home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14

Кто это?

Рудин.

Ее файл связан с файлом Блэка.

Она была там. В самом начале.

Девочка помнит?

Откуда?

Умер.

Алексис, Брианн, Селестайн, Даниель. И вот теперь доктор Блэк.

— Вы знали его? — спросила Мартина.

Доктор Рудин кивнула:

— Хотя это громко сказано. Я работала с ним, когда только начинала, в качестве интерна, еще студенткой.

Эксперимент закончился.

Да, почти.

Еще одна подопытная крыса.

Мои поздравления, доктор Блэк!

Ева осела на своем стуле.

Но Мартина не сдавалась и продолжала задавать вопросы.

— Он почти все время проводил дома, — говорила доктор Рудин. — Особенно после смерти двух дочерей. У него там была лаборатория, и он любил заниматься научно-исследовательской работой.

Двух дочерей?

Ева мысленно вернулась к газетным вырезкам Даниель.

Была только одна дочь. Лаура… «умерла три года назад при обстоятельствах, которые он не уточнил».

— А что стало с его лабораторией и всем, что в ней? — спросила Мартина.

Доктор Рудин пожала плечами:

— Наверное, все выкинули. Почему вы спрашиваете? Вы его родственницы?

— Не совсем. — Мартина метнула быстрый взгляд на Еву.

Все кончено.

Отправляйся домой.

К своей семье. Чтоб не умереть в одиночестве, как Даниель.

— Пойдем, Мартина, — проговорила Ева.

Внезапно она почувствовала прохладную ладонь на лбу.

— У тебя жар, — заметила доктор Рудин. — Иди со мной.

— Нет, — слабо запротестовала Ева. — Доктор Рудин, вы меня не вылечите.

Доктор Рудин улыбнулась:

— А это уж мне позволь судить.

— Это теломера! — вдруг выпалила Мартина. — Та жуткая болезнь, когда тело быстро стареет. Вы об этом слышали?

— Да, — бросила доктор Рудин, вопросительно глядя на Еву. — Но надежного диагноза не существует…

— Еве передали эту болезнь, доктор Рудин, — пояснила Мартина. — Она клон. Я понимаю, это звучит смешно, но их было четверо. Доктор Блэк создал их.

Доктор Рудин, прищурившись, смотрела на Еву.

— Как, ты сказала, тебя зовут?

— Ева Гарди. Послушайте, мне надо домой…

— Ева… — Доктор Рудин села.

Протянув руку, она отбросила волосы Евы с затылка и осмотрела затылок.

Родинка!

— О господи!.. — пробормотала она.

— У моей сестры тоже была такая родинка! — сказала Мартина. — Ее звали Даниель.

Доктор Рудин кивнула:

— Да, я… знаю.

— Знаете? — воскликнула Мартина. — Но откуда?

— Я была там сразу после твоего рождения, Ева, — мягким голосом проговорила доктор Рудин. — И Даниель тоже. Он сказал, что вас обеих должны были оставить на пороге клиники, безымянными. Тебе должно быть… четырнадцать лет.

Ева кивнула.

Только без слов.

Ради бога.

Адская боль.

— Даниель умерла в этом возрасте, — объяснила Мартина. — Она была убеждена, что доктор Блэк работал над проблемой излечения этой болезни.

Доктор Рудин быстрым движением достала из карманчика халата блокнот, вырвала страничку и начала что-то писать.

— Вот адрес. Поезжайте. Посмотрите, что вам удастся найти. Записки. Что угодно. Позвоните мне сразу, как приедете туда.

Ева почувствовала руку справа, руку слева. Ее повели. Было холодно.

Холодно.

Глаза слипались.

Ей показалось, что ей сказали: «Спокойной ночи». Но может: «Желаю удачи». Она плохо соображала.

Она провалилась куда-то в черную яму прежде, чем коснулась затылком спинки сиденья.


Цены умеренные | Наблюдатели | * * *