home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Дело № 0918


Имя: Даниель Форбес

Возраст: 14

Первый контакт: 39. 11. 27

УМЕРЛА.

- Только тише, — прошептала Мартина.

Они на цыпочках пробирались по первому этажу дома Форбесов. Из комнаты около лестницы доносились звуки телевизора.

— Это я! — бодрым голосом крикнула Мартина.

Из гостиной донеслись два ответных приветствия.

Мартина энергично замахала Еве, чтоб та поднималась наверх.

Преодолеть первую ступень было не легче, чем перелезть через высокий забор. Мышцы ног словно разрывало нестерпимой болью. Колени тряслись. Бедра будто поджаривали на сковородке.

— Давай живее! — прошептала Мартина.

— Помоги мне! — тоже шепотом взмолилась Ева.

Мартина взяла ее под руку. Ева оперлась на нее и с мучительной болью стала подниматься.

— С Даниель было то же, — сказала Мартина. — Это какая-то болезнь клонов, так, что ли?

— Это же происходит и с другими подростками по всей стране. И не только с клонами.

Ева страдальчески поморщилась. Она даже не сказала бы наверное, от чего больше — от физической или нравственной боли.

Она умерла. У нее были те же симптомы. Она так и не нашла доктора Блэка.

Это была моя последняя надежда.

Но Мартина настаивала, чтобы они ехали к ним, чтобы посмотреть вещи Даниель, чтобы попытаться продолжить поиски.

У Мартины теплилась надежда, что уже не так плохо.

Ей надо надеяться за двоих.

Когда Ева добралась до верхней площадки, силы оставили ее.

— Я… мне надо прилечь, — через силу проговорила она.

Впереди была открыта дверь. Должно быть, в комнату Мартины. Идеально чистенькую, уютную.

Но Мартина открыла дверь слева и включила свет.

В комнате не было мебели и стоял застоявшийся запах запущенного помещения. Деревянный пол был покрыт толстым слоем пыли.

— Это комната Даниель, — прошептала Мартина, и эхо отразилось от голых стен. Она закрыла за собой дверь и направилась к стенному шкафу. — Родители решили отделаться от всего, что напоминает им о Даниель. Они до сих пор не свыклись с мыслью о том, что она умерла. Вот почему им нельзя видеть тебя. Но кое-какие вещи они хранят здесь. Так, кое-какие мелочи, которые никак не решатся выбросить. Они убьют меня, если узнают, что я копалась в них.

— А они знают о клонах?

Мартина распахнула дверцу встроенного стенного шкафа и начала что-то искать среди груды наваленных гам картонных коробок.

— Даниель вышла на Селестайн незадолго до своего конца. Она все рассказала маме и папе, и те были потрясены.

— А как насчет Брианн и Алексис?

— Насчет кого?

— Это другие клоны. Даниель о них знала?

Мартина нашла наконец, что искала, и вытащила из шкафа коробку.

— Нет, — ответила она, положив ее на пол. — Но она подозревала, что есть и другие. Вот смотри… я это искала.

Она выложила старую велосипедную цепь. Под ней была небольшая тетрадка со спиралью. Мартина начала быстро ее просматривать.

— Эта тетрадка была при ней в автобусе, когда она умерла.

— Она умерла в автобусе?

Мартина кивнула.

— Она ехала искать доктора Блэка. Она к этому времени была совсем плоха. Мама с папой ни за что не отпустили бы ее, вот она и уехала тайком.

Она протянула Еве тетрадку. Ева взяла и стала читать.


«9 апреля.

Мама и папа не доверяли доктору Блэку с самого начала. Он никогда не представлялся по имени. Он всегда сам отвечал по телефону. У него не было помощников. Они его подозревали с первого знакомства и считали, что он меня похитил у какой-то зазевавшейся мамаши или что-то в таком роде. Поэтому они не рискнули просто заплатить деньги и забрать меня, а попытались навести справки.

Зная папу, могу предположить, что он нанял частного детектива или кого-нибудь еще. Как бы то ни было, у них сохранилось вот это:

«Блэк, доктор Горацио П. 1749 Ларами-драйв 555-9188».


13 апреля.

Только что из читалки. Нашла статейку о докторе Горацио Блэке:



* * * | Наблюдатели | «Человеческие клоны уже сегодня