home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


УТВЕРЖДАЕТ ШЕФ ПОЛИЦИИ.


Адам стал вынимать листок за листком.

«Расследование гибели… Следствие по делу о недопустимых играх на льду… Истонские родители требуют референдума по безопасности…»

Это старые вырезки о гибели Эдгара.

А вот совсем новые. Даже листочки не пожелтели. Показания полиции, свидетельства больничных врачей, отчеты детективов — этого Адам даже не видел.

Что за?..

— Но это не мое! — воскликнул Адам.

— А чье же? — удивилась Лианна.

— Откуда мне знать?

— И кому нужно все это собирать?

Хороший вопрос.

Видеокамера. Вырезки. Рюкзак.

Чье все это?

И почему попало к нему?

— А может, этот парень репортер или коп. — Рипли взял первую попавшуюся вырезку и стал читать: — «Десятилетняя жительница Истона была отмечена Истонской торговой палатой за героизм, проявленный во время инцидента на льду, повлекшего за собой гибель Эдгара Холла, десяти лет. Благодаря ее энергичным действиям удалось спасти жизнь Алана Сарно…» Хоть одно имя верно, и на том спасибо.

— Все это как-то чудно, — пробормотал Адам.

— Вот тебе простейшее объяснение, — высказала предположение Лианна. — Все это принадлежит твоим родителям. Они взяли да запихнули все в этот рюкзак.

Адам покачал головой:

— Когда я вчера вечером открывал его, конверт был уже там. Я видел собственными глазами.

— Ты, кажется, много чего видел вчера.

— За тобой следят, — драматическим тоном произнес Рипли, поднимая камеру и нацеливая ее на Адама. — Ай-я-яй! Плохие новости. Камера-то сломана.

— Я и без тебя знаю, — отозвалась Лианна.

Камера. Думай о камере, Сарно. О газетных вырезках будешь ломать голову после.

— Собственно говоря, ребята, я из-за этого и пришел, — громко и с расстановкой произнес Адам. — Дело в том, что камера не сломана.

— Да ты сам посмотри! — Рипли сунул ему под нос видеокамеру.

Адам взял ее и заглянул в видоискатель.

Синь.

Синие обои. Синее покрывало на кровати. Синий ковер. Перед его глазами была комната Эдгара.

А потом он увидел самого Эдгара.

Он сидел, закинув ноги на стол, и играл в электронную игру. Вместо того, чтобы делать уроки.

О боже!

Он жив и радуется жизни.

На индикаторе значилось: «13 января». Эдгар погиб пятнадцатого. Ему осталось два дня.

Предупреди его!

— Эд… — попытался крикнуть Адам и замолчал на полуслове.

Это же чистое безумие. Эдгар все равно не услышит.

Когда он опускал камеру, Лианна и Рипли смотрели на него во все глаза.

— Ну как? — спросил Рипли.

— Я… я видел, — заикаясь, пробормотал Адам.

Не говори! Они все равно не поверят.

Пусть убедятся собственными глазами.

Покажи видеокассету.

Адам взял лежащую на кровати кассету и вставил в видеоплеер Рипли. Перемотал и включил.

Экран ожил. Расплывчатые формы стали обретать очертания. Кровать. Комод. Хоккейная форма на полу.

ЕСТЬ!

— Видите? — выпалил Адам.

— Адам, это же твоя старая комната, — сказала Лианна.

— Вот именно. Когда мне было десять лет. — На экране все стало вертеться. Адам вспомнил: это он стал вращать камеру, делая панораму во всю комнату.

— Так ты это хотел нам показать? — бросил Рипли. — Свои первые видеоопыты?

— Но у тебя же в десять лет не было камеры, — заметила Лианна.

— В том-то и дело. Я записал то, что вы видите, этой камерой. Когда я заглядываю в объектив, она видит прошлое. Место то же самое, и время, и день тот же самый — но четыре года тому назад.

— Четыре года тому назад? — Лианна внимательно посмотрела на него.

До нее дошло!

— Тринадцатого января. За два дня до гибели Эдгара. А это значит…

— И ты думаешь, я поверю? — воскликнула Лианна. — Почему же я ничего не вижу? И Рипли?

— Я не знаю, — ответил Адам.

Рипли протянул руку к пульту дистанционного управления.

— Но это же курам на смех. Мне надо идти…

— Подожди, — остановила его Лианна. — А это что?

На картинке что-то двигалось.

Не предмет. Нечто бесплотное, что ли. Как будто движение воздуха. Завихрение, по форме напоминающее человеческую фигуру.

Форма Адама.

Она вошла в кадр справа, затем вышла.

Именно так я двигался утром, когда хотел идти завтракать. В прошлое и обратно. Тогда первый раз что-то щелкнуло, и вдруг изменилось освещение.

Человеческая форма появилась вновь.

Точно. Это когда я вступил снова в зону видения камеры. Чтобы оглядеться.

Мерцающая фигура пересекла комнату, остановилась у окна, сунула подобие руки за спинку кровати, попыталась снять с полки книгу…

У Адама перехватило дыхание.

Я не сумасшедший!

Виденная мною сцена реальна. Она записана на пленку.

И я там нахожусь.

— А вот это клево, — кивнул на экран Рипли. — Как ты ввел свой образ в сюжет?

— Да это я сам! — воскликнул Адам. — Я встал перед объективом и попал в сектор обзора. В прошлом. Ну, может не полностью… физически. Вы же видели форму. Может, там была только часть меня. Телесная аура или что-то в этом роде.

Рипли снисходительно кивнул:

— Или запах твоего тела. Иногда он живет сам по себе.

— Адам, ты меня пугаешь, — сказала Лианна.

Рипли загоготал:

— Не сомневаюсь, ты очень и очень болен.

Из телевизора послышался слабый свист. Адам обернулся.

Картинка была почти недвижной. Камера снимала снизу, на уровне пояса.

Камера стояла на столе. Я уходил завтракать. А ее оставил включенной.

В кадр входила другая фигура.

Но это уже не было нечто призрачное.

Это был Адам. В возрасте десяти лет.

Я наблюдаю за собой, не ведая, что за мной тоже наблюдают.

Рипли прищурился. Лианна смотрела во все глаза.

Младший Адам натянул покрывало на кровать, затем похватал книжки с комода и запихнул в ранец. Он уже выходил из комнаты, но вдруг задержался. Нагнувшись, поднял книгу. Даже в не очень ярком свете название можно было легко разобрать: «Время и снова».

Десятилетний Адам смотрел и глазам своим не верил, не в силах понять, как попала к нему эта книга.

Это мог знать только четырнадцатилетний Адам.


ПРОВАЛИВАЕТСЯ ПОД ЛЕД И ПОГИБАЕТ. | Наблюдатели | cледующая глава