home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Она действительно сделала это.

Вам везет, номер 209.

Полагаю, она в надежных руках.

- АААААААА! — вскрикнула я и ударила нападающего по руке.

Он отпрыгнул. Я поднялась на ноги и уставилась на него. Он был под метр восемьдесят ростом. Физиономия у него была вся бугристая от прыщей, волосы у него были по бокам короткие, а сзади переходили в длинный хвостик. Он тоже уставился на меня, потирая руку.

— Ты кто? — спросила я.

— А ты кто? — вопросом на вопрос ответил он.

За его спиной целая компания направлялась к нам. Человек двадцать.

Я оглядела их. Мальчишки и девчонки. Приблизительно половина на половину. Ни одного знакомого лица. Они оживленно болтали. Одна пара побежала в сторону прилегающего леска.

— Она меня ударила! — обратился к ним парень, что напал на меня.

— Чего ж ты хотел, Карбо? Ты же напал на нее сзади, — произнесла одна девочка.

— Карбо?

Кто-то захихикал. Карбо несколько смутился.

— Я… я решил, что она…

— Меня зовут Мери-Элизабет, — прервала его одна из девушек. — Ты не обижайся на Карбо. Он у нас вспыльчивый.

Карбо поплелся в сторону, бормоча извинения.

— А меня Рейчел, — сказала я. — Я… я приплыла сюда. Через эти облака. Вода ужасно холодная. Я плыла на яхте — из Несконсета. Я прыгнула за борт, но я думала, мы заплыли довольно далеко… Мы — это я и Колин, такой паренек черноволосый, лет пятнадцати. Вы его видели?

Мери-Элизабет покачала головой:

— Нет.

— Неужели он все еще в воде?

— У нас есть бинокли, — сказал светловолосый юноша в старомодной спортивной куртке с вышитым именем «Вес» на кармашке. — Да и пловцы хорошие найдутся. Если он где-нибудь поблизости, мы найдем его.

Он побежал отдавать распоряжения другим, а Мери-Элизабет сочувственно посмотрела на меня:

— Ты, похоже, здорово устала.

— И заблудилась, — откликнулась я. — Где я?

— На Онироне.

Я смотрела на нее как баран на новые ворота. Это название мне ничего не говорило. Я пыталась мысленно представить карту залива. Но ничего, кроме необъятной массы синего, я не могла вспомнить.

— 3-з-здесь есть т-т-телефон-а-а-автомат? — пробормотала я. У меня зуб на зуб не попадал.

Светловолосый парень уже возвращался. Он на ходу снял свою куртку и накинул мне на плечи.

— У нас тут электричества нет, — пояснил он. — Мы тут живем без особого комфорта.

— Пойдем в наш дом, — предложила Мери-Элизабет. — Тебе надо отдохнуть и переодеться. А еще лучше принять горячую ванну.

— Н-н-но мне надо возвращаться, — тянула я свое. — Меня там ждут!

— Сейчас отправляться куда-либо слишком поздно, — сказал Вес. — Уж во всяком случае, пока эти облака… К тому же раз вода, как сама говоришь, такая холодная.

— У нас только весельные лодки и каноэ, — сказала Мери-Элизабет. — Завтра утром облаков не будет.

— Завтра? Но…

— К тому же мы уже послали за кебом, — вставил Вес.

Я живо представила лицо дедушки Чайлдерса. Вот он смотрит на гряду облаков и думает, что я погибла.

А как его сердце? Он может не вынести этого.

И что с Колином?

Может, он уже вернулся. Он ведь плыл в противоположном направлении. Если он не сворачивал, он мог проплыть через облачную стену.

Ты все равно ничем помочь не можешь, Рейчел.

Остается только надеяться. И молиться.

Что касается горячей ванны и сухой одежды, это звучит соблазнительно.

— Ну что ж, так тому и быть, — проговорила я.

Мери-Элизабет широко улыбнулась и обняла меня за плечи:

— Не расстраивайся. Тебе здесь понравится.

Я зашагала рядом с ней и Весом прочь от воды, все время оглядываясь, в надежде увидеть Колина.

Пройдя песчаный пляж, мы выбрались на грунтовую дорогу. Послышалось цоканье копыт, и из-за поворота показалась лошадка с коляской.

— Это и есть кеб?

— Мы же здесь живем по-простецки, — сказала Мери-Элизабет, помогая мне забраться в тележку.

Коляской это сооружение было назвать трудно. Простая повозка, грубо сколоченная из деревянных планок, закрепленных где ржавыми гвоздями, где веревкой. В ней к тому же здорово трясло, отчего мои бедные мышцы ныли и стонали.

Мы проезжали мимо болотистых пустошей с вкрапленными в них деревянными домишками и фермерскими хозяйствами. По гребню отдаленного холма на лошади, груженной корзинами, ехала женщина. Трое детишек перестали играть в поле в салки и уставились на нас. Никто явно никуда не спешил. С крыльца дома помахал нам старик.

Вскоре мы доехали до поляны, окруженной со всех сторон лесом. На площадке стояли два больших дощатых барака, как в летнем лагере.

— Дом, милый дом! — пропела Мери-Элизабет.

— Здесь у нас, правда, кавардак, — вставил Вес.

— Говори за себя, — вскинулась на него Мери-Элизабет. — Она идет не в мальчишеский дом.

— Так это лагерь? — воскликнула я.

— Можно и так назвать, — откликнулась Мери-Элизабет.

В бараке для девочек вдоль стен шли двухъярусные койки. У девочек, судя по всему, вещей было немного — книги да журналы, причем вид у них был такой, будто они побывали в воде, а потом их высушили.

Дверь вела в небольшую ванную комнату. На полке в углу стоял кувшин с питьевой водой. На специальной подставке, грубо приколоченной к стене, стояла свеча.

Две девочки носили ведрами воду, подогреваемую на костре, пылающем на дворе.

— Водопровода тоже нет?

Мери-Элизабет улыбнулась и передернула плечами.

— К этому быстро привыкаешь.

Ванна была крошечная. Из нее выходили трубки, ни к чему не присоединенные, словно ее притащили со свалки.

Но вода была чистая. И горячая. Просто райская.

Я и чувствовала себя как в раю.

Я откинулась на стенку ванны и прислушалась к смеху и голосам за окном.

Глаза поневоле начали слипаться.

Сон.

Вот что это все такое.

Остров, на котором никого как бы нет.

Лагерь. Никаких взрослых вожатых.

Это только во сне может присниться.

Проснусь… и я в Несконсете… А вокруг все та же тоскливая жизнь…

Я, должно быть, заснула. Потому что очнулась я от звона колокольчика.

В дверях ванной комнаты стояла, широко улыбаясь, Мери-Элизабет с старинным ржавым колоколом в руках.

Я выпрямилась:

— Кто гость?

Колин?

— Ты, — ответила Мери-Элизабет.

— А как насчет моего приятеля? — спросила я. — Хоть что-нибудь выяснилось?

— Пока ничего. Все думают, он уплыл обратно. Вот твоя одежда.

Она положила передо мной на бочонок юбку, блузку и свитер из бумажных ниток.

Я вышла из ванной и вытерлась. Принесенные вещи были старинными и поношенными, но классными на свой лад, настоящие ретро и фанки.

Я подняла юбку и нечаянно уронила книжку, которая лежала на бочонке. Я наклонилась и подняла ее. Это был фотоальбом — потрепанный и заплесневелый.

На обложке выцветшие буквы НМСШ — Несконсетская младшая средняя школа.

Стало быть, я здесь не одна. Тут есть кто-то еще из Несконсета.

Я положила книгу на место и стала ее рассматривать.

— Что ты делаешь? — В ванную вбежала Мери-Элизабет и резко захлопнула книгу, чуть не прищемив мне пальцы.

— Я просто заглянула… — начала я.

— У нас нет времени, — сказала Мери-Элизабет.

— Кто-то из Несконсета?

— Поторопись, пока твоя карета не превратилась в тыкву! — бросила Мери-Элизабет, выбегая из ванной.

Книгу она прихватила с собой.


предыдущая глава | Наблюдатели | cледующая глава