home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четырнадцатая

«И тысячи других»

Русский Париж

Мы жили, как могли и умели… Угадать жизнь трудно, предвидение мало кому дано. Но в то, во что раньше верили, продолжаем верить. Мир, справедливость и свобода, уважение к дитяти Бога — человеку, как были законом нашим, так и остались. Мы — капля России… как нищи и бесправны ни были, никогда никому не уступим высших ценностей, которые суть ценности духа.

Борис Зайцев


Предсмертная просьба | Русский Париж | Предания и были Сент-Женевьев-де-Буа