home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Иная судьба

Владимир Дукельский оставил стихотворное воспоминание о встрече в 1920 году в Константинополе с Борисом Поплавским. Два семнадцатилетних эмигранта, поэтические натуры, быстро нашли общий язык.

Я знал его в Константинополе,

На Брусе, в Русском Маяке,

Где беженцы прилежно хлопали

Певцу в облезлом парике;

Где дамы, вежливо грассируя,

Кормили бывших богачей,

Где композиторскую лиру я

Сменил на виршевый ручей…

Владимир и Борис не только читали друг другу свои стихи, но и основали в Константинополе Цех молодых поэтов — выходцев из России.

Спустя десятилетия, Дукельский отзывался о творчестве друга юности:

… Стихи нелепые, неровные —

Из них сочился странный яд;

Стихи беспомощно-любовные,

Как пенье грешных ангелят.

Но было что-то в них чудесное,

Волшебный запах шел от них;

Окном, открытым в неизвестное,

Мне показался каждый стих…

В 1921 году Борис Поплавский переехал в Париж. Владимир Дукельский, спустя некоторое время, отправился в Соединенные Штаты Америки. Больше друзьям не суждено было встретиться.

…За декорацией намеренной,

Под романтической броней

Таился жалостный, растерянный,

Негероический герой.

Что нас связало? Не Европа ли?

О, нет, — мы вскоре разошлись.

Но в золотом Константинополе

Мы в дружбе вечной поклялись…

Дукельский называл его русским Дон-Кихотом. Когда он узнал о смерти Поплавского, сказал приятелям: «Роковая черта стала смертельной раной Бориса…».

Русский Париж


«И давний друг отводит взгляд» | Русский Париж | Один из «Незамеченного поколения»