дознавателя. Я было уже хотел спиной выйти из комнаты и дать деру куда глаза глядят, но в кабинет ввалились мои помощники по обыску подвала. Они сказали примерно тоже самое, но алхимик добавил кое-что еще:

— Кажется я обнаружил старые следы преступной деятельности. Есть место, где все пропитано запрещенной магией.

Корда заинтересовалась. Повернув свою голову в сторону Неглоша, она осведомилась:

— Вы уверены, что следы старые?

— Да. Я в этом разбираюсь.

Корда дала знак своим людям и часть из них бросилась вон из комнаты. Насколько я помню, высшая возглавляла отдел сверхсложной магии и следы волшбы, даже очень старые, ее подопечные найдут без проблем.

Я панически думал, как мне сбежать, ведь на воре и шапка горит, но судьба облегчила мне эту задачу. Корда повернулась к Чарльзу и заявила, что всем гостям после короткой дачи показаний надлежит покинуть имение Элидегансов. Отныне здесь будут работать специалисты. Чарльз не стал спорить, а я тем более.

Выпорхнув за дверь, и схватив под локоть Кварца, я отвел его в сторону.

— Слушай сюда, планы меняются. Вокруг нас — заговор. Нельзя высовываться, ты меня понимаешь?

— Да, сэр.

— В таком случае возвращайся к своей собаке и уносите ноги отсюда. Пойдем, я тебя провожу, а не то тебя еще остановят и допросят. Здесь полный дурдом твориться…

— Не нужно, — отказался Кварц. — Я знаю замок как свои пять пальцев. Смогу уйти без лишних проблем. Если я вам понадоблюсь, то буду либо у себя, либо в Хельне, прослежу, чтобы мэр выполнил свое обещание.

Я немного подумал, а потом решил, что на Кварца мне плевать. Если его схватят маги Корды, то ничего серьезного им он рассказать не сможет. Разве что подтвердит, что граф Тод отсутствовал в замке. А если его раскусят (что вряд ли, такие люди лучше умрут, чем выдадут свои и чужие секреты), то мне возможно и медаль вручат за попытку разобраться в не легальных экспериментах десятилетней давности.

Как бы там ни было, а благосклонность Кварца мне принадлежит еще несколько месяцев, пока его чертову школу не снесут. До этого времени мы с ним остаемся друзьями и союзниками.

Хлопнув его по плечу, я пожелал своему спутнику удачи и припустил по коридору в свою комнату. Там я забрал свою королевскую мантию, которая была немного в паутине и пыли. Ник без проблем почистит ее за пару монет.

В дверь постучали. Я насторожено втянул голову в плечи, а потом, подумав что веду себя чересчур подозрительно, спросил:

— Кто там?

— Уполномоченный маг специального отряда Загвар. Прошу прощения, но у меня к вам пара вопросов.

Я чуть не свалился без чувств. Руки задрожали, а сердце учащенно забилось. Эти ребята работают быстрее, чем я думал. Они поняли, что к чему за какой-то час! Дьявол! Что же делать…

Словно зомби, подкашиваясь и шатаясь, я подошел к двери, слабо соображая, что нужно делать. Бежать? Но куда, черт возьми? Меня отследят в любом случае!

Когда дверь открылась я увидел суровое мужское лицо, которое наверное и создавалось лишь затем, чтобы называться бандитским. Такие рожи чаще встретишь на большой дороге, а не в рясе мага.

— Сэр, из соображений безопасности мы должны всех опросить. Назовите ваше имя и предъявите приглашение.

Я опомнился не сразу, а когда понял что меня пришли совсем даже не вязать, у Загвара подозрительно сощурился один глаз. Я тут же очнулся от своего полусна, и бросил ему многозначительное «сейчас».

— Перебрал вчера малость, — объяснил я свою заторможенность, доставая из кармана мантии свое приглашение. — Зовут меня Тод.

Он нахмурился, явно вспомнив давний скандал. Я натянуто улыбнулся, давая ему понять, что все отлично, я ни в чем не виноват. Загвар внимательно изучил мое пригласительное, а потом чисто формальным тоном спросил.

— Где вы были вчера ночью?

Я на удочку не попался. Подобные вопросы в кругу благородных считаются жутко оскорбительными, а я провел среди них достаточно времени, чтобы это понять. Загвар был смелым магом, настоящим асом своего дела.

— Это не ваше, черт возьми, дело, где я был и что делал! Кто вы вообще такой, чтобы задавать подобные вопросы?!

Загвар склонил почтительно голову, ведь распоряжения ругаться с гостями у него не было. Я же усердно изображал на лице ярость, а медальону приказал нагреть вокруг меня воздух. Пусть уполномоченный специалист поймет, что дело плохо.

— Прошу прощения, сэр Тод, — через силу выдавил он. — Было совершено убийство владельца этого замка. Всем гостям надлежит покинуть владения в ближайшее время.

И он ушел. Я, испытав громадное облегчение, все же громогласно крикнул ему вдогонку:

— С удовольствием!!

Телепортирование было сильно ограничено, как и выезд на каретах из замка. На дороге стоял заслон из магов Гильдии, которые дотошно проверяли всех и каждого. Открывать порталы можно было только с одной точки, где так же стояло два скучающих спеца.

Очередь собралась порядочная. Маги недовольно шептались, роптали и ругались, выражая свое недовольство. Еще никогда их так не подставляли. Званый прием есть званый прием, и плевать что хозяин помер! Их никто не имел права выгонять.

Я, все больше страшась, стоял посреди толпы, медленно продвигаясь вперед. Мысли были забиты извечной темой о справедливости бытия. Почему одним все, а другим ничего. Почему такие ребята как я вечно остаются крайними и страдают? Это же нечестно! Никогда себе не прощу, если меня поймают и выведут на чистую воду, а Пейна с Бешенным нет! Ублюдки. Они любят и умеют кидать подставы.

Когда до меня дошла очередь, я почти расслабился. Назвав свое имя, я благоговейно принялся читать в голове формулу заклинания перемещения, тут же вводя координаты. Когда все было почти готово, меня окликнул женский голос. С холодком в спине, я повернулся и глаза мои широко раскрылись. Лучше бы я увидел разъяренную гидру.

— Господин Тод, прошу останьтесь, — официальным тоном заявила Корда, остановившись в нескольких метрах от меня. — У нас еще имеются к вам вопросы.

Наши глаза встретились. Высшая прошила меня насквозь, отчего мои ноги явственно задрожали. Кажется, она поняла все. Выдохнув весь воздух из легких, я завершил формулу, добавив последний штрих, и за моей спиной открылся портал.

Меня увлекло внутрь еще до того, как маги успели что-то предпринять.

Приземлился я чуть ли не лицом о каменный пол. Ноги подкосились и не удержали меня в вертикальном положении, но я был далеко от замка Генриха. А это самое главное.

С трудом приподнявшись, я почти с любовью увидел башни Академии Королей. Всегда приятно вернуться домой. Особенно когда над тобой нависла грозовая туча. В любой момент с нее может сорваться молния, а ты просто-таки увешан железом.

Поднявшись на ноги, я чуть не бегом бросился прочь от места моей высадки. У магов есть способы отследить все перемещения через порталы, если на руках у них имеется точка входа. Нужно было уйти как можно дальше. Свое великолепное одеяние, мешающее моему отступлению, я спрятал за грозной статуей грифона.

Так Тод, тебе нужно успокоиться. Ничего непоправимого не случилось. Генрих помер, но ты не причастен к его смерти. Ты был далеко, выполнял задание… Чье спрашивается задание? Убийц? Очень сильный аргумент в споре с законом.

Мысли мои огненным жгутом переметнулись на Пейна и Бешенного. Ничего кроме ненависти я к ним не испытывал. От этих ребят одни проблемы! Им плевать на окружающих, они преследуют свои сумасшедшие идеи. Очень логично, между прочим, учитывая, что эта парочка сама давно свихнулась!

В коридоре я чуть не налетел на хрупкую девушку. Ее я видел пару раз, она говорила, что будет вести у нас какой-то предмет. Вот и сейчас она попыталась меня остановить и напомнить об этом.

— Тод. Тод! Обождите. Куда вы так несетесь? Вы же помните, что…

Я остановился и взглянул ей прямиком в глаза. От моего сумасшедшего взгляда девушка сразу же закрыла рот, начисто забыв что хотела мне сказать. Оскалившись, я продолжил свой путь, размышляя о своих неудачах.

Было ясно одно. В происшедшем следует разобраться, иначе меня ждут серьезные проблемы. Маги не станут долго думать на кого можно повесить мокрое дело. У них есть кандидат. И это я.

Я влетел в библиотеку разъяренным вихрем, громко хлопнув дверью. Студенты недовольно зыркнули в мою сторону, но обращать на них внимания сил нет. Пройдясь по стеллажам взглядом, я нашел нужную мне секцию и направился туда.

Как там называлась деревня, где они прятались? Бешенный кажется упоминал название. Оно мне тогда показалось еще излишне унылым. Печаль? Доля? Жребий? Удел? Нет, не так…

… Рок! Точно. Вспомнил. Подпрыгнув к стеллажу, я начал непочтительно перебирать корешки книг, пытаясь найти нужную. В магических библиотеках существуют специальные справочники, содержащие координаты определенных населенных пунктов. Координаты деревни должны там быть. Определенно должны быть…

Кто-то настучал на меня полуглухому библиотекарю, и старик вышел из своей каптерки, дабы расправиться с нарушителем. Я заскрипел зубами, борясь с искушением врезать ему по кумполу и продолжить поиски. Лишние проблемы мне ни к чему.

К частью мне удалось найти нужную книгу до прихода разъяренного смотрителя и вместе с ней я нахально сбежал из заведения, нарушая все немыслимые правила. Ни одну книгу нельзя выносить за пределы библиотеки. Что ж, если все образумиться, уплачу штраф.

— Рок, Рок, Рок… — приговаривал я, панически переворачивая страницы. — Где же ты?.. Ну же… Вот! Есть!

Я бегло пробежался взглядом по описанию деревушки, дабы убедиться что это именно то, что мне нужно. Потом я принялся читать формулу телепортации, вводя координаты из этой книги. Мне казалось, что преследователи дышат мне в спину.

Перед глазами возникла быстро растущая воронка. Еще мгновение — и она увлекла меня вперед, засасывая в себя. Библиотечная книга исчезла вслед за мной, и только несколько вырванных потоками воздуха страниц медленно опускались на пол в пустом коридоре.

Быть поспешным чревато последствиями. Когда спешишь, забываешь о всяких важных мелочах. Портал открылся и послушно выбросил меня в громадную гору снега. Я сначала не разобрался что к чему, но мое тело мне подсказало. Было чертовски холодно, а я не позаботился как следует одеться.

А ведь знал же, что деревня где-то в горах. Если боги существуют, они определенно наказывают меня за что-то. Мелочные ублюдки! Пару грешков простить не можете?!

С руганью я выбрался из снежного сугроба. Зубы сами по себе стали выбивать чечетку, а тело задрожало уже не от страха. Растирая быстрыми движениями предплечья, я осмотрелся. Вокруг меня сновала метель, огромные хлопья снега летели в лицо, норовя залепить глаза. Кое-как я различил далекие домики, полностью приваленные белым настилом. Об их населенности говорил лишь дымок, валящий из белых труб.

Я посмешил к людям, в надежде согреться и прийти в себя, но сделать это оказалось не так-то легко. Мои ноги проваливались в снегу по бедра, идти было почти невозможно. Я попытался преодолеть путь ползком, но почва оказалась слишком рыхлой.

Чувствуя, что еще чуть-чуть и я околею, на свой страх и риск пришлось воспользоваться «Боевым телепортом». После его использования поднимались целые фонтаны из снега, с высоты птичьего полета все смотрелось, словно бы по снегу ступает исполин, оставляя за собой следы-воронки. Прежде чем я выдохся, мне удалось добраться до расчищенной от снега дорожки. Поблагодарив черта, я двинул к ближайшему домику. Быть вежливым я не намеревался, мне нужно было попасть внутрь.

Но после моего решительного стука дверь распахнулась сама собой. Проскользнув внутрь, я тут же прикрыл ее, после чего осмотрелся. В помещение не было ни одной живой души, хотя печь топила во всю, а на столе виднелись остатки чьей-то трапезы.

— Есть кто живой? — окликнул я.

Напрасно. Кажется, я был единственным обитателем этого дома. Времени разбираться у меня не было, я не чувствовал своих рук и ног. Подтащив стул к очагу, я уселся и стал понемногу оттаивать. Через десять минут мне стало так хорошо, что я нашел в себе силы обыскать тумбы и шкафы. В подобных местах, где морозы разъедают душу, просто невозможно обойтись без крепких напитков.

И такие нашлись. Откупорив бутылку бренди, я прополоскал рот, а потом сделал несколько внушительных глотков. Тепло разлилось по моему телу. Отличная штука, подумал я, и двинулся в смежную комнату. Как только я открыл дверь, бутылка выпала из ослабевших пальцев, а меня чуть не вывернуло.

В спальне я нашел обитателей этого дома, которые горкой были сложены на широкой кровати. Жизни в них не было. Хозяева были мертвы и их тела напоминали мне труп Генриха. Высушенные и выпитые до дна.

Я попятился назад, подальше от ужасного зрелища. Вернувшись к очагу, я переждал несколько неприятных минут, а потом набросил на себя меховой тулуп. Из дома я вышел с самыми нехорошими предчувствиями.

И они оправдались. В соседней хижине я застал ту же картину. И во всех остальных тоже. Всего в деревушке было примерно двенадцать домов. Ни в одном из них я не отыскал своих знакомых. Только мертвые тела.

Оставалось только одна место, где они могли быть. Недалеко от деревни возвышалось величественное каменное строение, слегка запущенное, но не утратившее своего лоска. Храм Дракона. По всей стране их осталось совсем немного, и все они были заброшены. Драконы, как и все Древние существа проповедовали Свод. Когда его сменил Порядок, маги и древние попытались уничтожить всякую память о нем.

Удивительно, что этот храм они не уничтожили. Подобравшись ближе, я разглядел несколько устрашающих каменных Драконов в натуральную величину. Они злобно ощерили пасти, показывая громадные зубы всем, кто желал посетить их храм. Я испугался не столько их, сколько тех, кто в нем, храме, сейчас находился.

Ворот не было, но как только я пересек линию владений храма, холод неведомым образом исчез. Ко мне прикоснулась древняя и очень мягкая магия, почти неуловимая. Ничего подобного я раньше не ощущал. Люди не в силах контролировать эту силу.

От внутреннего убранства храма почти ничего не осталось. Мародеры не вырвали из стен разве что медные статуи всевозможных существ. На алтаре, в самом конце возвышалось огромное каменное и чешуйчатое яйцо, что несомненно означало начало жизни. Возле самого его подножия я заметил две фигуры в черном.

Злым, но не слишком уверенным шагом я приблизился к ним.

— Какого черта вы наделали?! — заорал я, а эхо разнесло мой крик по каменным сводам. — Зачем прикончили Генриха? Зачем послали меня искать идиота-отшельника?! Зачем перебили здесь всех?!.

Наверное я никогда не был таким злым. Я чувствовал как крошатся от давления мои зубы, так сильно я сжимал челюсть. Пейн и Бешенный прервали свой разговор и синхронно повернули головы в мою сторону. Я невольно сделал полшага назад. Мистер Боль выглядел точно так же как и год назад, когда я только его встретил в Академии Королей. Никаких следов того ужасного состояния, в котором он находился, заметно не было.

— Это ты, — с улыбкой констатировал он очевидный факт. — Привет.

— КАКОГО ЧЕРТА, МАТЬ ТВОЮ?! Отвечай что здесь происходит, живо!

Я так разозлился, что бы готов жахнуть по ним обоим «Волной света». Чем бы это для меня закончилось, в тот момент я не думал. Улыбка не сходила с лица Пейна, он наслаждался мощью и спокойствием. Десятки трупов дали ему эту возможность.

— Успокойся. Убийство Генриха было вынужденное. Он засек нас раньше, чем ты привел свидетеля. Рычагов давления на него не оказалось под рукой, и пришлось идти другим путем.

— Убив его?!

— Мы оказали ему услугу, — осклабился Пейн. — После того как с помощью некромантии я выпытал нужные сведенья, он сошел с ума. Было бы жестоко оставлять его в живых…

Я тяжело дышал, приходя в себя. Происходящее сильно ударило по моим нервам. Я не был готов к горе трупов, не был подготовлен к столь грязным методам решения проблем…

Пейн развернулся ко мне полностью. Драконий меч (редкий случай) покоился в ножнах. Бешенный оставался на месте. На нем была надета толстая куртка из черного меха и длинный плащ.

— Но ты свою работу сделал, — одобряюще произнес Пейн. — Я узнал это от Эскель, которая сообщила мне что выходит из дела.

Мне не хватило духу произнести «я тоже». От Пейна в данный момент исходила столь мощная аура, что мне было трудно дышать. Передо мной стоял древний, пусть его сила и базировалась на убийствах, на крови других.

Мистер Боль сунул руку в карман и извлек оттуда черный ошейник. Коротким движением он бросил мне его под ноги. Я, памятуя о черной метке, не спешил его поднимать, но после короткого наблюдения заметил, что такие же украшают шею Пейна и Бешенного.

— Это довольно сильный магический предмет, — пояснил некромант. — Он призван скрывать ауру мага, из-за чего того невозможно отследить. Очень полезно, когда у тебя на хвосте весь аппарат Гильдии.

Я с опаской поднял брошенный мне ошейник. Он был сделан из черной кожи и оставался теплым даже на холоде. Застежка была сделана из неизвестного мне красного металла.

— Ты готов? — спросил некромант. Его вопрос был обращен ко мне.

— Что готов? — удивился я.

— Ну, раз ты уже пришел… пойдешь с нами.

— К-куда?

— За Короной Знаний, конечно.

* * *

В камине весело потрескивали бревна. Не смотря ни на какие преступления и хладные трупы, Корда считала, что в комнате всегда должно быть тепло. Она ненавидела холод со всеми его последствиями. Простуду высшая могла схватить от малейшего ветерка…

Над Генрихом до сих пор склонялся Пит, изучая каждую трещинку на его теле. То, что хозяина замка прикончили каким-то мощным магическим предметом, сомневаться не приходилось. До этого его пытали при помощи черной магии, отчего бедняга наверняка выболтал все свои секреты.

Корду волновал вскрытый сейф. Там определенно хранилось что-то очень важное. Генрих не стал бы накладывать защитные заклятия уровня гидры, если бы хранил за стальной дверцей свои любовные письма. Но тем не менее подобную защиту смогли сломать. Напрашивался вопрос: кто были эти правонарушители? Архимаги?

— Прошу вас взглянуть, мэм, — подал голос Пит, не отходя от тела. — Края раны — черные.

— Ну и что? — Корда даже не потрудилась подняться с кресла. Она не любила физические нагрузки в любых проявлениях. — В этом нет ничего необычного, учитывая что мы не знаем чем был нанесен удар.

— Да, но подобные раны я видел раньше. Полгода назад. Бойня на полях близ Лайкоса.

Высшая заинтересовано поглядела на подопечного, но так и не встала. Все слышали об ужасной резне, учиненной неизвестным монстром. Но ничего сверхъестественного, что могло бы заинтересовать Корду, в деле не было. Она даже не пыталась выяснить детали. Знала лишь общедоступные факты — куча трупов и парочка выживших. Скучное дело.

— Тогда отличился Дархан, — произнес, вспомнив Пит. — Он уничтожил монстра, наносившего такие вот раны…

— Не пори ерунды! Дархан к тому времени был уже мертв. Он погиб в битве за Эльдир. А жаль…

Действительно, Корда всегда питала теплые чувства к этому магу, хоть его отца она жутко недолюбливала. Но чтобы она не думала, Онор сумел вырастить поистине гениального колдуна. Если бы он не погиб, то жизнь у Гильдии была бы намного легче. Превосходный боевой маг, он мог решать исходы сражений.

— Да я не о том Дархане, — отмахнулся Пит, в который раз заглядывая покойному Генриху в рот и проверяя гортань. — Я о новом. Тоде…

Тучная высшая скривилась как от зубной боли. Столь гениальный маг погиб под аккомпанемент не фанфар, а жутких скандалов. И все из-за какого-то идиота, прикарманившего его медальон. Но странно было другое: почему магический предмет не прикончил наглеца сразу же? Быть может, сам Дархан так хотел? Как бы там ни было — а это загадка.

Хотя чего уже голову ломать? Тем давним делом Корда тоже не интересовалась.

— Тод… что-то знакомое… хм, — из угла комнаты подал голос Загвар, стоявший на карауле у двери. — Точно, я же его сегодня видел!

— Он здесь? — ее не часто можно было удивить.

— Да. Совсем недавно я проверял его пригласительное. Задал пару вопросов, он осерчал и заявил, что немедленно свалит со столь неблагородного места. Ничего удивительного.

— Где он сейчас? — чуть поспешнее, чем требовалось, спросила Корда.

— Не знаю, — Загвар пожал плечами. — Должно быть, ждет своей очереди на открытие портала…

Тело Корды пришло в движение, женщина неповоротливо встала, чем несказанно удивила подчиненных. Поправив яркие синие волосы, она направилась прочь из кабинета, не сказав ни слова. Оказавшись в коридоре, она ускорилась с помощью заклятий.

Дело обрастало интересными деталями. Генрих умер от ран идентичных тем, что получили маги Гильдии полгода назад. И в двух случаях появляется один и тот же человек.

«Быть может этот Тод и был тем монстром? — подумала Корда, минуя длинный коридор и выходя в холл. — Свидетели в основном были обычные смерды, не могущие отличить иллюзию от реальности. Нужно бы в этом как следует разобраться. Дело пустили на самотек, никто не предпринял серьезного расследования…».

А еще новый владелец медальона был, как говорили, архимагом. Этого вполне достаточно чтобы взломать защитное заклятие класса гидры. И убить владельца замка.

Под стенами, на лугу, образовалась громадная очередь из недовольных. Никому не понравилось преждевременное завершение банкета, но с этим ничего поделать было нельзя. Гильдия дала распоряжение, и теперь делом занимается отдел сверхсложной магии. А им не нужны под ногами добрые две сотни гостей.

Корда наконец нашла, что искала. Приемник Дархана уже расписался в журнале отправки и теперь был занят призывом портала. Крутым он не выглядел. Прижав к груди сверток из ткани, Тод больше смахивал на перепуганного пьянчугу, чем на убийцу. Но задать несколько вопросов ему не мешало. Тем более, что Корду очень интересовал медальон покойного Дархана.

— Господин Тод, прошу останьтесь, — холодно произнесла высшая, буравя его спину взглядом. — У нас еще имеются к вам вопросы…

Он повернулся и в его глазах плескался ужас загнанного зверя. Высшая нахмурилась и в тот же миг ее подозреваемый исчез. Это не стало большой потерей для Корды. Она увидела все, что хотела.

— Куда он отправился? — спросила женщина, следившего за телепортациями.

— В Академию Королей, мэм. Что-то случилось?

— Ничего. Продолжаете работать…

Вернувшись на место преступления, Корда огорошила своих подопечных:

— Нужно расшевелить ему язык. Кажется, кто-то очень спешит…

Все поняли, что речь идет о Генрихе. Заставить говорить мертвого после его смерти только во власти некромантии. В Первом королевстве эта магия находиться под строжайшим запретом, но находятся люди, которые в ней разбираются чуть ли не досконально. Не приходилось сомневаться, что высшая более чем компетентна в этом вопросе.

— Его семье ничего не говорите. Они могут оказаться против.

— Это еще мягко сказано, — подтвердил с неодобрением Пит. — Осквернять покойника… Куда мы спешим?

— Мы — никуда. Но вот господин Тод — очень спешит. И не думаю, что его целью было только сбежать.

Загвар ударил кулаком по подставленной ладони.

— Я знал, что его не надо отпускать! — прорычал он. — Этот парень и есть убийца? Я слышал как об этом шептались гости банкета. Говорили, что Жанна, старшая дочь Генриха, назвала его убийцей ее отца…

— Возможно, — пробормотала себе под нос Корда, полностью увлеченная своим делом. Она подготавливала почву для запрещенного ритуала. С помощью некромантии можно узнать от мертвеца его последние слова, а если повезет — то и имя.

Из ничего высшая призвала пять черных свечей, и разместила их ровно на концах воображаемой пятиконечной звезды. Сама звезда проявилась, когда Пит поджег свечи с помощью фитилька. Магический огонь здесь не годился…

— Задерните шторы, господа. — Распорядилась Корда. — И следите в оба, порой мертвецы желают вернуться к жизни. Зомби нам здесь ни к чему.

Загвар и Пит повиновались, встав по обе стороны от трупа, но, не касаясь магических линий. Корда еще некоторое время была занята приготовлениями, пока наконец ее пальцы не замерцали. Их постепенно поглощало черное пламя. Пит громко сглотнул.

Высшая прикоснулась рукой к лицу Генриха и черное пламя постепенно стало исчезать, перебираясь с ее ладони в рот мертвецу. Через мгновенье тот слабо дернулся, а потом — о ужас — разлепил веки. Взгляд его продолжал оставаться стеклянным.

Грандмастеры некромантии способны вытянуть из трупа всю его историю, начиная с младых ногтей. Но познаний Корды хватило лишь на то, чтобы отмотать время для покойника назад. Он вновь слышал своего убийцу и разговаривал с ним.

Губы Генриха пришли в движение. Корда и ее помощники замерли.

— …Кто вы?… Ее у меня нет… Это невозможно. Она находиться под надежной охраной. Вам ее не достать… От меня помощи не жди… Ладно-ладно… твоя взяла… шестое Хранилище. Но туда так просто вам не попасть… Мощная магическая защита… Обезвредить ее нельзя, только уполномоченные маги могут пробраться внутрь… Больше ничего… Но вы хоть понимаете насколько глупа ваша затея?

После этого риторического вопроса Генриха убили. Корда вытащила остатки черной материи себе обратно на руку, тут же погасив ее. Если этого не сделать, то из мертвеца получается зомби, обожающий человеческие мозги и ничего не смыслящий в гуманности.

— Любопытно, — деловито подал голос Загвар. — У этого Тода, если конечно он убийца, был как минимум один сообщник. Заметили, Генрих сначала обратился к двум, а потом разговаривал только с одним человеком.

— Если бы еще слышать вопросы, которые ему задавали, — с сожалением вздохнул Пит. — Тогда все стало бы понятным.

Но Корде было и так все понятно. У высших иметься исключительный доступ к секретам, и тучной синеволосой женщине не составило труда догадаться о чем шла речь. Она прикусила губу, удивляясь, как кто-то мог так далеко замахнуться. Даже будь он десять раз архимагом, или даже высшим. Проникнуть в Хранилище не дано никому.

Но все же страховка не помешает.

— Вы можете быть свободными. Отправляйтесь к остальным в подвалы. А мне нужно связаться кое с кем и предупредить. Кажется, наклевывается крупная рыба, и было бы глупо упускать ее с крючка…

* * *

С ошейником на шее я чувствовал себя очень глупо. Только собаки носят ошейники, а еще — рабы в некоторых странах. Но я не похож ни на мохнатую тварь, ни на двухметрового негра. Все дело в безопасности. Кое-кто считает, что меня попытаются отследить, а меня учили не спорить с мнением профессиональных серийников.

Дверь в ближайший дом отворилась, и на пороге показался Пейн. Выглядел он еще лучше: лицо румяное, глаза блестят — прям душка. Вот только таких косметических эффектов ему удается достичь не благодаря чудо-кремам, если конечно он не переквалифицировал в эту категорию свежую кровь. Меня передернуло от одной только мысли. В которой раз. Хотя стоило бы уже привыкнуть, от неизбежного никуда не денешься.

— Как тебе наша форма? — с игривым любопытством осведомился Пейн.

Он имел ввиду одежду, которую мне волей-неволей пришлось напялить на себя. У моих знакомых в подвале одного из домов был целый склад, где имелось все необходимое. В том числе и это тряпье, сделанное определенно под заказ. Полностью черное, облегающее, с характерными знаками отличия в виде металлических (используется тот же неясный красный металл) черепов и костей. Лицо прикрывает капюшон с алой каймой. Выходной наряд чернокнижника или любого другого психопата…

Несмотря на метель и холод, тонкое одеяние отлично сохраняло теплоту тела. Я подозревал, что это не единственное достоинство одежки, но расспрашивать о ней не стал. Мне интересно было узнать, кто помог сшить это чудо в том количестве, что имелось у Пейна на складе. Зная извращенную осторожность моих знакомых, можно предположить, что портной давным-давно превратился в мумию. Мертвые не болтают лишнего.

Вот именно, Тод! Задумайся об этом. С чего ты взял, что твои приятели не уберут тебя как дело будет сделано?

И правда. Занятный вопрос. Надо бы над ним поразмышлять на досуге. Но почему-то мне кажется, что нет смысла убирать того, кто и так полностью зависит от тебя. Пейн и Бешенный прекрасно знают, что я не любитель трепать языком по поводу дела. Они прекрасно знают, что высшей наградой будет для меня спокойствие и немного золота. Но по поводу последнего, я настаивать в их случае не буду. Достаточно, чтобы психи просто отпустили меня на все четыре стороны…

«Маги Гильдии уже наверняка догадались, что ты замешан в убийстве, — подленько пропищал внутренний голос. — Возможно они подозревают тебя как самого убийцу. Не стоит строить фальшивых надежд. Никаких шансов на спасение…».

Да уж, ситуация в которую я попал не из приятных. Если честно, я не знал, что мне делать. Поэтому, наверное, и оставался посреди заснеженной деревни с двумя психами, вырезавшими все население. Что я теряю, если отправлюсь с ними? Почти ничег… какое там «ничего»?! Я теряю почти все! Нет, даже не так: я уже потерял почти все! Маги не идиоты. Они поняли все, они докопаются до истины любой ценой. То что я замел следы в подземной камере, то что неожиданно куда-то исчез, что обманул следователей, сказав, что ничего не нашел — все, все сыграет свою роль! Возможно им хватит улик, чтобы вновь созвать Храм Суда. А там уж на благосклонность судьбы рассчитывать не приходиться. Последним временем я жутко невезуч.

— Итак, повторим план наших действий, — буднично предложил Пейн, силой мысли усмиряя саму погоду. Свист ветра стих, а снежинки стали опускаться на невидимый купол. — Тод, что ты должен делать?

— Крыть тылы, ибо на больше я не гожусь.

Только что я почти дословно процитировал слова Бешенного, отчего тот довольно хмыкнул, а Пейн ничего исправлять не стал.

— Верно. Проследишь, чтобы у нас не появилось лишней компании. По моим подсчетам, охрана в Хранилище будет усилена, но основная проблема — защитные заклятья. Их нужно будет нейтрализовать. Этим тоже займешься ты.

— Я?? Почему это я? Пусть Бешенный берет на себя эту ношу…

— У Бешенного задача другая, — не согласился Пейн. — На нем отвлекающий маневр. Все защитные заклятия держаться на магических сферах. Достаточно изгадить сферу и магия пропадет. Конечно не та, что преграждает путь внутрь Хранилища. Здесь все сложнее…

Напившись чужой жизни, Пейн стал чертовски жизнерадостным. Не осталось и следа от того ополоумевшего от боли скелета, что я встретил в подземельях замка. Но вероятно все это ненадолго.

Пейн говорил, а мы с Бешенным молчали. У меня был свой план действий, но его озвучивать в слух я не собирался. Он был прост и выглядел где-то так: я прибываю на место, осматриваю территорию, где-нибудь прячусь, а когда начинается большая заварушка — сваливаю куда подальше. Ни Пейну, ни магам-охранникам будет не до меня. Гениально, правда?

Я жутко не хотел никого убивать, я жутко не хотел ничего красть, и я жутко не хотел вообще никуда идти. Если бы не серьезная аргументация, я попробовал бы отказаться, но почему-то не очень хотелось давать Пейну еще один ленч. Архимаг я или нет, а против Артефакта и живой крови никуда не попрешь.

Мистер Боль плавно прочертил пространство пальцем, после чего перед нами стал проявляться огромный черный провал. Настоящая дыра, готовая засосать все живое. Я поежился, но шаг назад не сделал. Это был всего-навсего портал, только вызванный к жизни черной магией смерти. Почти ничего необычного, почти все нормально.

Мы шагнули вперед, моментально исчезая с заснеженных просторов. Свист ветра возобновился, невидимый купол исчез, и снег упал вниз. Мы шагнули в неизвестность.

По расчету, у каждого была своя точка выхода, но я снова что-то напутал с координатами, и оказался немного не там где следовало. Мое тело свалилось на гору ящиков, и я замер трупом, молясь, чтобы вызванного мной шума никто не услышал. Когда через три минуты по мою душу никто не явился, я аккуратно сполз вниз и пригляделся.

Ощущение было такое, что я оказался на заброшенной каменоломне. Повсюду в разных позах размещались статуи, почти целые. Если бы я больше интересовался историей, то наверняка смог бы узнать большинство древних, живших в этом мире во времена Империи. Но виднелись здесь так же памятники и нынешним полубогам, сумевшим возродиться из пепла. Мой взгляд приклеился к громадной статуе варвара, вперившего руки в бока и нагло ухмыляющегося. За спиной у него виднелись две внушительного вида секиры. Его звали Гор. Гениальный полководец, один из немногих кто не имеет предрассудков насчет того, кому служить. Наемник другими словами…

Я уже хотел было выбраться из своего укрытия и пешком направиться к точке высадки, от которой меня забросило немного в сторону, но неожиданно мое внимание привлекло подозрительное свечение огня. Присмотревшись, я увидел, что свет испускает огненный шар, зависший в воздухе. Мои брови автоматически поползли вверх, а шар между тем стремительно ушел в сторону. А потом вернулся обратно.

До моих ушей донесся дружный смех. Я скривил рожу и встал во весь рост, чтобы мне было лучше видно через глыбы камней. Мои глаза различили как минимум семь мантий, стоящих в кругу. Маги, как ни в чем не бывало «перебрасывались» огненным зарядом как мячиком. От одного к другому. Интересно, что будет, если кто-то из них не словит его?

Тяжело выдохнув я поблагодарил свою нерасторопность. Маги находились как раз там, где я должен был появиться. Если бы координаты были введены в точности до миллиметра, меня бы уже схватили. Или прикончили. Кто разберет, что у этих магов на уме.

Мое прибытие они наверняка не учуяли только потому, что были заняты своей дурацкой игрой, которая возмущала поток похлеще чем телепортация. Я прижался к камню спиной. Если сидеть и ничего не предпринимать, то меня никто не заметит.

Как раз на этих мыслях раздался оглушительный треск. Я чуть не подпрыгнул на месте и не побежал лишь потому, что моя нога застряла между двух булыжников. Эта мелочь спасла мне шкуру, так как стреляли совсем не в меня. Просто один из магов все-таки упустил «мячик» и тот на скорости врезался в статую Гора, раскалывая ее на пополам.

— Черт возьми! — кто-то громко ругнулся. — Канн, ты раззява. Он же летел прямиком на тебя — поймать не мог?

— Если такая умная, Лиса, сама попробовала бы — на такой траектории-то, — огрызнулся мужик из толпы.

— И попробую, — заявил женский голос, судя по всему Лисы. — Запускай новый шар!

Я соображал не очень долго. Канн? Лиса? Знакомые имена. Но… Орден? Здесь? Но почему, черт возьми? Они же чертовски крутые ребята и охранной объектов не промышляют. Если, конечно, их не направили сюда специально. Чтобы перехватить Пейна вместе с Мэдом.

С Орденом у меня были особые отношения, хоть я никогда (слава богу) никого из них не встречал. Покойный Дархан был там очень важной шишкой, его все уважали, и многие любили. Не знаю почему, но в магическом мире закрепилось мнение, что в смерти великого мага повинен ни кто иной как я. Не сложно догадаться, что предпримут эти ребята, если увидят и узнают меня.

— У нас проблемы, весельчак.

Ошейники не давали возможности обнаружить ауру мага и войти с ним в ментальный контакт, но обладатели оных могли связываться между собой по выделенному каналу, который обеспечивали застежки из красного металла. Нужно будет обязательно узнать, что это за сплав такой.

— Я слушаю.

— Здесь Орден.

— Кто, прости?

Даже сильнейшие и доверенные маги Гильдии могли не знать о существовании такой организации как Орден, не говоря уж о преступнике-некроманте, прибывшим по обмену. Пришлось разжевать:

— Боевые маги Гильдии высочайшего класса.

— Их много?

— Возле меня семь. Но их может быть гораздо больше…

— Хм…

— Что?

— Возле меня тоже семь. Было. И я не заметил, что они боевые маги, не говоря уже о высшем классе.

Я не оценил его сарказм, мне было не до шуток. Если кое-кто не может умереть, то к другим это не относиться. Уж простите, но я обычный человек, я не давным-давно помершая туша, способная ходить, думать и язвить.

— Через них мне не прорваться к сферам.

— Ну… их желательно бы отключить, — по его тону я понял, что это действительно так.

— Тогда убери отсюда этих магов!

— Спокойнее, эти маги наш билет внутрь Хранилища. Нужно быть с ними очень ласковыми. Без них к Короне Знаний подобраться не получиться…


Важный подопытный | Почти герой. Дилогия | В тылу врага