home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6.

Молчание прервал Ирруор. Он нагнулся, открыл маленькую нишу сбоку на корпусе пульта, что-то достал оттуда, с достоинством выпрямился и неторопливо пошёл к Ире.

-Я хочу подарить тебе ещё вот это.

Он держал в руках небольшую круглую коробку с выпуклой крышкой, в прозрачной толще которой был каким-то образом помещён цветной рельефно-объёмный пейзаж.

Кахурианин протянул Ире шкатулку, и она осторожно приняла её в обе руки, просто чтобы не возражать. Убегая, она не возьмёт отсюда ничего, кроме того, что было на ней надето в день похищения.

-Открой, посмотри, - попросил он, потому что она просто держала шкатулку на коленях, разглядывая пейзаж внутри прозрачной крышки. Пейзаж был кахурский, один из тех, что она видела в наведённом Ирруором сне.

Ира послушно открыла незапертую коробку, осторожно положила рядом с собой крышку, опасаясь разбить. В это время маур выключил в рубке свет.

-Ой! - вскрикнула девушка, но не успела испугаться, как тут же догадалась, почему он это сделал.

Нечто, лежащее в шкатулке, сверкало разноцветными яркими огоньками.

-Гарнитур из светящихся украшений, - пояснил Ирруор. - Фероньера с подвесками, серьги, колье, браслеты для рук и ног, кольца, пояс с бахромой и сандалии с плетением выше колен. Когда такой набор девушка принимает в подарок и надевает, это означает, что она ответила согласием на предложение.

-Предложение?

Гарнитур Ире безумно понравился, но никаких обязательств она принимать на себя не хотела.

-Так у вас говорят: предложение руки и сердца. Предложение быть вместе навсегда, соединить жизни. Но я не требую от тебя согласия немедленно. Даже если ты никогда не наденешь эти украшения для меня, всё равно возьми их, потому что никому другому я уже подарить их не смогу...

Это очень древняя традиция, только тысячи лет назад надевали не светящиеся бусы на эластичной нитке, а гирлянды из живых светлячков. Потом светлячков заменили сияющими шариками, а насекомые летают свободно, их давно никто не ловит, чтобы потратить десятки и без того коротеньких жизней на праздничное девичье облачение.

Глядя на Ирино лицо, озарённое радужным светом от разноцветной горки, которую юная землянка держала в ладонях, сложенных ковшиком, он добавил:

-Такие украшения надеваются на обнажённое тело и составляют весь наряд.

Ира возмущённо вскинула голову. Это что — изощрённое оскорбление? Она готова была взорваться, но подумала — и промолчала. Может, действительно есть у них там, на Кахуре, такой обычай. На древнеегипетских фресках — люди в совершенно прозрачных одеждах, на древнегреческих росписях — вообще в большинстве полностью обнажённые.

Она снова засмотрелась на фантастическую бижутерию, даже чуть не забылась и не вздумала примерить.

-У тебя глаза светятся, - вдруг сказала она, подняв голову. И было непонятно, то ли испугана, то ли восхищается.

-Не светятся, а просто отражают самый слабый свет гораздо сильнее, чем человеческие.

-Жаль. А я думала, светятся.

Ирруор улыбнулся. Оказывается, любовь к экзотике, к необычному, у неё превосходит страх перед этой самой экзотикой, и нет неосознанной труднопреодолимой ксенофобии. Есть только самое обычное недоверие, точнее, осторожность относительно намерений незнакомцев. Отсутствие ксенофобии, кроме того, что заслуживает уважения, ещё и очень хорошо для него. Что было бы, если бы она оказалась, например, эрнианкой?


предыдущая глава | Песня о неземной любви (СИ) | cледующая глава