home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13

Нет. Не сейчас.

Дзинь!

Адам вскочил с постели. Он заснул. Видеокамера лежала у кровати.

Думай!

Шевели мозгами!

Ну хорошо, положим, это своего рода видение. Побочный эффект сотрясения головного мозга. Только этим все не объяснить.

Почему у меня нет воспоминаний о Лианниной бабушке и Джазе за последние четыре года?

Как на кассете оказалась снятой моя комната в ее прошлом виде?

Сомневаться не приходится.

Надо попробовать. Он должен все продумать и составить план действий. Что, если его спасательная экспедиция провалится? Что, если три часа наступят и пройдут, а Эдгар окажется мертв?

Что тогда? На камеру тогда не свалишь. И ничего нельзя будет повторить.

Это будет что-то вроде вторичного убийства.

А не мог бы он попробовать как-то предупредить его заранее?

Он включил настольную лампу. На часах было 10:07 вечера.

Семнадцать часов.

ДУМАЙ!

Комната Эдгара.

Нет, это Рипли. В такое время Адам не мог туда попасть. Рипли стащит камеру.

Я могу предупредить не только Эдгара.

Адам потянулся за видеокамерой. Он включил ее и стал рассматривать комнату через видоискатель.

Вот здесь. На столе.

Вот он четыре года назад. Сидит за столом, склонившись над компьютерной игрой. Весь ушел в нее.

Адам положил камеру и стал быстро писать на листочке бумаги.

Отбросив несколько черновиков, он остановился наконец на подходящем варианте:


«Привет! Знаю, что это покажется тебе чудным, но поверь этой записке, — не ходи завтра на озеро ни при каких обстоятельствах. Лед слишком тонкий.

От заинтересованного».


— Во, — пробормотал Адам.

Главное теперь — как-нибудь незаметно подсунуть ее, чтобы младший Адам наткнулся на нее.

Ни тебе встречи с призраками, ни излишних треволнений.

Простенько.

Руки у Адама тряслись, когда он поднял камеру.

Спокойно!

Он сфокусировал камеру на себе десятилетнем и медленно стал двигать руку в зоне обзора объектива.

В кадре замерцала форма руки и записки, словно воздух завихрился в комнате вокруг них. Он уронил листок.

Убрал камеру. Но листок лежал на полу его теперешней комнаты.

Адам поднял записку. Заглянул в камеру и постарался снова ввести листок в кадр. Осторожно повернулся к кровати и положил записку на старое покрывало. И снова отвел камеру.

Листок лежал на его кровати, будто никакого прошлого и в помине не было. Будто все было…

Стоп.

Главное не сомневаться.

Правила. Должны же быть правила путешествия во времени.

Нельзя ничего привносить в прошлое.

Может, это правило номер один. В нем был некий странный и непонятный смысл.

С предупреждением ничего не выйдет.

Остается спасательная экспедиция. Это уже доказано. Две жизни спасены. И никаких жертв.

Адам вдруг похолодел.

Но это тебе не несчастный случай с Джазом.

Здесь дело идет о двух человеческих существах. О живом и мертвом.

Что, если в результате спасения Эдгара изменится все? Что, если ради его спасения придется чем-то пожертвовать? Случиться может что угодно.

Адам проглотил ком в горле.

А что, если я умру?


предыдущая глава | Наблюдатели | cледующая глава