home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


В тылу врага

Я умостился между ящиками и забыл обо всем. Точнее постарался. С головы никак не хотели выходить маги Ордена, которые находились в жалких двадцати метрах от меня. Нас разделяли только ящики и парочка скульптур, но разве это защита?

Тем не менее, я не дергался. Убегать сейчас было крайне опасно. Как только я открою портал (если успею) вся семерка броситься на возмущение потока , и уже через секунду отправятся за мной следом. Если есть точка входа, любой достаточно опытный маг сможет обнаружить и точку выхода.

Нет уж, я подожду когда начнутся фейерверки. Вот тогда можно смело уходить…

Орденцы умудрились не словить еще несколько «мячей», один из которых пролетел в опасной близости над моей головой. Огненный шар чуть не задел ящики, за которыми я прятался, из-за чего я пережил несколько неприятных мгновений.

Маги спорили, шутили, вели себя непринужденно и развязано. Если они и ожидали серьезных неприятностей и нападения, то это их вряд ли беспокоило. Их предупредили возможно о кучке магов-дебоширов, но не сказали, что к ним пожалует невероятно опасный вампиро-некромант вооруженный Артефактом.

Прошло не меньше получаса, пока маги затихли. Я осторожно выглянул из-за своего укрытия и взглянул что же случилось. Оказалось, что долговязый Ирья демонстрировал смертельно опасный номер, жонглируя сразу девятью огненными шариками. Это выглядело впечатляюще. Его товарищи восхищенно помалкивали. На таком фокусе можно заработать целое состояние, если показывать его на рыночных площадях крупных городов, но вряд ли колдун нуждался в золоте.

Я вновь спрятался за ящики, а через минуту раздались громогласные аплодисменты. Мне представилось, как длинный маг кланяется своим зрителям в шутовских поклонах. Захотелось фыркнуть. Колдуны совсем разленились, если позволяют себе вытворять подобное. Вон статую какую хорошую разнесли на осколки. Я бы им зарплату в шесть раз за такое урезал.

Вновь настала гробовая тишина, и мне подумалось, что пришло время для нового представления. Влекомый любопытством я высунул нос из-за ящиков, не желая пропустить бесплатный концерт. Но к моему удивлению ни один из семи магов, не проделывал ничего интересного. Все они, повернув головы, застыли, а их глаза превратились в скользкие стекляшки.

Потом, буквально через секунду, маги пришли в норму и синхронно воспользовались «Боевым телепортом», с хлопками исчезая из виду.

Это был мой выход. Переждав минутку, я выбрался из-за ящиков.

Первой моей мыслью было свалить куда подальше, но как следует осмотревшись, я увидел что вокруг меня абсолютно никого нет. А нужная мне дверь маячила перед глазами. Не удержавшись от соблазна, я подскочил к ней и вышиб магией замок. В Хранилище можно найти много ценных вещей, а раз я уже и так главный подозреваемый по всем вопросам, то терять особо нечего. Если меня казнят, то я хоть буду знать, что не за зря.

Не смотря на выбитый замок, дверь не поддавалась. Как можно было ожидать, ее запечатали магическим путем. Пришлось немного повозиться, нейтрализовывая защитный механизм. Медальон Дархана стал горячим, принявшись за работу. А интересно, как бы отнесся к моему занятию великий маг? Понравилось бы ему, что я замешан в налете на одно из Хранилищ? Ну раз помогает, то наверное ему все равно.

Внутрь я вошел вразвалочку, с видом хозяина положения. Помещение оказалось совсем не большим, а указанные сферы размещались на стенах и под потолком. Все они пульсировали голубоватым свечением, словно были живыми.

К счастью чтобы отключить магическую сферу большим умником быть не надо. Достаточно лишь нарушить баланс манны, забрав чуток или добавив. После этого сфера перестает работать корректно или вовсе отключается. А вместе с ней отрубаются и те магические процессы за которые она отвечает. Подача воздуха, освещение, ловушки и так далее.

По очереди я выводил из строя системы защиты и обеспечения. Сферы либо потухали, либо становились невыносимо яркими. Я не слишком следил за точностью своих действий, для меня была важна скорость. В любой момент сюда может явится охрана, ведь столь важный пост нуждается в усиленной защите. Маги Ордена должны были иметь существенную причину, чтобы свалить…

За моей спиной послышался шум шагов. Накаркал! Охранники оказались расторопнее, чем мог ожидать ваш покорный слуга. А так как излишней храбростью я не страдаю, то тут же попытался спрятаться. Беда была в том, что в столь небольшом помещении, это сделать было невозможно.

— Стой! — громко крикнул кто-то за моей спиной. — Не двигаться!

Перепугано я подумал, что все — хана, но на одних рефлексах развернулся и пустил перед собой огненную струю. Когда пламя рассеялось, я смог увидеть свалившегося с ног колдуна, беспомощно схватившегося за глаза и что-то бормотавшего. Он хныкал и угрожал мне всеми бедами, но вряд ли парень успел как следует рассмотреть меня. Подойдя к нему, я отоварил врага ногами, особое внимания уделив голове. Пусть паренек поспит немного…

Потом я резко выскочил из помещения и быстро побежал. Каменные статуи попадались так же часто, но вскоре я смог увидеть и два больших каменных строения. Настоящие неприступные замки, без единого окна. Дверей я тоже, кстати не видел, одну сплошную стену. Без слов стало понятно, что это и есть Хранилища, за которым собраны всевозможные магические побрякушки, золото и Артефакты.

Мой внутренний голос пропищал, что со стороны Пейна было жутко несправедливо не взять меня внутрь, и я даже начал соглашаться с этим, когда одно из каменных строений вдруг разлетелось на куски. Взрыв был такой мощи, что земля под моими ногами задрожала, я инстинктивно присел. Как будто кто-то воспользовался «Инферно»…

Но я ошибался. Сквозь дым и огонь начала просачиваться липкая и неприятная магия. Черная и смертельная. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, кто это устроил.

Вокруг поднялась страшная суматоха. Если до этого не все обитатели Хранилища знали о вторжении, то сейчас ситуация резко изменилась. Маги повыскакивали из всех щелей, отчего каменный сад изваяний стал похож на муравейник. И учитывая, что я не вписывался в общую картину, все кто меня замечал, тут же воспринимали за нарушителя.

Я едва успел спрятаться за каменной колонной. Мимо с шипением пролетело заклятие, а еще с десяток угодили в мое укрытие, откалывая от него порядочные куски камня. Охране и магам Ордена было бесполезно говорить, что я не причастен к взрыву их чудного бункера.

Хотя, наверное, меня атаковала только охрана, ведь я до сих пор был жив и даже не ранен. Члены Ордена славились своим умением портить здоровье за считанные секунды.

Когда от колонны осталось одно название, я вскочил на ноги, пустил перед собой «Волну света» и несколько «Огненных шаров», после чего воспользовался «Боевым телепортом». Убегать, на мой взгляд намного практичнее, чем защищаться и принимать неравный бой. Я не настолько идиот, чтобы верить в чудеса.

Выбросило меня прямиком на какого-то колдуна. Я сбил его с ног, и вместе мы свалились на землю. Парень видно подумал, что его сразило жуткое боевое заклинание, так как он задергался и захрипел. Я вмазал ему кулаком по носу, и вскочив, продолжил свое отступление.

Раздался еще один взрыв, но уже без примесей черной магии. Орден знал свое дело, и он работал. Пейну с Бешенным явно приходиться не сладко. А станет еще хуже, злорадно подумалось мне. Когда меня пришьют, вся эта шваль броситься на помощь орденцам…

Я прыгал от статуи к статуе, изредка отстреливаясь огненными сгустками. В одном из таких перебегов мне в спину попала недружественная магия. На короткие мгновения я научился летать, преодолев за мгновение метров десять и чуть не вмазался в статую Саракина. От летальной участи меня спасли медальон и новый наряд. Ткань была огнестойкой.

— Он здесь! Хватайте его! Он нужен нам живым…

Черта с два у вас что-то получиться, ребята! Так просто меня не взять. Я прошел больше сражений чем мы можете себе представить. И залог успеха таков: нужно вовремя спрятаться или сбежать. По поводу первого — неувязка, меня уже нашли. А вот второе…

Я рывком оказался на ногах. Маги осторожно подступали со всех сторон. Уйти было невозможно. Разве что через портал, но… А черт с ним! Будь что будет!

Воронка явилась почти сразу, завертевшись тысячей красок у меня перед глазами. Неведомая сила засосала меня внутрь быстрее, чем я успел ввести координаты прыжка. Спиной я почувствовал, что на место, где я стоял мгновением раньше, обрушилось столько боевой магии, что хватило бы и на Дракона.

Меня бросало из стороны в сторону. Внутри подпространства было чертовски холодно, не спасал даже новый костюм. Перед глазами плавало бесконечное количество красок, на которых я не мог сфокусироваться. Это были пейзажи, места, в которые я мог попасть. Только вот как это сделать?!

Я почувствовал, что еще чуть-чуть, и мне конец. Высосав из меня все силы, серое пространство вскоре примется за мою плоть и мозги. Наплевав на все, я мысленно потянулся к одной из тысяч картинок, и реальность стала приближаться ко мне.

Мое тело как мешок с навозом упало в траву. Плашмя и с приглушенным звуком. Чувствовал я себя так, словно по мне прокатился табун лошадей. Я мог только вдыхать воздух, не в силах пошевелить ни одним мускулом. Глаза начала заливать кровь. В ходе отступления, меня вскользь задело несколько осколков, отлетевших от статуй. Ничего серьезного, но выглядел я, наверное, препаскудно.

Но я был далеко. Меня никто не убьет, не вмажет по мне заклятием… можно насладиться спокойствием. А когда надоест — вновь предаться горю из-за своего положения. Вряд ли кто-то из магов-охранников смог меня идентифицировать, я ведь был в капюшоне. А ауру мою должен скрывать ошейник. Да? Или нет? Хм. Над этим стоило подумать. Если я использовал заклятия, то следы определенно оставил. Спецы во главе синеголовой старухи разберутся во всем… а оправдания я себе еще не придумал!

После десятиминутного пребывания в состоянии неживого мяса, я почувствовал в себе силы для того чтобы стереть кровь с глазниц. Рука дрожала до невозможности, словно я враз постарел на семьдесят лет. Отвратительное чувство, особенно когда тебе немногим за двадцать.

Глаза, получив возможность видеть, раскрылись так широко, что чуть не выпали из орбит. В метре от меня, как ни в чем не бывало, валялся покойник с раздробленной головой. Кровь уже успела застыть, но в коричневую корку не превратилась. Труп стал трупом совсем недавно.

Меня вырвало. Я чуть не захлебнулся в собственной рвоте, так как тело до сих пор отказывалось выполнять команды. С помощью руки я кое-как отполз в сторону, а когда мне немного полегчало, с положения лежа осмотрелся.

Вокруг меня был не один жмурик. Их было очень много, так много, что у меня пропали всякие сомнения насчет того, куда я попал. Память воскресила передо мной похоже картины, но, клянусь медальоном, их я не видел больше года. Какой же жуткой может показаться война, если забыть о ее существовании.

И все же боги меня ненавидят. Из миллиона мест я выбрал именно то, где сейчас сражаются две армии!

На поле боя не нужно знать ничего определенного. Если вам повезет — вы выживете. Если нет, то уж не сильно расстраивайтесь. В другой жизни вам повезет больше.

Учитывая мое везение, я забеспокоился. Моя шкура — это самая ценная реликвия, которой я обладаю. Если ее продырявят, то ничего хорошего из этого не выйдет.

Вокруг кроме трупов валялось бесчисленное количество оружия. Живых я не видел, но до моего слуха доносились крики и лязг мечей. Значит бой еще идет. Застонав, я поднялся на ноги, но, сделав несколько неровных шагов тут же упал обратно на траву. Тщетно я обращался к медальону за помощью, он был так же пуст как и я. Ни крошки манны. Ни единой песчинки…

Я вновь опорожнил свой желудок, но вылезло из меня совсем не много. Это были сухие спазмы. Занятый этим несомненно важным делом, я не обратил внимания как возле меня пробежал хорошо экипированный солдат. В руках он сжимал длинный лук, каких в нашем королевстве сроду не видали…

Подбежав к краю холма, солдат выпустил несколько стрел куда-то вниз, пока в его голову не вонзился арбалетный болт. Свалившись на землю, он больше не выказывал признаков жизни. Прищурив глаза, я присмотрелся к убитому, отмечая явные несоответствия. Во-первых уже указанный лук. Он был длинным и странной формы. Я бы сказал семидесятифунтовый, но в этих делах я не спец. В доспехах тоже могу ошибиться, но раньше я таких не видывал. Единственное, на счет чего я был уверен на все сто процентов, были листообразные уши. У людей таких нет.

Я невесело засмеялся, а потом панически сжал зубы. Это эльф. Это эльф, черт возьми! Только что на моих глазах убили эльфа! А водятся эти ушастые бестии во Втором королевстве. Куда меня занесло?!

На территории нашей страны вот уже как месяц не велось боев. Наши армии успешно прошли границу и даже захватили город Биффэ, важный опорный пункт и столицу региона. Конечно вряд ли доблестные войска Саракина смогут удержать его в своих руках, но заявку на успех они сделали заметную.

На локтях я пополз вперед, вспоминая веселые военные деньки. Пока я добрался до края холма, пришлось сделать несколько остановок, но все же цели своей я достиг. Внизу разразилась битва средних масштабов. Примерно тысячи три участников. При чем, как я мог заметить, людей было намного больше. Подавляющее большинство. Эльфы в своих блестящих доспехах падали десятками, не в силах сдержать напор.

Стало ясно, что мы побеждаем. Это подняло мне настроение. Значит, я спасен. Нужно вернуться к своим и восстановить силы. Думаю маг им там не помешает. Вряд ли Гильдия станет искать меня на территории Второго королевства, а когда я вернусь, весь в орденах и медалях, мне простят любой грех.

Главное чтобы не прикончили раньше времени.

Возле меня опять затопали сапожищи и загремели сталью доспехи. Вывернув голову я увидел подбежавшую на край холма подмогу ушастых. Эльфы тут же начали палить из луков, и должен признать это у них получалось замечательно. Нет в мире лучших стрелков.

Среди общей массы покойников я выглядел совсем буднично, а поэтому переживать о разоблачении не приходилось. Я дождался, когда эльфы потеснятся под градом из стрел и болтов, а после кое-как вновь поднялся на ноги.

Меня шатало из стороны в сторону, но я мужественно подошел к краю. И замахал руками, подавая своим соплеменникам сигнал. Мои глаза различали наше гордое армейское знамя, я даже чуть не проронил скупую мужскую слезу. Как это смотрится! Вы бы только видели. В нашей армии — самые лучшие ребята. Настоящие мужики… которые почему-то выпустили в меня десяток стрел. Дьявол. Они выпустили в меня десяток стрел!!

Первая ударила в метре от меня, отчего я ругнулся и попятился назад. Вторая вошла в землю в десяти сантиметрах от моего сапога. Третья и остальные летели мне прямиком в голову. Я был слишком слаб, чтобы отскочить в сторону, все что мне оставалось, так это смотреть своей смерти в лицо. Почти лениво внутренний голос спросил меня, откуда, мать его, наши стрелки научились так точно стрелять?!

Я зажмурился. Никогда не отличался смелостью, а это очень страшно, когда тебе в харю летит острый наконечник на деревянной основе с оперением на конце. Чтобы успокоиться, я начал считать мгновения. Три… два… один…

Кто-то грубо схватил меня за шиворот и рывком оттянул назад. Я в третий раз оказался на траве, а мой спаситель свалился на меня сверху. Я различил красивое женское лицо, с правильными чертами. Просто сказка, а не лицо. При других обстоятельствах, я бы…

— Нужно уходить, — с трудом выдохнула эльфийка, разглядывая мою окровавленную физиономию. Точнее ту ее часть, что была видна из-под капюшона. — Был дан всеобщий сигнал к отступлению.

Она слезла с меня, отчего я почувствовал себя лучше. Прежде чем встать, я взглянул на то место, где стоял совсем недавно. Стрелы легли кучно, словно заговоренные. Не возникало сомнений, что они все прошили бы мое тело насквозь.

Какая ирония. Меня спасла эльфийка. Меня спас враг, другими словами! И я не против такого поворота судьбы… Моя жизнь прежде всего!

— Спасибо, — тяжело дыша, поблагодарил я. — Выручила.

— Пустое. Можешь идти?

Как бы ей объяснить (только помягче), что с ней идти я никуда не собираюсь? Мне в другую сторону.

— Вряд ли, — я изобразил умирающего. — Уходи без меня.

— Ну уж нет, — решительно процедила эльфийка. — Мы уже сегодня потеряли достаточно собратьев. Поднимайся. Я помогу тебе идти…

Я взглянул на нее со смешанным выражением. С одной стороны я ее должник, она спасла мне жизнь. Но с другой — она, приняв меня за своего, пытается оказать мне дурную услугу. Быть может стоит охладить ее пыл?..

Но силы в теле я не чувствовал. Наверное в таком состоянии я и старую бабушку не смог бы отколотить, не говоря уж о здоровой женщине в боевых доспехах. Я рассмотрел свою спасительницу получше. Меч она давно потеряла, на поясе болтались пустые ножны, ее кираса была промята и заляпана кровью. Голову защищал открытый шлем, на котором осталась глубокая борозда от удара саблей. В общем невооруженным взглядом было видно, что эльфийку здорово потрепали в этом сражении. Ничего не скажешь — наша армия молодцы.

— Я буду только замедлять тебя! Уходи, пока они не настигли нас! — я предпринял последнюю попытку на спасение. — Я их задержу. Дам тебе шанс.

Кажется я ее растрогал, так как на лице врага отобразилась решимость спасти меня. Она схватила меня под руку и попыталась поднять. Сил у нее осталось не густо, и если бы я не помог ей, встав на ноги самостоятельно, у эльфийки ничего бы не получилось.

Пока у нее не возникнет подозрений в том, что я не эльф, не родиться и искушение прирезать меня на месте. Брыкаться не стоит.

— Как тебя зовут? — обратилась она ко мне, и я чуть было не сплоховал.

— Тод… рел.

Это «рел» я добавил в последний момент. У эльфов не существует таких простых и не замысловатых имен как мое.

— Отлично Тодрел, — эльфийка важно кивнула. — Мы должны прорваться. Пошли.

И она потащила меня за собой. Я слабо соображал, что отдаляюсь от своих все дальше и дальше. Перед глазами прыгали черные пятна, я с трудом сохранял себя в сознании.

По полю боя прокатился гул боевых рожков. Военачальники эльфов приказывали отступать. Очень мудро с их стороны. Но очень глупо с моей их слушать. Шанс на спасение таял с каждым шагом. Где-то недалеко, у подножия холма беснуется от радости войско людей. Если выбирать — я выбрал бы их.

Но сопротивляться сил нет. Подпространство выпило меня до дна.

Мы погрузились в повозку и мое бренное тело, наконец, оставили в покое. Я имел возможность наблюдать как эльфы, кто сам, а кто на носилках, загружаются в транспорты. Фургонов с ранеными было намного больше. От них тянулась столь жуткая вонь, что мне захотелось ветерка, который унес бы ее подальше.

Капюшон я не снимал, да этого и никто не требовал. Вокруг собрались совершенно незнакомые друг с другом субъекты. Солдаты из разных рот и отделений. Эльфийка уселась напротив меня. Как только стало ясно, что погони мы избежали, она с облегчением сняла шлем, рассыпав роскошные волосы по плечам. Я всегда умилялся рассказам, в которых воспевалась красота эльфов. Теперь я мог убедиться в их правдивости.

Если признаться по большому секрету, я всегда мечтал переспать с эльфийкой. Но встречу с этим народом я представлял себе по-другому. В моих фантазиях доблестный сапер наслаждался обществом эльфийского слабого пола после успешной битвы. Трофей он отвоевывал у десятка охочих, после чего удаляется в палатку. А дальше все ясно.

Как наивно. Здесь посмотришь на любого эльфа, и сразу же станет понятно, что любая пленная успеет перерезать горло либо тебе, либо себе, если других вариантов не останется. А эта…

— Меня зовут Иоланта, — словно прочитав мои мысли, произнесла моя спасительница. — Я из шестой роты под командованием Ксарса.

— Да уж, помяли нас основательно, — я не хотел говорить о своей роте, а поэтому переменил тему. Все эльфы, загрузившиеся в повозку, хмуро на меня глянули, словно причина их поражению — мои слова. — Никогда не думал, что людишки на такое способны…

— Не стоит их недооценивать. Они опасны и непредсказуемы.

Говорил эльф, чье лицо было изуродовано до безобразия. Свежая рана перемотана бинтом, но края ее все же заметны. Я сдержал позыв скривиться. Сам наверное выглядел сейчас не лучше.

Повозка тронулась. Я с тоской посмотрел на горизонт, где совсем недавно мои соотечественники надрали задницу неприятелю. За них можно было искренне порадоваться, а вот за меня — поскорбеть. Оказаться в тылу врага, такого и врагу не пожелаешь.

— Гномы не успели подойти на позиции, — устало бросил Изуродованный. — С ними было бы легче.

— А феи? Что с феями? — вопрос я задал из чистого любопытства, но заслужил лишь подозрительные взгляды.

— Они заняты своими проблемами. Враг подбирается к их городам. Я думал, это все знают.

Больше я старался не говорить. Иоланта, расположившись поудобнее, задремала. Я попытался последовать ее примеру, но по венам бухал нехороший адреналин. Я просто не мог успокоиться, находясь среди эльфов. Если они распознают во мне человека — все, хуже участи не придумаешь.

Несколько раз я пытался открыть портал, но не смог выйти даже на контакт с потоком. Прогулявшись по коридорам подпространства, я надолго лишился своей силы. Хорошо хоть успел вовремя выбраться, не то бы меня вообще разорвало на куски. Хотя что там говорить — нынешняя ситуация намного хуже, чем та, в которой я был с Пейном. Там хотя бы я знал что, зачем и как. А сидя в этой телеге, видишь перед собой лишь неизвестность.

Даже самые простые заклинания были недоступны. Медальон молчал, я его даже не чувствовал. Захотелось схватиться за него, но потом я передумал. Эльфы подобных украшений не носят. Лучше подождать благоприятного момента. Сейчас вокруг один хаос. Никто не знает, что происходит. Я наверняка получу возможность сбежать…

Нужно только ждать. И надеяться.

Мои соседи по повозке обсуждали свое поражение. Эльфы в большинстве своем существа грамотные, а поэтому они всегда качественно проделывают работу над ошибками. Этому остается только восхищаться. Если даже обычные солдаты способны к подробному анализу битвы, то что ожидать от командиров?

Оказалось, что эльфы должны были сформировать вместе с гномами и отрядами друидов шестую армию, на которую возлагалась миссия по перекрытию подступов к Йоксу, второму по величине городу королевства. Люди узнали об этом и поспешили на перехват. Они заблудились в лесах, но все равно успели атаковать до прихода подкреплений.

Эльфы сильно ругали человеческих разведчиков, считая, что все беды пошли от них. Я молча слушал, под капюшоном скрывая кислое как лимон лицо. Никакие чувства кроме неизбежности меня не посещали.

На горизонте задребезжал рассвет. Я поморщился от холода. Сырого света едва хватало на то, чтобы рассмотреть моих спутников. Они спали, но не все. Дозорный сидел вместе с кучером на козлах, внимательно осматриваясь кругом. Если соскочить с повозки, он меня заметит.

Не смотря на жуткую усталость, я так и не смог сомкнуть глаз. Закутался в найденную на дне повозки тряпку и замер, не выказывая признаков жизни. Дышать я старался как можно тише, но меня выдавала судорожная дрожь и биение сердца.

— Ты дрожишь, — Иоланта оказывается не спала. — Что-нибудь не так?

— Тяжелый день, — нехотя буркнул я.

Минуту мы молчали, а потом до эльфийки неожиданно дошло.

— Да ты ранен! — шепотом воскликнула она, так чтобы не разбудить товарищей. — Я должна осмотреть рану.

Вот так всегда. В критическую ситуацию под рукой не находиться даже ножа. Но у меня оставался мой язык, я мог попытаться отбрехаться. И дураку понятно, что если она сейчас начнет осматривать мои вымышленные раны, до мой маленький секрет раскроется. Природа не наделила меня острыми ушками и милой мордочкой…

Иоланта оказалась в опасной близости от меня, я вновь имел возможность рассмотреть ее лицо во всех подробностях. Глубоко посаженые глаза, ровный нос, чувственные губы, высокий лоб и неясная притягательность. Наверное все эльфы ее излучают. Я почувствовал непреодолимое влечение, но смог сдержать себя, памятуя о своем положении.

— Ничего серьезного, — самоотверженно буркнул я. — Просто царапина. А вокруг — холод.

Иоланта пересела на мою сторону, я отодвинулся в самый край скамейки. Медальон на груди слабо щепал кожу, но сил в нем до сих пор не было. Ни капли манны. Даже чтобы свет зажечь не хватит, не говоря уже о побеге через портал.

— Я тоже не люблю холод, — призналась эльфийка. — Согреем друг друга.

Она имела ввиду не то, что я подумал. Мы просто обнялись. Наверное ей было намного теплее чем мне, потому что я не носил холодных как лед доспехов. Эгоистка! Но не смотря на это, Иоланта излучала странное внутреннее тепло, из-за чего мне ненадолго полегчало.

У меня будет шанс. Я не умру в этих землях. Смогу вернуться и решить все свои проблемы с Гильдией и Пейном. С последним можно сказать уже все, мы в расчете. Если его, конечно, не убили колдуны Ордена и маги-охранники.

— Куда мы направляемся? — через некоторое время, спросил я.

— В Лесной форт. Там дожидаются лучшие стрелковые батальоны, линейки друидов и армия гномов. Нас переформируют и мы пойдем в контрнаступление. Войско неприятеля нужно разбить, пока к нему не подоспели новые части.

Отличный план. Вот только я в него не вписываюсь. О Лесном форте я никогда не слышал, но судя по всему, это какая-то крепость в глубине леса. Может им надо там сапер-ветеран? Я мог бы рыть окопы…

«Хорошая шутка, — съязвил внутренний голос. — Выкопаешь себе яму, в которую тебя и положат, живьем забросав землей».

Караван из телег тянулся на север бесконечно долго. Рассвет уже успел превратиться в полновесное утро. Большинство вояк все еще дрыхло, но некие ранние пташки уже вскакивали на ноги и спрыгивали вниз повозок, справить легкую нужду. Я подумал, а не поступить ли мне так же, после чего спрыгнуть с дороги и залечь в высокой траве. Отличный план, вот только моя дражайшая эльфийка сразу же поднимет шум, куда делся ее товарищ-эльф.

— А знаешь, — тихо и почти ласково пробормотал я ей на ухо. — Война ведь когда-то окончиться. Это лишь вопрос времени. Нам нужно только выжить.

— Да, — согласилась Иоланта не поднимая головы. — Рано или поздно, мы победим.

По прибытию на место, нас сгрузили с фургонов и все выжившие в резне стали собираться в хаотичные толпы. Если бы я умел срезать кошельки, а эльфы бы имели при себе деньги, я получил бы шанс разбогатеть. Иоланта стояла рядом со мной. Не знаю, где мы оказались, но никаких сооружений я не видел. Только плотный ряд деревьев и кучу вооруженных эльфийских воинов, встретивших нас. Если это и есть Лесной форт, я в нем разочарован.

Иоланта оказалась права. Глашатаи громогласно объявили, что будут наново сформированы новые части, ибо времени у них в обрез. Так же они промололи всякую чепуху о скорой великой победе, из-за которой толпы взорвались радостными криками. Я кричал громче всех.

Довольно давно мне приходилось выдавать себя не за того, кем я являлся. Год назад маги Первого королевства приняли меня за своего кумира Дархана. Я еле спасся. Вспоминать те деньки мне не хочется до сих пор, но нынешняя ситуация заставила память поработать. Как же мне тогда удалось выкрутиться? Ага, вспомнил! Меня словили и отправили на суд, который меня почему-то оправдал.

В моей нынешней ситуации такой вариант вряд ли проконает. Судьба не благоволит в одном и том же вопросе дважды. К тому же эльфы не оправдают человека, будь он хоть трижды славным малым. Я между прочим даже один раз так назваться не могу.

К моей удаче новые отряды стали формировать не по спискам, а толпами. Правая толпа идет налево, левая толпа идет направо. Я оказался в одном отряде вместе с Иолантой. Нас погнали через лес. Всего в группе насчитывалось эльфов сорок, может больше.

«И один человек, — с сарказмом напомнил внутренний голос. — Гордись».

Кому нужен был целитель, те отходили к палаткам и хижинам, где вовсю трудились друиды. Я обошел эти места десятой дорогой. Вот уж где меня точно разоблачат!

— Тодрел, не глупи, ты же ранен! — Иоланта явно хотела моей смерти.

— Ерунда! Дело прежде всего, — высокопарно заявил я и вырвался вперед. Мое тело слушалось меня достаточно хорошо, чтобы я смог обогнать еле переставляющих ноги эльфов.

Я так увлекся, что чуть было не врезался в закованную в блестящие доспехи фигуру. Стоящий впереди меня эльф имел красивое, почти женское лицо, и длинные светлые волосы. К поясу у него была приторочена изящная шпага, а взгляд медных глаз выражал жестокость и ничего кроме жестокости.

— Стой, солдат! — рявкнул он грозным голосом, отчего я замер на месте. Сложнее всего было сдержать рефлекс: отдать ему честь как принято в нашей армии, но эльф вряд ли бы оценил подобный жест.

— Прошу прощения, командир! — выпалил на одном дыхании я. — Виноват!

— Стать в строй, солдат!

Я поглядел на собравшуюся толпу, пытаясь высмотреть этот самый «строй». Но указывать на неточность не стал. Попытался как можно скорее уменьшиться в размерах и спрятаться за спины эльфов.

— Братья! — обратился к нам эльф в блестящей броне. — Меня зовут Ываш, и я ваш новый командир.

Смешков в толпе слышно не было, наверно я был один, кому имя нашего начальника показалось забавным. Впрочем, когда надо, я жутко сдержанный.

— Враг разбил вас на две головы и теперь ему открыта дорога в глубь нашего королевства. Жалкие людишки принесут смерть и разрушения в ваши дома и семьи! Они не остановятся ни перед чем, у них нет ни жалости, ни чести. Им только одна дорога — дорога в ад!

Толпа одобрительно зашумела, соглашаясь с Ывашем. Только мне его философия пришлась не по вкусу. Что плохого в людях? Разве простые солдаты виноваты в том, что им дают приказы? Обращайте свой гнев против Саракина и его магов, дорогие эльфы.

Но этого я конечно же не сказал. После того как Ываш выговорился, он выстроил нас в шеренгу и устроил перекличку. Эльфы называли свое полное имя, род занятий до войны, нынешнее звание и отделение, где служили.

Перед глазами у меня снова затанцевали пятна. Я подумал, а не потерять ли сознание, чтобы избавить себя от ужасной участи? Но это было бы очень глупо. Только лишнее внимание привлек бы к себе. Очередь неукоснительно двигалась в мою сторону, я панически пытался придумать себе все необходимые атрибуты эльфа. Сложнее всего оказалось с именем, все солдаты называли свои полные имена, а они были жутко длинные.

Пришел черед Иоланты, стоящей слева от меня. Эльфийка, гордо приподняв подбородок, огласила свои данные:

— Иоланта Гаврал Квэ`р Йомар. Лучница. Старший лучник. Шестая рота второго батальона под начальством у Ксаркса.

Слова моей спасительницы записали на длинном пергаменте. Все это нужно было, чтобы максимально правильно распределить кадры в новом формировании. Каждому свое, как говориться.

Эльфийка ткнула меня под бок. Я айкнул, а потом до меня дошло, что вот уже четверть минуты стоит гробовая тишина. Говорить должен был я.

— Тодрел Вареник Гуль Падван, — запинаясь, выпалил я. — Строитель. Сапер. Шестнадцатая инженерная рота под командованием капитана Бумми.

В мою сторону повернулись сорок голов, сверля меня глазами. По спине прошла дрожь, а потом я даже разозлился. У вас что, хотелось закричать, нет инженерных рот? Строителей нет? Только не надо лгать, что вы в дуплах живете!

— Господин Тодрел Вареник, — с какой-то нехорошей иронией обратился ко мне Ываш. — В какой армии вы служили?

— В вашей, — неуверенно пролепетал я.

Эльф прищурился, а его глаза стали еще более ужасными, чем до этого. Он кивнул в сторону Иоланты, моего ближайшего соседа, и приказным тоном произнес:

— Госпожа старший лучник, снимите будьте добры капюшон с нашего доблестного сапера.

Иоланта нахмурилась, но приказ выполнила. Ее руки потянулись к моей голове, а я вовсю пытался открыть портал. Ну же! Давай! Чертов медальон, помоги мне!! Если она снимет с меня…

Капюшон опустился мне на плечи и ближайшие соседи отпрянули. Даже залитого кровью, они без проблем узнали во мне ненавистного человека. Сражаясь с черными пятнами, я кое-как выдавил из себя:

— Добрый вечер… господа.

Вы когда-нибудь попадали в ситуацию, когда толпа хотела вашей крови? Согласитесь, неприятно. Я им ничего не сделал, а они рокочут и выкрикивают угрозы.

— Повесить его!

— На костер!

— Содрать шкуру и закопать заживо!

И кто распускает слухи, что эльфы — гуманисты? Да они не особенно отличаются от людей, когда ослеплены яростью и негодованием. Во всей толпе не кричал, плотоядно скалясь, только Ываш и моя знакомая, но в глазах у последней, читалось непередаваемое изумление. Иоланта глядела на меня как на предателя, кем я возможно и являлся. Но уж явно не для эльфов.

Мои попытки сграбастать энергию из потока и рвануть в иные края, обрушивались в зародыше. Сил не хватало. От магии пользы не было никакой. Хотя медальон нагрелся сильнее, но пользы от него было как с крысы шерсти.

— Так, так, — довольно пробормотал Ываш. — К нам пробрался человеческий лазутчик. А я вам, братья, говорил, что эта раса удивляет меня все сильней и сильней. Парень сумел добраться почти до самого Лесного форта никем не обнаруженный. Настоящий профи, ничего не скажешь…

Я неуверенно поднял руку, но видя что на сей жест не очень реагируют, подал голос без разрешения. Толпа зажала меня в плотное, но широкое кольцо. Ни одной прорехи между рядами эльфов я не видел. На свободном пространстве остались стоять только Ываш и моя ошарашенная спасительница.

— Прошу прощения, достопочтимый командир, но вы принимаете меня не за того, кем я являюсь.

— Правда? Тогда кто же ты такой?

— М-мм-м, — ответа у меня не было. — Но я не шпион! Мне ваши тайны ни к чему… можете мне поверить.

— Вот как? Не шпион значит, — со смешком в голосе обратился Ываш к своим новым подчиненным. Толпа гадко загалдела. — В любом случае вы должны знать порядки войны.

Да, я их знал. Их все знали. Лазутчиков не любили как у эльфов, так и у нас. Поймав их, солдаты всегда устраивают показательную и веселую казнь, где горе-шпион помирает отнюдь не сразу. Его мучают за здорово живешь, из-за чего распространилось мнение, что лучше в руки к врагу не попадаться. Каждого разведчика нашей армии учат хитроумным приемам, благодаря которым они в считанные секунды могут расстаться с жизнью.

Жаль, я такую подготовку не прошел. Было бы неплохо сейчас одним махом свернуть себе шею и отправиться в вечный сон. Вряд ли эльфы так жестоки как люди, но моя участь не вызывает у меня иллюзий. Жизнь врагу они не оставят, если конечно кое-чего не предпринять.

— Внимание! — громко возвестил я, из-за чего толпа притихла. — Мое командование послало меня к вам, дорогие лесные собратья, с посланием. Я должен встретиться с вашими лидерами и обговорить условия… вашей капитуляции.

Как я и ожидал толпа разразилась смехом, и даже невозмутимый Ываш вытянул из себя смешок. Ожидать, что они воспримут мои слова всерьез, было глупо, но вот что в них поверят — на это я и рассчитывал.

С толпы опять понеслось:

— Перерезать ему горло!

— В чан с кипятком!

— Четвертовать!

Я замахал руками и даже подпрыгнул, чтобы на меня обратили внимания:

— Эй, эй! Так нельзя! Я парламентер! Значит — неприкосновенен. Нужно уважать и чтить дипломатов, иначе потом будет жутко сложно договориться, если нас всех перебить.

Толпа притихла, и я начал верить в собственный успех. Возможно мне удастся оттянуть время, необходимое чтобы медальон восстановился в достаточной мере. Тогда с помощью портала я смогу исчезнуть из этой недружелюбной компашки.

— Господин Вареник, — с издевкой начал командир Ываш. — Не морочьте нам голову. Ни один дипломат не прибывает на окраину Лесного форта в повозке с раненными эльфами. А если даже и так — предъявите тогда ваши бумаги.

Я хотел было что-то ляпнуть, но замялся. Этот эльф выбил почву у меня из-под ног. На мыслительный процесс мне было выделено ограниченное количество времени, поэтому я не блистал оригинальностью.

— Я их потерял, — жалобно пискнул я, неотрывно следя глазами за рассерженной публикой.

— Ах вот оно что, — Ываш снова посмеялся и его ватага эльфов поддержала в благом начинании командира. — Тогда, дорогой мой Вареник, вы не дипломат. Вы обычный лазутчик, проникший к нам не территорию и пойманный за руку.

Логично. К таким аргументам не прикопаешься, особенно если учесть, что сила не на моей стороне. Но сдаваться я так просто не стану, ведь моя жизнь под угрозой. Если сдать этот последний рубеж… все — дальше ничего нет кроме могильной плиты и букетика маргариток. И то, не факт, что букет будет.

— Вы рассуждаете здраво, господа эльфы, — не стал спорить, и вежливо продолжил дискуссию ваш до смерти перепуганный слуга. — Это справедливо. Нет документов подтверждающих личность — нет и привилегий. Совсем согласен…

Ываш удивленно приподнял бровь, стараясь догадаться, что за фортель я намерен выкинуть.

— Поэтому, господа эльфы, — продолжал я, чуть громче. — Мне не остается ничего другого как сдаться! Теперь я ваш военнопленный, а военнопленных убивать нельз…

— А как вы поступили с эльфами, сдавшимися на вашу милость под Биффе? — выкрикнул кто-то из толпы и его тут же поддержал разношерстный сброд. Эти гады явно не желали дать мне шанс.

Поднялся такой дикий шум, что я не смог ничего сказать. Иоланта до сих пор стояла недалеко от меня, пожирая взглядом мои глаза. Видно в них она читала какой я гад и скотина, ибо выражение ее лица было жестким. Не приходилось сомневаться: девушка уже задумывалась о том, чтобы исправить небольшую оплошность совершенную ею. Не нужно было спасать меня от летящих стрел…

Когда остроухие враги унялись, я принялся тут же оправдываться, ибо Ываш был на стороне своей солдатни. Его не особенно заботили негласные правила войны, тем более что командир подозревал во мне злостного шпиона или даже убийцу, решившего подкрасться к большим военачальникам.

Видя, что ситуация складывается не в мою пользу, я что есть силы закричал:

— Но я ведь здесь не при чем! Я обычный солдат, такой же как и вы все! Сражаюсь лишь потому, что мне приказывают… Я ничего не решаю. Дома меня ждет жена и две дочки. Если меня не станет, они не смогут продержаться без моего жалования, которое я регулярно им посылаю…

Иоланта сделала несколько резких шагов в мою сторону, оказываясь в опасной близости от моего горла. Я вздрогнул, подумав что эльфийка решила меня зарезать. Но (к счастью ли?) у нее на уме было другое. Ее руки быстро обыскали мой наряд, проверяя карманы, ткань и даже подкладку. Она ничего не нашла, пока не добралась до моей груди.

На божий свет показался золотой медальон архимага. Толпа ахнула. Им не часто попадаются такие подарки, если вообще когда-то попадались. Архимаги и высшие — непререкаемое военное начальство помимо генералов и маршалов в армиях Первой эпохи. Вот тебе и ничего не решающий рядовой…

Иоланта с ненависть взглянула мне в глаза, после чего рывком сорвала золотой кулон с моей шеи. За время войны маги прикончили больше эльфов, гномов, друидов и фей чем любое пехотное соединение. Волшебство всегда сильнее меча.

Вместе с амулетом Дархана пропала последняя искра надежды. Толпа двинулась ко мне, грубо хватая под руки. Кто-то заехал мне в живот, после чего Ываш дал короткую команду увести шпиона. Двое схвативших меня эльфов поволокли мое бренное тело в неизвестном направлении… Я отчаянно упирался, продолжая хвататься за жизнь:

— Это подделка! Я клянусь вам, это дешевая подделка! Я купил ее в магазине приколов, чтобы выглядеть круче… В ней нет ни капли магической силы! Можете проверить. Иоланта!! Поверь мне!!! Спаси меня…

Но никто не обратил на мои вопли должного внимания. Мои сапоги волочились по земле, а каждый зевака в лагере мог поглядеть на бесплатное представление. Не каждый день ловят архимага в стане врага. И о пощаде не может быть и речи — эльфам нужно кому-то отомстить за недавнее поражение и эту честь они явно возложат на меня.

Вот так и кончается любая история. Всему свое время, все мы смертные. Кого-то дряблая старуха настигает раньше, кого-то позже. Кого-то по справедливости, а кого-то как меня. Большая часть жмуриков этого мира — ни в чем не повинные ребята, которые просто оказались не в том месте и не в то время.

За короткие мгновения я вспомнил свою не слишком длинную жизнь. Сколько всего я еще мог успеть. Сколького я не сделал! Черт возьми, да я почти ничего не сделал! За все эти годы, мне не удалось совершить ни одного достойного гордости дела. Быть может, кара справедлива? Быть может, это мой удел?

Я не знаю, а времени искать ответ у меня нет. Когда на твоей шее толстая петля, руки связаны за спиной, а ноги с трудом держат равновесие на шатком пеньке, как-то не до анализированния. Больше думаешь об эльфе, который с большим достоинством перекидывает петлю через толстую ветку и закрепляет ее вокруг ствола.

На мою скромную казнь собрался весь лагерь, душ триста если не больше. Все чумазые, заляпанные кровью и грязные, все пережившие сегодняшнюю битву. Возможно большинство из них в разгроме винят меня, ведь магия всегда решала исход сражений, но пытаться их разубедить я не мог. Мешала петля.

«А мы популярны, — с обреченным сарказмом ожил мой внутренний голос. — Столько народа собралось… да на наше день рожденья и трех человек собрать было нельзя. А здесь на казнь собралось не меньше нескольких сотен. Уходим красиво, партнер».

Да, с этим не поспоришь. Ухожу я действительно красиво. Если бы меня еще было кому оплакивать, если бы я знал, что за мою самоотверженность мне поставят памятник и назовут в мою честь парочку борделей — я бы не так грустил. Но ничего этого не будет. Через пару минут меня повесят, а к обеду все забудут, что когда-то был такой славный парень по имени Тод.

Такова жизнь.

А вскоре я узнаю, какова на вкус и смерть.

Мне стал зачитывать приговор почтенный старец. Даже друиды не смогли отречься от грязной работы. Хотя чего удивляться, они такие солдаты как и все. К тому же в столь ответственном дела, как казнь колдуна, не помешает магическая страховка. Эльфы знают не по наслышке на что способны маги Первого королевства.

«Статья — военный шпионаж, звучит гордо, — не унимался внутренний голос; он как и я был в полной истерике. — Капрал Бумми и ребята пустили бы слезу от гордости».

Петля сдавливала шею. Никогда не предполагал, что это так угнетающе. Не каждый выдержит понимание, что его через несколько минут вздернут. Я бы наверное обмочился, если бы было чем. Всю жидкость организма я оставил на коротком допросе, в котором из меня ничего не выбили кроме имени и рода занятий. Казнь откладывать было нельзя, эльфы волновались, требовали заслуженной крови.

Вперед вышел Ываш, деловито заложив руки за спину. Официальным до нельзя тоном, он проинформировал:

— Господин Тод, вы имеете право на последнее слово. Желаете что-нибудь сказать?..

— Да, да, конечно! — поспешно выпалил я, словно от скорости зависело мое спасение. — Вы совершаете ошибку. Большую ошибку! Я богат, чертовски богат! Моя семья одна из самых влиятельных в Первом королевстве. Родные заплатят вам такой выкуп, что вам и не снилось.

— Это все? — по тону командира Ываша можно было судить, что его мнение о благородных магах резко упало.

— Подумайте хорошенько! — брызжа слюной, крикнул я. На глаза наворачивались слезы. — Подумайте стратегически! Войну не выиграть без денег и ресурсов. Я предлагаю вам сумму, которой можно вооружить две армии!!

Эльфы молчали. Вся их огромная толпа молчала. Нет, они не задумались над моим предложением. Оно было ложным от начала и до конца. Они смотрели на меня со смесью презрения и жалости. Доблестного рыцаря я не напоминал, цепляясь за свою жизнь из последних сил.

Пенек под ногами зашатался сильнее. Мои колени дрожали. Я еще раз обвел взглядом толпу, а потом зажмурился. Конец есть конец. От него не уйти. Возможно в другой жизни мне повезет и я стану…

— Невероятное зрелище, такое можно увидеть раз в сто лет, а может и реже.

Я узнал голос, он был таким же как раньше. Милозвучным и чуть-чуть потусторонним. Пенек вот-вот должны были выбить у меня из-под ног, и я не решался открыть глаза. Это иллюзия, плод моего воображения! Этого не может быть…

Все же я сделал над собою усилие и приоткрыл один налитый кровью глаз. В почтительно расступившейся толпе эльфов, действительно стояла Она. Королева Дона, как всегда прекрасна и обольстительна, опасна и терпелива. Сердце мое забилось в три раза быстрее. Я понял, что свое свидание со смертью можно отложить до худших времен…


Неприятная действительность | Почти герой. Дилогия | Спасение жизни, продажа души