home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Великая смута

Сын вяземского помещика Федора Ивановича Кривого-Годунова. По легенде, Годуновы и родственная им фамилия Сабуровых были обедневшими потомками татарского мурзы Чета, выехавшего из Золотой Орды на службу московскому князю ок. 1330 г.

После смерти отца Борис воспитывался в семье дяди Дмитрия Ивановича Годунова, который был зачислен в опричники, а вскоре стал царским постельничим. Борис женился на дочери Малюты Скуратова Марии Григорьевне. Родная сестра Бориса, Ирина стала женой царевича Федора Ивановича. В 1584 г. Борис Федорович получил чин боярина.

При царе Федоре Ивановиче Годунов стал одним из первых лиц в государстве, а с 1587 г. титуловался «царским шурином и правителем, слугой и конюшим боярином и дворовым воеводой и содержателем великих государств – царства Казанского и Астраханского». Чтобы не оставить без работников поместья служилых людей – главной военной силы того времени – Борис Федорович вынужден был проводить политику прикрепления крестьян к земле. Указом 1592/1593 гг. запрещался переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день, а указом 1597 г. устанавливался 5-летний срок сыска беглых крестьян.

На Земском соборе, созванном после смерти царя Федора Ивановича 17 февраля 1598 г., Борис Федорович избран на царство. Сестра Бориса царица Ирина Федоровна удалилась в Новодевичий монастырь и приняла там монашеский постриг.

Человек широко образованный и дальновидный, Борис первым из русских государей попытался приобщить Россию к достижениям европейской цивилизации: покровительствовал иноземцам, сформировал из немецких наемников отряд телохранителей, намеревался открыть в Москве университет, приглашал иностранных мастеров – рудознатцев, сукноделов, часовщиков, архитекторов, послал русских юношей на учебу за границу (в Англию, Германию и во Францию).

При нем в Москве велось интенсивное строительство: появились первые богадельни, в Кремле сооружен водопровод с мощным насосом, поднимавшим воду из Москвы-реки, надстроен столп колокольни Ивана Великого, пограничный город Смоленск окружен мощной крепостной стеной, построенной зодчим Федором Конем. Венцом созидательных усилий Годунова должен был стать грандиозный собор «Святая святых».

Но всем замыслам Годунова помешало Смутное время. После летних заморозков 1601 и 1602 гг. в стране начался трехлетний голод, во время которого погибло до трети всего населения.

В 1604 г. в Россию с территории Польши начала вторжение армия самозванца Лжедмитрия I, объявившего себя законным наследником престола царевичем Дмитрием Ивановичем.

В разгар борьбы с этим авантюристом царь Борис скоропостижно скончался, возможно, он был отравлен. Его погребли в Архангельском соборе Кремля. Но после прихода к власти Лжедмитрия I, тела Бориса и его родных перевезли в Вознесенский Варсонофиевский монастырь на Сретенке и похоронили в пределах монастырской ограды. Позднее, при царе Василии IV Шуйском, прах Годуновых был перевезен в ТроицеСергиев монастырь. В. В.


В годы опричного правления царя Ивана IV Грозного и неудачной для России Ливонской войны на страну обрушился целый ряд бедствий, породивших социальную напряженность во всех слоях русского общества.

Уходя от налогового бремени, многие русские люди бежали на окраины страны, превращаясь в вольных людей – казаков. Именно в эти годы интенсивно заселялись степные пространства на юге страны, началось освоение Сибири. Правительство, обеспокоенное массовым бегством тяглого населения в 90-е гг. 16 в., временно запретило переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день (указ 1592/1593 г.) и установило пятилетний срок розыска и возврата беглых тяглецов на старое место (указ 1597 г.). Так был сделан решительный шаг к полному закрепощению крестьян.

После смерти в 1584 г. Ивана IV Грозного царем стал его сын Федор Иванович, в правление которого вся полнота власти принадлежала царскому шурину боярину Б. Ф. Годунову. Сводный брат царя Дмитрий Иванович погиб 15 мая 1591 г. в Угличе при невыясненных обстоятельствах. Противники всесильного Годунова обвиняли его в злоумышленном убийстве царевича. Федор Иванович умер бездетным. Династия Рюриковичей пресеклась, в стране разразился династический кризис. Созванный в феврале 1598 г. Земский собор избрал новым царем Бориса Федоровича Годунова.

Начало 17 века ознаменовалось страшным трехлетним голодом и массовым мором, погубившим до трети населения страны. В одной лишь Москве на трех братских кладбищах («скудельницах») захоронили более 127 тыс. умерших от голода 1601–1603 гг. людей.

Повсеместно помещики, оказавшиеся не в состоянии кормить своих холопов и дворовых слуг, выгоняли их из своих усадеб. Обреченные на голодную смерть люди объединялись в разбойничьи отряды, грабившие и разорявшие целые округи. По самым осторожным подсчетам это стихийное и пока еще явно разбойничье движение охватило 19 западных, центральных и южных районов страны. В 1603 г. правительству пришлось направить значительные силы для борьбы с одним из таких отрядов во главе с атаманом Хлопко, действовавшим под самой Москвой на Смоленской и Тверской дорогах. Довольно хорошо организованное, хотя и небольшое войско Хлопко, в сентябре 1603 г. было разбито, сам он раненным попал в плен и был повешен. О значительном характере произошедшего вооруженного столкновения свидетельствует гибель в бою командовавшего правительственным отрядом окольничего И. Ф. Басманова.

Все эти события самым отрицательным образом сказались на авторитете царя Бориса Годунова, не имевшего в глазах современников того сакрального значения, которое было у прежних «прирожденных» государей. В этих условиях стало неизбежным появление царей-самозванцев.

В 1601 г. в Речи Посполитой объявился человек, выдававший себя за чудесным образом спасшегося царевича Дмитрия Ивановича. В русскую историю этот самозванец вошел под именем Лжедмитрия I. После неожиданной смерти Бориса Годунова (апрель 1605 г.) трон унаследовал его сын Федор. Однако вскоре он вместе с матерью был убит людьми самозванца. В мае 1605 г. Лжедмитрий торжественно вступил в Москву и венчался на царство под именем Дмитрия. Повседневная деятельность нового царя и его ближайшего окружения, выказанное им открытое пренебрежение старорусскими обычаями, вызывала резкое неприятие и церкви, и боярства, и большинства посадских людей. Особенно недовольны были москвичи, страдавшие от произвола казачьего и шляхетского окружения самозванца. До крайности накалила обстановку его женитьба на знатной полячке Марине Мнишек, пышная свадьба с которой состоялась 8 мая 1606 г. Вместе с Мариной прибыла многочисленная вооруженная свита, наводнившая Москву.

17 мая Москва восстала. Лжедмитрий I был убит, а царем, прямо на Красной площади «выкрикнут» знатный московский боярин Василий Иванович Шуйский. Однако прекратить «междоусобную брань» в Московском государстве новый властитель не смог. Ему пришлось отбиваться сначала от повстанческой армии Ивана Болотникова, затем от пришедшего из-за литовского рубежа войска нового самозванца – Лжедмитрия II, выдававшего себя теперь уже за «спасшегося» царя Дмитрия (т. е. Лжедмитрия I). «Столицей» его стало подмосковное село Тушино, расположенное на Волоколамской дороге. Здесь Лжедмитрий II вершил свой суд, здесь заседали его «Боярская дума», «приказы» и другие учреждения.

Между Москвой и Тушином установились странные отношения. Оба царя, Василий IV Шуйский и «Дмитрий», не препятствовали своим боярам и приказным людям уезжать к своему противнику, в свою очередь, стараясь щедрыми посулами и наградами переманить бояр и дьяков из вражеского стана. В поисках чинов, поместий и вотчин многие видные в государстве люди по несколько раз переезжали из стольного града в «стольное» село и обратно, заслужив в народе меткое прозвище «тушинские перелеты».

Оказавшись в безвыходной ситуации, блокированный в Москве Василий Шуйский вынужден был обратиться за помощью к Швеции, находившейся в те годы в состоянии перманентной войны с Речью Посполитой. Пообещав передать шведам ряд пограничных городов, воевода М. В. Скопин-Шуйский, возглавивший собиравшееся в Новгороде русское войско, получил в свое распоряжение и 15-тысячный шведский корпус. Вскоре он начал успешные действия против проникших даже в Заволжье «тушинских» отрядов.

Воспользовавшись как удобным предлогом заключением русско-шведского союза, польский король Сигизмунд III, претендовавший на шведскую корону, узурпированную его младшим братом Карлом IX, объявил войну России. В конце сентября 1609 г. его войска осадили Смоленск.

Однако с хода овладеть Смоленском польской армии не удалось. Тем временем войска Скопина-Шуйского все ближе подходили к осажденной врагом русской столице. Тушинский лагерь переживал трудные времена. С началом открытой польско-литовской интервенции часть служивших самозванцу шляхтичей ушла в королевский лагерь под Смоленск. Оставшиеся требовали от Лжедмитрия II обещанного им жалованья и держали его под строгим надзором. С трудом ускользнув от их караулов, тушинский «царь» 27 декабря 1609 г. бежал в Калугу. Подмосковный стан рассыпался. Воспользовавшись трудным положение врага, Скопин удвоил свои усилия и 12 марта 1610 г. вступил в Москву, восторженно встреченный ее жителями.

Ликвидировав тушинскую угрозу, СкопинШуйский стал готовить новый поход – к осажденному поляками Смоленску. Но 23 апреля 1610 г. молодой воевода неожиданно умер. Смерть его имела самые катастрофические последствия. Рать, двинувшуюся на Смоленск, возглавил самый неудачливый из всех Шуйских – воевода, князь Дмитрий Иванович. 24 июня 1610 г. у деревни Клушино его войско было атаковано и наголову разбито небольшой польской армией гетмана С. Жолкевского.

Узнав о Клушинском поражении, враги Василия IV Шуйского восстали и свергли его с престола. Власть в Москве перешла к боярскому правительству – Семибоярщине, признавшей русским царем польского королевича Владислава, сына Сигизмунда III. Боясь народного возмущения, «седмочисленные бояре» в ночь с 20 на 21 сентября тайно впустили польские войска в Москву и в Кремль.

Для освобождения Москвы и изгнания из русских пределов захватчиков по всей стране стали формироваться земские ополчения. Наиболее известны так называемые Первое и Второе ополчения. Во главе Второго ополчения встали нижегородский земский староста Кузьма Минин и воевода князь Д. М. Пожарский. Разгромив в открытом бою лучшее королевское войско гетмана Яна-Карла Ходкевича, ополчение Минина и Пожарского начало осаду Москвы. 22 октября 1612 г. штурмом был взят Китай-город, 26 октября сдался польский гарнизон Кремля. Разобрав по полкам сдавшихся в плен врагов (казаки их просто перебили), 27 октября русская рать торжественно вступила в разоренную столицу. В 1613 г. Земский собор избрал нового царя – Михаила Федоровича Романова.

Но смута продолжалась. На северо-западе страны шведы предприняли попытку взять Псков. Поляки также продолжали воевать Русскую землю. Моментом наивысшей опасности для Русского государства стала осень 1618 г., когда польское войско, ведомое королевичем Владиславом и гетманом Ходкевичем, подошло к Москве и вновь заняло село Тушино. Однако ни шведам под Псковом, ни полякам под Москвой не удалось достичь поставленных целей. Разбитые на приступах к Пскову и Москве интервенты вынуждены были отвести свои войска и начать переговоры о мире.

Заключенные с большими территориальными потерями для России соглашения – Столбовский мир со Швецией 1617 г. и Деулинское перемирие 1618 г. с Польско-Литовским государством дали измученной стране то, в чем она сильнее всего нуждалась – мирную передышку для восстановления сил. В. В.


В России первым известным самозванцем был Лжедмитрий I, выдававший себя за погибшего в 1591 г. при загадочных обстоятельствах сына царя Ивана IV Грозного Дмитрия Ивановича. На первых порах ему сопутствовал успех, он сумел занять Москву и был провозглашен царем. После его свержения и гибели (17 мая 1606 г.) появились еще два самозванца, принимавшие имя «царя Дмитрия Ивановича» и вошедшие в историю как Лжедмитрий II и Лжедмитрий III.

Во время восстания Ивана Болотникова его ближайшим сподвижником был самозванный «царевич Петр Федорович», мнимый сын царя Федора Ивановича. После падения Тулы (10 октября 1607 г.) он был взят в плен и на допросе 12 октября признал себя беглым муромским холопом Ильей Коровиным.

Известны и другие самозванцы Смутного времени – «царевичи» Август, Лаврентий, Иван, Федор, Клементий, Савелий, Семен, Василий, Ерошка, Гаврилка, Мартынка, выдававшие себя за «детей» царей Ивана IV Грозного и Федора Ивановича. Часть из них была казнена Лжедмитрием II, другие сгинули там же, откуда и вышли – в казачьих «таборах».

Самозванцы появлялись в России и после Смутного времени, в правление царя Михаила Федоровича. Польский шляхтич Ян (Иван) Луба и казачий сын Иван Вергуненок независимо друг от друга объявили себя сыном «царя Димитрия Ивановича» (Лжедмитрия II) и Марины Мнишек Иваном Дмитриевичем.

Московский подьячий Тимофей Демидович Анкудинов объявил себя царевичем Иваном Васильевичем, сыном царя Василия IV Шуйского. Он бежал за границу, но в Голштинии (Голштейне) был опознан новгородским сыщиком П. Микляевым и в 1653 г. выдан русским властям. После розыска полностью изобличен и казнен в нач. 1654 г.

Слабым отзвуком самозванств 1-й пол. 17 в. была попытка Степана Разина объявить о присоединении к его повстанческому войску царевича Алексея Алексеевича (сына царя Алексея Михайловича) и низложенного патриарха Никона. Однако реальных претендентов на эти роли найдено не было. В. В.


По версии московских властей самозванцем был беглый монах Кремлевского Чудова монастыря Григорий (Юрий) Богданович Отрепьев, в 1602 г. бежавший в Литву. Там он объявил себя чудесно спасшимся царевичем Дмитрием, сыном царя Ивана IV. Однако эти предположения вызывали обоснованные сомнения. Даже современникам бросалась в глаза искушенность Лжедмитрия в военном деле, в тонкостях европейской политики. Интерес к этой проблеме добавило утверждение Конрада Буссова о том, что первым из знаменитых московских самозванцев был незаконнорожденный сын польского короля Стефана Батория.

Русский историк С. Ф. Платонов полагал: «Нельзя считать, что самозванец был Отрепьев, но нельзя также утверждать, что Отрепьев им не мог быть: истина от нас пока скрыта».

Скрытой она остается и по сегодняшний день. Но, как бы то ни было, самозванец, воспользовавшись тайной помощью польского короля Сигизмунда III, набрал небольшое войско (по разным оценкам от 4 до 6 тыс. человек) и в октябре 1604 г. перешел границу Московского государства. Многие русские люди уверовали в чудесное спасение царевича Дмитрия, другим выгодно было так считать, сражаясь под знаменами самозванца с войском Бориса Годунова. К концу ноября 1604 г. власть Лжедмитрия признали многие города и волости. Однако 21 января 1605 г. он потерпел сокрушительное поражение от войск Бориса Годунова под селом Добрыничи и бежал в Путивль. После смерти Бориса Годунова в апреле 1605 г. к самозванцу перешла большая часть русского войска, стоявшего под Кромами.

Объединенное войско двинулось на Москву. 20 июня 1605 г. самозванец торжественно вступил в русскую столицу и месяц спустя венчался на царство под именем Дмитрия. Еще раньше его посланцы и московские бояре жестоко расправились с семьей Бориса Годунова, задушив его сына Федора, всего два месяца занимавшего царский трон, и вдову, царицу Марию Григорьевну. Но и правление самозванца было недолгим. Двигаясь к Москве, Лжедмитрий был щедр на обещания. Часть их он сдержал: даровал ряд привилегий южнорусским городам, одарил казаков, настоял на восстановлении права крестьян переходить от одного владельца к другому. Но далеко не все обещания были выполнены. Более того, повседневная деятельность царя и его ближайшего окружения, выказанное им открытое пренебрежение к русским обычаям, вызывала резкое неприятие и церкви, и боярства, и большинства посадских людей. Особенно недовольны были москвичи, страдавшие от произвола казачьего и шляхетского окружения Лжедмитрия. До крайности накалила обстановку его женитьба на католичке Марине Мнишек, пышная свадьба с которой состоялась 8 мая 1606 г.

Москвичи роптали, а в боярской среде зрел заговор, во главе которого стоял боярин князь Василий Иванович Шуйский. На рассвете 17 мая по всей Москве ударили в колокола. По городу разнесся слух, что поляки хотят убить государя. Толпы горожан принялись громить дворы поляков. Воспользовавшись суматохой, люди Шуйского ворвались во дворец и разоружили стражу Лжедмитрия. Царь пытался бежать, но, выпрыгнув из окна дворца с высоты 20 локтей, сломал ногу и был убит. Труп Лжедмитрия волоком притащили на Красную площадь и бросили в грязь посреди рыночных рядов. Глашатаи зачитывали на площадях грамоты, обличавшие самозванство Гришки Отрепьева. Через три дня его тело закопали в поле за Серпуховскими воротами. Некоторое время спустя в городе распространилась молва о колдовстве, о том, что будто бы над местом погребения самозванца ночью горят странные голубые огни. Труп Лжедмитрия I вырыли, сожгли на костре, пепел смешали с порохом и выстрелили из пушки в ту сторону, откуда он пришел в Москву. В. В.


Полячка, дочь сандомирского воеводы Юрия Мнишка, давшего в свое время приют скитавшемуся по Литве и Польше Лжедмитрию I и обещавшему ему после победы над русским царем Борисом Годуновым руку Марины. Заняв московский престол, Лжедмитрий стал готовиться к свадьбе, переправив своей будущей родне в Сандомир немалую часть захваченной им русской государственной казны.

2 мая 1606 г. Марина Мнишек приехала в Москву в сопровождении многочисленной польской свиты. Свадьба состоялась 8 мая 1606 г. Несмотря на строгий запрет сопровождавших ее католических прелатов, Марина приняла православное причастие.

В ночь с 16 на 17 мая в Москве началось восстание против поляков. Когда люди боярина Василия Шуйского ворвались в Кремль, разыскивая самозванца, Марина нашла спасение лишь под широкими юбками своей гофмейстерины. Позже она все же была найдена и заключена под стражу.

В 1608 г. Марина Мнишек получила разрешение на выезд в Польшу. По дороге она была перехвачена тушинским отрядом и оказалась в лагере нового самозванца – Лжедмитрия II. Марина тайком обвенчалась с ним и публично объявила, что он – ее спасшийся царственный супруг. После убийства Лжедмитрия II в 1610 г. Марина связала свою судьбу с казачьим атаманом И. М. Заруцким. Когда русским царем был избран Михаил Федорович Романов, Марина и Заруцкий бежали в Астрахань, а затем на р. Яик. Яицкие казаки схватили их и выдали правительству. Заруцкого казнили, а Марину отправили в заключение, где она и скончалась ок. 1614 г. В. В.


Русское войско под командованием князей Ф. И. Мстиславского и В. И. Шуйского насчитывало до 20 тыс. человек, армия Лжедмитрия I – 23 тыс. человек.

В ночь с 20 на 21 января польско-казацкое войско Лжедмитрия I выступило из Севска, чтобы внезапно атаковать русскую рать. Однако московские воеводы успели развернуть свое войско, прикрыв стрелецкую пехоту возами с сеном. Первым атакам польской конницы сопутствовал успех: им удалось обратить в бегство наемные конные роты капитанов Розена и Маржерета, стоявшие на правом фланге русской позиции. Однако когда польские роты, развернувшись, попытались с фронта обрушиться на русскую пехоту, то были встречены сокрушительным ружейно-пушечным огнем и обратились в бегство. Казацкая пехота Лжедмитрия I, лишившись конного прикрытия, была окружена и уничтожена. В сражении под Добрыничами войско самозванца потеряло около 5–6 тыс. человек убитыми и 13 орудий. В армии Ф. И. Мстиславского и В. И. Шуйского было убито свыше 500 человек. В. В.


Происходит от латинского выражения «res publika» (общее дело). Отражает специфичность формы Польского государства – сословной монархии во главе с избираемым сеймом королем. Со времени Люблинской унии 1569 г. до ликвидации независимости Польши в 1795 г. – официальное название польско-литовского государства, как Речь Посполитая двух народов – польского и литовского.


Первые сведения о будущем патриархе относятся к 1579 г., когда в Казани произошло явление чудотворной иконы Божией Матери. В то время Ермолаю было уже 50 лет и он был приходским священником церкви св. Николая в Гостинном Дворе. Ермолай торжественно перенес явленную икону в церковь св. Николая Тульского, а позже составил «Краткое Сказание о явлении чудотворной иконы и о чудесах от нее» и передал его царю Ивану IV Грозному. В 1587 г. Ермолай принял монашество под именем Гермогена в Чудовом монастыре в Москве. Вскоре получил сан игумена, а затем архимандрита – настоятеля Казанского Спасо-Преображенского монастыря. В 1589 г. Гермоген возведен в сан епископа Казанского.

В 1605 г. занявший русский престол самозванец Лжедмитрий I пожаловал Гермогену звание сенатора и вызвал в Москву. Накануне брака Лжедмитрия и полячки Марины Мнишек Гермоген настаивал на предварительном крещении невесты по православному обряду. В результате он попал в опалу, был возвращен в свою епархию и заточен в одном из монастырей. Новый царь Василий IV Шуйский вновь вызвал Гермогена в Москву. 3 июля 1606 г. собор русских епископов избрал его патриархом «всея Руси». Патриарх Гермоген боролся за сохранение единого Российского государства и сразу же занял непримиримую позицию по отношению к многочисленным мятежникам. Не признал он и законности Лжедмитрия II.

В 1610 г. Василий Шуйский был свергнут и власть на Москве перешла в руки Семибоярщины. Боярское правительство разместило в городе польский гарнизон и призвало на трон польского королевича Владислава. Патриарх Гермоген встал на защиту государства и православных святынь. Он стал рассылать грамоты с призывом «идти на Москву и страдать до смерти…» На этот зов откликнулись рати из Рязани и Нижнего Новгорода, Ярославля и Костромы, Суздаля и Калуги. В 1611 г. к стенам Москвы подошло Первое ополчение во главе с воеводой Прокопием Ляпуновым.

Изменники-бояре требовали от Гермогена «унять» поднявшиеся по его слову русские полки. Но ответом им было: «Да будут благословенны те, которые идут для очищения Московского государства, а вы, изменники, будьте прокляты!» 16 января 1611 г. на патриаршем дворе была поставлена стража, не допускавшая к Гермогену даже его дворовых слуг. Вскоре со старца силой сняли святительские одежды и заключили в подземную тюрьму Чудова монастыря, где патриарх умер голодной смертью.

Останки Гермогена были погребены в Чудовом монастыре. Царь Алексей Михайлович повелел перенести его тело в Успенский собор. Спустя 200 лет после мученической кончины Гермогена, во время Отечественной войны 1812 г., французы, занявшие Москву, выбросили его останки из гроба, и только после освобождения первопрестольной столицы России они вновь были помещены в гробницу. Еще через 100 лет, в мае 1914 г., произошло торжественное открытие мощей Гермогена, причисленного к лику святых. Дни памяти: 17 февраля (1 марта), 12 (25) мая и 5 (18) октября. В. В.


Происходил из рода нижегородско-суздальских князей, сын князя Ивана Андреевича Шуйского. В 1584 г. пожалован чином боярина. В 1591 г. он руководил расследованием обстоятельств гибели в Угличе царевича Дмитрия Ивановича. В 1605 г. Василий Иванович был одним из воевод, одержавших победу над войском самозванца Лжедмитрия I под селом Добрыничи. В июне 1605 г., вскоре после воцарения самозванца, возглавил заговор против него, был разоблачен и отправлен в ссылку. Однако спустя некоторое время возвращен из ссылки и в мае 1606 г. возглавил новый заговор, завершившийся гибелью Лжедмитрия I.

19 мая 1606 г. Земским собором неполного состава Василий Иванович был избран на царство. Вскоре из Углича в Москву перевезли останки царевича Дмитрия. По инициативе Василия Шуйского церковный собор 1606 г. причислил царевича к лику святых. В 1606–1607 гг. войска Василия Шуйского подавили восстание под предводительством Ивана Болотникова. Однако в течение 1607–1608 гг. царское войско терпело поражения от армии Лжедмитрия II, подступившей летом 1608 г. к Москве. В сентябре 1609 г. польский король Сигизмунд III начал осаду Смоленска. 17 июля 1610 г. в битве под селом Клушино войска Шуйского были разбиты армией коронного гетмана С. Жолкевского.

19 июля 1610 г. в Москве вспыхнуло восстание, в результате которого Василий Иванович был сведен с престола и насильственно пострижен в монахи. В сентябре 1610 г. он был выдан гетману Жолкевскому и увезен вместе с двумя своими братьями под Смоленск, а затем в Польшу. Василий Иванович умер в заточении в Гостынском замке близ Варшавы. В. В.


Сын князя И. Ф. Мстиславского. Кравчий (до 1576 г.), боярин (с 1576 г.). Участвовал в Ливонской войне 1558–1583 гг. В 1579–1580 гг. воевода в Новгороде. В 1589–1590 гг. осаждал Нарву. В 1591 г. во главе большого полка находился на «береговой службе» на Оке, вместе с Б. Ф. Годуновым успешно отразил набег крымского хана Казы-Гирея, за что получил от царя Федора Ивановича «золотой португал» (своеобразный орден того времени) и г. Кашин с пригородами.

В царствование Федора Ивановича Мстиславский входил в состав Ближней думы (наряду с Б. Ф. и Д. И. Годуновыми и др.), возглавлял Боярскую думу. Осенью 1604 г. направлен против Лжедмитрия I, в битве под НовгородомСеверским (18 декабря 1604 г.) потерпел поражение и был тяжело ранен. В апреле 1605 г. отозван в Москву сторонниками Годуновых, которые рассчитывали на поддержку Мстиславского в борьбе за трон.

В качестве знатнейшего боярина, князь возглавлял Боярскую думу при Лжедмитрии I и Василии IV Шуйском. По одной из версий, участвовал в подготовке свержения Лжедмитрия I. В 1607 г. возглавлял царское войско в походе против И. И. Болотникова, участвовал во взятии Калуги и Тулы. Во время осады Москвы Лжедмитрием II сохранял верность Василию Шуйскому, после свержения последнего выдвигался в качестве кандидата на престол, но отказался принять корону. В 1610 г. возглавил боярское правительство – т. н. Семибоярщину. По инициативе Мстиславского 17 августа 1610 г. подписан договор с коронным гетманом С. Жолкевским о приглашении на русский трон королевича Владислава, а в Москву введен польский гарнизон.

После капитуляции польского гарнизона в октябре 1612 г. князь был отпущен в свою вотчину и не участвовал в Земском соборе 1613 г., избравшем на трон Михаила Федоровича Романова.

В апреле 1613 г. Федор Иванович вызван в Москву и возглавил Боярскую думу, получил звание конюшего и «слуги» (подобно Б. Ф. Годунову при царе Федоре Ивановиче) и право именоваться Владимирским наместником. Как родственник царя, занимал первое место на всех дворцовых церемониях. К 1613 г. во владении Мстиславского находилось св. 32 тыс. четвертей вотчинных земель. Е. К.


Иван Болотников был боевым холопом князя А. А. Телятевского. Бежал от него на Дон к казакам. В одном из боев был пленен татарами, продан в Турцию, стал гребцом на галере. Освобожден из неволи венецианцами. Возвращаясь из Венеции на Русь, Болотников встретил на территории Речи Посполитой человека, выдававшего себя за спасшегося московского царя Дмитрия Ивановича (Лжедмитрий I). Поверив ему, Болотников согласился собрать и возглавить войско для борьбы с новым царем Василием IV Шуйским и боярами.

Природный полководческий дар позволил Болотникову поднять на борьбу за «царя Дмитрия» всю Южную Русь и нанести несколько крупных поражений правительственным войскам. Болотников рассылал по городам и селениям «листы», адресованные простому люду, с призывами убивать своих господ и богатых купцов и переходить на сторону «царя Дмитрия». С собравшимся вокруг него войском атаман дошел до Москвы и только тут, потерпев поражение, отступил сначала к Калуге, а затем к Туле. Повстанцы долго защищали город, но армии Василия Шуйского удалось затопить его, построив плотину на реке Упа. Сопротивление стало безнадежным и 10 октября 1607 г. войско Болотникова сложило оружие. Атаман был сослан в Каргополь, там ослеплен и утоплен. В. В.


тав входили семь знатнейших бояр (отсюда название): князь Ф. И. Мстиславский, князь И. М. Воротынский, князь А. В. Трубецкой, князь А. В. Голицын, князь Б. М. Лыков, бояре И. Н. Романов и Ф. И. Шереметев. Встревоженные началом нового наступления Лжедмитрия II на Москву, бояре решили заручиться поддержкой польского гетмана С. Жолкевского, армия которого также подошла к столице, и заключили с ним договор о призвании на русский трон польского королевича Владислава. Однако под нажимом патриарха Гермогена на переговорах было выдвинуто условие, по которому Владислав должен принять православие, а его власть ограничивалась Боярской думой и высшим духовенством.

Опасаясь народного возмущения, «седмочисленные бояре» в ночь с 20 на 21 сентября тайно впустили польские войска в Москву и в Кремль.

Между тем польский король Сигизмунд III стал затягивать исполнение договора, намереваясь захватить Московское государство и присоединить его к своим владениям. Во главе польского гарнизона в Москве встал польский полковник А. Гонсевский, фактически не считавшийся с волей бояр. После формирования в лагере Второго ополчения 1611–1612 гг. земского правительства, власть Семибоярщины стала номинальной. Окончательно ликвидирована после капитуляции польского гарнизона Кремля в октябре 1612 г. В. В.


Развитие событий Смутного времени, связанных с провалом авантюры Лжедмитрия II, побудило польского короля Сигизмунда III к организации прямой интервенции в Россию. В качестве предлога правительство Речи Посполитой использовало заключение в феврале 1609 г. русско-шведского союза, имевшего явную антипольскую направленность. Заключая этот союз, правительство русского царя Василия IV Шуйского рассчитывало на помощь шведов в борьбе с отрядами Лжедмитрия II и польской шляхты.

Претендовавший и на шведскую, и на русскую короны Сигизмунд III начал поход на Смоленск. 16–19 сентября 12-тысячная польская армия, во главе с королем подошла к Смоленску; к полякам присоединился 10-тысячный отряд запорожских казаков. Гарнизон Смоленска, которым командовал смоленский воевода боярин М. Б. Шеин, насчитывал немногим более 5 тыс. человек. В городе имелось свыше 200 орудий. К дворянам, пушкарям и даточным людям, входившим в состав гарнизона, присоединились горожане и крестьяне.

Первый штурм города (25–27 сентября), в ходе которого было подорвано двое ворот, не принес нападавшим успеха. Ничего не дала и семидневная бомбардировка города из осадных орудий (28 сентября – 4 октября). В нач. октября гарнизон категорически отверг предложение поляков о капитуляции, после чего началась длительная осада города.

С декабря 1609 г. к Смоленску начали стягиваться польские отряды, уходившие из Тушинского лагеря Лжедмитрия II, в мае 1610 г. подошла осадная артиллерия. 24 июня 1610 г. русское войско потерпело сокрушительное поражение в сражении с польской армией при деревне Клушино. Все это еще больше осложнило положение осажденного Смоленска.

В сер. июля 1610 г. польская артиллерия начала обстрел города. Поляки предпринимали один штурм за другим: 19–20 июля, 11 августа, 21 сентября. Защитники Смоленска стояли насмерть. 21 сентября противник смог взорвать значительную часть крепостной стены, но и на этот раз в город ворваться не удалось. С августа 1610 г. Смоленск фактически оставался единственной территорией России, на которой шла вооруженная борьба против польской агрессии. В течение зимы 1610/1611 г. польское командование не раз предлагало смоленскому гарнизону различные условия сдачи города, но все предложения отвергались.

Между тем в осажденном городе-крепости все острее ощущалась нехватка продовольствия, воды и соли; среди защитников свирепствовали болезни.

3 июня 1611 г. поляки начали очередной штурм, который велся одновременно с трех сторон. Только измена сына боярского Дедевшина, указавшего противнику наиболее слабую часть стены, позволила прорвать оборону и ворваться в город. Ожесточенные бои продолжались на улицах горящего Смоленска. Не желая попасть в плен, смоляне, начиняя одежду порохом, бросались в огонь. Последним оплотом защитников «ключ-города», как называли Смоленск на Руси, стал построенный еще в 1101 г. по повелению Владимира Мономаха Успенский («Мономахов») собор. В последние часы обороны под натиском превосходящих сил противника, находившиеся в соборе воины гарнизона и горожане взорвали себя вместе с женами и детьми (ок. 3000 человек). Остатки стен древней смоленской святыни стали своеобразным надгробием героев Смоленской обороны. Тяжело раненного воеводу Шеина взяли в плен.

После 18 месяцев осады, перемежающейся со штурмами, польские войска овладели Смоленском. Однако стойкая оборона Смоленска сковала главные силы польской армии и не дала ей возможности продвинуться в глубь страны. Тем самым были сорваны планы Сигизмунда III на подчинение Руси. Сложились условия для организации сопротивления польской агрессии и последующего освобождения от польских отрядов и их русских сторонников Москвы. Вл. К.

Из рода Шеиных. В царствование Бориса Годунова Шеин был уже заслуженным воеводой, командовал отрядами, подавлявшими восстания мятежных крестьян и холопов. Отличился во время первого победного сражения русского войска с отрядами Лжедмитрия I под Добрыничами 21 января 1605 г. Борис Годунов пожаловал Михаила Борисовича из чашников в окольничие.

Назначенный в кон. 1607 г. воеводой в Смоленск Шеин сделал все от него зависящее для подготовки города и крепости к войне с Польшей. Благодаря этому, без всякой поддержки Смоленск выдержал почти двухлетнюю осаду польской армии (Смоленская оборона) – с сентября 1609 г. до 3 июня 1611 г. Раненный в последнем бою, Шеин был взят в плен и вместе с семьей увезен в Польшу. Вернулся на родную землю лишь после окончания военных действий в 1619 г. вместе с отцом нового царя Михаила Федоровича Филаретом. На всю жизнь этих двух людей связала искренняя дружба. В 1620-е гг. Шеин возглавлял сначала один из сыскных приказов, а затем Пушкарский приказ. Когда в 1632 г. началась война с Речью Посполитой (Смоленская война), Шеин был назначен командовать войском, чтобы освободить этот русский город. Однако все труды главного русского воеводы были напрасны. Осада Смоленска затянулась, а вскоре на выручку осажденным подоспело и все польское королевское войско. 15 февраля 1634 г. Шеин был вынужден согласиться на почетную сдачу полякам. В Москве его обвинили в измене. Патриарха Филарета уже не было в живых и некому на Москве было заступиться за старого заслуженного воеводу. По приговору Боярской думы он был казнен. В. В.


Племянник царя Василия IV Ивановича Шуйского. После его избрания на царство в мае 1606 г., командовал русскими войсками, сражавшимися с отрядами атамана И. И. Болотникова, а затем с полками Лжедмитрия II. В 1608 г. СкопинШуйский был послан Василием Шуйским из осажденной Москвы в Новгород. В обмен на уступку ряда русских пограничных городов он заключил со шведами договор о помощи. Собрав рати северных и поморских городов и соединив их со шведским наемным войском, в мае 1609 г. Скопин-Шуйский выступил к Москве. Одержав блестящие победы над «тушинцами» под Торжком, Тверью и Дмитровом, в марте 1610 г. СкопинШуйский торжественно вступил в Москву. В разгар подготовки похода на помощь осажденному поляками Смоленску молодой полководец внезапно тяжело заболел и умер. Скоропостижная смерть талантливого воеводы породила слухи о том, что он был отравлен на одном из пиров по приказу Василия Шуйского. В. В.


чей.

Объявился весной 1607 г. в городе Стародуб на Северской Украине. К новому самозванцу стали стекаться казаки, поляки и литовцы, участвовавшие в восстании «ро

коше» против короля Сигизмунда III. Царь Василий IV Шуйский поначалу недооценил нависшей опасности. И только после поражения своих воевод в сражении под Болховом в мае 1608 г. попытался, но безуспешно, организовать отпор походу Лжедмитрия II на Москву.

Выйдя к столице, самозванец тем не менее овладеть ею так и не смог. Хорошо укрепленная Москва упорно сопротивлялась, надеясь на помощь северо-русских городов. Войска Лжедмитрия II расположились в сельце Тушино, в нескольких верстах к северо-западу от столицы в месте впадения в реку Москва небольшой речки Сходня. Здесь заседала его Боярская дума, работали его приказы, отсюда его отряды уходили воевать и грабить непокорившиеся ему русские города и земли. Сюда же привезли к самозванцу жену Лжедмитрия I Марину Мнишек, которая «признала» в нем своего мужа. Они на удивление быстро поладили и вместе стали править своим разбойным «царством».

Почти полтора года продолжалась осада Москвы «тушинцами». Избавление пришло из Новгорода, где М. В. Скопин-Шуйский, собрав земское войско и присоединив к нему наемные шведские отряды, двинулся с ними на выручку Москве. Приверженцы тушинского самозванца очень быстро оставили его. В декабре 1609 г., бросив опустевший подмосковный стан, он тайно, спрятавшись в телеге с навозом, бежал в Калугу. Здесь, в новой «столице», 11 декабря 1610 г. Лжедмитрий II был убит своими же охранниками. В. В.


Получил название по подмосковному с. Тушино, около которого располагался. Тушинский лагерь был укреплен деревянными стенами, а также земляными валами и другими оборонительными сооружениями. В Тушинском лагере размещались резиденции Лжедмитрия II и «нареченного» Лжедмитрием патриарха Филарета, действовали «тушинские» учреждения – Боярская дума и приказы. Противники Лжедмитрия презрительно называли его «Тушинским вором». В лагере находились русские и польские отряды. Поляки играли в лагере ведущую роль. По словам современника, они «царем играху яко детищем».

В Тушино к самозванцу перебегали из Москвы от царя Василия IV Шуйского и назад – от самозванца к царю – бояре, дворяне и служилые иностранцы (так называемые Тушинские перелеты). После бегства самозванца в Калугу весной 1610 г. тушинское войско отступило к Волоколамску. Тушинский лагерь был сожжен. Е. К.


ды из войска Лжедмитрия II.

Троице-Сергиев монастырь, представлял собой хорошо укрепленную крепость. Оборонял его гарнизон из 2000–2500 человек под командованием воевод Г. Б. Долгорукова-Рощи и А. И. Голохвастова. В 12 крепостных башнях и на стенах было установлено 90 орудий и затинных пищалей.

В годы противостояния Москвы и Тушина мимо Троицкой обители проходила единственная, оставшаяся неперерезанной дорога из осажденной русской столицы. Чтобы установить полную блокаду Москвы, выступившие из Тушинского лагеря польские отряды Я. Сапеги и А. Лисовского (ок. 15 тыс. человек, 63 орудия) 23 сентября 1608 г. подошли к монастырю и блокировали подступы к нему. 1 октября начались осадные работы, а 3 октября произведено первое бомбардирование крепости. Убедившись в малой эффективности обстрела каменных укреплений монастыря, поляки начали вести минные галереи под его стены.

Во время вылазки 4 ноября русские воины захватили пленного, указавшего место и время готовящегося подрыва Пятницкой башни монастыря. 9 ноября по сигналу осадного колокола три русских отряда атаковали противника и отбросили его от стен крепости. Участвовавшие в обороне обители крестьяне Шилов и Слоба проникли в неприятельскую минную галерею и взорвали сложенные там запасы пороха. Ценой своей жизни они уничтожили все осадные работы противника и его батарею на Красной горе.

За 16 месяцев осады защитники монастыря понесли значительные потери – численность гарнизона сократилась в 3 раза. Но они отбили шесть общих штурмов и смогли продержаться до подхода к монастырю войска М. В. Скопина-Шуйского. 19 октября 1609 г. в обитель прорвался отряд Д. Жеребцова численностью 900 человек, а 4 января 1610 г. еще 500 ратников провел в монастырь воевода Г. Валуев. Приближение основных сил Скопина-Шуйского вынудило тушинцев 12 января 1610 г. снять осаду Троице-Сергиева монастыря и отступить к г. Дмитрову. В. В.


В начале июня 1610 г. 30-тысячное русское войско во главе с князем Д. И. Шуйским, соединившись в Можайске с 8-тысячным шведским отрядом генерала Я. П. Делагарди, выступило на помощь осажденному поляками Смоленску. В свою очередь, польский король Сигизмунд III направил навстречу небольшую армию гетмана С. Жолкевского – 11,5 тыс. польской конницы и 1 тыс. казаков.

На рассвете 24 июня 1610 г. поляки неожиданно атаковали русско-шведскую армию на занятых ею позициях у села Клушино. Первую линию спешно расставленного русского войска занимала конница. Сбитая со своих позиций польскими ротами, она, отступая, потоптала свою пехоту, также обратившуюся в бегство к своему лагерю. Исход 5-часовой битвы решила измена большей части полков Делагарди, составленных из французских, немецких и английских наемников. В брошенном русском лагере полякам досталась вся артиллерия и обоз. Сам Шуйский чудом спасся, прибыв в Москву, как рассказывали очевидцы, «едва ли не без сапог».

Победа у села Клушина открыла армии С. Жолкевского дорогу на Москву. В. В.


Его происхождение неясно. По одной из версий, настоящее имя самозванца – Сидорка, по другой – Матюшка (московский дьяк). В марте 1611 г. объявился в Ивангороде, куда к нему начали стекаться казаки. Безуспешно пытался добиться поддержки со стороны шведов. В декабре 1611 г. занял с казаками Псков (отсюда его прозвище Псковский вор). Помимо псковичей ему присягнула часть отрядов Первого ополчения, стоявших под Москвой. Безрассудное самоуправство, разврат и насилия, чинимые новым «царем» и его войском, вскоре вызвали недовольство псковичей. В мае 1612 г. Лжедмитрий III бежал из Пскова, но был настигнут псковским воеводой князем И. А. Хованским, возвращен под стражей в Псков и посажен в тюрьму, а в июле 1612 г. доставлен в Москву. По одним источникам, он был убит уже по дороге, по другим – казнен в подмосковном лагере Первого ополчения, по третьим – повешен в Москве уже после воцарения Михаила Федоровича Романова. Вл. К.


Обучался при дворе вологодского архиерея Варлаама, затем состоял писцом в съезжей избе. Женившись на внучке Варлаама, Анкудинов растратил ее состояние и переехал в Москву, где служил подьячим в Приказе Новой чети. Наделав долгов и совершив ряд служебных преступлений, он ок. 1643 г. бежал за границу с подьячим приказа Казанского дворца Конюховым.

С тех пор Анкудинов скрывался от русского правительства за границей, проживая то в европейских, то в восточных странах, попеременно принимая то католичество, то лютеранство, то ислам. В 1643 г. Анкудинов оказался в Кракове. Здесь он представился польскому королю Владиславу IV как вологодский воевода и великопермский наместник Иван Каразейский. Затем переехал в Турцию, выдал себя за царевича Ивана Васильевича, сына царя Василия Ивановича Шуйского, принял ислам. Позднее он жил в Сербии, Италии (перешел там в католичество), Трансильвании, на Украине. Исполнял дипломатические поручения гетмана Б. М. Хмельницкого в Трансильвании и Швеции. Находясь в Стокгольме, Анкудинов вошел в доверие к шведской королеве Христине Августе и канцлеру Оксеншерне, принял протестантизм. После требования русских послов выдать самозванца он бежал в Кенигсберг, затем в Нидерланды. Наконец, в Голштинии он был опознан новгородским сыщиком П. Микляевым и заключен под стражу. В 1653 г. герцог Фридрих выдал Анкудинова русскому правительству в обмен на ряд торговых уступок. В России самозванец был казнен четвертованием. Ю. Л.


Бунташный век | Воцарение Романовых. XVII в | На защиту Отечества