home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Печальная участь

Окружению удалось убедить ее, что она должна стать императрицей. И вот, оказавшись по воле случая, в 1774 году в городке Рагуза, княжна Тараканова рассылает свои послания турецкому султану, графу Панину, князю Орлову-Чесменскому, некоторым русским масонам и многим влиятельным европейцам.

В них она сообщала о том, что является дочерью покойной государыни Елизаветы. К этим посланиям также прилагалось сфабрикованное духовное завещание русской императрицы.

Однако найти влиятельных сторонников княжна Тараканова не смогла. Были пустые обещания, советы, наставления, небольшая финансовая помощь, но — не больше. После безжалостного подавления в 1774 году Пугачевского восстания европейские правители опасались раздражать Екатерину II.

А государыня в это время решила, что пора избавиться от опасной, популярной за границей Таракановой. Екатерина хорошо изучила русскую историю и знала, чего добивались самозванцы в прошлые времена.

Императрица поручила прославленному флотоводцу Алексею Орлову-Чесменскому схватить Тараканову и доставить в Россию.

Честный порядочный Алексей Григорьевич был вынужден пойти на обман. Он притворился влюбленным в Тараканову и заманил ее на свой корабль. Некоторые исследователи полагают, что Орлов на самом деле влюбился в пленницу. Но верность долгу пересилила чувства.

Так легендарная Тараканова оказалась в Петербурге, в одиночной камере Петропавловской крепости.

В последнем своем показании она заявила фельдмаршалу Голицыну: «Меня постоянно держали в неизвестности о том, кто были мои родители, да и сама я мало заботилась о том, чтобы узнать, чья я дочь, потому что не ожидала от того никакой себе пользы…

Я помню только, что старая нянька моя, Катерина, уверяла… о происхождении моем знают учитель арифметики Шмидт и маршал лорд Кейт, брат которого прежде находился в русской службе и воевал против турок.

Этого Кейта я видела только однажды, мельком, проездом через Швейцарию, куда меня в детстве возили на короткое время из Киля. От него я получила тогда и паспорт на обратный путь. Я помню, что Кейт держал у себя турчанку, присланную ему братом из Очакова или с Кавказа. Эта турчанка воспитывала несколько маленьких девочек, вместе с нею плененных, которые жили при ней еще в то время, когда по смерти Кейта, я видела ее проездом через Берлин. Хотя наверное знаю, что я не из числа этих девочек, но легко может быть, что я родилась в Черкессии…».

У тех, кто познакомился с признаниями Таракановой, сложилось мнение, что ее умело втянули в опасную политическую авантюру. Она поверила в свое царское происхождение и в необходимость занять русский трон.

Русский Париж


Дерево русской принцессы | Русский Париж | Версии и слухи