home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Это вроде наш человек.

Так попридержите его. И поскорее. Пока он не наломал дров.

— Немедленно прекратить, капрал Радемахер!

Эдмондс.

Это его голос.

Джейк хотел было обернуться.

Но дернулся от резкой боли.

Щека заныла. Внезапно.

Что-то теплое.

Он дотронулся до нее.

Кровь!

Пальцы мокрые.

Он на самом деле пырнул меня ножом.

Я истекаю кровью.

Это тебе не клюквенный сок.

— Ты… ты ранил меня! — проговорил Джейк. Радемахер вытер лезвие и сунул кинжал в ножны.

— Это тебе отметка «С». «Север». Чтоб всем ведомо было, на чьей ты стороне.

— Капрал Радемахер! — закричал Эдмондс.

Багровая физиономия Радемахера побелела при виде Эдмондса.

Джейк обернулся, прижав руку к щеке.

Эдмондс был не один. Рядом стояла женщина. На ней была длинная, до земли, бархатная юбка с кринолином, покачивающимся при ходьбе. Волосы у нее были темно-каштановые, зачесанные назад и схваченные черным бантом, подчеркивавшим бледность атласной кожи ее лица, на котором выделялись ярко-голубые глаза. Она смотрела на Джейка с нескрываемым любопытством.

— С вами все в порядке? — спросила она, протягивая руку к окровавленной щеке Джейка. — Что этот варвар натворил?

— Ах, прошу прощения, мэм, — проговорил Радемахер. — Я чистил нож, а этот паренек нечаянно сунулся под руку…

— Ничего вы не чистили…

Ух ты. От разговора кровь хлынула сильнее.

— Эй, кто там? Помогите парнишке! — крикнул Эдмондс. — Полковник Уэймут велел мне взять его к нам в ополчение.

— Я позабочусь о нем, — сказала женщина.

Радемахер, глупо улыбаясь, прошмыгнул мимо нее.

— Ради бога, простите, миссис Стафтон… Джейкоб, надо забинтовать рану, а то как бы не загноилась. Слышишь?

Женщина повела его в хижину, а позади Эдмондс поносил Радемахера.

В хижине стоял полумрак. Все помещение было набито военной амуницией. Вдоль стен до самого потолка высились ящики с боеприпасами, на полу громоздились штабеля синих мундиров. Джейк заковылял к парусиновому стулу. Струйка крови окропила его рубашку. Он шел, перешагивая через ружья, уздечки, скребницы, торбы для лошадей, складные парусиновые стулья, лавки, старые башмаки, коробки с сигарами, поломанные штыки, тележные колеса, жестяные банки, бутылки, ящики.

В дальнем конце помещения сидели на ящиках трое солдат и резались в карты на деревянном бочонке.

Заметив миссис Стафтон, они поспешно сунули карты в карманы и, смущенно улыбаясь, повскакали со своих мест.

— Джентльмены, кто из вас сподобится оторваться от своих важных занятий и поможет этому молодому человеку перевязать рану? — спросила миссис Стафтон.

Один из троих торопливо направился к ним, стуча тяжелыми башмаками и раскачиваясь всем своим тощим длинным телом. На ходу он поднял коробку, на которой детскими каракулями было выведено: «Пиривязочный матирьял».

Затем он доковылял в обнимку с коробкой до миссис Стафтон и Джейка, при этом настороженно улыбаясь и обнажая желтые, гнилые зубы.

Джейк, не веря глазам, уставился на его рот. Да как это они умудрились всем подряд такие зубы сделать?

Миссис Стафтон выбрала из коробки тряпку почище и начала стирать кровь со щеки Джейка.

— Ой-ой! — скривился Джейк.

— Слава богу, не такая глубокая. — Миссис Стафтон действовала умело и энергично. Аккуратно прочистив рану, она наложила повязку. — Я обучалась на медсестру. Меня зовут Белл Стафтон. Я живу в Гобсонс-Корнере.

— Джейкоб Бранфорд, — пробормотал Джейк, стараясь как можно меньше двигать челюстью. — Тоже из Гобсонс-Корнера.

— Миленькая деревушка. Я только переехала туда… буквально на днях. — Лицо миссис Стафтон омрачилось. — После гибели моего милого супруга.

На ресницах у нее задрожала слезинка.

Джейк всем сердцем посочувствовал ей.

Она хорошая.

Лучшая актриса всего состава.

— Мне очень жаль, — еле слышно проговорил он.

— Ну что ж, — через силу улыбнулась миссис Стафтон, — спектакль продолжается, не так ли? Кровь остановилась. Посиди здесь чуток и держи голову прямо. Мне пора домой. Орвис сменит повязку и выдаст тебе обмундирование.

Бледный, худой и почти беззубый солдат энергично кивнул.

Миссис Стафтон поднялась и протянула Джейку руку ладонью вниз:

— Ну, засим…

— Миссис Стафтон. — Это вернулся Радемахер. Он переминался в дверях с видом побитой собаки и мял свое кепи. Рыжие засаленные патлы падали ему на лоб и на плечи. — Сержант Эдмондс говорит, вы собрались домой, мэм. Счел бы за счастье проводить вас.

— Обойдусь без эскорта, — отрезала миссис Стафтон. — Полковник Уэймут уверяет, что если бы наши враги захотели напасть на Гобсонс-Корнер, им пришлось бы пройти отсюда, с севера, а значит, им бы не миновать вас. Коль скоро полковник уверен в безопасности моего путешествия, то я тем более. Счастливо, Джейкоб, поправляйся.

С этими словами она выпорхнула из хижины.

— А ты что уставился, речная крыса? — Радемахер сплюнул, послав слюну между Джейком и Орвисом, и вышел вон.

— Сдается мне, плевок был предназначен мне. — Орвис снял повязку со щеки Джейка и протер рану мокрым полотенцем.

— Он совсем неуправляем, — воскликнул Джейк и тут же вскрикнул.

— Лучше помолчи. Капрал Радемахер не такой уж плохой. Это все оттого, что у него сердце разбито.

Ну и выговор у него!

Джейк не мог сообразить, откуда такой.

— О чем это вы? — переспросил он Орвиса.

— Да капрал по уши втрескался во вдовушку Стафтон. Уж как он увивался за ней. Это он привел ее сюда. И просчитался. Познакомил ее с полковником. А у полковника жена умерла, ему нужна подруга. У вдовы Стафтон муж умер, ей нужен друг. Они влюбились друг в друга. Сердце капрала разбито вдребезги. Счастье покинуло его. А он души в ней не чает, бедняга.

— Уф, — выдавил из себя Джейк. — Послушайте, я хочу взять тайм-аут. Можно хоть малость отдохнуть от актерства?

Орвис вскинулся на него.

— Есть же разница между двумя актерами, — продолжал Джейк. — Вот, скажем, одна играет миссис Стафтон. Она и печальна, и эмоциональна, и все такое прочее. Я чувствую настрой. А вот этот парень Радемахер. Сам я не актер. Но даже мне известно, что можно играть бешеного, не будучи бешеным. Разве нет каких-нибудь законов против этого. В этом самом Союзе актеров кино или где там? Разве нет? Ох, да бросьте, ради бога. Ну, полно, ребята, вы когда-нибудь отдыхаете? Ну, хотя бы когда пырнут ножом?

— Да рана пустяковая. Орвис о тебе позаботится. — Он нагнулся к самому уху Джейка и проговорил шепотом: — Между нами. У тебя выговор не такой, как у всех здесь.

— Нет? А я-то из кожи вон лезу!

— Ты из мятежников?

— Чего-чего?

— Эгей, Орвис? Ты тут? — раздались крики двух других солдат.

— Тут! — Орвис испуганно оглянулся на своих товарищей, снова усевшихся за бочку, чтобы продолжить картежную игру, и, снова повернувшись к Джейку, подмигнул и прошептал: — Валяй! Иди подбери себе обмундирование. Но не забудь — после войны Орвис на стороне победителей. Любая работа — это работа. Даже на хлопковых плантациях.

С этими словами он поплелся к картежникам.

Что это все значит?

Некогда сейчас ломать голову.

Вон груда мундиров. Там может быть и его форма с чердака.

Джейк стал лихорадочно перебирать мундиры.

Слишком новенькие… А это рвань какая-то… Эта мала…

Не везет!

Джейк с унылым видом вытащил форму подходящего размера. От нее несло лошадиным потом и дымом костра, и вся она была грязной и поношенной, но по размерам подходила. Из груды обуви он вытащил пару кургузых башмаков. Стараясь действовать незаметно, он аккуратно переложил часы, мелочь и записную книжку в карманы форменных штанов.

— Бранфорд! — загудел снаружи низкий, как из бочки, голос сержанта Эдмондса.

Джейк выскочил из хижины:

— Есть, сэр!

Рана на щеке под бинтами стянулась.

Эдмондс стоял у ближайшей палатки и разговаривал с солдатами.

— Джейкоб Бранфорд, хоть полковник и принял тебя, но у меня сомнения. Вот все эти джентльмены из Гобсонс-Корнера. Но ни один из них не знает тебя.

— Да я… да мне… — Это все спектакль, Джейк. Играй свою роль! — Мы только что приехали в городишко, сэр. Нас еще здесь толком не знают. Я бы с радостью показал вам, где я живу, если б…

— Вот и отлично. Славная мысль. Полковник Уэймут как раз велел мне послать туда команду за провизией, — проговорил Эдмондс. — Присоединяйся к этим людям и доведи их до своего дома.

Эка сложность! Подумаешь!

Джейк сглотнул подступивший к горлу комок.

Они решили отправить его домой. А как только он доберется до Гобсонс-Корнера, тут и пробе конец.

Ну нет!

Еще не все. Я только начинаю входить во вкус.

У меня еще шанса не было. Это я только разогревался. Они считают, что я никуда не годен. Но я же могу подтянуться. А иначе что? «Всего хорошего, не звоните нам, мы сами вам позвоним»?

Джейк пристально посмотрел Эдмондсу прямо в глаза, пытаясь увидеть знак. Добродушное подмигивание или хоть какое-то проявление участия. Не важно чего.

Но в его глазах не было ничего, кроме усталости и враждебности.

Да скажите же вы!

Я принят или отвергнут?

Неужели эти парни сами не знают, каково это? Они, в конце концов, актеры. Должна же у них быть хоть капля сочувствия.

Это, конечно, всего лишь кино. Но ничего более близкого к реальности, к реальной войне он не видел никогда.

Покажи им. Прояви себя достойно хотя бы перед уходом.

Джейк четко отсалютовал:

— Есть, сэр! Я поведу их!

Эдмондс отвернулся.

— Выступаете завтра с утра. С рассветом.

— Завтра? — Джейк в ужасе отпрянул. — Я должен провести здесь всю ночь?

— Что-то не так? — переспросил Эдмондс. — Или тебе нужно прочитать сказочку на сон грядущий?

Не рыпайся, Джейк. Все в порядке. Они дают тебе время!

— Никак нет, сэр! — выпалил Джейк. — Завтра с рассветом!

Эдмондс зашагал прочь. Остальные стояли плечо к плечу, руки на оружии.

— Ты будешь в нашей палатке, — сказал широкоплечий парень с крючковатым носом. — Я Шредер, а это Платт.

Стоящий рядом со Шредером тощий бородатый солдат усмехнулся.

— Можешь попробовать бежать. Я так рад буду.

— Платт первоклассный стрелок, — пояснил Шредер. — Он подождет, пока ты добежишь до подножия холма. Даст тебе вскарабкаться на самый верх. И в тот самый момент, когда тебе останется всего шаг, — тебя нет, он спокойно повернется к тебе спиной, возьмет зеркало и выстрелит.

БЛЯМ!

Едва взглянув налево, Платт выстрелил. На другом конце палатки разлетелась на куски жестянка, поставленная на пень.

— И ты, дружище, хладный труп.


предыдущая глава | Наблюдатели | cледующая глава