home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


37

Весь день Николя Гривцов бегал по Петербургу. Получив задание из Царского Села и узнав, что помощь требуется его кумиру, то есть Ванзарову, все прочие дела он отложил в сторону. Николя составил список ювелирных магазинов, большинство которых располагалось в центре, и принялся методично обходить их. Юного чиновника встречали настороженно, требовалось не только упрашивать, но кое-где даже припугнуть сыскной полицией. На вопросы о золоте ювелиры отвечали неохотно.

К вечеру список был готов. Отсеяв все лишнее, то есть сдатчиков, которые прибыли не из Царского Села, Николя выписал на отдельную бумажку три фамилии. Эти господа отвечали всем условиям: заезжали в столицу не позже месяца назад и сдавали не золотой лом или украшения, а цельные куски переплавленного золота. Посчитав, что задание выполнено успешно, он собрался преподнести Ванзарову сюрприз, а именно: приехать на последнем поезде и вручить список лично. Однако, вспомнив, что его кумир относится к сюрпризам, которые не им придуманы, без всякого понимания, так что можно заработать взбучку, счел за лучшее отказаться от этой затеи.

Он отправился в телеграфную, чтобы отбить сообщение полицейским телеграфом. Дежурный телеграфист открыл справочник и не нашел нужного адресата. Оказалось, что царскосельская полиция лишена благ цивилизации, телеграфный пункт имеется только у дворцовой полиции. Николя вспомнил, что дворцовая полиция отличается высокомерием, никто ей не указ, ни с кем она не дружит, а потому посылать на их адрес с указанием передать Ванзарову – все равно что выбросить в мусорную корзину. Оставалось последнее средство: телефонный аппарат.

Телефоны Николя не то чтобы не любил совсем, но относился к ним с некоторой подозрительностью. Ему казалось, что из черной воронки слуховой трубки может выскочить чья-то холодная когтистая волосатая рука и утащить его в тридесятое царство. В подобных страхах он не признался бы и под пыткой, но телефоном лишний раз старался не пользоваться. Теперь же выхода не осталось. Николя с сожалением подумал, что вот он трудился, а Ванзарову результат преподнесет какой-то чужой чиновник. Вздохнув, он отправился в приемное отделение сыска, покрутил ручку телефона и продиктовал барышне на коммутаторе номер Царскосельского участка.

На звонок ответил чиновник, назвавшийся письмоводителем Птицыным. Никого больше в участке не оказалось, все были на месте преступления. И господин Ванзаров там же. Николя с печалью подумал, что вот всегда так: Ванзаров распутывает какое-то интересное дело, выехал на место преступления, а ему приходится тут чахнуть в сыскной. Он продиктовал все имена с датами и попросил, чтобы ему зачитали, что вышло. Птицын записал все правильно. И обещал передать в собственные руки. Как только представится возможность.


предыдущая глава | Смерть носит пурпур | cледующая глава