home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5. ЧУЖОЙ ДОМ

Пройдя под сводами Пороховой башни, я оторопел. То, что я увидел, превосходило самые смелые выдумки в моих фантастических рассказах.

Холодное, казенное здание банка исчезло. На его месте стояла группа зданий, построенных со вкусом и в необычайном стиле, украшенных фресками и скульптурой. Над входом одного из них светилась надпись: «Метро».

Возможно ли это? Построить все за одну ночь?..

Только теперь я заметил, что люди на улицах как-то необычно одеты. Но такая же одежда была и на мне! Откуда она взялась? И как это раньше я не обратил внимания? Что случилось с моим мозгом? Виноват Пегас, нет сомнения.

Я осматривался в растерянности. Весь Пршикоп неузнаваемо изменился. Люди на тротуарах стояли… и все же двигались в обоих направлениях.

На смену страху и удивлению пришло любопытство. Тоскливое чувство исчезло.

Я вскочил на движущийся тротуар, с трудом удерживая смех. Все мне вдруг показалось таким забавным! Очевидно, это была реакция на полные напряжения минуты в Малой Стране.

У Вацлавской плошади я перешел на другой тротуар и поплыл, словно в лодке, по изменившемуся до неузнаваемости городу.

— Добрый вечер, профессор! — крикнул мне кто-то с противоположного тротуара.

Я в растерянности оглянулся, но группа людей, откуда донеслось приветствие, уплыла дальше. Вероятно, кто-нибудь ошибся…

С неподвижного тротуара мне замахала рукой какая-то девушка. Через минуту она уже стояла рядом со мной,

— Здравствуйте, профессор, как ваши дела? — улыбнулась она приветливо.

— Здравствуйте. Но я не профессор, — в смущении пробормотал я.

Девушка пристально посмотрела мне в лицо.

— Вы шутите, конечно! Я же ваша студентка, Марта Горничкова.

— Очевидно, я двойник вашего профессора.

— В таком случае извините, профессор, — сказала она, спрыгивая с тротуара.

И долго смотрела мне вслед.

«Профессор, по-видимому, — известная личность», — подумалось мне, когда со мной поздоровались еще двое одновременно.

И тут, даже не успев осознать свои действия, я шагнул с эскалатора на неподвижный тротуар. Почему? Из открытой двери кафе-автомата доносился дразнящим запах «Условный рефлекс», — отыскал я вполне научное объяснение для своего внезапного поступка.

Есть ли у меня деньги? Я юркнул в полутемный закоулок проходного двора и стал тщательно изучать содержимое своих карманов. Кроме фонарика, взятого из подземелья Пегаса, ничего.

Голод придал мне смелости: я вошел в кафе. Перед каждым посетителем был низенький столик, уставленный тарелками с разнообразнейшими кушаньями. Я машинально наблюдал за вновь вошедшим человеком. Он остановился посреди кафе и внимательно огляделся.

Только теперь я заметил светящиеся надписи на стенах. Меню! Возле названий блюд светились цифры. Человек подошел к стене, нажал на несколько пронумерованных разноцветных кнопок и стал ждать. Через минуту в стене открылась откидная дверца, и из отверстия на нее выдвинулся поднос, уставленный тарелками. А дальше все было очень просто: человек взял поднос, уселся за столик и с аппетитом принялся есть.

Может быть, он бросил в автомат монету? Нет, я бы заметил. По-видимому, я попал в заводскую столовую. Даром людей не кормят!

Я стоял в нерешительности… Наконец голод заставил меня пойти на отчаянный поступок, С сильно бьющимся сердцем я нажал наобум несколько кнопок. И не успел оглянуться, кап передо мной появились полные тарелки. Не сходя с места, я принялся за еду.

— За столом куда удобнее, — заметил кто-то иронически позади меня.

Я почувствовал, как кровь прилила к лицу Схватив поднос, я, не поднимая глаз, поставил его на пустой столик.

После сытного обеда я направился в парк У памятника святому Вацлаву я остановился слегка удивленный, что это все тот же памятник каким я его знал в детстве.

Ступеньки из неизвестного материала вынесли меня на крытую площадку, где прохаживались какие-то люди. Не успел я осмотреться, как у площадки остановился изящный сигаровидный вагончик, подвешенный к рельсу надземной железной дороги,

«Воздушное метро», — догадался я и без всяких колебаний вошел в «сигару».


Пульс бесконечности

Вагончик сдвинулся с места. Прижавшись лбом к окну, я следил за быстро убегающим назад городом. Над Нусельской долиной мы шли уже на большой высоте.

Еще несколько остановок — и я вышел. Влтава спокойно катила свои волны в лесистых берегах. Я бросил взгляд на другую сторону, и у меня перехватило дыхание: окрестные холмы сверкали ослепительной белизной, точно их посыпали сахаром.

Снег? Нет сомнения: на склонах гор катались на санках дети. Сейчас, в разгар лета!..

Я бросился вниз. В лицо ударил ледяной ветер. Добравшись до снежной равнины, я погрузил руки в сыпучее вещество. Настоящий снег! На теплых ладонях сверкнули талые капельки воды…


* * * | Пульс бесконечности | * * *