home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


База наблюдателей, сентябрь 2058 года

Есть такой тип людей, жизнь которых настолько скучна и однообразна, что они готовы искать на свою голову любых приключений и опасности, лишь бы «развеяться». Чтобы пощекотать себе нервы, кто-то прыгает с парашютом, кто-то ныряет с аквалангом, а кто-то лезет в горы, потому что на месте им не сидится! Можно было бы назвать их экстремофилами, но это название уже закреплено за подмножеством живых существ, способных жить и размножаться в экстремальных условиях окружающей среды. Например, в горячих источниках или на дне океана, где нет солнечного света и адское давление, смертельное для всех прочих. Впрочем, эти несчастные бактерии не сами выбрали, где им жить, в отличие от людей…

А еще, некоторые недоумки стремятся любой ценой попасть в районы боевых действий. Войн на планете меньше не становится, всегда можно найти хоть небольшую, но настоящую и кровопролитную бойню. Они не всегда бессмысленны, но что беспощадны, это без сомнения! Вот и стремятся туда не совсем здоровые личности со всех концов света, чтобы пощекотать нервы. Это как профессиональные наемники (кому война, а кому мать родна), так и отмороженные на всю голову искатели приключений. Есть там, конечно, прирожденные революционеры, подобно Че Геваре, вечно сжимающие коленями бока своего Росинанта… Но их меньшинство.

Иван Родин, пользуясь минутной передышкой, пытался понять, к какой категории психов относится он сам. На Че Гевару он явно не тянул, не обладая ни харизмой героя, ни обостренным чувством справедливости, переходящим в одержимость. Скучающим бездельником, лезущим под пули ради адреналинового допинга, он тоже не был. Так каким же образом он влез в настоящую войну? Кто он теперь, и что собирается делать?

Импланты работали в полную силу, и он почти ощущал поток пульсирующей энергии, словно собственную кровь в жилах. Вокруг него мерцал маскировочный кокон. Его стража, невидимые виртуальные «демоны», плотным облаком носились вокруг, готовые в любой момент отразить нападение или ударить сами. Иван не так часто входил в «боевой режим», чтобы оставаться совершенно невозмутимым, но он к этому готовился и ждал, надеясь, что по-настоящему воевать не придется. Мечты…

Еще несколько лет назад жизнь казалась более или менее предсказуемой. И, что греха таить, он был одним из немногих счастливчиков, которым повезло быть особенными, избранными. Импланты позволяли творить удивительные вещи, и они же давали своему владельцу очень долгую жизнь. Вечная она или нет, это вопрос, но Иван родился в далеком 1972 году и до сих пор выглядел как молодой человек «до тридцати». Разумеется, земная техника не могла делать ничего подобного, это был подарок. Но что он знал про дарителей?

Перед его мысленным взглядом мерцала трехмерная карта подземного комплекса, хотя он знал все эти лабиринты наизусть. Сколько десятилетий он здесь прожил! Когда-то эти проходы были ровными и широкими, одинаковыми по всей базе. А сейчас, Иван то едва протискивался между искореженными обломками, то попадал в широкий «карман», выбитый сильнейшим взрывом. Из потолка и пола, словно известковые отложения в пещере, всюду торчат обломки, то острые и блестящие, то округлые и оплавленные. Все системы давно отключены, нет ни вентиляции, ни кондиционирования воздуха, а на километровой глубине это быстро оборачивается духотой и заметным повышением температуры. Сам влажный и затхлый воздух, кажется, прилипает к глазам, а носом чувствуется лишь один запах. Запах смерти.

Освещения, разумеется, тоже нет, ни штатного, ни аварийного. В горячем плотном воздухе даже тепловизор может подвести, поэтому надежнее ориентироваться на активное сканирование. Но нельзя, враг не дремлет. И не прощает.

Пробираясь по темным и пустым коридорам, он видел страшные следы штурма. Растерзанные, разорванные в клочья останки говорили о применении мощного кинетического оружия, для которого защитные барьеры имплантов не были помехой. Эти останки, к несчастью, не были для него безымянными. Он знал всех погибших, помнил каждого из них. Их было всего сто двадцать восемь. И сейчас, найдя очередную жертву, Иван регистрировал это в специальном журнале. Скорбный список был неполным, но поступить иначе он не мог. Кто еще сможет сохранить память о них, если не он?

Друзья и коллеги. Наблюдатели, доверенные помощники «небожителей». Тайное общество без конкретной цели и планов. Клуб бессмертных летописцев. Зачем это вообще нужно? Ответа Иван Родин не знал, и сильно сомневался, что кто-то из наблюдателей в курсе. Мысленно, он снова вернулся к вечному вопросу. Что он знает про тех, кто все это придумал?

Приходилось признать, что не очень много. Удалось выяснить, что биологически они очень близки людям и представляют альтернативную ветвь подвида Хомо. Как и почему? Сейчас было не до подобных вопросов. Еще Иван знал, что пришельцы называют себя Рьялхи. Именно они построили эту базу примерно две сотни лет назад и набирали себе помощников из числа людей. Сам Иван раньше был одним из них, но сейчас он сам по себе и вернулся на ту самую подземную базу, где не был больше года. Вернулся не по своей воле, но иного пути не было. Сейчас он находился в самом нижнем ярусе базы и двигался по длинному радиальному тоннелю, тщательно обследуя все ответвления. Нагромождение обломков и мертвые, всюду мертвые. Его скорбный список уже перевалил за два десятка, но каждый раз, найдя искалеченный труп, он со сдерживаемым ужасом запускал программу опознавания. Он уже нашел Риту Ярвич, рыжую бестию, веселого сердцееда Нэша Альвареса, старого приятеля Виктора Дэна, миниатюрную и безумно талантливую Ким Мин… И снова, ужас ожидания, не высветит ли бездушная программа то самое, единственное имя… Можно притворяться равнодушным, но врать самому себе просто стыдно.

С другой стороны, у Альбины Барсовой есть неплохие шансы уцелеть. Иван точно знал, что она активировала «подарок», и вырвавшийся на свободу «демон» должен был освободить комплект имплантов, сняв с него все ограничения, наложенные на наблюдателей. Это могло привести к небольшой дезориентации и даже непродолжительной потере сознания, но в конечном итоге давало силу и возможности, несравнимые с прежними и привычными. Более того, этот «демон» должен был передать свои копии на комплекты других наблюдателей, освободив и их тоже. Одним из плюсов такой перемены была на порядок более мощная кинетическая защита. Но, если судить по произошедшей бойне, защита наблюдателей осталась прежней. Почему так случилось? Еще один вопрос без ответа.

Сигнал о нападении пришел к нему тогда, когда Альбина активировала «подарок», и после этого размышлять было некогда. От Альбины он знал о нескольких запасных шахтах, ведущих в комплекс, и воспользовался одной из них, чтобы попасть внутрь. Удивительно, но уцелевшая система охраны его пропустила, в то время как нападавшие были вынуждены взрывами пробивать бреши во внешнем периметре. Возможно, сами импланты являлись ключом к базе, но времени, чтобы разбираться в таких тонкостях, у Ивана не было.

Пробираясь ближе к заваленной шахте основного лифта, он нашел еще двоих. Мужчину он узнал сразу, по маленькой фосфоресцирующей татуировке на правой руке. Рон Тальвар, блестящий математик и гитарист-виртуоз, скромный гений и один из лучших и самых преданных друзей. А женщина… Сердце на мгновение екнуло при виде копны черных волос, но это была Вика Веснина, ведущий планировщик миссий и певунья, каких поискать. Вечно была влюблена в кого-то, вечно полна планов и оптимизма. И ее больше нет. От этого Иван с холодной яростью чувствовал, как в нем просыпалось доселе незнакомое чувство: жажда мести. Месть это прекрасная мотивация, если знаешь, кому именно мстишь. Теперь самое время вспомнить еще один вопрос. Что мы знаем о нападавших?

Сарги. Смертельные и принципиальные враги Рьялхи. Но что стоит за этим названием? До сих пор, в этих лабиринтах они ему не встречались. Наверно, зачистив нижние уровни, они переместились наверх, в сторону контрольного центра. И больше Иван не знал о противнике ничего, кроме очевидной жестокости. Он остановился и всмотрелся в свои сканеры движения. Кажется, накаркал. Судя по акустике, идут двое, поэтому можно сделать предварительный вывод об антропоморфности. Но рядом с этой парой есть еще что-то…

Иван постарался спрятаться так, чтобы между ним и парой врагов располагалась максимальная толща грунта, и стал ждать, сохраняя неподвижность. Активно сканировать он не решался, пусть подойдут поближе. Враги еще не успели появиться из-за поворота, а Иван уже понял, что с ними маленький автономный зонд. Он уже видел такие компактные и скрытные машины, но теперь предстояло не только обнаружить, но и устранить эту угрозу. Его собственная защита работала хорошо, и враги не догадывались о его существовании до самого последнего момента. А потом, все произошло очень быстро. Иван решился и натравил своих «демонов» на вражеский зонд. Как выяснилось позже, машина шла в режиме сопровождения, поэтому не успела среагировать на молниеносную атаку в единственное по-настоящему уязвимое место. Энергетическую капсулу.

Энергия резонанса контролируется сеткой очень тонко настроенных фокусирующих контуров. Если эту настройку нарушить, заблокировав схемы безопасности, то можно, как в песне поется, обломать немало веток и наломать немало дров. Именно это и проделали «демоны» за неуловимые доли секунды. Взрыв капсулы был ярким и мощным, но от самих нападавших остались только лохмотья, и «знакомство» с врагами вновь не состоялось.

Иван выбрался из своего укромного угла и раздосадовано убедился, что от органики почти ничего не осталось, а вот оружие, как ни странно, уцелело. Он подобрал два «карабина», чем-то похожих на футуристические изделия фирмы «Штейр» весом килограмма по три. Так вот из чего Сарги убили столько народу! «Демон» легко препарировал эти устройства, и почти сразу стало ясно, почему силовые барьеры наблюдателей бессильны им противостоять.

Первое, что бросается в глаза, это гладкий ствол большого калибра. Это обычно означает, что энергия снаряда здесь на первом месте. А вот и магазин! Отмыкается легко, но весит почти столько же, сколько само оружие. Что же там такое? То, что и положено, блестящие стержни патронов, в два ряда в шахматном порядке. Впрочем, это не совсем привычные патроны, капсюля и метательного заряда там нет, только полимерная гильза с очень сложным трехсекторным поддоном и закрепленная в нем тонкая и длинная оперенная стрела. Классический подкалиберный снаряд, причем, судя по профилю наконечника, гиперзвуковой. Иван осторожно извлек из магазина один такой патрон и чуть не уронил его — тяжеленный! Наконечник и прочная оболочка — это конечно, плотный вольфрамовый сплав, а что внутри? Сканер показал результат, и Иван даже присвистнул. Осмий?! Богато живут, суки! Это даже не золотая пуля… Видно, кому-то так хотелось избавиться от наблюдателей, что ради нескольких процентов плотности снарядов он не пожалел целое состояние. Хотя, наше привитое капитализмом понятие стоимости вещей и материалов может не иметь значения для космической цивилизации.

А выстрел происходит очень просто. Резонансная капсула накапливает энергию и создает вспышку в каморе ствола, причем энергия строго дозирована и распределена равномернее, чем при химическом взрыве, что позволяет добиться фантастической скорости вылета снаряда. «Демон» давал оценку в 5 километров в секунду, а чудовищная отдача гасится активной гидравликой, запитанной от такой же резонансной капсулы. Металла в конструкции не так много, но зато полно керамики и углеродных композитов.

При такой скорости и массе снаряда стандартные силовые барьеры наблюдателей почти не являются защитой, а если такая «стрелка» доберется до человеческого тела, то уже не так важно, куда она попала. Все, что останется, это плохо узнаваемые ошметки, которые он уже видел. Еще одной плохой новостью было то, что только одна «пушка» была исправна, а на второй перекосило и заклинило систему компенсации отдачи, и теперь стрелять из нее нельзя.

Но были и хорошие новости. Иван не нашел в оружии никаких закладок и следящих устройств, кроме простейших ответчиков, отключенных им в самом начале. Очевидно, Сарги вовсе не собирались нести потери и терять свои игрушки. Еще одной маленькой радостью был приличный боекомплект — два почти полных магазина и еще два запасных, на двенадцать «стрел» каждый. Но пробьют ли они защиту Саргов, если придется стрелять? Проверять не очень хотелось, несмотря на желание слегка уменьшить популяцию врага, кем бы эти антропоморфные твари ни были.

Он повесил за спину поврежденный «ствол», а запасные магазины рассовал в наспех материализованное подобие разгрузочного жилета. Взял оружие в руки, еще раз осмотрел и подал питание. Механизм чуть дернулся, приходя в исходное положение, первый патрон сам ушел в патронник.

Иван никогда не был большим любителем стрелкового оружия, хоть стрелять ему доводилось не раз. Естественно, не по живым мишеням. Но сейчас, хочешь или нет, придется изображать из себя Рэмбо. Он запустил небольшого «демона» и высветил воображаемую линию, проходящую через ствол, чтобы всегда видеть направление выстрела. Этакий виртуальный, невидимый для всех лазерный прицел. Зато теперь можно лупить навскидку, если понадобится. Промахнуться будет сложно.

Нарываться на открытый бой не хотелось. В полной маскировке Иван пробирался к тому месту, где когда-то был уютный автоматический бар с цветными фонарями. Именно там и располагались входы в огромные и разветвленные служебные тоннели, про которые он узнал от Альбины. Если выжил кто-то еще из наблюдателей, то искать их следовало именно там. В коридоре, ведущем к бару, царил страшный бардак. Судя по всему, и здесь Сарги пробивали стены взрывами, чтобы добраться до спрятанных тоннелей. Вокруг было совершенно темно, но «ночное зрение» для того и существует. Иван включил на максимум усилители звука, пытаясь засечь хоть какой-то шум, почти сразу поймал сигнал. Сначала это казалось шуршанием, но по мере приближения все отчетливее слышался топот, явно приглушенный звуковым демпфером. Одновременно, где-то вдалеке из фона выделялось несколько похожих звуков. Раздался резкий и отчетливый звук, похожий на выстрел, и Иван пожелал только одного, чтобы это не означало смерти еще кого-то из его друзей и бывших коллег. Он немного ускорил шаг, направляясь в глубину разрушенного бара. Держа наготове оружие, он пытался сориентироваться среди развалин, остатков искореженных конструкций и огромных дыр, пробитых Саргами в стенах и полу. Настоящий смертельный лабиринт. Неужели кто-то сумел в нем выжить?

Видимо, кто-то все-таки сумел. Сенсоры поймали движение, выдавая присутствие обладателя имплантов, закутанного в мощный маскировочный кокон. Наблюдатели ничего подобного создавать не умели, поэтому Иван позволил себе искру радости и скромной надежды. Неужели?!

Да, быстро Альбина научилась настраивать защиту! Правда, подаренный «демон» ей в этом сильно помог. Когда с имплантов сняты ограничения, то способный человек быстро освоится в новом окружении. Это все равно, что слепому прозреть! Но долго прятаться она все равно не сможет, преследователи уже почти рядом. Рано или поздно они смогут поймать ее след и прицелиться, и тогда уже никаких гарантий никто не даст. Оставаясь метрах в десяти от затаившейся Альбины, Иван передал ей по инфракрасному каналу короткое сообщение:

Я ЗДЕСЬ. НЕ ШЕВЕЛИСЬ.

Альбина, к ее чести, даже не дернулась, просто послушалась, и это было хорошей новостью. Плохой было то, что ему самому, несмотря на более изощренную защиту, все же придется подойти поближе, а значит, оставить свой след на сканерах движения. Риск, но без этого никак!

Иван слегка понизил настройки звукового демпфера, давая противнику четкий след. Ешьте, гады, нам не жалко! Главное, чтобы Альбину больше не искали и переключились на новую, более «беспечную» цель. Еще несколько секунд он просто ждал, надеясь на первый выстрел. Но дождался совсем иного.

Что-то ударило его в грудь, и раздался жуткий скрип, перешедший в чудовищный звон, словно в огромный колокол ударили. Через полсекунды он сообразил, что это звенит у него в ушах, а уровень энергии силового барьера упал почти ровно до половины! Ждать второго попадания не хотелось, и Иван метнулся за выступ стены, причем вовремя, потому что над головой что-то бабахнуло и во все стороны полетели камни и облицовка. Кажется, он все-таки увернулся. Но рано радоваться, их обоих запросто перестреляют как кур, если ничего не делать и только прятаться. Хотя, можно начать с маскировки.

Иван извлек нужного «демона» и поставил максимально возможно плотную мультиспектральную завесу, одновременно включая на максимум усилители звука. Сколько там народу? Если это пара, как в первый раз, тогда можно что-то придумать, но если их больше…

Хорошо, что не нужно высовываться из-за угла, импланты и так все видят. Придется стрелять, другого выхода нет. Противники действуют грамотно, прикрывают друг друга, и это действительно пара, поэтому разбираться с ними нужно быстро, иначе могут набежать еще. Вот сейчас защита перезарядится, всего несколько секунд…

Он повторил приказ Альбине не шевелиться и начал «бурю в стакане воды». Поставленная им завеса заколыхалась и забурлила, вся пронизанная сгустками и завихрениями, разглядеть человека в таком хаосе было непросто. Завеса мультиспектральная, поэтому тепловизор, к примеру, тоже не очень поможет. Остался последний, самый ответственный ход.

Запущенный Иваном «фантом» довольно сильно выделялся на фоне завесы и поэтому не мог не быть замечен, и именно на это был расчет. Иван пустил «фантом» с левой стороны, а сам на пару секунд позже выскочил правее.

Бах! Неизвестное оружие рявкнуло, понарошку подстреленный «фантом» понарошку умер, но этого времени Ивану вполне хватило, чтобы прицелиться в расплывчатую фигуру и нажать на спуск. Бах! Его оружие лязгнуло, а фигура исчезла, перестав регистрироваться сенсорами. Второй боевик не сразу понял, что произошло, и этой секундной замешки Ивану хватило для сближения и хорошего, увесистого силового тычка примерно с десяти метров. «Боевик» вылетел из укрытия и смачно ударился о стенку, лишившись оружия, но быстро сгруппировался и попытался вскочить на ноги. И вот тут-то Иван уже врезал ему во всю силу, наотмашь, насколько только позволял интерфейс, изначально не предназначенный для подобной грубости. На таком расстоянии автоматически сработал биологический сканер, и Иван сразу увидел, как после еще одного полета и удара о стенку погасло сознание его противника. Кажется, готов.

— Почему не стрелял во второго? — спокойно спросила Альбина, уже оказавшаяся рядом.

И ни здрасьте, ни до свидания! Хотя, мы теперь на войне, к чему условности?

— От первого мало что осталось, — указал он на темную кучку у стены. — А я хочу увидеть, с кем имею дело.

Он склонился над оглушенным боевиком и после консультации с «демоном» раскрыл и снял с его головы компактный шлем с темным матовым забралом. И сразу понял, что дело дрянь. Слишком много крови, а лицо…

— Это Рьялхи, — не веря глазам, констатировал Иван. — Скан дает карту ДНК, полное совпадение. Это Рьялхи, но имплантов нет. Что за…

— Потом будешь думать, — грубо прервала его тираду Альбина, разглядывая лежащего. — Совсем молодой парнишка, что же тут творится?

— Готов радист, — вновь просканировав несчастного, заключил Иван. — Бина, ты видела еще кого-то из наших?

— Нет, — коротко выдохнула Барсова. — Мы с Линой были наверху, но при нападении свалились обратно, я запустила твоего «демона», а потом ничего не помню! Пришла в себя среди развалин и больше никого не встретила, кроме этих…

— Наверно, вас выкинуло из лифта на разных этажах, — предположил Иван, но тут где-то в стороне снова рявкнул выстрел. Неужели, кто-то еще уцелел? Иван быстро подобрал уцелевший «карабин» и вручил Альбине, которая, сориентировавшись, без подсказки обшарила убитых и собрала запасные магазины.

— Держись за мной, — скомандовал Иван, и они быстро двинулись в сторону звуков стрельбы. Он уже не сомневался в эффективности оружия и был готов стрелять во все, что движется. Главное, не попасть в своих. Альбине он принудительно включил прицельный комплекс, но надеялся, что палить не придется. После нескольких поворотов явно послышалась какая-то возня, и снова раздались выстрелы. Похоже на позиционную перестрелку, но кто там такой молодец, что столько времени отстреливается? Иван почти не сомневался в том, кто это может быть, особенно учитывая дальнобойные сканирующие зонды, работу которых стала засекать его система. Он надеялся, что еще не слишком поздно…

Нападавших было четверо, а в обороне, кажется, всего двое, но реально «работает» только один, ловко преграждая силовыми барьерами путь на фланги и грамотно простреливая центр. Сарги вперед не лезут, ждут подмогу. Отлично, вот и подмога!

Иван сходу «снял» лидера ближайшей пары и силовым ударом сшиб с ног ведомого, выигрывая пару секунд. К его удивлению, вмешался «младший» из пары обороняющихся, в котором легко было узнать Джину Лаваль. Она плотно припечатала упавшее тело силовым барьером, не давая боевику подняться на ноги. В это же время «старший» из обороняющихся навскидку выстрелил, не высовываясь из укрытия, и как ни удивительно, попал в цель. Иван успел срезать второго из пары, и теперь все взгляды обратились на последнего живого боевика, удерживаемого Джиной. Иван хотел уже сделать контрольный выстрел, но его опередили. Ладная фигурка в знакомом красно-белом костюме выскочила из-за укрытия и в два прыжка оказалась рядом. Боевик не успел ни крикнуть, ни дернуться, когда Лина Эл мощным силовым ударом выбила из него дух, словно из мясной туши. Мерзкий звук продавленных ребер, и тишина.

Возмущаться и ужасаться нет времени. Действуя машинально, Иван подобрал исправную «пушку» и пару магазинов. Судя по звуковой картине, рядом пока никого нет. Джина тяжело дышит, уж не ранена ли? Но нет, у нее все в порядке, привыкает к новой конфигурации имплантов. До нее, как видно, новая «прошивка» дошла, а это еще тот стресс. И на Ивана смотрит ошалевшим взглядом, все-таки не каждый день мертвые оживают.

Никто не пытался что-либо сказать, слишком велика была инерция драки. Иван уже собрался было провести мини-инструктаж, но в этот момент все четверо стали получать принудительные сообщения из остатков местной сети. Короткие пакеты приходили раз в секунду и высвечивали яркие буквы:

ОПАСНОСТЬ! ПОКИНУТЬ КОМПЛЕКС!

ОПАСНОСТЬ! ПОКИНУТЬ КОМПЛЕКС!

ОПАСНОСТЬ! ПОКИНУТЬ КОМПЛЕКС!

Иван понял, что времени почти нет. Схема тоннелей уже висит перед глазами, нужно шевелиться. Ничего хорошего такое предупреждение, понятно, не сулит. Рефлекс, привитый фильмами и играми, что поделаешь.

— Бегом к тоннелю! — заорал Иван, приводя всех троих к движению. — Не спорить, все на выход! Вот этот коридор ведет к шлюзам! Бегом!

ОПАСНОСТЬ! ПОКИНУТЬ КОМПЛЕКС!

ОПАСНОСТЬ! ПОКИНУТЬ КОМПЛЕКС!

ОПАСНОСТЬ! ПОКИНУТЬ КОМПЛЕКС!

Как ни странно, все послушались и рванули в указанном направлении. Иван сам удивился, откуда у него проявился этот командный голос, больше подходящий не физику-недоучке, а какому-нибудь сержанту. Наверно, дело все в том же проклятом стрессе.

Бешеная гонка через руины длилась недолго, но едва не закончилась плачевно. Коридор был настолько искорежен и завален, что выход отыскали не сразу, но Альбина сумела отправить правильно закодированную команду. Вся четверка запрыгнула в открывшийся провал, скатившись по наклонному тоннелю метров на тридцать вниз, где коридор выпрямлялся и уходил куда-то совсем далеко, в черноту. Над их головами с лязгом захлопывались прочные переборки.

— Бегом! — повторил Иван, вскакивая на ноги, и они снова побежали. Но еще через несколько секунд раздался страшный удар, а коридор тряхнуло так, что на ногах не устоял никто. Казалось, стены ходят ходуном, а своды вот-вот обрушатся сверху на головы беглецов. Но гул постепенно сошел на нет, и в подземелье стало до жути тихо.

Вспыхнул яркий свет, это Лина зажгла импровизированный фонарь и стала старательно отряхиваться. Иван тоже зажег свет и убедился, что все в сборе.

— Похоже на самоликвидацию, — со злостью прокомментировал он. — Кто-то подорвал всю базу… Черт! Теперь точно живых не найдем.

Альбина поднялась из пыли и с некоторым опозданием метнулась к Джине, с трудом приходящей в себя.

— Жива, мать! — проворчала Барсова, обнимая ошалевшую подругу и целуя ее в щеки и в губы. — Я думала, все, хана, не почувствую больше твоих кулаков на ребрах!

— Привет, Джина, — усмехнулся Иван, поймав очередной ошарашенный взгляд подруги. — Ты была великолепна.

— Да живой он, не смотри так, — нервно буркнула Альбина, но Лаваль деликатно отмахнулась и подошла к нему в упор, словно убеждаясь, что он настоящий. Кажется, убедилась и даже обниматься полезла. Ее слегка трясло от адреналина, но Иван с удовольствием ответил и на объятие, и на короткий дружеский поцелуй.

— Погодите, гражданка, целоваться, — очень кстати процитировал он, не потеряв способность находить нужные слова. — Давайте сначала конфликт разберем!

— Значит, эта зараза, — Джина беззлобно ткнула оттопыренным большим пальцем в сторону Альбины. — Все про тебя знала и молчала? И что за херня вообще происходит? Кто это? С кем мы дрались?

— Всю картину целиком не знает ни один из нас, — Иван указал на продолжавшую отряхиваться Лину Эл. — Даже Рьялхи.

По тому, как отреагировала на эту новость Альбина, Лаваль поняла, что опять узнала обо всем последней. И не похоже, чтобы Иван шутил…

Джина Лаваль знала, кем ее всегда считали среди наблюдателей. Идеальный, дисциплинированный исполнитель. Не планировщик, не аналитик и не стратег. Разве что, неплохой тактик, особенно на поле боя. Но вот доверять информацию сверх минимума таким исполнителям не принято. Она никогда не думала обижаться, что есть, то есть. Но сейчас, чувство в ней разворачивалось престранное.

Рьялхи! Иван произнес это так, будто давно все знал. Альбина не сделала больших глаз, а только со знанием дела усмехнулась и украдкой скользнула взглядом по фигурке Лины. Вот зараза! И про это она знала! А что же сама Лина?

Несмотря на обстановку, выглядела она, как всегда, достойно. Все тот же знакомый костюм чуть запылен, но аккуратно затянут по ее идеальной фигуре, длинные черные волосы немного взъерошены, но это смотрится даже симпатично. Но главное — ее полные жизни светло-карие глаза, как всегда, сияют, и в них еще заметен азарт недавнего боя.

— Лина меня спасла, — тихо сообщила Джина. — Убила двоих, затащила меня в тоннель, закрыла собой… Пока я не понимала, что происходит.

— За это большое спасибо, — начал Иван, подходя к Лине и выдерживая ее взгляд, что на этот раз получилось на удивление просто. Оружие у обоих висит за спиной, и это хорошо. Не нужно нам сейчас лишнего обострения.

— Рьялхи, — почти прошептала Джина. — Значит… Лина, значит… Это правда?

— Поверь на слово, — не оборачиваясь, заверил ее Иван и дальше обратился к Лине, вспоминая свой первый разговор с ней. — Здравствуйте, госпожа посол. Позвольте спросить, что вам известно про тех, кто на нас напал? Почему Сарги так до боли напоминают Рьялхи?

Лина явно не собиралась отчитываться, поэтому сама сделала шаг навстречу Ивану. И куда пропала скромная лапочка? Но теперь в ее взгляде не презрение, а жесткая решимость того, кто только что выиграл смертельный бой и готов к новому. На мгновение показалось, что она вдруг стала старше лет на десять.

— Вам повезло, — не совсем приветливо ответила Лина ледяным тоном. — Вы живы. Сарги убили всех. Теперь от имени Рьялхи говорю я.

— С каких это пор? — спросила Альбина. — А ваша база, кто держал с нами связь? Не говори, что это была ты.

— Базы нет! — прорычала Лина, оскалившись. — Была, но больше нет! Сарги убили всех! Всех, кто знал о проекте! И теперь никто из Рьялхи не знает! Ни про вас, ни про это место! Ни про меня! Вот поэтому, от имени Рьялхи говорю я!

Иван выдержал небольшую паузу, глядя ей в глаза и стараясь понять и осмыслить эту тираду. В какой-то момент ему показалось, что она готова голыми руками всех убить, а в другой момент ее ресницы вдруг задрожали, словно она вот-вот расплачется. Все эти позывы были задавлены Линой в зародыше, но Иван все же сделал определенные выводы.

— Для начала, не кричи, мы не враги тебе, — мягко начал он, перейдя на более простую манеру общения. — И расскажи все, что сможешь. Никто у тебя не спрашивает удельный вес ядра твоей планеты. Скажи, почему на нас нападают Рьялхи, когда мы ждем Саргов?

— Сарги, — словно сплевывая это слово, поправила Лина. — Правильно говорить Сарги.

— Сарги? — переспросил Иван, и тут сообразил. — Значит, Сарги это не множественное число! Это название, имя собственное! Но почему они ничем не отличаются от Рьялхи?

Было видно, что Лине совершенно не хочется отвечать, привычка скрывать или искажать информацию сидела слишком глубоко. Она только плечами пожала. Мол, сам поймешь, если не дурак.

— Значит, Рьялхи и Сарги это один и тот же биологический вид! — наконец, сообразил Иван. — Ну конечно! Как же я не догадался!

— Лина мне рассказала перед самым нападением, — встряла Барсова, — Что наблюдатели это секретный проект, про который знали немногие. И ее привлекли в частном порядке, без огласки.

— И все, кто знал, были в момент нападения на вашей базе? — уточнил Иван. — И все погибли?

— Да, — повторила Лина, чуть опустив глаза, но не от смущения, а от нежелания вновь показать слабость. — На базу прилетали… Те, кто знал… Все, кто знал. Были сигналы, маяки… Они все исчезли. Значит, базы больше нет.

— Как Сарги смогли уничтожить базу? — спросил Иван. — Если это бомба, то довольно большая, на Земле бы такое заметили. База на Луне?

Молчание. Ладно, попробуем по-другому.

— Лина, — мягко, но убедительно начал «обработку» Иван. — Сейчас на Луне работает, кажется, пять сейсмографов. Наверняка они записали это событие, и установить место можно будет очень точно. Даже если предположить, что Сарги их отключили, найти свежий кратер можно элементарно, Луна отснята вдоль и поперек. Поэтому, секретность сейчас неуместна.

— База была на вашей Луне — со вздохом ответила Лина, и Ивану показалось, что ей очень хочется сказать что-то еще…

— На обратной стороне, — наконец, решилась она. — Место уже неважно. Никто не знал, кроме…

— Кроме кураторов проекта? — спросила Альбина. — Которые прибыли с инспекцией? Или из-за угрозы? Кто это был?

Лина снова подняла глаза, которые теперь совершенно отчетливо светились непонятной болью. И снова ресницы дрожат, и предательская влага блестит в уголках глаз.

— Погибли четверо, — почти прошептала она. — Родители. Брат. Вся моя семья. Я последняя.

Если так, подумал Иван, то девочка держится совсем неплохо. Да, сегодня день потерь, но та ярость, с которой она дралась, вселяла надежду. Пусть пока слабую, но все же…

— Прости, мы не знали, — совершенно искренне посочувствовал Иван. — Мы сегодня тоже потеряли многих близких, так что не будем друг друга допрашивать. Нужно выбираться наверх и уходить подальше. Сарги будут нас искать и постараются добить.

Казалось, что Лина хочет возразить, но в итоге она не стала спорить. Просто мрачно кивнула и взяла оружие наизготовку. Фактически, этим она отдала Ивану командование маленьким отрядом, поступок для Рьялхи почти невероятный. Сейчас ей, судя по всему, лучше стрелять, чем говорить. И даже лучше, чем думать. Думы сейчас только усиливают боль.

— Джина, держи пушку, — Иван вручил ей запасной ствол и еще один магазин, одновременно отправив ей прицельного «демона». — С принципом действия разберешься на ходу, времени нет.

Теперь все четверо были вооружены, хоть какой-то плюс. Обстановка стала чуть менее нервной, но до идеальной сплоченности пока далеко.

Джина, с небольшой опаской поглядывая на бывшую ученицу, старается держаться поближе к Альбине. Слишком много потрясений для одного дня. Вот покойный Иван Родин, который выглядит вполне живым. Вот Лина, ее милая ученица, которая оказалась агентом Рьялхи. Да что там агентом, целым послом! Вот подруга Альбина, которая, видимо, все это давно знала, но молчала. И каково ее собственное место во всем этом безумном бардаке?

Альбина по совету Ивана тренировалась строить защиту, пробираясь через пласты новых возможностей, доступных имплантам. Даже имея готовых «демонов», нужно научиться по мере необходимости менять конфигурацию. А еще, она успевала следить за Джиной, поглядывать на Лину и обмениваться с Иваном короткими сообщениями по закрытому каналу. Помимо личного разговора, он выдавал очень полезные подсказки, транслируя их обеим подругам. Его забота очень трогала и согревала Альбину, а терпеливые разъяснения были сдобрены, как всегда, адекватной порцией нежности и юмора. Вот так всегда. Когда хочется любви, приходится воевать.

Для Ивана единственным позитивом была неспешная переписка с Альбиной, а вот все остальное, если честно, было хуже некуда. За подружек он был более-менее спокоен, а вот что у Лины на уме, это большой вопрос. Она вряд ли станет стрелять им в спину, за это он был спокоен. Он также понял, что она пропустила сигнал «освобождения» через свой комплект, ретранслировав его Джине, хотя вовсе не была обязана это делать. Это девочке большой плюс к доверию. Хотя, какая уж тут девочка, если вспомнить, что только что случилось. Ярость и жестокость, взгляд убийцы. Сколько ей лет, на самом деле? И не спросишь.

Но это не так важно, сейчас непонятно, что будет дальше? Положим, всех перебьем, пробьемся, скроемся. На этом этапе Лина не подведет, и ее ярость будет рвать врагов на части. Но захочет ли она и дальше помогать? И если захочет, то сможет ли Иван раскрыть ей самый главный секрет, свой козырь в рукаве, проект по влиянию на прошлое? По графику именно сейчас в измененном прошлом должны заработать первые резонансные капсулы, а вскоре начнется и строительство по-настоящему больших, автономных кораблей, которые уже можно использовать в бою. Иван не был уверен, что этого хватит для адекватного сопротивления, но теперь Рьялхи исчезли со сцены, остались только Сарги. Какие силы есть у противника в наличии? У Ивана было много задумок, как выжать максимум из минимума, но до этого еще надо дожить.

И еще более важный вопрос. Уцелел ли «чемоданчик» с порталом? Аварийный сигнал, полученный уже после начала штурма базы наблюдателей, означал, что на бункер, где шли работы, тоже напали и там сработал самоподрыв. Живы ли его помощники? Что стало с давним другом и главным соратником Борисом Мельниковым? А о политических осложнениях даже думать не хочется…

Было ужасно неуютно сознавать, что сделать пока ничего нельзя. Нужно сначала уцелеть самому и только потом провести поиски. Дальнейшие планы можно строить только после этого.

— Пошли, барышни, — коротко распорядился он и быстрым шагом двинулся в черный провал тоннеля.


15 мая 1977 года | Один из немногих | Луна, кратер Тихо, 1978 год