home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




Из «Помрачение в Едваночи: краткая история вторжения Хаоса» за авторством Дагблата Тинкроузера, 957 М41


Вражеский линейный корабль продолжал надвигаться на флотилию торговых судов. Непокорный «Несокрушимый», казалось, был единственной преградой, отделявшей их от неминуемого уничтожения. Выжившие транспортные суда противника оставались на орбите, выплескивая груз предателей и еретиков на планету, застывшую внизу. Многие из осажденных защитников все еще надеялись на то, что могучий имперский корабль вмешается в ход высадки, но он со всей уверенностью оставался на месте.

По правде говоря, теперь он и не мог предпринять большего, потому что отвернуться и начать преследование горстки разбросанных целей значило для него подставиться под огонь вражеских орудий. Кроме того, нужно было думать и о торговых кораблях: их на орбите к этому времени находилось чуть более тысячи и все они казались беззащитными перед лицом хищника, наползавшего на них.

Никто не хотел признавать этого вслух, но защита торговых судов была важнейшей из задач линейного крейсера Империи. Эти суда могли понадобиться в случае, если бы дело дошло до самого худшего — необходимости эвакуации планеты. Они должны были быть спасены, в то время как уже опустевшие транспортные суда врага, выполнив свое низкое предназначение, не представляли более какой-либо угрозы.

Несмотря на правоту всех логических доводов, мы можем представить себе то чувство досады, которое ощущал экипаж «Несокрушимого», и недобрые предчувствия, владевшие экипажами торговых судов, пока левиафан Хаоса продолжал спускаться к ним по орбите.

Битва в космосе превратилась в игру на выдержку, и в это же время сражение внизу, на планете, достигло лихорадочного пика. Войска вторжения наносили удары по всей поверхности, собираясь, как и можно было ожидать, в значительных количествах вблизи планетарной столицы. Едваночь превратилась в мрачное поле боя, где отряды СПО и Имперской Гвардии сражались за каждую улицу с, казалось, неистощимыми количествами фанатичных еретиков, чьей единственной и главной целью, несомненно, было причинить как можно больше смерти и разрушений.

Не делая очевидных различий между военными и гражданскими, убивая направо и налево, они прорвались в центр города, в то время как храбрые защитники отступили, дабы перегруппироваться в северных пригородах. Здесь сражения закипели еще более жестоко, потому как сторонники тех, кто вторгся на планету, вышли из тайных укрытий, чтобы и самим добавить головной боли защитникам.

И так происходило по всей Адумбрии. На холодной стороне объявились затаившиеся отступники; они намеревались подорвать оборону Ледяного Пика, но вальхалльцам удалось расправиться с ними так же уверенно, как и с внешним врагом. Талларнцы же на горячей стороне оказались под не менее тяжелым давлением врага, нежели прежде, несмотря на то что в месте их расположения не было очевидных целей стратегического характера, и их кавалерии только и оставалось, что галопом мчаться на защиту обитателей разбросанных по пустыне деревушек. По всей же территории теневой зоны с неослабевающей силой кипела битва за то, чтобы стереть с лица нашего родного мира нечистое пятно.



Примечание редактора. | Игра предателя | Из произведения «Как феникс, ложащийся на крыло: Ранние кампании и славные победы Вальхалльского 597-го», за авторством генерала Дженит Суллы (в отставке), 101 М42