home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая.

Мне все равно, насколько чертовски они санкционированы. Псайкер все равно — псайкер, а от всего, что касается варна, больше проблем, чем может быть пользы.

Генерал Карис

Игра предателя

Честно говоря, меня от вида этой совещательной комнаты уже с души воротило. С каждым разом, как я переступал ее порог, жизнь моя все более усложнялась. Даже предвкушение полноценного ужина и удобной кровати, которого этим утром оказалось достаточно, чтобы удержать меня в Едваночи, не могло меня утешить. Вдобавок и ужин, и кровать теперь откладывались на неопределенное время.

Проклятая комната все наполнялась и наполнялась народом. Кроме Живана и меня, присутствовали двое его помощников, имен которых я не запомнил, даже если кто-то потрудился их представить, а также Колбе, Хеквин и Винзанд. Каждый из них решил отметить серьезность происходящего тем, чтобы притащить с собой двоих-троих лакеев. Мейден тоже присутствовал и, как всегда, мог всецело располагать одной из сторон стола. В этот раз он нашел себе компанию в виде женщины, ввалившиеся глазные орбиты которой столь же хорошо выдавали в ней астропата, как и ее отличительные одежды. Неудобство, которое ощущали остальные при виде этих двух пугал, было практически осязаемым. В тот миг я еще не знал, что со временем этому чувству предстоит значительно усилиться.

— С вами все в порядке, Кайафас? — спросил Живан, и я кивнул, стараясь прогнать из сознания образ комнаты, которую мы недавно обнаружили.

Это было нелегко, должен вам сказать, и это показалось мне довольно странным, учитывая, что мне случалось повидать немалое количество ужасов в течение всей предшествующий карьеры. Но именно эти продолжали возвращаться ко мне, накладываясь на воспоминания о подобном же помещении, которое мы обнаружили в занятом еретиками куполе, и на память о том проклятом смехе, который мне пришлось слушать, пока умирали солдаты СПО. Он тоже был отмечен преследующим меня ощущением знакомства, хотя откуда и как оно взялось — я не мог понять.

— Да, все хорошо, — ответил я, поднимая кружку танны с закусочного стола. Как обычно, я единственный пил ее. Оглядев совещательную комнату, которая все еще наполнялась (кроме того ее конца, где расположились пугала), я постарался перевести разговор на другую тему, прежде чем генерал задаст еще какой-нибудь неудобный вопрос: — Если все на месте, полагаю, надо бы начинать?

— Почти все, — кивнул Живан, протягивая руку за сандвичем с копченым гроксом.

Прежде чем я смог спросить, кого он имел в виду, за дверью случилось какое-то оживление. Говорили на повышенных тонах, и я понял, что инстинктивно тянусь к цепному мечу. Но расслабленный вид лорда-генерала и его хитрый взгляд, брошенный в мою сторону (потому как он, надо добавить, заметил это движение), остановили мою руку на полпути.

— Я что, должна выкатить вашим прихлебателям верительные грамоты? — вопрос от двери был обращен к Живану, как будто в комнате, кроме него, вообще не было людей. И вполне может быть, что всех остальных она за людей и не посчитала.

Молодая женщина, удивительно миниатюрная, но при этом каким-то образом умудрившаяся занять весь дверной проем чистой силой своей личности, прошла между резными косяками, заставив даже их задрожать в почтении. В коридоре позади нее нарисовались пепельные физиономии двух штатных телохранителей лорда-генерала. Живан одним жестом отослал их, и они поспешили с примечательной горячностью закрыть дверь за новой гостьей.

— Ну конечно же не должны. — Живан отвесил величавый поклон. — Ваше присутствие делает честь всему нынешнему собранию.

— Естественно, делает! — раздраженно отрезала она. — И не рассчитывайте, что это войдет у меня в привычку.

Волосы ее были черны и блестящи, оттенка холодной темноты космоса, и ниспадали на плечи, открытые платьем простого и изысканного кроя. Само оно, казалось, было выткано из нитей чистого золота и отражало свет так, что почти слепило, обтекая ее приятно упитанную фигурку. Глубокое декольте (оставлявшее очень мало простора воображению) открывало гладкую и ненормально бледную кожу гостьи.

Что мгновенно захватило мой взгляд, да и любой другой в этой комнате, так это повязка на ее лбу. Она была из того же материала, что и платье, но в самом центре ее горело изображение глаза, вышитое нитью столь же темной, как ее волосы. Совершенно помимо воли я сотворил знамение аквилы — и, поверьте, не я единственный.

— Позвольте мне представить вам леди Джианеллу Димарко, навигатора «Несокрушимого», — произнес Живан, обращаясь ко всем присутствующим, словно кто-то из них мог не понять, кто она такая (впрочем, допускаю, что ее можно было перепутать с астропатом, если не знать тонкостей).

Димарко вздохнула:

— He стоит ли нам просто приступить к делу, а?

Она опустилась в свободное кресло на пугальном конце стола, вне сомнения ощущая гораздо больше общего с Мейденом и слепой женщиной, нежели с остальными из нас[61].

Все прочие неуютно поерзали в креслах, стараясь отодвинуться от псайкеров, насколько это было возможно.

— Согласен с вами. — Живан опять галантно склонил голову. — Уверен, каждый из присутствующих благодарен вам за то, что вы нашли время, дабы присоединиться к нам лично.

Генерал мог продолжать быть уверенным, сколько ему вздумается. По мне, так хватило бы и письменного отчета. А если уж явилась лично, думал я, так и держаться стоило бы попроще. К чему здесь эти манеры превосходства, даже если она действительно могла привнести в собрание что-то полезное? (Разумеется, могла. И если бы я чуть лучше соображал в тот момент, я бы понял, что она сама должна была до безумия бояться, угодив в компанию подобных нам грубых мужланов и работяг.)

— Да, это следовало бы ценить! — раздраженно заявила Димарко. Ее темные глаза пробежались по комнате, и, несмотря на осознанное понимание, что никакого вреда они мне не причинят, а убивать в доли мгновения может лишь тот, что скрыт повязкой, я все же содрогнулся, не желая встречать их взгляд. — Но вам не понравится то, что я скажу.

Уверен, это было бы абсолютно справедливым замечанием, даже если бы мы просто болтали о погоде или музыке, учитывая ту малость характера Димарко, что мне уже удалось увидеть. Хотя, надо отдать ей должное, для навигатора она держала себя почти дружелюбно.

Но даже при этом я ощутил знакомые уколы предчувствия в ладонях.

— И все же? — произнес Живан, наклоняя голову.

Димарко снова вздохнула:

— Я постараюсь излагать так просто, как могу. Надеюсь, что даже кучка слепцов[62] вроде вас будет способна воспринять мои слова. Она поставила локти на полированную деревянную поверхность стола и коснулась подбородком сцепленных пальцев, еще сильнее открывая декольте. — Течения варпа вокруг Адумбрии сильны, но предсказуемы. Обычно.

— Обычно? — переспросил Винзанд с очевидной ноткой тревоги в голосе.

Димарко поглядела в его сторону с видом экклезиарха, который только что услышал, как кто-то из прихожан выпустил газы посреди благословения (к чему, впрочем, вполне привыкаешь, когда посещаешь службы[63] в сопровождении Юргена).

— Я как раз собиралась перейти к этому, — отчеканила она. — Я вам что, советую, как скрепки пересчитывать?! — Спустя мгновение, полное неловкой тишины, она продолжила свою речь: — В обычных условиях течения образуют сложный, но стабильный водоворот, в центре которого находится сама планета. Это, в частности, объясняет положение системы как крупного торгового порта.

Адумбрианцы, которые присутствовали в комнате, кивнули на это, совершенно не скрывая самодовольства.

Димарко только пожала плечами, что вызвало небезынтересные подвижки в ткани ее платья и в ракурсах, новизну которых я теперь смог оценить.

— Я, впрочем, не могу вам сказать, чем это вызвано, — сказала она и почти незаметно кинула взгляд на своих коллег-псайкеров.

— Кажется, это как-то связано с орбитальным движением, — сухо пояснил Мейден. — Тот факт, что этот мир остановлен в своем вращении, вызывает резонанс в варпе, что приводит к закручиванию потоков.

— Это, конечно, чрезмерное упрощение, — произнесла сидевшая здесь же астропат удивительно юным голосом. — Но если вы не способны ощущать их непосредственно, лучшего не придумаешь.

— Подождите-ка, — произнес Колбе. — Вы хотите сказать, что теперь эти течения сбиваются?

Димарко ответила совсем уж громогласно:

— А разве мы именно этого и не сказали? Конечно, они к фрагу сдвигаются! — Ее голос сорвался, и до меня начало доходить, что она не просто является снобистской занозой в заднице, но еще и чистосердечно взволнована. Возможно, более взволнована, чем ей приходилось за весьма долгое время, а учитывая тот факт, что служила она на военном корабле, который, несомненно, бывал не раз подбит, это говорило о многом. — И уже в третий раз с тех пор, как мы прибыли сюда. Значительные, внезапные сдвиги. Что, повторяю для слушавших невнимательно, определенно происходить не должно.

— Три раза? — спросил я, не успев поймать себя за язык, и черные как ночь глаза женщины вновь остановились на мне, выплескивая презрение с интенсивностью хеллгана. Прежде чем она могла бы произнести какую-нибудь едкую банальность — например, спросить, не глухой ли я, — мне удалось вставить кивок и продолжить, не давая ей времени на саркастические замечания: — Вы могли бы дать нам точное время, когда это произошло?

Эффект от заданного мною (и вполне очевидного) вопроса превзошел самые радужные ожидания. В чертах Димарко промелькнуло удивление, и она с едва заметным покашливанием проглотила те слова, которыми явно уже готовилась выпороть меня.

— Не вполне точное, нет, — произнесла она, оборачиваясь к астропату. — Проводница Агнета?

Слепая женщина кивнула:

— Поскольку первый из них был именно тем, что отрезало нас от остального флота[64], я могу назвать время с точностью до секунд. Прочие я должна перепроверить, если вы желаете получить более точные данные, чем с погрешностью в час или два.

— Такой точности вполне достаточно, — произнес я.

Внутри меня все опустилось и похолодело, и я понял, что сделал интуитивную догадку, в которую очень, очень не хотел бы поверить. К сожалению, она подтвердилась: последний сдвиг в течениях варпа произошел спустя короткое время после нашего богатого событиями рейда к дому Сейвек.

(Добавлю, что остальные атаки прошли как одна — без сучка и задоринки. Разумеется включая налет на склад, которого я так стремился избежать: еретики уже вывезли из него все оружие, и к тому времени, как туда прибыли СПО, место было совершенно безлюдно. Единственное утешение было в том, что я все-таки выжил в заварухе, в которую сам и вляпался, и непреднамеренно еще более подстегнул свою репутацию проницательности и отваги.)

— Что же, — произнес Живан, глядя столь встревоженно, как я ни разу не видел, — еретики делают что-то, что влияет на течения варпа. Главный вопрос — зачем?

— Со всем уважением, мой лорд, — произнес Мейден. — Но главный вопрос не в этом, а в том, что же именно они делают. Если культисты действительно ответственны за это все, то мы имеем дело с силами гораздо большими, чем те, которыми может владеть любой смертный псайкер.

Растущее недоброе предчувствие комом встало у меня в кишках. Из открывшихся нам фактов можно было сделать только один вывод, и я не хотел, чтобы именно мне пришлось объявить его во всеуслышание. Этого, похоже, никто не хотел, несмотря на то что некоторые из лиц обрели пепельный цвет, а значит, я далеко не один пришел к подобному заключению.

— Когда вы проверяли ту комнату, которую мы нашли в куполе еретиков, — наконец произнес я, — вы сказали, что находившиеся там знаки могли быть частью ритуала призыва. Так вы решили... Вы нашли подобные знаки в доме Сейвек?

— Да, нашли, — ответил Мейден. — Практически идентичные. — Он позволил себе тень улыбки. — Сложно сказать, точно ли такие же, потому как ваш метод проникновения туда некоторые из них повредил.

Вместе со стеной, на которой они были нарисованы, конечно же.

— По вашему мнению, — произнес Живан, явно не желая слышать ответ, — могли бы они призвать какую-то сущность из варпа, которая обладала бы достаточными силами, чтобы оказать влияние на его потоки?

— Это возможно, — кивнул юный псайкер. — Существуют демоны достаточно сильные, чтобы сделать подобное.

По комнате пронесся вздох ужаса от того, как походя он проронил слово, которого все столь тщательно избегали. Димарко выглядела так, будто ее сейчас стошнит, и я слышал, как Хеквин бормочет под нос одну из литаний.

— Я, впрочем, сомневаюсь, что можно удерживать под контролем что-то настолько сильное, — предположил Мейден. — По крайней мере продолжительное время.

— Возможно, им это и не требуется, — предположила Агнета. — Если оно сотрудничает с еретиками по своей воле...

Ее голос прервался, предоставив нам самим размышлять над подобной неуютной мыслью. Какую сделку могли предложить человеческие культисты демону, чтобы он стал работать заодно с ними, и какая богохульная общая цель могла быть у них?

— Значит ли это, что подобная тварь все еще где-то поблизости? — спросил Хеквин, с видимой натугой беря себя в руки.

— Они не могут длительное время оставаться в материальном мире, — напомнил я ему. — Тварь должна уже вернуться в варп, где ей и место.

Я обернулся к Колбе:

— Возможно, благодаря героической жертве, принесенной вашими солдатами, — добавил я. — Из того, что мне удалось услышать по воксу, они сражались достойно.

В действительности, судя по тем звукам, что я слышал, они паниковали и умирали страшной смертью.

Но это было и ожидаемо, если мы действительно оказались лицом к лицу с угрозой настолько ужасной. Так что чем изящнее мне удалось бы поддержать всеобщий боевой дух, тем лучше.

— Но это все только до следующего раза, когда они его вызовут, — вяло произнесла Димарко, чья надменность была крепко выбита осознанием того, с чем мы столкнулись (впрочем, ненадолго: она все-таки была истинным навигатором).

— Если мы предположим, что они это сделают? — откликнулся Живан.

— Конечно же сделают, — продолжила Димарко, явно находя утешение в том, что можно с кем-то поспорить. — Если бы они уже довели до логического конца то, что они стараются сделать, нам бы ведь не пришлось вот так сидеть здесь и обсуждать это, верно?

Да уж, это звучало весьма солидным аргументом...

— Вы можете предположить, какова может быть их главная цель? — спросил я, стараясь распространять вокруг себя вид спокойной уверенности, как меня и учили в Схоле.

Конечно же, я был совершенно неспокоен и не уверен в себе, тут уж можете положиться на мое слово. Но знакомые телодвижения, имитирующие присутствие боевого духа, надеюсь, помогали мне выглядеть так, будто я хоть отчасти владел ситуацией.

Агнета задумчиво прикрыла свои невидящие глаза.

— Очевидно, по крайней мере перерезать наши коммуникации, — произнесла она. — Но этого они добились уже в первый раз...

— Физически отрезать нас от остального флота, — подсказала Димарко, с явственным усилием заставляя голос звучать ровно. — Когда я смотрю на сами течения, похоже, будто они складываются в местных масштабов шторм варпа с планетой в центре. Они уже становятся достаточно турбулентными, чтобы в них нелегко было прокладывать курс.

— Но это ведь не имеет смысла, — возразил Колбе. — Они таким образом отрежут и свой флот вторжения.

— Возможно, в этом и заключается их идея, — предположил я. — Впустить их, а затем захлопнуть дверь, прежде чем прибудут наши подкрепления.

Мейден поглядел на меня с сомнением:

— Для этого надо ухитриться очень точно подгадать время. А варп обычно в этом не слишком помогает.

— Но возможно, они знают что-то неизвестное нам, — отрезала Димарко, с каждой минутой все более превращаясь в себя прежнюю.

— Без сомнения, так оно и есть, — произнес Живан. — Но и мы, в свою очередь, знаем кое-что, чего не знают они. — Он обернулся к Хеквину и Колбе. — Мы должны проследить за каждой из ниточек, которую только сможем вытянуть из тех объектов, которые накрыли сегодня. Остальная часть культа могла где-то залечь под землю.

— Мы уже проверяем такую возможность, — заверил его Хеквин и обменялся коротким взглядом с Колбе. — Мы их найдем, не беспокойтесь.

— Уверен, что вам это удастся, — ответствовал Живан. — Но время у нас заканчивается. Если они действительно пытаются вызвать шторм варпа, для того чтобы запечатать нас здесь, мы станем легкой мишенью для их флота вторжения.

Это, вероятно, не было самым тактичным высказыванием с его стороны в подобных обстоятельствах. Винзанд и его гражданские советники принялись что-то бормотать друг другу, в то время как Димарко издала придушенный писк.

— Ну, давайте сделаем так, чтобы до этого не дошло, — произнес я.

У меня, Император помоги, к тому времени уже истощился запас обнадеживающих банальностей, а собрание обещало растянуться на часы.

В действительности же, впрочем, оно оборвалось довольно скоро.

— Простите, сэр, — к Живану приблизился один из его помощников с торчащим за ухом микронаушником и планшетом данных, стиснутым в руке. — Вам нужно это видеть.

— Благодарю. — Живан взял планшет и стал изучать экран.

Выражение лица генерала при этом невозможно было прочесть, но мои проклятые ладони вновь засвербели. О чем бы ни были принесенные вести, они вряд ли были для нас добрыми.

Спустя мгновение Живан передал планшет мне.

— Что там? — спросил было я, но слова застряли у меня в горле от одного взгляда на страницу данных, и дыхание замерзло столь же верно, как если бы я попал под вальхалльский душ.

— Леди и джентльмены, — серьезно произнес лорд-генерал, — мне только что доложили, что наши корабли заграждения вступили в бой с врагом на внешних подступах к системе. С данного момента Адумбрия переводится на военное положение. Все отряды Гвардии и СПО должны быть приведены в полную готовность к вторжению неприятеля.

«Раздери его фраг! — подумал я. — После всего, что мне выпало, я еще и не получу ужин, на который возлагал такие надежды».


Примечание редактора. | Игра предателя | Примечание редактора.