home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятнадцатая.

Никогда не может быть слишком много врагов. Чем больше их у тебя, тем вероятнее они будут путаться друг у друга под ногами.

Джарвин Валланкот. Ленивые размышления. 605 М41

Игра предателя

В итоге предсказание Живана оказалось не так уж далеко от истины. Мы провели время, оставшееся до прибытия вражеского флота, в лихорадочной подготовке, зная, что предстоящий штурм заставит выглядеть совершеннейшим пустяком тот, который мы уже выдержали.

К счастью, наши потери были сравнительно небольшими, по крайней мере по сравнению с талларнцами и СПО. Количество организационных изменений, которые нам предстояло пережить, было меньшим, нежели я опасался.

— Детуа готов в строй, — доложил Броклау, налив себе еще одну порцию танны из чайника, который Юрген притащил в мой кабинет.

Помещение было далеко от роскоши конференц-залов в штабе лорда-генерала, и закуска, соответственно, недотягивала до изысканных тамошних буфетов. Но мой помощник постарался сделать долгое заседание как минимум терпимым для его участников. Принимая в расчет сверхъестественный талант Юргена к добыванию различных вещей, это значило, что ему удалось с избытком обеспечить нас едой и питьем. Мне даже пришлось отодвинуть тарелку с тремя паловинскими пирожными к краю стола, дабы освободить место для планшета данных.

— Рад слышать, — отозвался я, проглядывая медицинский рапорт.

Готов в строй — это было несколько преувеличенно, потому как Детуа получил лазерный заряд в грудь, и ему чертовски повезло, что легкая броня под шинелью поглотила большую часть удара. Как бы то ни было, медики не могли ему ничем особо помочь, разве что подождать, пока ребра срастутся и он оправится естественным образом. Само по себе лежание в лазарете ничего не прибавило бы и не убавило в скорости его выздоровления. Но без сомнения, мысль о том, что чем дольше он проваляется, тем дольше Сулла будет командовать его ротой, была чертовски мощным стимулом выписаться пораньше.

— Что же, это упрощает перемещения в командовании, — произнесла Кастин и смахнула крошку пирожного с уголка губ.

Броклау важно кивнул.

Нас троих, не считая Юргена, который время от времени приходил и уходил, хватило для того, чтобы совершенно переполнить мой кабинет. Но все же в нем было куда легче работать, нежели в командном пункте. То, чем мы занимались, было необходимостью прискорбной и требующей деликатного подхода: переназначение личного состава, заполнение потерь полка.

В большинстве подобных ситуаций лучшим решением было не предпринимать вообще ничего. Отряд, поредевший на одного-двух солдат, все еще готов хорошо сражаться, в то время как перетасовка людей из одной слаженно работающей команды в другую может стать губительной для их боевого духа.

В нескольких случаях, впрочем, — когда погибли члены сержантского состава или офицеры, — кого-то необходимо было выдвинуть, дабы заполнить оставленную ими командную должность. Если же офицер был ранен, нам предстояло назначить временного командира до тех пор, пока основной не сможет снова встать в строй. Что и приводило нас к весьма чувствительному вопросу о первой роте.

— По крайней мере теперь мы должны подыскать замену всего одному командиру роты, — сказала Кастин.

Я был согласен с ней. Капитану Колтону в изрядной степени не повезло: он нарвался на группу еретиков, вооруженных ракетометами, и пара снарядов пробила-таки с неизбежным результатом броню его командной «Химеры». Командиры его взводов сумели удержать ситуацию под контролем, но ни один из них не был уверен, кто же должен по старшинству принять командование. Так что в конце концов Броклау пришлось руководить ими лично, направляя по воксу из командного бункера. Это было далеко от идеального решения, а вся ситуация в целом являла собой яркий пример того, насколько чертовски рискованно использовать БМ[84] в городском бою против пехоты.

— Вопрос в том, кого же назначить? — произнес Броклау. — После того разброда, что мы имели счастье видеть, никто из лейтенантов не кажется мне способным занять подобную должность.

— Тут я с вами согласна, — подтвердила Кастин. — Все они достаточно хороши, чтобы управляться на уровне взводов, не более. Кто-то должен был принять на себя ответственность и командование сразу же, как только выбыл Колтон. Никто не был достаточно уверен в себе, чтобы заступить на его место, и это меня беспокоит.

— Ваша правда, — в свою очередь согласился я, сделав решение единогласным. — А вот Сулла, по меньшей мере, проявила инициативу, когда слег Детуа. И, учитывая все обстоятельства, она весьма неплохо справилась.

И это была истинная правда. Возможно, Дженит Сулла и была самым раздражающим младшим офицером во всем полку и вдобавок слишком безрассудной, чтобы это мне могло нравиться, но дело под ее командованием спорилось, и солдаты, кажется, отчего-то ее любили. Так что, несмотря на мои личные сомнения, я полагал, что не имею права не отдать ей должное в том, что она действительно заслужила.

— Сулла?.. — повторила Кастин с ноткой задумчивости, закравшейся в голос.

Броклау перебросил озабоченный взгляд с нее на меня, уже понимая, куда нас приводит данная цепочка размышлений. Но, по чести говоря, я не видел достойной альтернативы.

Броклау наконец кивнул.

— У нее достаточно хорошо получилось организовать вторую роту под свое командование в бою, — осторожно произнес он. — Но она служит с ними со времен слияния полков, и другие командиры взводов привыкли доверять ей. Будет ли другое соединение так же готово сработаться с Дженит?

— Вот эту задачу после назначения она будет решать сама, — пришлось уже напрямик заявить мне. — Или она подходит для этой работенки, или нет. И есть только один способ это выяснить, — Я вздохнул. — Впрочем, да и кого еще мы можем назначить?

— Это верно, — подтвердила Кастин. Она поглядела задумчиво. — Некоторые, надо сказать, не очень-то захотят получать приказы от другого лейтенанта... Особенно если они служат не меньше, чем Сулла.

— Присвойте ей досрочно звание капитана[85], — посоветовал я. — Если она не потянет или будет слишком терять голову, всегда сможет получить назад свой взвод, когда мы найдем кого-нибудь на ее место.

— Справедливо, — кивнул Броклау. — А что мы пока будем делать с третьим взводом? Поднимем Лустига в лейтенанты?

— Вот уж он вас не поблагодарит за это, — произнес я, вспомнив некоторые из наиболее острых замечаний ветерана-сержанта касательно офицерства вообще. — Лучше просто сообщите, что он утвержден как сержант взвода на некоторое время, пока не освоится с тем, чтобы командовать им, а потом уже, в свою очередь, дайте ему лейтенанта. Таким образом, если нам придется поставить Суллу обратно во взвод, никто не потеряет лица.

— Хорошо придумано, — решительно кивнула Кастин. — А его капрал пока что справится с тем, чтобы самой командовать отрядом?

— Я бы сказал, что да, — отозвался я. — Пенлан — хороший солдат. Она и Лустиг должны суметь выбрать себе новых ПРО без нашего вмешательства.

— Пенлан? — Кастин на некоторое время задумалась. — Это не у нее ли прозвище Семь Несчастий?

— Да, — кивнул я. — Но она не настолько уж склонна ко всяким происшествиям, как кажется. Да, однажды провалилась в амбулловый ход, а еще был случай с разрывной гранатой в выгребной яме, но вообще дела у нее идут все лучше и лучше. Орки на Кастафоре были удивлены не меньше ее, когда пол фабрики начал уходить из-под ног. Да и на Сквеки мы зашли бы прямо в ту засаду хрудов, если бы она не привела в действие мину, выкинув жестянку из-под консервов... — Я оборвал сам себя, наконец-то услышав, что несу. — Ну, вы же знаете, солдаты склонны придавать подобным вещам слишком большое значение, — окончательно сбившись, невнятно закончил я.

— Пожалуй, — раздумчиво произнесла Кастин. — Ну что, тогда вроде все решили?

Да, более-менее так оно и было. Мы провели еще несколько минут, уточняя новые назначения, разобрались с несколькими логистическими вопросами и были уже готовы разойтись по постам, когда в кабинет вошел Юрген. Я не особенно обратил на это внимание, честно говоря, потому что он входил и уходил несколько раз за вечер, разбираясь с рутинной бумажной работой и снабжая нас закусками. Но теперь он тягуче кашлянул: это было неизменной прелюдией к тому, чтобы передать сообщение, когда он полагал, что мое внимание занято чем-то другим.

— Прошу прощения, комиссар, мэм, сэр, но из штаба срочное сообщение. Флот еретиков вступил в бой с нашими военными кораблями на орбите. Лорд-генерал ожидает, что они начнут высадку войск так скоро, как только смогут.

— Благодарю вас, Юрген, — произнес я, в свою очередь так спокойно, как только смог, и потянулся к оружию.

Так или иначе, но битва за душу Адумбрии должна была начаться с минуты на минуту, хотя насколько буквальна эта мысль, я в то время совершенно не представлял.


Несмотря на все мои опасения, первые доклады с фронтов не содержали упоминаний о гигантах в силовой броне. Поначалу дела выглядели так, будто нас не ожидало полномасштабное вторжение Десантников Хаоса. Присутствие отдельных громил было не столь уж неожиданным. Судя по некоторым весьма секретным записям, которые предоставил мне Живан, Орден[86] Пожирателей Миров довольно часто посылал своих членов для того, чтобы наставлять те орды желающих поиграть в мастеров войны, которыми была наводнена Галактика (впрочем, каким еще советам могли внимать последователи Хорна, кроме как «Убей их всех!», было моему пониманию недоступно).

Можно было предположить, что во всей армии вторжения их насчитывалось не более одного-двух отрядов. Уверяю вас, это само по себе явилось бы крайне беспокоящим фактом. Но все-таки значительно менее ужасным, чем целая армия психопатов-исполинов (особенно учитывая, что в первом случае у меня еще оставалась надежда избежать личных разборок с ними).

— Восемь шаттлов. Приближаются, — огласила оператор ауспекса.

Мы с Кастин обменялись быстрыми взглядами. Мои ладони нестерпимо зудели, и во рту внезапно пересохло.

— Мы чертовски рискуем, — произнес я.

Полковник напряженно кивнула:

— Но теперь уже поздно менять решение.

Мы примерно в сто пятидесятый раз оглядели диспозиции наших сил на голографическом проекторе. Дрожь моего дурного предчувствия стала напоминать электрические удары. Сомневаться не приходилось: если мы поставили не на то, на что следовало бы, дела пойдут весьма неприглядно.

После долгих размышлений мы решили довериться интуиции Кастин и предположить, что изолированный обитаемый купол был основной целью гостей. Соответственно, мы развернули там целиком четвертую и пятую роты. Солдаты засели широким кольцом, камуфлированные так, как могут быть только вальхалльцы в снежных полях, надеясь стянуть петлю на шее врага, едва он окажется на планете.

Не забудем, что вторая рота все еще ждала приказов, будучи погруженной на десантный катер. Это значит, что для защиты города мы оставили только третью роту — фактически без всякой помощи, если не считать отряженной туда же горстки хеквиновских солдат. Не в первый раз я забеспокоился о том, действительно ли Сулла готова к той работе, что мы ей доверили, и не получу ли я ответ в виде горы гражданских трупов?

Это также оставляло открытой проблему безопасности расположения полка. Теоретически второй роты было бы достаточно для этого дела, как и ранее. Но в данный момент (не забудем!) она находилась в катере, который стоял, гоняя двигатели вхолостую, готовый вылететь Император знает в какую часть планеты по первому же приказу лорда-генерала.

У нас, конечно, оставалась пара сотен живых душ в третьей роте. Будучи прежде всего и в основе своей гвардейцами, они были способны стрелять не хуже остальных. Но мысль о том, что пестрое собрание поваров, медиков, технических служащих и музыкантов полкового оркестра будет защищать наши шкуры от толпы истекающих пеной изо рта, нацеленных на убийство безумцев, не была особенно утешительной.

(Хотя, замечу в скобках, даже это было гораздо более приемлемо, нежели идея выдать двигателеведам лазерные ружья и показать им, с какого конца стреляют. Будучи шестереночками, они могли рассказать вам в деталях, как эти штуки работают, но ни за что не попали бы даже в борт космического корабля, стоя в его грузовом трюме. Вид тесной группки техножрецов в белых одеждах, держащих новенькое, ни разу не использованное ручное оружие так, будто у них в руках были хрупкие предметы искусства, в то время как на них орал сержант Лустиг, пытавшийся сообщить им хотя бы начальные знания о реальном применении этих предметов, будет преследовать меня до самой могилы.)

— Враг приближается, в пятидесяти километрах, — продолжала бормотать оператор; голос ее был столь же лишен эмоций, как у сервитора. — Быстро снижаются... Сорок три километра, и приближаются...

Карминово-красные точки неуклонно ползли по экрану гололита, направляясь прямиком к нам и Ледяному Пику. Я решил подсчитать число вражеских солдат, которое могли нести восемь гражданских шаттлов, и мигом пожалел, что подобная мысль взбрела мне в голову. Если они были забиты до отказа, то каждый мог нести в себе полную роту — это значило, что в худшем сценарии мы окажемся с одним нашим солдатом на двоих врагов.

— С положительной стороны, они, вероятно, забыли захватить теплую одежду, как и те, что были до них, — произнесла Кастин, очевидно выполнив в уме решение той же арифметической задачки, что и я.

— Будем на это надеяться, — кивнул я. Это казалось весьма вероятным; если судить по моему опыту, солдаты Хаоса были склонны очертя голову бросаться в бой, совершенно не заботясь о том, подходит или нет для этого их снаряжение, да даже о том, адекватно ли задаче несомое ими оружие. А культисты Хорна были наиболее безразличны к подобному из всех. — Если нам немного повезет, то холод сделает большую часть работы.

— В прошлый раз так и произошло, — с надеждой произнес Броклау.

— Тридцать восемь километров, приближаются, — снова врезался в наш разговор голос солдата за ауспексом. — Держат тот же вектор и снижаются...

— Еще не можете определить приблизительную зону посадки? — спросила Кастин; ее голос едва не ломался от напряжения.

— Все еще может быть любая из целей, — отозвалась оператор. — Тридцать два километра, и снижаются...

— Ну здорово. — Рука Кастин сжалась на рукоятке ее болтерного пистолета в непроизвольной реакции на стресс.

Я давно привык к ней; мне и самому частенько приходилось тянуть руку к оружию в моменты неуверенности.

— Двадцать девять километров, и приближаются, — продолжался все тот же напев. — Вектор снижения неизменный...

— Регина, взгляните. — Броклау с явным облегчением указал на картографический стол. Вероятная зона посадки проецировалась туда, представляя собой равномерно сжимающийся круг. Он съеживался, по мере того как шаттлы забирали все ближе к земле. Большая часть круга располагалась уже далеко к западу как от Ледяного Пика, так и от позиции нашего штаба. — Вы были правы!

— Слава Императору! — горячо отозвалась Кастин и распрямила напряженную спину.

Теперь оставалось уже не много сомнений в том, что место, где находился жилой купол, и было основной целью еретиков. Если они продолжат следовать тем же курсом, то сядут как раз внутри заготовленного силка, к нашему вящему удовольствию. Расставленная нами ловушка скоро захлопнется...

— Три цели сворачивают, — доложила оператор предсказателя. — Остальные держат курс и скорость; в восемнадцати километрах, и приближаются...

— Сворачивают — куда? — спросил я, возможно более резким тоном, чем она заслуживала. Ведь все шло так стройно!..

Вместо ответа на экране картографического стола возникли и, в свою очередь, стали сжиматься дополнительные круги посадочных областей.

— Как вы полагаете, куда? — мрачно спросил Броклау, и мне оставалось только прикусить язык, чтобы не добавить пару избранных эпитетов из языка нижних уровней улья.

Два шаттла направлялись к городу, а один, несомненно, нацелился на нас. Кажется, враг все-таки чему-то научился в первой атаке, вероятно перехватывая вокс-сообщения боев. Теперь он собирался прижать нас к земле, пока основные силы будут разделываться с главной своей целью. Там их, конечно, ждет неприятный сюрприз, но от этого не станет легче ни нам, ни жителям Ледяного Пика.

— Первая рота, сохранять позиции. К вам приближаются два шаттла, расчетное время прибытия... — Кастин бросила взгляд на оператора предсказателя за подтверждением и затем продолжила: — Три минуты. Вступайте в бой, как только враг окажется в зоне видимости.

— Принято! — Голос Суллы звучал четко и уверенно; впрочем, он неизменно был таковым, когда близилось неизбежное сражение. В любом случае волноваться об этом уже было поздно. Ей оставалось лишь проявить себя наилучшим образом, а мне — надеяться на Императора, что мы не совершили фатальной оплошности. — Будем готовы их встретить, — заверила Сулла, переключила канал на частоты своих командиров взводов и принялась подстегивать лейтенантов.

Я мгновение послушал, как это у нее получается: она, кажется, вполне понимала, что делает. Так что мое внимание вновь обратилось к картографическому столу.

— Сколько у нас времени? — спросил я.

— Пять минут или около того, — отозвался Броклау.

Мне удалось лишь напряженно кивнуть в ответ. Пожалуй, могло быть и хуже.

«Единственный шаттл, — напомнил я себе, — и в нем не может быть более одной роты врага, даже если он набит под самую завязку». Значит, нам предстояла довольно-таки равная битва. Это если предполагать, что солдаты тылового эшелона достойно проявят себя, но именно к этому они и должны были быть готовы. И если вдруг неприятель прорвется — в резерве у нас есть рота солдат, бывавших на передовой.

— Должен ли я приказать выгружаться второй роге? — спросил Броклау, будто мог читать мои мысли. — Усилить нашу оборону?

Кастин покачала головой:

— Оставьте их на борту десантного катера. — Она указала на основной гололит, где значки контакта с врагом расцветали по всей планете. — Весь ад прорвался на наши головы. Только Император знает, где они вскоре могут понадобиться.

С нею было трудно не согласиться. Из того, что я мог наблюдать, выходило, что жесточайшие сражения должны были разразиться практически в каждом населенном пункте. СПО по всей теневой зоне, даже притом, что их поддерживали кастафорейцы, принимали на себя жестокий удар врага. Можно было ставить деньги против моркови, что Живан в любой момент может призвать свои мобильные резервы к действию. Он будет не особенно рад услышать, что они собирались как можно быстрее прийти на зов, но их вдруг что-то отвлекло.

— Мы должны суметь справиться с ними, — согласился я, пинком подбадривая надежду.

— Враг, идущий на первую цель, будет в зоне посадки через минуту, — вклинился снова оператор. — Идущий на цель два приближается...

Этой целью, по всей вероятности, были мы. Я с некоторым родом утомленного смирения наблюдал за скользящим пятнышком на картографическом столе.

— К цели три враг прибудет через четыре минуты тридцать секунд.

— Четвертая и пятая роты, держать позиции! — приказала Кастин. — Приближаются пять шаттлов, ожидаемое время прибытия — пять минут. Они заглотили наживку.

— Пускай приземляются, сколько душе угодно, обратно все равно ни один не поднимется! — пообещал командующий пятой ротой, и Кастин с удовлетворением кивнула.

— Не сомневаюсь. — Она поглядела через стол на нас с Броклау. — Удачи нам, джентльмены!

— Надеюсь, что нам не придется уповать только на нее, — отозвался я.

Что нам действительно было нужно, так это немного серьезной огневой мощи. Но все «Стражи» были развернуты вместе с ротами в засаде возле бывшего купола еретиков. Все, что мы сумели собрать, — это ручное оружие и несколько переносимых солдатами тяжелых орудий. К сожалению, на базе было не очень много людей, знающих толк в таком вооружении. Специалисты из первой роты оставались примотанными к аварийным сеткам на борту десантного катера с того самого момента, как поступил первый сигнал тревоги. Не в первый раз я начал задумываться о том, что более здравой идеей было бы переждать все в каком-нибудь другом месте... Или нет! Какая-то тревожная мысль начала грызть меня, и тем настойчивее, чем более я старался не обращать на нее внимания.

Я повернулся к ближайшему оператору вокса:

— Дайте мне канал связи с офисом лорда-генерала. Высшая срочность.

Дабы убедиться, что все будет как надо, я прибавил еще свой комиссарский код экстренного выхода на связь.

— Кайафас. — Голос Живана звучал раздраженно, чему я отнюдь не удивился с учетом всех обстоятельств. — Вы не вовремя.

— Знаю, — ответил я. — Прошу простить. Но это важно.

— Не сомневаюсь, — вздохнул Живан. — В чем дело?

Его голос сопровождался рокотом разрывов снарядов тяжелой артиллерии, который я не спутал бы ни с чем иным. Судя по звукам, в Едваночи дела шли достаточно жестко.

— Кастин оказалась права, — сказал я. — Еретики определенно имеют целью места ритуалов.

В этот миг отдаленный треск лазерного огня просочился сквозь стены командного пункта, и я добавил, отдавая дань очевидному:

— В основном, конечно.

— Интере-есно, — протянул Живан, не менее моего способный анализировать ситуацию и делать из нее выводы. — Я сверюсь с талларнцами и колбенской толпой здесь в городе. Чтобы быть уверенным. Но это, кажется, и правда важно.

— Это все еще остается лучшей возможностью для нас, чтобы обнаружить, чего хотят колдуны, и остановить их, — заметил я. — Если войска вторжения собираются еще где-нибудь, мы должны быстро попасть туда. Желательно опередить их.

— Я займусь этим, — пообещал Живан.

Я кинул взгляд на медленно вращающийся глобус Адумбрии в гололите и был поражен числом вражеских значков, скопившихся вдоль линии побережья большего из морей. Некоторые места выглядели так, будто весь берег залит кровью.

— Я бы сосредоточился на линии побережья, — подсказал я. — Там что-то должно быть, что бы ни думал себе Мейден.

— Приму к сведению, — дипломатично проговорил Живан, что в переводе на обычный язык значило: «Спасибо, но, с вашего позволения, способен принять решение сам».

— Мы что-то упускаем из виду, — произнес я, оборачиваясь к Кастин.

Звуки ружейного огня к этому времени стали много громче.

— Вся военная разведывательная информация, которой мы обладаем, выведена на гололит, — указала она очевидное.

И тут монетка в моей голове наконец проскользнула в щель, упав со звоном, и я повернулся к оператору вокса так стремительно, что солдат вздрогнул.

— А что по гражданским каналам? — вопрос был обращен к нему.

— Прощу прощения, комиссар, я не прослушивал...

— Ну конечно нет, — пришлось терпеливо проговорить мне. — Это и не входит в ваши обязанности. Но вы можете соединить меня с кем-нибудь, кто этим занимается.

И оператор постарался соединить.

— Хеквин. — Голос арбитратора звучал так, будто он находился где-то на улице и говорил в вокс. И меня совершенно не удивил тот факт, что фоном к его голосу шла ружейная стрельба. — Чем могу служить, комиссар?

— Нам нужно знать, были ли какие-то необычные происшествия в районе экваториального моря? — спросил я.

Он коротко, невесело засмеялся:

— Как я слышал, пара-тройка врагов человечества сейчас творят там разор.

— Что-нибудь более конкретное, — произнес я, быстро поставив его в курс происходящего.

Его тон сразу изменился.

— Я с вами свяжусь, — пообещал Хеквин. — Но это может занять некоторое время.

— Будем надеяться, что у нас его достаточно, — заключил я и прервал связь.

Почуяв неподалеку от себя знакомый запах, я обернулся и увидел Юргена. Он стоял у двери с мелтой в руках, как и обычно во время заварушек. И из нее недавно стреляли, потому как жаркий, резкий запах перегретого металла исходил от ее ствола. Я поднял бровь, задавая мысленный вопрос.

— Подумал, что вам, возможно, захотелось бы снова прогуляться наружу, сэр, — ответил Юрген.

Вряд ли захотелось бы, поскольку наш штаб в данный момент захлестывали пехотинцы-еретики. Но я все равно кивнул, чтобы это увидели все, кто мог обратить на нас двоих внимание.

— Боюсь, что в данный момент все еще нужен здесь, — произнес я со всем подобием едва сдерживаемого, рвущегося в бой воинского чувства, какое только мог изобразить. И в этот момент до меня дошло, что ружейный огонь снаружи стал очень уж громким и что шапка и шинель Юргена покрыты тающим снегом. — Что там происходит, уточните?

Прежде чем мой помощник сумел ответить, от внешней двери донесся громкий взрыв. Ударная волна докатилась до внутреннего помещения, прихватив с собой двоих солдат. Кастин, Броклау и я так быстро выдернули свое оружие, что никто не взялся бы определить самого проворного, и обернулись, чтобы встретить неожиданную угрозу. Клубок фанатиков в красно-черной форме ворвался в комнату, не обращая внимания на лазерный и болтерный огонь, градом косивший их в то время, как они бежали к нам.

— Кровь Кровавому Богу! — выкрикнул один, которому удалось забраться дальше остальных. Он бросился вперед, в то время как лазерные заряды вырывали куски из его легкой брони и находящейся под ней плоти, но он находился в таком отрешении, что, кажется, вовсе не замечал ран. Я перенес прицел и выстрелил ему в ногу. Он обрушился на пол передо мной, выставив окровавленное лезвие. — Кровь Кровавому Богу!

— Отлично, твоя тоже сойдет, — кивнул я и раздавил его позвонки, с размаху наступив на шею.

Это был не самый элегантный способ добить врага, но по крайней мере он заткнулся.

— Они по всему расположению полка, — произнес Юрген.

Я окинул взглядом комнату и понял, что теперь, командный пункт уже не будет таким хорошим убежищем. Даже когда мы очистим его от врага, вход уже не закроем. Мне же совершенно не казалась ободряющей идея остаться в замкнутом пространстве, которое штурмует рой сумасшедших человеконенавистников.

Я повернулся к Броклау, который не пострадал, если не считать царапины на лбу.

— Лучше-ка выберусь наружу, — произнес я, — и постараюсь собрать наших солдат.

— Отлично придумано! — воскликнул он, очевидно не замечая текущей по лицу крови. — Если мы потеряем вокс-связь с четвертой и пятой, наша ловушка пойдет к фраговой бабушке!

— Мы отгоним врага, — заверил я, немного успокаивая совесть тем, что уж кто-нибудь это сделает. Я обернулся к помощнику. — Вперед, Юрген. У нас появилась кое-какая работка.

— За вас всегда готов, сэр, — ответил он так же флегматично, как и всегда.

Я вытянул цепной меч из ножен и начал прорубать себе путь к двери, благословляя то — чем бы оно ни было, — что заставляет фанатиков Хорна бежать с холодным оружием и диким криками, а не стрелять, как поступил бы любой здравомыслящий противник. Мне оставалось использовать лазерный пистолет лишь для того, чтобы пристрелить тех, кто являл собой редкое исключение из этого правила.

Кастин явственно наслаждалась возможностью замарать руки, вместо того чтобы направлять действия полка издали, полагаясь на цепочку подчиненных. Она со счастливейшим лицом палила из своего миниатюрного болтера, будто находилась в ярмарочном тире и ей за каждый удачный выстрел должны были выдать купон на игрушку. Разрывные снаряды с одинаковой легкостью косили еретиков в броне и без, так что стены вскоре стали будто расписаны абстрактными картинами, на которые я вовсе не желал бы полюбоваться ближе.

— Что, здесь вам врагов уже недостаточно? — спросила она, когда Юрген и я проскользнули мимо.

Мой помощник, к счастью, перешел с мелты на обычное лазерное ружье, уважая условия замкнутого пространства и большого числа дружественных солдат и непосредственной близости от врага.

Я вовремя налепил на лицо лучшую из своих бесшабашных ухмылок.

— Было бы неучтиво с моей стороны отнимать у вас мишени, когда они вас так развлекают, — произнес я. К тому же вам и Рупуту необходимо оставаться здесь.

И шагнул в сторону, чтобы Юрген мог без помех выстрелить в красно-черного солдата, вбегавшего в дверь. Когда тот упал, я понял, что за ним больше никого нет.

Кастин, с видом несколько разочарованным, вернула оружие в кобуру.

— Ну вот, теперь мне лишь предстоит не пускать этих ребят сюда, — заключил я.

— Полагаю, что так. — Полковник повернулась обратно к пульту вокс-передатчиков, уже впитывая в себя доклады с других фронтов.

Несколько человек с нашей стороны пострадали, но очень немного, учитывая, что некоторые из них были способны даже оставаться в строю.

Броклау координировал солдат, возвращая их к рутинной работе.

Я поспешил по коридору с Юргеном, наступавшим мне на пятки, и группа медиков попалась нам навстречу. При виде их мне вздохнулось с огромным облегчением. Да, они все несли лазерные ружья, но те были закинуты за спины. То, что ребята смогли так быстро откликнуться на призыв из командного пункта, означало, что они уже не были нужны для его защиты. Мое настроение стало потихоньку выправляться.

— Комиссар! — приветствовал меня юный капрал, как только мы вышли на открытый воздух и мне пришлось на бегу натянуть шарф поверх рта и носа (при этом заехав себе по физиономии рукояткой лазерного пистолета, но это пришлось пережить, поскольку я не собирался в текущих обстоятельствах выпускать ни одного из своих орудий).

Лицо парня показалось мне смутно знакомым. Через секунду я вспомнил, что еще на Кастафоре назначал ему порку по причине драки с гражданскими за благорасположение шлюхи. Пришлось выудить из глубин памяти его имя.

— Альбрин, — сказал я, кивнув, и этот приятель засиял совершенно абсурдным довольством оттого, что его узнали. — Кто командует?

— Полагаю, что я, сэр. — Он повел рукой куда-то в темноту. Она простиралась сбоку от нас, чуть разбавленная светом, истекающим из проема, который недавно защищала толстая металлическая дверь. Ее обгоревшие остатки молчаливо свидетельствовали о том, что по меньшей мере некоторые из еретиков не настолько забылись в жажде крови, чтобы разучиться ставить заряды взрывчатки. — Мой отряд заметил кучу еретиков, — продолжал Альбрин, — они двигались в эту сторону. Так что мы побежали за ними и атаковали с тыла.

— Отлично сработано, — произнес я, различая в снегу немалое количество холмиков, которые, вероятно, еще несколько секунд назад были вражескими солдатами.

Вполне резонный ход: фанатики Хорна должны были так увлечься идеей прорваться в здание и порезать всех внутри, что, вероятно, им и в голову не пришло оглянуться за спину, даже когда команда Альбрина открыла по ним огонь.

Капрал закраснелся:

— После того как мы тут от них почистили, мы стали укреплять вход. Мне показалось, это самое разумное, что можно предпринять.

Мне оставалось только снова кивнуть. Для секретаря интенданта он весьма неплохо разбирался в тактике.

— Так оно и есть, — произнес я.

Солдаты к этому времени уже начали сваливать грузовые платформы и прочий мусор в подобие баррикады; казалось даже, что ее можно весьма неплохо защищать.

Я попытался найти еще кого-нибудь из защитником расположения части, пользуясь своим микрокоммуникатором. Ни у кого из них не оказалось тактического устройства связи, так что это был пустой жест. В конце концов я довольствовался тем, что связался по воксу с командным центром и дал им знать о том, что происходит снаружи и кто их защищает.

— Вы остаетесь с ними? — спросила Кастин.

— Нет, — ответил я и, зная, что мои речи будут слышны этим импровизированным защитникам полка, добавил: — Они, как мне кажется, отлично понимают свое дело.

Как я и ожидал, волна гордости и обновленной уверенности в себе прокатилась по маленькой группе мужчин и женщин.

— Направлюсь дальше, — продолжал я. — Попробую найти отряд-другой, чтобы прислать им на подмогу.

Это решение ничуть не противоречило тактической мысли. И, кроме того, оно давало мне куда больше шансов избежать встречи с врагом, чем если бы я оставался в том месте, которое было очевидным объектом для нападения.

— Доброй охоты! — откликнулась Кастин, прочитав только один из двигавших мною мотивов.

Я отпустил несколько воодушевляющих замечаний в адрес защитников командного пункта и в сопровождении Юргена направился в окружающую тьму.

По правде говоря, бой за расположение полка к тому времени практически завершился. Превосходящие мастерство и разум защитников вкупе с пронизывающим до костей холодом косили фанатиков подобно комбайну, убирающему зерно. Но в то время, как вы легко можете понять, я этого не знал и, продвигаясь вперед, оставался настолько осторожен, насколько мог. Я нашел время проверить тактические частоты связи и между прочим узнал, что ловушка, расставленная возле бывшего жилого купола еретиков, сработала даже лучше, чем мы могли рассчитывать. Четвертая с пятой роты полностью окружили добычу и немало продвинулись в том, чтобы выдавить из нее все живые соки. Новая рота Суллы в это же время, к моему смешанному удивлению и облегчению, продолжала методично защищать город от поползновений армии вторжения (хоть, разумеется, и не без гражданских потерь).

— Комиссар. — Юрген был не более чем силуэтом в бесконечной ночи, хотя мои глаза уже приспособились к темноте достаточно, чтобы различать его без лишнего труда. Это было весьма кстати, поскольку морозная температура и шарф, намотанный поверх носа, не давали мне привычным методом отслеживать перемещения верного спутника в темноте. — Движение, комиссар.

Я проследил за тем, куда он указывал, на секунду задумавшись о том, что за ноющий звук забивает мне уши, пока не вспомнил, что это гудят все еще запущенные двигатели десантного катера. Что же, это было хорошо: по крайней мере мы сумеем откликнуться на призыв лорда-генерала сразу же, как только он поступит. Вероятно, катер и был основной причиной удара, под который угодила наша база, — так мне подумалось. Если и первая волна доложила о присутствии здесь орбитального транспорта, то их руководители во флоте вторжения — вероятно, кто-то из Десантников-Предателей — должны были обладать достаточным разумом, чтобы понять, зачем здесь эта машина.

Впрочем, более размышлять об этом у меня не осталось возможности. Тот движущийся объект, который заметил Юрген, стал проявляться из окружающей ночи подобно некой бесформенной массе. Он заслонял стоящие низко над горизонтом звезды, которые можно было увидеть в промежутках между зданиями. Поначалу я принял это за отряд пехоты, но, когда оно выдвинулось дальше на открытое пространство, осознал, что для отряда оно слишком массивно.

— Император на Земле! — только и сумел выдохнуть я, уловив слабую вибрацию льда под ногами. Слишком хорошо знакомые звуки скрежета и лязга пробились сквозь заполняющий все вой двигателей десантного катера. — Они притащили с собой долбаный танк!

— Повторите? — произнесла Кастин удивленным голосом.

— «Леман Русс», — произнес я. — Или, по крайней мере, когда-то им был.

Знакомый контур был изменен знаками и трофеями, которые — сердечная благодарность окружающей темноте — мне не удавалось по-настоящему разобрать, а также куском металлической ограды, приделанной к машине за каким-то непонятным резоном.

— У них, вероятно, ушло много времени, чтобы выгрузить его из шаттла, — добавил я.

— Принято. — Кастин несколько мгновений посовещалась с капитанами рот. — Около купола тоже есть несколько единиц их бронетехники. Благословение Императору, ни одной в городе.

— Мы можем взять его на себя, комиссар, — произнес Юрген, снимая со спины свою заслуженную мелту.

Возможно, так оно и было, ведь в конце концов именно для этого сие оружие и разрабатывалось. Правда, в плане Юргена был один изъянчик — по крайней мере с моей точки зрения. Пытаясь это проделать, мы, вероятно, привлекли бы внимание экипажа, что, в свою очередь, обернулось бы градом болтерного огня с ближайшей выносной турели.

Впрочем, от необходимости искать достоверную причину, чтобы не высовываться, меня спасло внезапное выступление слева. Отряд вальхалльцев выбрался из укрытия, дабы выплеснуть на металлический корпус машины дождь совершенно неэффективного огня лазерных ружей. Мотор танка рыкнул, и башня повернулась, наводя основное орудие.

— Да к фрагу такое дело! — высказал я все наболевшее, в то время как тяжелые болтерные заряды начали вгрызаться в снег вокруг нас, вырывая дыры из легкобронированных зданий и приводя в состояние полного беспорядка все в зоне видимости. — Стреляйте уже!

По правде говоря, это была наша лучшая возможность выжить, потому как путей выбраться из заварушки без того, чтобы быть разорванными на куски, уже не осталось.

— Отлично, сэр. — Юрген вдавил спусковой крючок, целясь в более тонкий участок брони на боковой поверхности танка, и идиоты, которые его только что атаковали, подняли дикий крик радости (по крайней мере те из них, кто не бился на снегу при смерти, истекая кровью).

Удар перегретой плазмы пробил боковые свесы танковой брони, разнес в куски гусеницы, и металлический гигант застыл на месте с воющим от перегрузки двигателем.

— Вперед, солдаты! Или вы собираетесь жить вечно?

Мне подумалось, что сержант, возглавляющий этот отряд, видимо, накачался какой-то дурью. Никто подобным образом не выражался за пределами страниц дурно написанных военных романов. Впрочем, кажется, оно подействовало: с воем, подобным воплю баньши и, вся группа солдат сразу поднялась и бросилась вперед, карабкаясь на проклятую штуковину, стараясь сорвать люки и закинуть внутрь фраг-гранаты.

Мне оставалось только пожелать им удачи. Башня снопа крутанулась, будто пытаясь сбросить солдат, но затем понял, что танк выцеливает что-то. Я повертел головой, и мой взгляд остановился на обширном металлическом борте десантного катера.

— Фрагов варп раздери! — взвыл я. — Они собираются стрелять по катеру!

Я принялся махать руками солдатам, копошащимся на подбитом танке:

— Уберитесь оттуда!

Юрген не мог стрелять, пока эти идиоты стояли между ним и целью, а если Предателям удалось бы навестись и шарахнуть с такого малого расстояния, они бы уж точно попали в наш орбитальный транспорт. Я попытался вообразить себе размер взрыва, который последует, коли им удастся пробить борт, и не сумел. Единственное, в чем уверенность моя была полной, — от расположения полка тогда останутся рожки да ножки, а сам я превращусь в облачко быстро замерзающего пара.

Значит, выбора у меня не оставалось. Ухватив Юргена за воротник шинели, я рванул в сторону десантного катера, отчаянно стараясь настроить вокс на частоту кабины пилота[87].

— Немедленно взлетайте! — проорал я ему.

— Повторите? — Пилот, по крайней мере, ответил, но недоуменно и недоверчиво. — Кто говорит?

— Комиссар Каин, — произнес я; от криков на холоде у меня уже разрывалось горло. — Вы в непосредственной опасности. Взлетайте!

Все было даже хуже, чем я полагал. Основной погрузочный пандус еще не был поднят, и наружу исходил теплый желтый свет. Так что если танку предателей все же удастся выстрелить оттуда, где он застрял, у нас не будет надежды на броню корпуса, которая могла бы остановить снаряд. Я устремился вперед с удвоенной силой; гонка по-предательски скользящему снегу заняла, вероятно, не более десятка секунд, но мне показалась вечностью. Наконец я был вознагражден гулом твердого металла под ногами. Юрген, конечно, ничуть не затруднялся окружающим ландшафтом, поэтому легко обогнал меня. В тот миг, когда я поравнялся с ним, он уже давил пальцем руну закрывания пандуса на пульте управления люком.

Со скрежещущим зудом наклонная металлическая плоскость начала подниматься, отрезая вид на смертоносное главное орудие танка. Последнее, что я увидел, были вальхалльцы, которые разбегались в разные стороны от него, очевидно найдя уязвимое место и запихнув туда гранату. Возымела ли она какой-то эффект, я так и не узнал, потому что внезапный крен палубы под ногами сбил меня на колени.

К добру или к худу, но теперь мы были в воздухе: Юрген и я вместе с мобильной ротой направлялись Император знает куда. Впрочем, доведись мне в то время узнать, куда именно и что нам предстоит там обнаружить, я бы, вероятно, сам бросился на этот фрагов танк, еще и полагая при этом, что мне чертовски повезло.


Из «Помрачения в Едваночи: краткая история вторжения Хаоса» за авторством Дагблата Тинкроузера, 957 М41 | Игра предателя | Примечание редактора.