home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Простите, что я ушел. Но я могу это взять на себя.

Нет, не можешь. У тебя есть обязательства…

Но мы не можем остановиться на полпути.

Но мне, может, это не понадобится.

Необходимые предосторожности.

На случай, если мы тебя потеряем.

Сейчас. НАША МИССИЯ…

— Ну, если это какая-нибудь лажа! — Джейми была вне себя. Сэм это чувствовал, даже не видя в темноте ее лица. — Время-то четыре утра!

— Без четверти четыре, — поправил Сэм, поворачивая на Вебстер-авеню. — Иди за мной.

— Куда это мы идем?

— В «Тюринг-Дуглас».

— Чего? С какой это стати я туда потащусь?

— Я напишу отчет о твоем выступлении.

— Это другое дело. — Джейми, не говоря больше ни слова, пошла рядом.

— Джейми, — твердым голосом произнес Сэм, — тот голос, что я слышал из окна — из лаборатории № 6 — это был мой голос. Вот почему он был мне знаком.

— Чего-чего?

— Ты считала, что это узник, помнишь?

— Ну да.

— И ты решила, что этот узник и есть Кевин.

— Это было предположение.

— Но Кевин существует, Джейми. И он узник. И еще он мой брат-близнец.

Джейми остановилась и уставилась на Сэма, онемев.

— Сэм, если ты типа того… уматываешься, то нельзя бы это делать без меня?

Покажи ей!

Сэм подбежал к первому же фонарю и стащил с себя рубашку, обнажив шрам под ключицей.

— Вот смотри.

— Что тут смотреть, Сэм?

— Да знак, Джейми! Это шрам от операции, когда я был грудным младенцем. Врачи вырезали нарост.

— А не кажется тебе, что они заодно вырезали тебе и кое-что между ушами?

— Да почитай вот это. — Сэм достал «Профессора Флингуса», открыл на страничке со статейкой о близнецах и сунул ей.

Джейми пробежала глазами заметку.

— Так этот нарост… это то самое? Тератома? — проговорила она, вытаращив глаза.

— Точно я, конечно, не знаю. Родители об этом никогда не заикались. Они только говорили, что это была доброкачественная опухоль.

— А говорили они тебе, что у мамы должны были родиться близнецы?

— Нет.

— Так с какой стати ты решил, что…

— Но поставь себя на их место, Джейми. Врачи говорят, у вас должны родиться близнецы. Но рождается один ребенок. Здоровый мальчик. Как ему сказать правду? Вы же с Бартом сами близнецы. Каково бы тебе было, если б сказали, что ты так поступила с братцем? Почувствовала бы вину, так ведь, наверное. Одиночество. Вот они и скрыли это от меня.

— Так ты полагаешь, что поглотил его?..

— Эти ужасные головные боли… Но все ведь было куда хуже. У меня было такое ощущение, что у меня в башке толкаются двое…

Джейми отшатнулась.

— Странно все это, Сэм. Даже для меня это круто…

— Он оставался во мне, Джейми. Все эти годы. Я видел его в снах по ночам. Он сидел за моим столом. Он как две капли воды похож на меня. И я невольно выкрикивал имя Кевин. Когда я просыпался, родители стояли у кровати. У них был такой прибор, — они работали над ним все годы. Он забирает эмоции из человека и переводит их в цифровую информацию в виде электрических цепей. Они опробовали его на мне, и это чувство исчезло. Все перешло в аппарат. Кевин исчез, а я здесь как ни в чем не бывало.

Джейми истерично засмеялась.

— Но это же бред какой-то, Сэм.

— Не больший бред, чем все прочее в «Профессоре Флингусе».

— Здрасте! Есть одна существенная проблема. Если ты поглотил его, значит, его нет. Если его нет, как это он мог звать тебя из окна нижнего этажа?

— Это я бы и сам хотел знать! Но он звал. Кто знает, может, какая-то часть его выжила. Но у меня в мозгу осталась его мозговая схема. Этим объясняется транспатетр. А может, мама и папа бьются над тем, чтобы воссоздать всего его…

— Сэм, но это ни в какие ворота не лезет! Мерзость какая-то!

— Но зачем он тогда просит о помощи? Вероятно, он не способен сам передвигаться.

— Да ты послушай, что ты несешь. Выходит, что твои родители держат это, — что бы это ни было в реальности, — взаперти в подвальном помещении лаборатории целых четырнадцать лет, и никто ни разу на это не наткнулся. Ты сам-то веришь в такое? Ты только подумай, что все это значит?

Глупо.

Жутковато.

Но возможно.

Они же ученые.

У них есть один ребенок, родившийся здоровым. И другой, которому не повезло. По каким-то причинам они скрыли его. Оттого ли, что его надо было все время охранять. Оттого ли, что он не мог жить вне лаборатории.

Они привязались к нему. И что им оставалось? Они уповали на лучшее. Просто ждали.

Ждали, когда появятся новые технологии и позволят воплотить в жизнь их надежды.

А если серьезно подумать, то у них и правда не было выбора. Надо было пытаться что-то сделать.

Они же родители.

— Я надеялся, что ты поймешь, — сказал Сэм. — Но раз так… На нет и суда нет. Значит, мне не повезло.

Он повернулся и пошел. За углом уже было видно здание «Тюринг-Дуглас». Оно было совсем темным. Только слабое гудение генератора в подвале свидетельствовало о том, что это место не чета громоздящимся со всех сторон каменным громадам брошенных безжизненных корпусов.

У него за спиной послышались шаги Джейми:

— Подожди, Сэм.

— Уходи, — решительно заявил он.

— Я тебе понадоблюсь.

— Обойдусь.

Джейми вытащила из кармана стопку магнитных карточек.

— Без этого?

Сэм остановился. На карточках стоял ярлык:

«Т-Д: НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ ВХОЖДЕНИЕ КАРАЕТСЯ ЗАКОНОМ» — и штамп с именами его родителей.

— Это что?..

— Они лежали в ящичке каталожного шкафчика. — Джейми пожала плечами. — Это запасные, я полагаю. Я хотела вернуть, да ты устроил такую сцену у крыльца…

— Ты их украла.

— Но тебе они понадобятся.

Хватай, не задумываясь!

Сэм взял карточки и, не останавливаясь, продолжил путь к зданию лаборатории. Джейми ни на шаг не отставала от него.

Сэм настороженно ждал, когда вернется головная боль, но ее не было. Он чувствовал себя великолепно.

Задняя дверь все еще была приоткрыта. Сэм толкнул ее и вошел в ярко освещенный коридор нижнего полуподвального этажа.

— Ничего не слышу, — прошептала Джейми.

— Шшшшш. — Сэм на цыпочках двинулся вдоль коридора, читая таблички на дверях.

«Лаборатория № 6».

Руки у него дрожали. Он извлек карточки.

Джейми отобрала их у него и внимательно просмотрела мелкий текст. Одну она ввела в щель электронного устройства.

Красная лампочка загорелась зеленым светом. Джейми толкнула дверь. Та открылась.

Кругом было темно, если не считать крошечных огоньков на стенах и на консоли в центре комнаты.

Сэм шагнул внутрь. С консоли под потолком слышалось какое-то бренчанье. На жидкокристаллическом экране бегали симметричные синусоиды.

Сощурившись, чтобы быстрее привыкнуть к полумраку, Сэм попытался нащупать на стене выключатель.

Вдруг дверь у них за спиной захлопнулась.

— Джейми, — прошептал он.

— Прости, — прошептала она в ответ. — Здесь столько всякого оборудования. А где?..

— Пааапа? — раздался голос, и Сэм с Джейми чуть не подпрыгнули от неожиданности.

Голосок был тоненький, приглушенный. Но точно голос Сэма.


О МИДЖЕ И МАДЖЕ. | Наблюдатели | cледующая глава