home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Август 2059 года, 150 километров от Ростова

Первой мыслью было недовольство. Кто-то разрыл его уютную могилку и теперь копается в его костях. Но через несколько мгновений и глотков свежего воздуха, весь этот бред стал улетучиваться. Вдруг, стало намного светлее. Кажется, кто-то перевернул его на спину. И не кто-то, а вот эта самая тень, прекрасно заметная на фоне яркого августовского неба.

Чувство такое, словно он долго лежал, не дыша, и кислород в мозгу поистратился. Виски горят и пульсируют, трудно сконцентрироваться и думать о чем-то важном. Женский силуэт, как кажется, но черное на белом не распознается, и мысль уплывает куда-то…

Иван Родин попытался встряхнуться и дышать глубже. Помогло. Пошевелиться он смог едва-едва, и глаза сами собой закрывались, словно от нестерпимо яркого света. Импланты отреагировали на вызов, но уж очень вяло. И это не удивительно, учитывая то, что почти все вторичные контуры погибли, и надо их срочно регенерировать. К счастью, все полезные данные, спрятанные глубоко в недрах базового комплекта, сохранились. Все-таки, чем же его таким атаковали? Вражеский виртуальный удар явно не сумел пробить несколько последних барьеров, хотя, если бы это продолжалось еще пару минут… Нет, пока что лучше не думать об этом!

С некоторым усилием воли Иван снова открыл глаза, хоть и далось ему это с трудом. Расплывающийся до этого темный силуэт стал обретать резкость и, следовательно, индивидуальность. О, на это можно смотреть бесконечно! Безумно красивое зрелище, этот чудесный силуэт. Как он соскучился по Альбине! Вот она пытается усадить его, что-то говорит, но звука почему-то нет, а в ушах по-прежнему звенит. Контузия? Наверное, но как же он рад видеть Альбину! Она беспокоится, а ее сильные руки держат его за плечи. Так хочется потянуться ей навстречу, но пока не получается…

Еще несколько глубоких вдохов, и голова еще немного прояснилась, и тогда Иван стал замечать какие-то странные несоответствия в силуэте хлопочущей над ним барышни. Альбина, вообще-то, чуть пошире в бедрах, совсем немного, но он-то знает! И волосы у Альбины, между прочим, немного короче! А у этой до самого пояса! И прикосновения, конечно, приятные, но какие-то незнакомые… Он попытался сесть, но видимо, ослабленный организм решил еще немного поваляться, и Иван, выскользнув из объятий, снова опрокинулся на спину. Тенькнул наконец-то запустившийся «демон» регенерации, которому еще минуту назад не хватало ресурсов, и Иван почти сразу почувствовал облегчение, и даже снова прикрыл глаза, чтобы просмотреть пару отчетов, не отвлекаясь на яркий свет…

Он не сразу сообразил, как нехорошо его поведение смотрелось со стороны. Регенерация пробила пелену звона в ушах, и он, наконец, услышал голос. Кажется, она умоляла его не умирать. Нет, она приказывала ему не умирать! И что-то соленое капнуло на его лицо, когда она снова попыталась приподнять его безвольный организм с перепаханной земли. Иван снова открыл глаза.

— Я не умираю, Лина, — Он впервые назвал ее по имени. — Регенерация работает, просто слабость еще не прошла. Пошевелиться не могу.

Хвала «демону», который начал его чинить с головы. Со зрения и слуха, если точнее. Теперь он видел уже не темный силуэт, а вполне узнаваемый образ. Но это означает, что…

— Где Альбина? — он попытался резко подняться в сидячее положение, забыв про боль, но тут же снова мешком сполз на землю. Лина поспешно поддержала его за плечи, но не слишком усердствовала, понимая, что ему сейчас лучше полежать.

— Ее забрали, — опустив мокрые глаза, ответила она. — Я побоялась стрелять.

И не пошла за ними? Иван не хотел ее обвинять, но сделала ли она все возможное? Он попытался все это сказать, но в горле вдруг перехватило и слова так и не вырвались наружу. Но Лина словно бы поняла его порыв без всяких слов.

— Их осталось четверо, — еле заметно всхлипнув, объяснила она. — И несколько зондов. Мне с ними было не справиться. И они держались рядом, все вместе… пока не скрылись.

— Может, стоило проследить за ними? — чуть настойчивей пробормотал Иван. — А не меня откачивать?

Лина резко подняла взгляд и рявкнула:

— Ты лежал как мертвый! Издалека я подумала, что… Что все!

Сквозь слезы. И она вся дрожит. Старый дурак, подумал про себя Иван. Тебя эта девочка спасла, беспокоилась, под пули лезла, затащила его сюда, в тот самый овражек, один из склонов которого он лично нашпиговал сталью. Но как она здесь оказалась? Хотя, сейчас не до допросов…

— Прости, Лина, — примирительно сказал Иван, снова прикрыв глаза. — Я еще плохо соображаю. Спасибо, что выручила.

Она кивнула в ответ и снова как-то странно всхлипнула. Потом сделала пару глубоких вдохов, словно стараясь успокоиться.

— Это ты меня прости, — прошептала она, тяжело оседая на землю рядом с ним. — Не успела. Опять не успела.

Иван снова заглянул в записи и определил, что провалялся без сознания почти двадцать минут. Да, за это время Сарги ушли далеко, и найти их теперь будет проблематично.

Иван решил, что валяться больше не в силах, и попробовал сесть. Получилось! Еще пара минут, и можно будет подняться на ноги и постараться взять след Сарги, ведь корабля у них теперь тоже нет, а пешком можно уйти не так далеко, чтобы совсем затеряться на малознакомой им российской территории. При необходимости, подключим спецслужбы, никуда они не денутся, а без корабля они опасны, но все же уязвимы. Главное, чтобы не было слишком поздно для Альбины. Нужно дать ей шанс, зацепить след, хоть как-то ухватить направление.

Иван поднялся на ноги, чувствуя волшебную работу регенерации, от которой боль уже почти ушла, а сила почти вернулась. А решительность… этого добра у него навалом. Только вот, Лина как-то подозрительно молчала все это время, не вставая с места. Так и сидела на земле, обхватив лицо руками. Она дышала так тяжело, что Иван подумал, уж не ранена ли она? Но это глупость, раненых от такого оружия не бывает, тут что-то другое. Ему нужен крепкий тыл, нельзя оставлять ее здесь в таком состоянии.

— Лина, что с тобой? — осторожно спросил он, тронув ее за плечо, но в ответ она как-то болезненно всхлипнула и ничего не сказала. Похоже, силы ее покидали, и она просто завалилась на спину, ловя ртом воздух. Иван, все еще пытаясь сосредоточиться, запустил медицинские сканеры, потом дотронулся рукой до ее лба. Она буквально горела огнем, кожа была влажная. И еще, он почувствовал ее дрожь, словно ее бил сильнейший озноб. Ее трясло, и она уже даже не пыталась это скрыть. Иван мысленно обругал себя сложной многоэтажной конструкцией. Как можно быть таким тупым?!

— Лина, — позвал он, чувствуя, как ее «уносит» все дальше. — Я могу тебе помочь, дай мне доступ к «демонам». Я могу включить обратно гормональный контроль.

— Присылай, — прошептала она, держась на остатках силы воли. — Я запущу.

Нет, так не годится. Она может просто отключиться, и что тогда делать?

— Лина, — снова повторил он, склонившись над ней. — У нас нет времени, дай мне доступ. Поверь мне, пожалуйста!

Кажется, поверила! Времени мало, но выбора нет! «Демон», которого Иван держал наготове, обнаружил открытый порт и устремился на разведку новой «площадки». Всего несколько секунд потребовалось, чтобы уточнить версию комплекта Лины, которая оказалась аналогичной имплантам наблюдателей. Очень скоро были созданы нужные настройки конфигурации, и Иван запустил, наконец, в ее системе «демона спокойствия», почти такого же, какой не так давно подарил Альбине. Режим обучения не давал «демону» работать слишком быстро, но эффект должен был наступить достаточно скоро. Трудно даже представить, как она справлялась с этим сама в течение нескольких месяцев. Хотя, если она провела их в одиночестве, то все не так плохо. Но вот, ввязалась в бой, и ее организм неизбежно пошел вразнос. И интересно, как она здесь вообще оказалась…

— Потерпи, — успокаивающе проговорил Иван, продолжая неотрывно следить за таймером. — Сейчас все наладится.

Она была в сознании и, кажется, даже немного соображала. Кивнула с благодарностью, потом неуклюже повернулась на бок и неловко обняла его. Не страсть, но благодарность. Видимо, сказать что-то вслух было выше ее сил, а Иван по-прежнему чувствовал себя последним тупицей. Лину все еще трясло, но уже меньше, и жар постепенно пошел на убыль.

— Ну вот, — Он аккуратно выпутался из ее «объятий». — Ты еще немножко полежи, а я осмотрюсь, на всякий случай. Тебе лучше?

Она с благодарностью кивнула и деликатно, но решительно отстранилась. Момент слабости, судя по всему, закончился. Вот и хорошо! По крайней мере, она больше не беспомощна. И никто не обвинит ее в равнодушии к судьбе Альбины! А теперь, его очередь…

Выглянув из овражка, он снова поразился тому разгрому, который сам устроил. Огляделся вокруг, осматривая груды обломков и перепаханную землю. От взрыва осталась приличная воронка, которая продолжала дымиться. Труп боевика, смерть которого он видел в самом конце боя, валялся совсем рядом. Ну, и черт с ним. Иван примерно определил направление отхода Сарги, отыскав несколько пробитых снарядами обломков, которые они использовали как укрытие, спасаясь от снайперского огня Лины. На слегка влажной земле следы читались совершенно отчетливо, и картина постепенно прояснялась. Боевики сначала отходили врассыпную, прикрывая друг друга, а потом, когда отошли достаточно далеко, сбились в плотную группу, после чего Лина, судя по всему, прекратила огонь. Иван, пустившись рысью, отчетливо выделил следы одного из боевиков, который, судя по всему, нес на плече Альбину. Вряд ли это командир группы, просто, видимо, самый крупный и сильный из них. И вообще, неизвестно, уцелел ли командир операции, или в живых остались только рядовые боевики? Даже если так, то действовали они четко.

Иван сам удивился, как быстро его организм избавился от последствий контузии. Бывало, после серьезных травм в спортзале, несмотря на регенерацию, остаточные эффекты регенерации ощущались больше часа. А сейчас, он уже отмахал по полю не меньше двух километров, и не только не устал, но даже постепенно разгонялся. Только бы успеть найти хоть какую-то зацепку. Если атака на импланты происходила параллельно, то Альбина, скорее всего, без сознания и подать ему знак никак не сможет. Но направление-то, вот оно! Нужно срочно просить помощи у Верховного, другого выхода нет. Ничего технически сложного, просто узкий направленный радиолуч на нужный спутник. И ответный луч, размазанный равномерно по огромной площади Евразии. Перехватить можно, но вот расшифровать… Район теперь будет плотно оцеплен и закрыт, никаких посторонних глаз. Также, Иван передал ориентир на поиск вражеской группы, указал время и направление движения. Добавил заметку о том, что занят преследованием. Если люди Орлова помогут взять след, то это будет большой удачей.

Но очень скоро Иван понял, что «быстрого» решения не получится. Следы уходили в лес, и там, судя по всему, Сарги начали их старательно заметать. Скорее всего, они начали использовать специализированные экзо-устройства, устранявшие слишком явные следы, как Иван всегда делал с помощью имплантов. И еще неизвестно, у кого способ эффективнее.

Еще через четверть часа Иван окончательно потерял след. Энтузиазм сменился усталостью, и боль снова стала сжимать виски. Он почувствовал себя совершенно беспомощным и слабым. Он бродил кругами, искал и снова ничего не находил. Умом он понимал, что зря рванул по следу, грамотный командир мог запросто организовать засаду, из которой он бы уже не вырвался. Да и сейчас нет никаких гарантий, что его не прихлопнут в следующую минуту. Пискнули импланты, это пришло нервное сообщение от Лины, которая требовала, чтобы он срочно вернулся. Возможно, ему стоило спросить у нее совета, прежде чем делать глупости.

Здесь и сейчас ему придется отступить. Это он уже понял, но еще целую минуту не мог себя заставить повернуть обратно. Все смотрел сквозь густой лес в случайно выбранном направлении… Глупости, надо возвращаться.

Но что теперь делать? Иван попытался вспомнить какую-то важную деталь, которая, как ему казалось, имела большой смысл. Ладно, на месте видно будет. Он снова пустился бегом по собственным следам, развив максимальную скорость, потому что уже не пытался что-то отыскать. Выскочив из леса на место происшествия, он снова поразился масштабу разгрома. На этот раз, порученцам Орлова придется гораздо серьезнее потрудиться, скрывая улики. Но нужно верить, что они справятся. Места здесь довольно глухие, но на такой взрыв скоро все сбегутся, съедутся и слетятся. Нужно срочно сматываться, времени прошло достаточно.

Лина добросовестно дежурила возле овражка в боевом режиме, растворяясь в воздухе, словно сама была вся из воздуха. Иван с некоторым трудом продолжал регистрировать ее перемещения, не переставая удивляться девичьим талантам.

— Надо уходить, — просто сказала она, когда Иван оказался рядом. И никаких упреков, никакого повышения голоса. А ведь глупостей он наделал уже столько, что на долгий и продуктивный запой хватит. А Лина даже слова плохого не сказала. Неужели, понимает?

— Дай мне еще пять минут, — коротко попросил Иван. — Соберу трофеи.

— Я уже собрала оружие и снаряды, — Снова, лишь спокойные слова и никаких эмоций. — Надо уходить.

— Тогда две минуты, — Иван упорно пытался вспомнить, что за мысль у него возникла ранее. — Я быстро.

Вот и первый труп. Сняв с мертвого боевика шлем, Иван записал картинку и сделал полное сканирование, на всякий случай. Толку мало, с мертвеца взять нечего. Вообще, удивительно, что после подрыва корабля в живых осталось так много «десантников». Хорошие у них доспехи, такую свистопляску выдержали! Впрочем, взрыв был внутри корабля при открытом люке, поэтому самая убийственная его часть ударила, опять же, в раскрытый люк, то есть, в сторону Ивана.

А чуть в стороне… Иван со скрипом подстроил сканеры, и с большим трудом разглядел нечто, похожее на частично погребенную фигуру человека. Еще один мертвый боевик, и судя по всему, это последний. Подобравшись к присыпанному телу, Иван силовыми щетками сбросил грунт и мысленно присвистнул. Эта тварь до сих пор дергается!

Если так, то расклад меняется. Если удастся взять живого «языка», то это совсем хорошо, и у Альбины появится дополнительный шанс. Стараясь не усугубить состояние раненого, Иван повторил уже знакомую процедуру и снял с боевика защитный шлем. И только тогда он заметил то, о чем должен был раньше догадаться, хотя бы по фигуре.

— Опять девка! — вырвалось у него.

Раненая вдруг открыла глаза, и словно золотые звезды сверкнули… Вот это глазищи! Впрочем, пора привыкнуть. Она снова попыталась вдохнуть, но вышли только жалкие хрипы. Судя по результату сканирования, сильно повреждена трахея. И все это время Сарги медленно и мучительно умирала, постепенно задыхаясь. И как она вообще до сих пор жива? Иван решил не тянуть и запустил «демона» с программой стазиса. Девушка затихла, глаза закрылись.

— Надо уходить, — Рядом неожиданно возникла Лина, выдав неподвижной фигуре колючий взгляд. — Ты это хочешь подобрать?

Интересная подробность, не правда ли? Лина собрала оружие и боеприпасы, в том числе и у этой раненой Сарги, и не могла не заметить, что она все еще жива. И не могла не увидеть ее агонию. И что же она сделала? Ничего, совершенно ничего. Даже добивать не стала, и это говорит о многом!

— Не уверен, — честно ответил Иван. — Приведем в чувство, допросим. Переломов нет, но трахея повреждена. Совсем молоденькая, на тебя похожа, только с рыжинкой.

Лина только зубами скрипнула на такое сравнение, но промолчала, а Иван в этот момент раздумывал, как поступить дальше.

— Я ее понесу, — решил Иван, подбирая оружие раненой. — Дышать через рот ей в стазисе не нужно. Отойдем подальше и регенерируем.

— Мы тут наследили, — проворчала Лина. — Даже не знаю, что с этим делать.

— Это уже не наша забота, — успокоил ее Иван. — Ты случайно не на машине сюда приехала? А то мы попутку брали.

— Иди за мной.

Коротко и ясно. По крайней мере, никакой агрессии нет, и Лина, надо отдать ей должное, больше не психует и снова стала похожа на себя прежнюю, то есть уравновешенную и рациональную не по годам особу.

— Как ты вообще нас нашла? — Иван не слишком надеялся на ответ, но Лина в ответ слегка высокомерно усмехнулась и неожиданно выдала подробный расклад.

— Список кандидатов. У меня была копия, спасибо Варваре. Я нашла ваши с Альбиной следы в Ростове и перебралась туда. Но так и не поняла, что вы там делали. А сегодня поймала сигнал и помчалась…

— Чертова дерюга, — проворчал Иван. — И как же я сам этот сигнал проворонил? Ты подумала, это приманка для Сарги?

— Это было бы логично, — нейтральным тоном ответила Лина.

Она уже все поняла, но опять не пытается его осуждать. Что же, и за это спасибо!

— Я теперь долго не забуду этот свой прокол, — мрачно выдал Иван. — Боюсь, он мне дорого обойдется. Слишком дорого.

— Не спеши, — все так же нейтрально выдала Лина. — Если Сарги берут кого-то живьем, значит, будут торговаться. Корабля у них больше нет, поэтому они теперь… как я. Резких движений делать не будут.

Иван самую малость приободрился. Это были, видимо, слова поддержки со стороны Рьялхи. Ну что же, не будем терять надежду, хоть игра получается на грани фола.

Они сделали большой крюк, прошагали по лесам и полям и вышли к шоссе километрах в семи от места боя. Ивану очень хотелось устроить Лине вежливый допрос, но он решил не спешить и для начала просто смыться подальше. Увидев припаркованную в лесочке у дороги маленькую красную «Оку», Иван немного оцепенел. Машинка, безусловно, красивая, но с Линой этот образ как-то не очень вяжется. Но Рьялхи, похоже, не комплексовала из-за стереотипов, она просто сняла блокировку и раскрыла настежь багажник.

Несмотря на небольшой размер, в багажнике поместилась и сама раненая Сарги, и груз трофеев, собранных на поле боя. Лина наблюдала за процессом, и ее взгляд становился все более скептическим.

— Мы далеко не уедем, — предположила она. — Нас сразу остановят. А если увидят, что везем…

— Да уж, — согласился Иван. — Трудно будет объяснить, почему у нас в багажнике живой инопланетянин. И эцих из неизвестного металла…

На шоссе вовсю выли сирены. Стоит выехать туда, и маленькую красную машину остановят сразу. Не дорожная полиция, так военная. Иван отправил через спутник запрос на эвакуацию из запретной зоны, не сообщая никаких подробностей о своей спутнице. Потом материализовал банальный шезлонг и уселся под деревом, подставив лицо ветерку. Несмотря на недавний дождь, погода вполне летняя. И солнце пока греет в полную силу, небо еще не начало «осенью дышать».

— Так и будем здесь сидеть? — недовольно спросила Лина, глядя на его сибаритские замашки. — Нас и в лесу быстро найдут.

Она с ним даже советуется? Отрадно!

— Ждем здесь, — успокоил ее Иван. — Скоро, я надеюсь, прибудет наша «крыша» и мы спокойно уедем. У тебя в Ростове квартира?

— Я дом сняла, — словно оправдываясь, ответила Лина, усаживаясь напротив него прямо на траву. — Чтоб совсем никого не было рядом. Сам понимаешь.

Да уж, это Иван прекрасно понимал. Тяжело ей было без гормонального контроля. И чем меньше народу, тем проще справиться с эмоциями. Но теперь все будет иначе. Если она, конечно, по-прежнему на нашей стороне…

— Ты больше не собираешься прятаться? — без всякого упрека спросил ее Иван. — Мне надо знать, могу я на тебя положиться или нет? Ты будешь мне помогать?

— Незачем мне прятаться! — Лина в ответ так огрызнулась, что Иван даже пожалел, что еще не смягчил формулировки. — Ты еще не понял? Альбина у них! Думаешь, мне все равно?

Злится? Ну и пусть. Хорошая злость сейчас не помешает. Нужно дожимать!

— Ты же Рьялхи, — спокойно ответил Иван. — По идее, ты ничего нам не должна. Поэтому я и спрашиваю. Если гормональные проблемы это единственное, что тебе мешало, то это прекрасно. Будем работать вместе, разберемся с Сарги, вытащим Альбину и найдем способ отправить тебя домой. Согласна?

— Особенно радует последнее, — Лина снова превратилась в «мисс скепсис» и смотрела на него словно через прицел. — Не обещай того, что не сможешь исполнить. Я в прошлый раз тебя…

— Послала? — спокойно подсказал Иван.

— Послала. А сейчас что мне делать?

Значит, она ничего не забыла. И по-прежнему не верит в возможность вернуться домой. Что же, придется ее обнадежить.

— А ты никогда не думала, — аккуратно начал Иван. — Что я, быть может, не просто так тебе это говорю?

Характер. Ей хочется в это поверить. Это же видно! Но простая логика подсказывает, что его слова слишком хороши, чтобы быть правдой. Она промолчала, но взгляд изменился. Словно она просила его продолжить свою убедительную речь и снять, наконец, все сомнения. Хотя, как их снять? Она же уверена, что застряла на относительно отсталой планете. И самое обидное, что она совершенно права.

Поэтому, придется раскрыть ей часть правды. Риск, но куда без него?

— Помнишь наш первый разговор? — Иван старался говорить расслабленно и свободно. — Помнишь, как ты мне сказала про вторичные и третичные гармоники? Перед тем, как сбросить бомбу мне на голову? И если я жив, что это значит? Что я вам через эти гармоники подсунул ложные координаты? И как бы я мог это сделать без понимания физики процесса? А физика процесса — это не ключ ко всем вашим технологиям, в том числе и межзвездным полетам?

Тирада получилась длинная, но своей цели достигла. Кажется, девочку проняло.

— Так вот, чем вы в Ростове занимались, — внешне призадумалась она, но на щеках заиграла тень улыбки. Позволила себе надежду на возвращение?

— Мы занимались оружием, — ответил Иван. — Ты сама видела, какой взрыв получился. Корабль строится в другом месте и другими людьми, и этого я тебе не могу сказать, уж извини.

— А я думала, почему погиб корабль Сарги, — снова вслух задумалась Рьялхи. — Взрыв энергоядра в снаряде? У нас это запрещенное оружие. Но так даже лучше, если…

— Если я не вру? — снова прямо спросил Иван, глядя ей в лицо. — Ты должна просто поверить. Сможешь?

Опасно это. Он ее почти не знает, и это взаимно. Ей некуда идти, это факт. И без ее помощи вызволение Альбины можно отнести к безнадежным задачам. Оба все понимают, но какой будет ответ?

— Постараюсь, — с напускным спокойствием ответила Лина. — А что за «крыша»?

— Точно не знаю, — Иван был рад, что она решила сменить тему. — Но надеюсь, что это будет сопровождение до города. Ты сможешь держать проекцию на своей машине? Чтобы цвет и номера были другие? Если ты так долго от нас пряталась, то наверняка сможешь.

— Смогу, — усмехнулась Лина. — Я без проекции вообще из дома не выхожу.

Ярко-красная машина словно замерцала бликами, по красивым обводам скользнули сгустки тумана, и проступил ярко-желтый цвет, который загустел и принял вид настоящей поверхности. Сама Лина тоже преобразилась, став ярко-рыжей великовозрастной девицей лет тридцати с довольно приятной, но слегка бледноватой внешностью. Главное, что на себя не похожа. Иван тоже сменил обличье, достав из архива подходящий образ слегка заплывшего увальня с квадратной челюстью. Прекрасная пара получилась, а Лина, хоть ничего не сказала, но оценила его квалификацию легкой улыбкой.

— Куда поедем?

Голос у нее, разумеется, тоже изменился. Неудивительно, что она так долго и так успешно скрывалась от обнаружения.

— В доме, который ты снимаешь, есть подвал? — спросил Иван. — Мне простого угла бы хватило, но вот наш груз…

Лина даже не расстроилась от такого предложения, по крайней мере, если судить по непривычной внешности. Наверно, и сама бы предложила со временем.

— Есть подвал, — ответила она. — И вообще, места хватит.

И это очень хорошо, потому что оружейные работы останавливать никто не собирается, а теперь появился новый материал. Ивану теперь придется брать руководство на себя, а для этого ему лучше поселиться неподалеку. Но соседка у него теперь будет, полный атас! Точнее, даже две.

Нет, пока не приедет «крыша», нужно заняться делом, подумал Иван, поднялся на ноги, аккуратно открыл багажник и оглядел скованную стазисом фигуру. Прогнал диагностику еще несколько раз, подправил параметры и запустил «демона» регенерации в ручном режиме.

Будить раненую нельзя, она просто умрет, задохнется. Нужно сначала восстановить повреждения, а с трахеей требуется корректировка алгоритма. Хорошо, что он успел просканировать Лину и нескольких мертвых боевиков, и теперь есть, с чем сверяться. Мысленными прикосновениями в ключевых точках интерфейса Иван контролировал «демона», восстанавливая нежные хрящи и железы по имеющемуся шаблону. Не очень сложно, но довольно муторно. И как раз то, что надо, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. Вот только Лина все-таки решила нарушить молчание и подошла поближе, наблюдая за его манипуляциями.

— Посиди еще, — не отрываясь от работы, предложил он. — Тебе надо отдохнуть.

— А тебе не надо? — мгновенно отозвалась Лина. Иван опять мысленно вздрогнул. Почти трогательная забота от незнакомой рыжей девицы немного напрягала.

— Отдохнем, когда все кончится, — Иван мысленно «поставил» на место последнее разорванное кольцо трахеи и переключил всех «демонов» на восстановление тканей.

Кажется, он сделал все, что мог. Иван ненадолго задумался, глядя на неподвижное лицо Сарги. Может, сейчас самое время кое-что обсудить?

— Ты знаешь ее? — Иван не особенно надеялся на результат, но Лина почему-то не стала отпираться.

— Лично не знаю, — ответила она, вглядевшись. — Не все ли равно?

— Речь не об этом, — отозвался Иван. — Я не борюсь с желанием ее убить. У меня, пожалуй, главный счет к командиру их группы и к тому, кто отдает приказы. А эта деваха даже не боевик.

Иван понял, что вовремя остановился. Ему очень хотелось сказать, что у него большие счеты не только к Сарги, но и к покойным Рьялхи, организаторам эксперимента, которые не смогли защитить ни самих себя, ни своих подопечных. Но Лину сейчас лучше не злить такими словами. Ей сейчас надо сказать что-то другое…

— Все боевики, которых я смог просканировать, — начал он. — Поджарые и атлетичные. Сарги используют экзо-устройства, как мы используем импланты, но атлетикой не пренебрегают. А эта, хоть и в неплохой форме, но совсем по-другому сложена. И за весь бой ни разу не выстрелила, хоть я был прямо перед ней, и промахнуться было нельзя. Она просто растерялась. Я думаю, у их командира совсем плохо с людьми, и он усилил свою «мангруппу» парочкой «любителей». Например, из экипажа корабля.

— Наверно, да, — с неожиданной готовностью призналась Лина, но гримаса презрения по отношению к лежащей перед ней фигуре не исчезла. — Я не могу ее опознать. У нас были данные на базе. По ним можно было вычислить хотя бы, какая это семья. Теперь не выйдет.

— Меня не оставляет чувство, — поделился мыслью Иван. — Что и со стороны Сарги это такое же любительское предприятие. Семьи, кланы… Твоя семья не враждовала с какими-то конкретными кланами Сарги?

К его удивлению, Лина не стала отпираться.

— Это может быть кто угодно, — задумалась она. — Мы многим переходили дорогу. Дорсо, Ферна, Наара… Любой из них может быть.

Ивану показалось, что она этой враждой даже гордится. Видно, ее собственная семейка среди Рьялхи была не из последних, но что будет теперь?

Иван еще раз всмотрелся в лицо Сарги, обдумывая все, что услышал. Красивое, но вполне обыкновенное лицо, просто приятная молодая девушка, и все потому, что глазищи закрыты. Когда они откроются и засияют золотыми огоньками, вот тогда и держись… Не говоря больше ни слова, Иван закрыл багажник.

— Долго мы будем тут сидеть? — совершенно ровным голосом спросила Лина. — Я не жалуюсь, просто…

— Придется посидеть, — аккуратно ответил Иван. — Пока я не получу сигнал, или сопровождающих не встретим. Ты лучше скажи, чего ждать от Сарги, если Альбина у них в руках?

Иван решил не расспрашивать Лину о ее собственной семье, это всегда успеется. А вот что ждет Альбину после захвата?

— Она будет трофеем, — вздохнула Лина. — Скорее всего, командира группы. Если он жив. А если нет, кто-то будет вместо него. Импланты они уничтожат. Потом не знаю.

— Будут ломать физически? — при такой мысли Иван пытался справиться с дрожью. — Или есть другие способы?

— Думаю, бить будут, — Лина только развела руками. — А потом… трудно сказать. Может, будут торговаться.

— Торговаться за что? — не понял Иван. — Они не знают наших планов.

— Может, стоит им сказать, что у нас есть корабль, — пожала плечами Рьялхи. — Но Сарги торгуются только, когда у них есть сила. Как поведут себя эти, я не знаю.

В принципе, сам Иван на месте Сарги сначала попытался бы устранить угрозу. Используя Альбину, выманил бы на встречу самых опасных противников, попытался бы ликвидировать. После этого, есть множество вариантов. Но до них еще надо дожить…

Сканеры засекли движение на обочине шоссе. Две крупных машины свернули в их сторону и остановились метрах в пятидесяти от их лесочка. Никто из машин не вышел, но Иван с облегчением принял условный сигнал.

— Поехали, — скомандовал он, быстро усаживаясь на переднее сиденье.

Лина вела машину спокойно и сосредоточенно, как учили. Точнее, как ее не так давно учила Джина. Опять воспоминания…

Сопровождение оказалось солидным, два огромных грязно-зеленых «Тигра» с символикой военной полиции на бортах. Полиция, как же! Особенно это заметно по спаренным 30-миллиметровкам в турелях, но жаловаться на лишнюю огневую мощь не приходится. Такие пушечки пробили бы и его защиту, случись подряд несколько попаданий…

Эскорт исполнил свою задачу молча, как и было заказано. «Тигры» довели их до черты города, ни разу не дав остановить, а сами развернулись и умчались обратно. Лина снова изменила внешность своей машины, а Иван по мере необходимости отключал городские системы наблюдения, стирая следы. И еще через час петляния по городу Лина, наконец, загнала машину в гараж возле крепкого, но довольно невзрачного частного дома на северной окраине.

Импланты не хотели умирать. Агония каждой ниточки и каждого узла комплекта была страшной, мучительной, и полностью передавалась хозяйке, вызывая такие приступы боли, какие трудно себе вообразить, не прибегая к концепции ада. Зачем все это нужно, для чего ее решили убивать таким неэффективным способом, никто не объяснял. Целые созвездия боли опутывали ее по очереди, только усиливая страдания. Каждая маленькая смерть частички комплекта отдавалась мучениями, в глазах было бело от ярких вспышек, пронзающих все существо до самого основания. Она все выдержала и оставалась в сознании до самого последнего момента, когда начали растворяться последние контрольные контуры имплантов. Сарги добились своего, боль и шок наконец превысили все допустимые пределы, которые мог выдержать даже очень крепкий человеческий организм. И поэтому, когда наступил этот момент, Альбина Барсова уже во второй раз в своей жизни умерла, находясь в полном сознании. Почему-то, при этом она была совершенно уверена, что это не в последний раз.


1982 год | Один из немногих | Сентябрь 1983 года