home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



«Бывать, где только можно»

Успевал Тредиаковский познавать и необычную для русского человека с той поры жизнь Парижа — светскую, богемную, злачную.

Как впоследствии рассказывал сам Василий Кириллович, во французской столице он бывал, «где только можно».

Понятно, что на королевские приемы и балы бедного, незнатного происхождения, иностранца не приглашали. Зато народные гулянья, рынки, театральные постановки, уличные карнавалы, храмы, архитектурные достопримечательности, сады и парки Тредиаковский посещал, как только выпадали свободные часы.

В первой половине XVIII века русские студенты в Париже любили собираться на Новом мосту. Это знаменитое сооружение, соединяющее два берега Сены, было открыто еще в 1606 году.

Спустя полтора столетия писатель Луи-Себастьян Мерсье определил его значение для Парижа: «Новый мост занимает в городе такое же место, какое сердце занимает в теле человека».

Здесь бойко шла торговля, выступали уличные актеры, прогуливались добропорядочные парижане, орудовали воры и шулера, завлекали клиентов проститутки просили подаяния нищие, читали стихи поэты, объявлялись государственные указы. Еще в XVII веке появилась популярная парижская песня:

О, Новый мост, чудес круговращенье,

Шлюх, жуликов, лгунов столпотворенье!

Тут весь Париж, тут бродит каждый всяк:

Вон зубы рвут беднягам за медяк,

Вот лавки, где торгуют всем подряд,

А вот свечей и мазей целый ряд…

Студенты разных стран, собравшись на мосту,

Глазеют на Парижа чудеса.

И здесь их посещает вдохновенье

И страсть одних — к ученью,

Других — к картежным играм и разврату…

Тредиаковский сравнивал Новый мост со Спасским Московским крестцом, где также процветали торговля и преступления, выступали бродячие артисты, оглашались важные сообщения, нанимались в услужение безработные.

Если у русских студентов появлялись деньги, то они наведывались в таверны «Куропатка» и «Чудесный напиток», расположенные вблизи Нового моста. Посещали русские и такие знаменитые питейные заведения Парижа, как «Охотничий рог», «Сосновая шишка», «Львиное логово», «Рябина в цвету». Но часто посещать их у Тредиаковского не было ни средств, ни времени.


Русский Париж


Секретарь и студент | Русский Париж | «А петь хотелось по-русски»