home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2. СЛУГА-НЕВИДИМКА

Чем больше мы удаляемся от родной планеты, тем живее мои воспоминания. Во мраке космоса, отрезанный бесконечностью, я вижу события гораздо яснее, чем раньше, на Земле. Я ощущаю дуновение ветра, доносящееся с Влтавы. И едкий туман, застилающий Град.

— Здравствуй, Гонза, — встретила меня Эва как ни в чем не бывало, словно восемь лет разлуки казались ей одним днем.

— Задержал изобретатель… Какой-то чудак назойливый, — бормочу я бессвязно.

Эва смеется:

— Ты не изменился ни капельки. Однажды я как-то уже ждала тебя на этом самом месте. Ну, ничего. Я здесь с утра. Я бы, кажется, могла бродить здесь целую вечность. По-моему, нигде на свете человек не создал более прекрасного уголка, чем этот.

«Ты тоже не изменилась», — подумал я, но промолчал. Вспомнил, как она мне всегда очень мило, по-дружески и все же так холодно давала отставку.

Глубоко вдыхаю сырой зимний воздух и радуюсь, что между нами лежат полных восемь лет, за которые мы стали мудрее.

— Сейчас половина пятого… через полчаса у меня важное дело на Малой Стране.

Мы брели не спеша в туманном свете фонарей к башне Малой Страны.

— А ты… ты совсем не вспоминал обо мне? — спросила она робко.

— Вспоминал.

Я мало-помалу терял почву под ногами.

— А мне за это время так никто и не понравился…

— Знаю, гордая и разборчивая принцесса! И тут словно взрыв бомбы:

— Я думала о тебе, Гонза. Нет, пожалуйста, не остри. Раньше я и сама не понимала…

И вдруг мне показалось, что передо мной другая Эва.

На башне храма святого Микулаша часы пробили пять.

— Пегас! — опомнился я. — Он же меня ждет. Я подхватил Эву под руку и потянул за собой через Мальтезскую площадь на Ностицову улицу. Сначала Эва принялась упрекать меня за то, что я назначаю два свидания в одно время, но потом с любопытством выслушала мой рассказ об эпизоде с ночным разговором и сигналах из космоса.

Дряхлый дом номер пять был тускло освещен фонарем, прикрепленным к фасаду на уровне первого этажа. Над аркой ворот распростер свои крылья щит в стиле барокко с двумя горлицами, протягивающими друг другу веточки лавра, Второй щит над воротами был отбит и смотрел на улицу, как слепой глаз.

Итак, в этом старом доме живет ученый, который при помощи современных приборов слушает голоса космоса?

— У меня такое чувство, что здесь что-то неладно, — поежилась Эва. — Или это шутка, или не знаю что…

— Неужели боишься? — засмеялся я.

Мы вошли в холодный коридор, выложенный песчаником. В нескольких шагах от ворот вилась вниз разбитая лестница. Вход в подвал.

Списка жильцов в скудно освещенном коридоре мы не нашли.

— Дом не такой уж большой, мы обойдем его весь, — решили мы, медленно поднимаясь по скрипящей деревянной лестнице на второй этаж.

Наконец мы очутились в узкой галерее мансарды, но таблички с надписью «Д-р Пегас» так и не обнаружили.

— Я же говорила тебе, что это чья-то шутка, — прошептала мне на ухо испуганная Эва. — Хоть мне и нравятся такие старые дома, но жить в них я бы не хотела. Здесь есть что-то зловещее.

Не успела она договорить, как распахнулась одна из дверей, и к нам вышла старая женщина в засаленном халате и со свечкой в руке. В этом мерцающем свете она походила на привидение.

— Вы кого-нибудь ищете?

— Доктора Пегаса.

— Доктора Пегаса? Я живу здесь вот уже больше полвека, но про человека с такой фамилией не слыхала. Правда, тут живет один чудак, у него даже есть слуга или кто-то там еще, но его фамилия совсем не Пегас. А слугу его я и вовсе не видела, хотя хозяин частенько с ним разговаривает.

Мы пробормотали что-то, заикаясь, и повернули к выходу.

— И вообще тут нигде нет такого человека, я знаю всю Малую Страну! — кричала женщина нам вслед.

Мы выскочили из дома, как напроказившие дети. И на улице с облегчением расхохотались.

— С этого дна я буду тебя величать доктором Пегасом. Ах ты, охотник за приключениями! Ну, пойдем выпьем кофе, придем в себя.

На улице затарахтел мотоцикл. Резкий звук натруженного мотора прорезал тишину. Человек в кожаной куртке направился к нам.

— Добрый вечер, пан редактор. Давно ждете? Извините, я несколько задержался в институте.

— Доктор Кржижек! — в изумлении воскликнул я. — Так, значит, это вы тот самый загадочный доктор Пегас?

— Да, это я. Я вас немножко помучил? Я знаю: журналисты — народ любопытный. Но я действительно Пегас. Так называют меня коллеги из-за моих фантастических идей. Это ваша жена? — повернулся он к Эве.

— Пока нет…

— Если говорить начистоту, то я не рассчитывал на визит дамы. Сами понимаете, я человек с холостяцкими замашками и не питаю склонности к порядку.

Эва поняла, что ученый хотел бы поговорить со мной без свидетелей.

— Я тоже не готовилась к визиту. Гонза мне сказал о вас только минуту назад. Ваш разговор надолго? А то я бы забежала к «Художникам», мне очень нравится это кафе, я как раз собиралась там побывать.

— Самое большее часочек! Не сердитесь, милая девушка.

— Значит, через час я буду тебя ждать в кафе «У художников», — простилась Эва и быстро зашагала к Мальтезской площади. Очевидно, она чувствовала, что я смотрю ей вслед: она дважды обернулась и помахала мне рукой. Мог ли я думать тогда, что это прощание надолго?..

Пегас втащил мотоцикл в коридор, зажег небольшой фонарик и провел меня по скрипучей лестнице на второй этаж. У дверей в конце небольшого, пропахшего плесенью коридора, мы остановились.


Пульс бесконечности

— Ферда, открой, у нас гость, — сказал Пегас кому-то за дверью.

Тяжелые дубовые двери медленно распахнулись. Напрасно я ждал, что в них кто-нибудь покажется. За дверями было пусто.

— Ну-ну, не будь ротозеем, Ферда, включи свет, не бродить же нам в темноте…

На стенах тотчас вспыхнули лампочки, осветившие комнату с лепным потолком.

— С кем это вы разговаривали? — удивился я. — Ведь тут никого нет!

— Вы о Ферде? Это мой слуга-невидимка.

— Невидимка? — переспросил я недоверчиво.

— Вы можете в этом легко убедиться сами. Он слушается каждого моего слова. Ферда, почему ты не опустил шторы, соседи чуть ли не заглядывают нам в тарелки?

Шторы бесшумно упали вниз. У меня мороз пробежал по коже.

— Мой Ферда выполняет и письменные приказы. Напишите какое-нибудь задание вот на этом листе бумаги.

«Ферда, включи отопление, здесь холодно», — написал я. И тотчас же вспыхнули газовые рефлекторы.

— Ну, ваши чудеса кибернетики нетрудно раскусить. Скрытые аппараты реагируют на звук. Вот только письменный приказ меня ставит в тупик. Или вы незаметно нажали на какую-нибудь кнопку, да? — допрашивал я доктора.

— Не люблю подвохов. Все, что вы видели, — чистая наука. Но вас ожидают вещи еще более неожиданные. Ведь я обещал вам сюжет для фантастического рассказа!

Я обвел взглядом комнату. Стена напротив двери была почти до потолка забита книгами, возле окна стоял простенький письменный стол, у стены с книгами круглый столик с двумя мягкими креслами. Направо от двери был устроен фальшивый камин в английском духе. Над ним виднелись большие жестяные дверцы, ведущие, очевидно, в широкий дымоход. Дверцы были покрашены в тот же цвет, что и стены.

— Тесновато, — сказал я после беглого осмотра комнаты.

— Не совсем. Ферда, покажи гостю дорогу в спальню.

Часть книжных полок раскрылась, точно двери. Одновременно во второй комнате вспыхнул свет. Стены были сплошь уставлены книгами. Посреди комнаты стоял простой диван с ночной тумбочкой.

— Для окна не хватило места, — пояснил Пегас. — Впрочем, лампы с успехом заменяют солнце. А кроме того, я здесь долго не задерживаюсь.

— У вас превосходное собрание научных трудов! — восхитился я.

— Ошибаетесь! Научные книги по моей специальности — в первой комнате, А здесь философские книги и художественная литература. Прежде всего произведения мировых классиков. Не хочу хвастать, но, думается, здесь собрано все лучшее, что создал человеческий мозг за свое существование.

— Исключительная разносторонность, — поразился я. — Ученый и одновременно знаток искусства.

— И да и нет. Смотря как понимать. Вас, вероятно, удивят мои слова, но для меня литература… просто подсобный материал в научной работе.

— Не понимаю вас, — признался я, бросив взгляд на позолоченные корешки с именами Платона, Аристотеля, Шопенгауэра, Шекспира, Шиллера…

— Поймете, когда я вам покажу тайны моей лаборатории.

— Значит, у вас здесь есть и лаборатория?

Пегас улыбнулся. Вернее, по губам его скользнула усмешка, изменившая на мгновение его непроницаемую тяжелую физиономию. Хитрый блеск в глазах, стянутые углы губ, нижняя губа чуть оттопырена вперед — в этой усмешке сквозили почти нескрываемые высокомерие и превосходство. И угроза, которую я тогда не понял.

— Дом, где я живу, купил и переделал для своего семейства Дитценхофер, строитель храма святого Микулаша. Дом окутан покровом тайны, о нем сложено немало легенд, которые я тщательно изучил. Одна из них помогла мне отыскать превосходный уголок для моей лаборатории. Впрочем, вы сами убедитесь в этом через минуту. А пока давайте выпьем на скорую руку по чашке черного кофе.

Охотнее всего я бы простился и ушел за Эвой, но любопытство взяло верх, и я с интересом следил, как доктор при помощи невидимого слуги варит кофе. Ферда открыл в стене шкаф с посудой. Пегас вынул оттуда две чашки, бросил в каждую коричневый шарик и наполнил водой. Затем поставил чашки на письменный стол. Через секунду вода в чашках забурлила и снова успокоилась.

— Спасибо, Ферда. — Пегас обернулся ко мне. — Прошу вас! Настоящий турецкий кофе. А шариков можете не опасаться, это не эрзац и не пилюля. Просто я завернул порошок натурального кофе в специальную капсулу из глюкозы, которая растворяется в кипящей воде спустя три секунды.

Кофе распространял чудесный аромат и оказался действительно превосходным. Я потягивал его не спеша и незаметно косился на письменный стол, пытаясь разгадать тайны хозяина. Мне было ясно, что вода закипела под действием невидимых лучей, очевидно, инфракрасных. Но почему эти лучи не действовали на деревянную поверхность стола? И еще одна мысль не давала мне покоя. Наконец я спросил:

— А выполнит ли Ферда мой приказ, если я приду в ваше отсутствие и прикажу ему то же самое, что и вы? У меня очень хорошая память, и я запомнил слово в слово все, что вы говорили ему сейчас у двери.

Пегас бросил на меня пристальный взгляд.

— Попытайтесь приказать Ферде сейчас.

Я вышел в коридор, но сколько я ни уговаривал Ферду, в комнату так и не смог попасть. Наконец Пегас сам открыл мне дверь.

— Естественно, что я застраховал себя от не в меру любопытных и незваных гостей, — усмехнулся Пегас. — Ферда реагирует только на мой голос и на определенный порядок слов. Впрочем, все, что вы видели, — это не больше, чем игрушки, которыми увлекается масса любителей. Я до некоторой степени нелюдим, ну, вот и выдумал себе кибернетического друга. Он куда надежнее, чем живые. Признаюсь, людям я не слишком доверяю. Вам, редактору технического журнала, вряд ли нужно долго объяснять, что мой Ферда — это не какой-то там робот из стальных пластинок и винтов, с глазами, ушами, а просто несколько десятков метров проволоки и целый ряд всевозможных реле и трансформаторов, которые я скрыл от посторонних глаз. Такого робота, каким его изображают иллюстраторы фантастических рассказов и анекдотов, построил бы разве только сумасшедший или дурак.

Пегас на минуту умолк, потом продолжал:

— Разумеется, Ферда умеет гораздо больше, чем я вам пока продемонстрировал. Он регулирует температуру в помещении, вентиляцию, отвечает на телефонные звонки и записывает разговор. А самое главное — у него исключительная память, как и у вас, или даже получше. Он может повторять сложнейшие задачи и практически устроен так, что при повторении задач он их значительно упрощает. Ну, я вижу, с кофе мы покончили, теперь идемте.

Я направился было к вешалке за пальто, но Пегас меня остановил.

— Не надо.


1.  ДОКТОР ПЕГАС | Пульс бесконечности | 3.  КОРИДОР ДИТЦЕНХОФЕРА