home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вожак

Геннадию Малышеву

В февральской снежной круговерти,

Под низким днищем облаков,

Распространяя запах смерти,

Неслась охота на волков.

У сосен, в саваны одетых,

Металась боль, метался страх,

И рвали тишину дуплеты

Уже на ближних номерах.

И вот в мой сектор из чащобы

Матёрый волк сквозь снег рванул…

Увидел…

            Встал…

                      Застыли оба…

Он на меня в упор взглянул…

И в этом взгляде я увидел

Не боль, не страх и не мольбу,

А только горькую обиду

На неизбежную судьбу.

Я вмиг всей волчьей жизни повесть

Прочёл сквозь тлеющий зрачок,

И не позволила мне совесть

Нажать на спусковой крючок.

А зверь рванул за огражденье:

Помчался.

             Стелется.

                          Летит…

И я, стряхнув оцепененье,

Из двух стволов пальнул в зенит,

Чтоб отвечать на все расспросы

И не попасть притом впросак:

– Ну промахнулся…

                      Как? Да просто…

Уж очень опытен вожак.


Всё чутче ночью стал я спать | Поэтический форум. Антология современной петербургской поэзии. Том 1 | Нас тянет к печке – полежать,