home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Ему удалось.

Два новых файла вдруг ожили.

Два?

Один — собаки.

Удалось!

Джаз так и кружил вокруг него. Лизал. Радостно визжал.

Он стал пушистее по сравнению с тем, каким Адам видел его в видоискателе камеры, и старше. Но явно живой.

Лианна отпихнула Джаза:

— Не понимаю, почему он всегда так неистовствует при виде тебя, Адам. Он прямо души в тебе не чает.

— Но… но… это же… как ты можешь говорить так спокойно?

Он опустился на колени, обнял кокер-спаниеля и тут же почувствовал его горячий язык на щеке.

— Лианна! — раздался голос из кухни. — Твой дружок еще здесь?

— Да, — крикнула Лианна и улыбнулась Адаму. — Ты уж извини. Она всех мальчиков так называет.

Адам кивнул, но не слушал. Он смотрел на седую женщину, которая стояла в кухонном проходе.

Это была бабушка Лианны.

— О боже!.. — невольно вырвалось у него.

— Еще бы, — понимающе кивнула Лианна, потянув носом. — Это печенье пахнет потрясно. Пошли скорее, пока Сэм все не съел.

Но она же погибла во время крушения поезда.

Я не спасал ее — только Джаза.

В голове Адама все кружилось, когда он шел в кухню.

Мистер и миссис Фрейзеры суетились на кухне. Бабушка поставила противень с дымящейся выпечкой на стол. Сэм тут же протянул руку, чтобы схватить горячее печенье.

— Хрюшка, — фыркнула на него Лианна.

— Не подавись, — бросила миссис Фрейзер.

Адам сел с ошеломленным видом. Бабушка несла к столу поднос с дымящимися кружками.

— А вот, Адам, твой горячий шоколад. Корицы совсем немножко, как ты любишь.

Откуда она знает?

Адам попытался припомнить все, что он знал о бабушке Лианны, но это было не бог весть что. Он ее видел пару раз, здоровался, перебросился двумя-тремя словами — вот, пожалуй, и все.

Да ладно.

Все стало другим. Я спас Джаза, и все изменилось.

Он вдруг вспомнил о машине на дорожке.

— Э миссис Фрейзер, — начал он осторожно. — А ваш «шевроле»… что с ним случилось?

— Я продала эту груду ржавчины, — объяснила бабушка. — Коробка передач что-то барахлила.

— Она чуть не наехала на Джаза, — вмешался Сэм.

Бабушка тяжело вздохнула:

— Бедный щенок. Я включила вместо задней скорости переднюю, а его как раз угораздило очутиться под передними колесами.

— В жизни не видел, чтоб щенки так летали, — заметил мистер Фрейзер.

Адам чуть не подавился шоколадом.

— «Вольво» гораздо лучше, — сказала бабушка. — Я в нем выгляжу как подросток.

— Ты и водишь так, — съязвил Сэм.

— Сэм! — укоризненно вскрикнула Лианна.

— Да у нее вся машина побита, живого места нет, — не унимался Сэм. — Папа говорит, что бабушке пора перестать ездить на машине.

— О! — протянула бабушка.

Родители Лианны переглянулись.

— Я говорил, что тебе пора подумать о том, чтобы перестать водить машину. Твое зрение…

— Со зрением у меня, слава богу, все в порядке, — решительно заявила бабушка.

Она еще водит машину.

Она не задавила Джаза, и потому ей не пришлось бросить водить. А раз она не перестала водить, она не ездила на поезде…

Все вдруг стало на свои места.

Спасая Джаза, он спас и бабушку.

Адам одним глотком допил свой горячий шоколад и вскочил.

— Спасибо за сладкое. Лианна, может, теперь посмотрим фильм?

— Пошли.

Он захватил камеру и пошел с ней в гостиную, где был телевизор.

Подождав, когда Лианна закроет дверь, он горячо заговорил:

— Глазам своим не верю. Нет, это уму непостижимо! Ты хоть понимаешь, что это все значит?

Лианна недоуменно посмотрела на него:

— Ты это о чем?

— Как о чем? А бабушка? Джаз? Они ведь живы!

— А что с ними сделается?

Она смотрела на него, явно не понимая, о чем он говорит. Как будто он несет черт знает что.

Она не знает!

— Лианна, а о видеокамере ты знаешь? Знаешь, чем она особенная?

— За кого ты меня принимаешь, Адам? Конечно, знаю. Мы, собственно, здесь для того, чтобы обсудить дурацкую затею Рипли. Мало того, что ты вбил себе в голову, что тебе надо идти, ты еще и его с собой хочешь потащить. И для чего все это?..

— Но я должен пойти. Потому что я и вправду могу изменить прошлое, Лианна. Я спас жизнь Джазу и твоей бабушке.

— Чего-чего?.. Повтори, будь добр.

— Лианна, выслушай меня. Еще несколько минут тому назад у тебя не было ни бабушки, ни Джаза. Ты это хотя бы помнишь?

Лианна с ужасом отпрянула от него:

— Адам, что с тобой? Ты в своем уме?

— Ладно, ладно. А как насчет большого крушения поезда два года тому назад? Тогда погибло двадцать человек.

— Но какое это имеет отношение…

— Твоя бабушка была в том поезде. Почему? Да потому что она перестала водить машину. Почему перестала? Да потому, что четыре года тому назад в этот самый день с ее «шевроле» что-то там случилось и она сделала передний ход вместо заднего и задавила Джаза. Но я все изменил, Лианна!

Лианна бросилась к двери, но Адам преградил ей дорогу.

— Пусти, Адам.

— Ну неужели ты не видишь? Я отправился в прошлое. Я знал, что должно случиться с Джазом, и воспрепятствовал этому. И сейчас произошли серьезные перестановки в прошлом. И этого несчастного случая как не было.

— Ради бога, Адам. Иди домой, пока я не закричала.

— Не надо, Лианна. Ты только подумай. Ведь ты же говорила, что я не смогу ничего изменить в прошлом, потому что сделанного не воротишь.

— Н-ну… да.

— А выходит, что можно, что я это сделал, что если в самом деле Джаз и бабушка погибли реально, а я спас их? Прошлого не воротишь? Но вдруг получилось так, что они и не погибали. Потому ты ничего и не помнишь!

— Ничего с ними не случилось?

— Ведь это только подтверждает то, что я сказал.

— Только потому, что сказал? Только потому, что ты пытаешься убедить меня, будто бабушка и Джаз умерли, я должна принять это на веру? Но, Адам, точно так же ты мог бы утверждать, что десять минут назад мы все были шимпанзе. Но щелк, ты вошел в прошлое, изменил его и стер все из нашей памяти.

Это безнадежно.

Как она могла поверить ему? Как вообще кто-либо мог поверить подобной нелепости?

Я бы и сам не поверил.

Он бросился на диван.

— А как насчет твоей памяти? — не унималась Лианна. — Разве она тоже не должна быть стерта, если все так, как ты говоришь? Почему же ты помнишь об их гибели?

— Не знаю! Может, потому, что я совершил это путешествие во времени. Я видел обе версии. Я не раздвоился. Я один человек. И хотя я делал эти прыжки из настоящего в прошлое и обратно, моя память остается единой. Она просто записывает все, что я вижу.

— Ничего ужаснее и смешнее в жизни не слыхивала, — призналась Лианна.

Как же все глупо. Глупо. Глупо. Если б у меня была кассета в камере!

Адам увидел пакет чистых видеокассет на стенной полке. Он встал и взял одну.

— В следующий раз, когда отправлюсь в прошлое, вернусь с доказательством.

И он стал вставлять кассету. Она остановилась на полпути. Он надавил сильнее. Безрезультатно.

— Что за?.. — Адам заглянул в гнездо для кассеты. Оттуда торчали обломки пластика. — Сломалась.

— Ты слишком надавил.

— Но тогда она сломалась бы изнутри, правда ведь?

Может, да… А может, здесь что-то другое?

Адам задумался. Он не выпускал видеокамеру из рук целый день. Никто в ней ковыряться не мог, кроме одного-единственного момента.

— Лианна, когда я спустился из комнаты Рипли перекусить, что он делал?

— Ты думаешь?.. — Лианна не договорила. — Я… я уходила в ванную на несколько минут. Но Рипли ни за что такое бы не сделал.

— Ты сама говорила, что он спит и видит, как тоже совершить путешествие во времени. Может, он пытался отрегулировать камеру под себя?

— Ты так считаешь?

Все смешалось в голове у Адама. Он растянулся на диване и сделал несколько вздохов.

Так. Хорошо. Думай.

Тебе вовсе не нужна эта запись.

Камера работает и без кассеты. С Джазом же получилось!

Только не подпускай Рипли к камере до завтрашнего утра.

— Иногда я и сама не знаю, что я в нем нашла, — тихо проговорила Лианна, ероша волосы на голове Адама. — Понимаешь, мы вместе, и все такое, но с каждым днем мы все больше отдаляемся друг от друга.

Сердце у Адама вдруг бешено заколотилось от прилива чувств, а потом будто все силы его покинули.

Глаза стали слипаться.

— Ну давай, — шептала Лианна. — Спи.

Она вставила в видеомагнитофон кассету. Раздалась тягучая, усыпляющая мелодия.

Адам словно плыл в облаке смутных мыслей о Рипли, Лианне, Эдгаре и тысячах других людей, и всех засасывало в водоворот этой музыки к фильму.

Потом, как всегда, та ужасная сцена с гибелью Эдгара начала возникать в его сне. Снова, уже в который раз, он увидел лед и мельтешение хоккейных форм.

Но сейчас изменилась перспектива. Сон как бы развивался в кадре, словно Адам смотрел его через объектив видеокамеры.

И в тот момент, когда события четырехлетней давности начали снова разворачиваться и Адам увидел Эдгара, кружащегося вокруг десятилетнего Адама и задирающего его, он почувствовал рывок. Как если бы кто-то другой вошел в его сон и пытается отнять у него камеру.

Рипли. Это, конечно, Рипли.

Адам открыл глаза.

Лианна осторожно тянула камеру.

— Ты что делаешь? — вскрикнул Адам.

Лианна отпрянула, выпустив из рук камеру.

— Да ничего!

— Ты хотела вытащить ее!

— Да что ты. Как тебе могло такое в голову прийти? Просто тебе было из-за нее неудобно.

Спокойствие. Не теряй головы.

— Извини, — проговорил Адам.

— Адам, это паранойя.

— Наверно. Это… это все из-за сна… Я смотрел, как все происходит там, на озере… А Рипли пытается вырвать у меня камеру.

— Адам, да поверь же. Не получит он этой камеры. Ни в коем случае. Как бы он ни упрашивал меня…

Лианна осеклась и замолчала с застывшим лицом.

Адам вдруг полностью очнулся ото сна.

— Что он просил тебя сделать?

— Ничего.

— Он велел тебе стащить у меня камеру?

— Какое это имеет значение, Адам? У меня своя голова на плечах.

Адам почувствовал, что его знобит. Он взял камеру и поднялся.

— Я, пожалуй, пойду, Лианна. Это действительно паранойя. Нервы у меня ни к черту.

Лианна пожала плечами и отвернулась к телевизору.

Адам еле передвигал ноги, бредя к дому.

По дороге он обернулся на бабушкину машину.

Когда он шел, она была?

Он не помнил.

Может, весь этот эпизод ему привиделся? А что, если бабушка и Джаз вовсе не умирали?

После той истории на озере врачи сказали, что у него сотрясение мозга. А сотрясение дело нешуточное. Так они говорили. Могут быть выпадения памяти. А то, наоборот, может казаться что-то такое, чего нет на самом деле.

Причем это все может случиться не сразу. А гораздо позднее, когда и не ждешь.

Четыре года спустя?

Не это ли и происходит с ним сейчас?

А что, если эта история с видеокамерой чистая фантазия?

Может, у меня и впрямь с головой не в порядке?


предыдущая глава | Наблюдатели | cледующая глава