home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Завоёванный город

Долго длилась осада. Таран твердолобый

Бил по медным воротам, как будто по нервам.

Наконец-то! Горя нетерпеньем и злобой,

Предводитель в пролом устремляется первым.

Следом – войско, волною рычащей и плотной,

А из глоток – «Победа! Победа!» гортанно…

Шлем сорвать с головы, раскалённый и потный,

И – на башню дворца побеждённого хана.

Вот он – город: покорный лежит, молчаливый,

Как секирой, ликующей ратью распорот…

Но, вздохнув, прошептал победитель счастливый:

«Что мне делать с тобой, завоёванный город?»

Нет, не кинется вождь на сокровища храма,

Не взалкает рабы, полумёртвой от страха.

Что ему сундуки драгоценного хлама,

Что любовь, для которой и ложе – как плаха,

Если путь веселей неподвижности сытой,

Если женщины есть, и свободны и страстны,

Если есть на земле упоение битвой,

Если есть города, что ему неподвластны?!.

Почему вспоминаешься, древность седая?

Как Сатурн от Земли, от меня далека ты.

Я в другую эпоху смеюсь и страдаю,

Лёгкий ветер нейлона ношу, а не латы.

Я иду по асфальту, и шаг мой спокоен.

Только нет, вы в спокойствие это не верьте:

Он живёт во мне – дерзкий обветренный воин,

Он, как зло и добро, обречён на бессмертье.

Приглядитесь получше: вот к цели заветной

Я стремлюсь, обдирая колени и душу,

И смотрю на вершину в тоске безответной,

Точно тонущий в море – на дальнюю сушу.

Наконец-то – победа моя и спасенье!

О, вдыхай же вершины живительный холод!

Но шепчу я растерянно, в тайном томленье:

«Что мне делать с тобой, завоёванный город?!»


Двое перед боем | Поэтический форум. Антология современной петербургской поэзии. Том 1 | Медовый месяц