home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Послесловие

— Я пришёл к выводу, что написание законов

Похоже на изготовление колбас — чем меньше вы знаете

Об этом, тем с большим уважением относитесь к результату.


…пожалуй, этого Бисмарк всё же никогда не говорил. Добавлю к этому списку и “Забытую империю”. И в самом деле, на мой взгляд, есть много вещей, о которых нам лучше не знать, как их создавали. К ним можно добавить и “колбасный сыр”, с чем охотно согласится Гай Хейли.

Со своей стороны могу заверить, что за время работы с “Забытой империей”, которого потребовалось гораздо больше, чем я рассчитывал, я неоднократно и многим людям говорил: “Ещё ни одна книга не давалась мне так тяжело”.

Не все хотят знать это. Нет, правда. Для одних это похоже на хвастовство, у других вызывает ненужные ожидания (О, Дэн написал сорок казонкаджилионов романов и если он говорит, что этот был самым тяжёлым, значит он самый лучший!). То, что мне пришлось сделать для этого оставалось в тени, и я позволил книге говорить самой за себя. И в самом деле, зачем сравнивать сложности, ведь если я сделал своё дело хорошо, то книга должна читаться легко? А читатель и вовсе не заметит нелёгкую и утомительную работу, и то что я крутился, как белка в колесе. Что было. Я надеюсь на это. Книга не должна быть сложной для чтения.

Но раз я уже проговорился, то можно расширить тему. Так сказать достать кота из мешка. На этот раз.

Главный смысл любого сериала — погружение в непрерывное повествование. Не просто в знакомую обстановку для поддержания целостности мира или вселенной, но и в ссылки и объединение идей, персонажей и тем, исполненные интересно и показательно. Например, мы знаем, что Жиллиман написал Кодекс Астартес, и использовали эту информацию, чтобы охарактеризовать его как человека теории и структуры, обладающего упорядоченным военным умом. В пример последнего можно вспомнить, что Жиллиман продолжает писать Кодекс Астартес, поэтому надо посеять здесь семена для такой связки тем, что он пытается собрать разрозненные части Разбитых легионов в единое целое.

Серия книг всегда означает растущий по экспоненте объём данных. Я знаю это очень хорошо: “Призраки Гаунта” состоят из четырнадцати книг и мне требовались круговые диаграммы и электронные таблицы для отслеживания малейших деталей (первая работа при начале новой книги про Гаунта — обновить файл персонажей, включить убитых и раненных в предыдущей книге — но как минимум одна неожиданность всегда найдётся). Такие же проблемы возникали с инквизиторской серией Эйзенкхорн/Рейвенор/Биквин (пока написаны только семь книг). Но там, по крайней мере, речь идёт о моём сериале. Я единственный придумываю его и я единственный отвечаю за ткань преемственности, так что если что, то виноват всегда я.

Ересь Гора — плод коллективных усилий. Общая история уже существует и известна читателям, а мы воссоздаём её, как эстафетная команда, добавляя детали. Да, мы часто встречаемся и читаем материалы друг друга, но Боже, как легко забыть, кто, что и о чём именно сказал, чтобы это было легко проверить и сохранить преемственность.

Зная это возможно было безрассудством с моей стороны написать роман, который не только является прямым продолжением моей последней книги Ереси Гора “Не ведая страха”, но который прямые или окольные сюжетные линии связывают ещё с добрым десятком других романов и рассказов. Одна из главных нитей соединяет “Забытую империю” с работой Джеймса Сваллоу про Кровавых Ангелов — по сути, она прямое продолжение “Где Ангел не решится сделать шаг”. Также она продолжает “Предателя” Аарона Дембски-Боудена. И также также является прямым продолжением “Вулкан жив” Ника Кайма. Плюс ещё рассказы “Лев” Гэва Торпа, “Правила боя” Грэма Макнилла, “Смертельное оружие” и “Принц воронья” Аарона, “Железо внутри” Роба Сандерса и “Багровый кулак” Джона Френча. Не говоря уже о значительной части антологии “Отметка Калта”. И это только основные ориентиры.

И вот главная причина почему “Забытая империя” вливается в сюжет и описывает его — она своего рода связующий роман, соединивший множество различных направлений и действующих лиц, изменив их местоположение, поменяв их и направив по новым расходящимся путям.

И персонажи, чтоб их всех, из них весьма сложно сделать колбасу!

Книга обычно развивается так, что в любой момент я могу запутаться в паре-тройке сотен слов, а часть в две-три тысячи может пролететь легко и незаметно. Мне приходилось останавливаться после каждого предложения или двух, чтобы проверить или перепроверить очередной факт. Опять, какую руку потерял Алексис Полукс? Тёмные Ангелы… Всё ещё в тёмных цветах или уже в зелёном? Сколько лун у Макрагга, Грэм? Гэв, а как работает ксенотех на “Непобедимом Разуме”? Постойте, постойте — Севатар всё ещё в плену у Тёмных Ангелов? В самом деле?

И так далее. Вот почему эта книга всё же была самой тяжёлой, вот почему мне приходилось так часто останавливаться и так много проверять. Мне пришлось испытывать терпение своих коллег — писателей и редакторов, особенно непререкаемого гуру Лори Голдинг, минуя точку уничтожения. Их ответы всегда были более чем щедрыми.

Но на самом деле я не хочу, чтобы вы были в курсе этого, любезный читатель. Я предпочёл бы, чтобы вы вообще об этом не знали. Если я сделал свою работу хорошо, нет никакого смысла знать, что книгу было трудно и тяжело писать.

Вам не зачем знать об отдельных кирпичиках, достаточно о здании в целом. И если есть случайные моменты, когда вы останавливаетесь, улыбаетесь и думаете “Ух ты! И в самом деле, отличная перекрёстная ссылка!” или “Боже мой! Я не ожидал, что будет так, но это очень важно!” т. е. как в тех случаях, мой друг, когда люди находят пасхалки на dvd.

Поэтому я надеюсь, что послесловие ничуть не испортило ваше удовольствие от “Забытой империи”. И я уж точно не собираюсь упоминать, сколько различных сюжетных нитей из этой книги теперь ведёт нас, и буду держать в милостивом секрете, сколько промышленных сортов колбасы может потребоваться…


Дэн Абнетт

Мейдстоун, июнь 2013


25 НАЧАЛО И КОНЕЦ | Забытая империя | Благодарности