home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3.

Она села за стол и уткнула лицо в ладони.

Что дальше?

Если он не монстр, как она теперь сможет смотреть ему в глаза, разговаривать с ним, находиться рядом? Её чудовищному поступку нет ни оправдания, ни искупления. А если он – монстр? Как угадать момент, когда ему надоест играть в этику? Она и землянина-то раскусить не способна, если он умнее и старше, что уж говорить о человеке из цивилизации более высокого уровня.

О мауре. Он не человек, а маур, фелиноид. Хотя, это неважно в любом случае.

До посадки на первой планете, видимо, бежать не удастся. Можно ли провести всю неделю, не выходя из каюты? Еды вроде хватит. А как убить время? Вот-вот, лексикон киллера-рецидивиста… На Земле баловалась акварелью и рифмами. Как она будет делать это теперь? О чём может сочинять стихи убийца? О любви?

Куда себя деть, чтобы не думать о том, что сделала?

Даже в стол лбом не уткнёшься, весь заставлен императорской посудой.

Она вскочила со стула, не опрокинув его только потому, что он был прикреплён к полу, побежала к кровати, прыгнула на неё и бросилась лицом в розовую шёлковую подушку.

Движение воздуха на горящей коже шеи подсказало ей, кто вошёл в каюту.

-Ира, что же мне делать? Загипнотизировать тебя или стереть из твоей памяти этот эпизод? Уж лучше продолжай ненавидеть и подозревать в чём угодно. Пойдём, я покажу тебе корабль.

«Я его и так наизусть знаю», - буркнула мысленно Ира, потому что голос её не слушался.

-Умозрительно знаешь, а своими глазами не видела.

Она только отрицательно помотала головой, не отрывая лица от подушки.

-Есть бассейн, может, ты захочешь искупаться.

От рыданий, пока беззвучных, у неё исказилось спрятанное в подушке лицо.

-В спортзале, он же – бассейн, можно сделать качели.

Наволочка намокла до предела и уже не впитывала влагу.

-Бортовой комп содержит, кроме технических, музыкальные, литературные, научно-популярные записи. Есть даже фильмы, необычные, голографические. Я буду переводить.

Мокрая горячая подушка хорошо заглушала рыдания, но мешала дышать. Или ещё что-то мешало. Он, всё он, снова и снова он, только он. Всё связано с ним, с тем, кого она чуть не…

Ирруор схватил её за плечи и перевернул на спину. Она со страхом взглянула на него. В лице у него было отчаяние. Золотые, магически пристальные глаза, почти чёрные из-за разлившихся зрачков, притянули её взгляд и не отпускали.

Она почувствовала, что у неё цепенеет и разум, и тело. Она погружалась в сон или бессознательное состояние, не успев ни воспротивиться этому, ни даже испугаться.

«Что… ты… делаешь?» - её воли хватило только на панический мысленный вопрос.

-Усыпляю тебя, больше ничего.

«А… память?»

-Останется при тебе.

Но лишь частично – без эмоций. Этого он не добавил.

Глаза у Иры закрылись, и она перестала помнить о реальности.


предыдущая глава | Песня о неземной любви (СИ) | cледующая глава