home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1979 год

Вернер Фон Браун очень давно не видел тех ярких и отчетливых, пророческих снов, и теперь уже почти наверняка не увидит, но жалеть об этом ему бы и в голову не пришло. Он уже обманул судьбу, перехитрил историю, и даже обошел сами законы мироздания. И самое главное, он обманул смерть.

Однажды, много лет назад, он попросил «потомков», решившихся на прямой контакт, показать ему место своего упокоения в том, другом мире, не слишком надеясь на ответ. Зачем? Он до сих пор не мог понять, зачем ему это понадобилось. Может быть, он так до конца и не верил, что это могло быть так скоро. Или просто хотел понять самого себя, свое наследие, свое завещание, отпечатанное в черном камне? Так или иначе, ему показали еще один сон. Золотые буквы его имени и годы жизни, где вторая цифра была по-настоящему страшной. Там ему было отпущено всего 65 лет, а теперь роковой год закончился, за ним другой, а он все еще жив и вполне здоров, никаких следов страшной болезни так и не нашли.

А еще, на его могильной плите был начертан номер псалма, который предназначался для тех, кто знал Писание не хуже его самого, убежденного лютеранина.

«Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь»

Ему также сообщили, что он сам завещал соорудить себе именно такое надгробие. Должно быть, близкий мучительный конец лишь укрепил его веру, подтвердил все, что он нес в себе через жизнь и испытания. Даже тогда, когда был совсем молод и лучше разбирался в технике, нежели в вечных истинах. Увидев эту короткую надпись, он понял, что его не обманывают. Именно этот стих он бы и выбрал, если бы пришлось готовиться к смерти. Может статься, что он и в этот раз поступит так же, но желательно лет через тридцать, не раньше.

Впрочем, его убежденность в последнее время дала серьезную трещину, грозя переродиться в настоящий кризис веры. Легко искать утешения у Отца небесного, когда стоишь одной ногой в могиле, и надежды продлить свое земное существование совсем не осталось. А что, если ты бодр, здоров и полон сил? И работы у тебя не стало меньше, потому что не отстранили тебя стыдливо от всех важных постов, когда главная задача, обогнать Советы в лунной гонке, выполнена? В том мире он стал пресловутым мавром, который сделал свое дело.

А в этом, он все еще на своем посту и уходить никуда не собирается. И перспективы такие, что умереть в такой момент было бы попросту неприлично. Если взять те самые тридцать лет, то он может дожить не только до посещения людьми всех планет, но даже, быть может, и ближайших звезд. Всю жизни верил в чудо, и вот, оно происходит! Можно включить компьютер и наверняка там окажется очередное послание. А может, и не окажется…

Интересная штука, эта электронная переписка. И главное, следов не найти. Как «потомки» это делают, уму непостижимо, но не это его беспокоило больше всего. Самое главное, это не технические спецификации и не чертежи, которые он мог понять. Ему было не по себе от того, что на все его попытки задать вопросы о Творении он получал в самом лучшем случае уклончивые ответы. И в какой-то момент он понял, что его просто не хотят обидеть, потому что такие вопросы они не считают важными и никогда себе не задают.

И тогда, он задумался. Стоит ли настаивать на ответах? Стоит ли открыто заявить, как это для него важно? Не повредит ли это остальным делам, не передумают ли «потомки» сотрудничать? В конце концов, но решился и выложил на стол все карты, потребовав хотя бы самой общей информации. Что откроется человечеству в следующее столетие? Будут ли найдены доказательства Творения?

Он с самого начала верил в разумный замысел Творца и столь же истово искал доказательств. Убеждал себя и других, писал письма в госсовет по образованию, спорил с материалистами и искал. И ни разу не отступал от своих слов:

«Для меня идея Творения немыслима без привлечения Замысла. Как честный ученый, я поддерживаю представление альтернативных теорий о происхождении вселенной, жизни и человека. Было бы ошибкой не замечать возможность того, что Вселенная была спроектирована, а не произошла случайно».

Шанс заглянуть в будущее был слишком заманчив, но ответа он ждал с нетерпением и трепетом. Сам же заверил «потомков», что готов принять любую правду, какой бы она ни была, и сам же не поверил себе ни на грош. К счастью, его основная работа не слишком соприкасалась со столь тонкой областью, как Творение, но и в этом он видел свое предназначение. Подняться в космос значило прикоснуться к замыслу Творца, узнать его тайны, стать ближе к разгадке. Если подумать, то и самого существования Вселенной во всем великолепии было довольно, чтобы обрести непоколебимую веру в то, что все мироздание не могло быть пустым нагромождением мертвой материи. Иначе, где же смысл?

В расплывчатых ответах «потомков» чувствовались колебания, но Вернер был неумолим. В конце концов, они сдались и подкинули много любопытного материала, честно предупредив, что не пытаются что-то ему доказать, а лишь удовлетворяют жажду знаний, к которой Вернер столь похвально стремится. Ему перебросили довольно большой объем данных, которые он сохранил на нескольких дисках и держал под замком в личном сейфе, вытаскивая их на свет в редкие свободные минуты.

Прочитав несколько мегабайт текста, Браун понял, почему его невидимые собеседники так упирались и не желали говорить на интересующую его тему. В этом чтиве не было доказательств разумного замысла или его отсутствия, но было много сведений о будущих открытиях, в основном в области биологии и космологии. Были и обобщенные справки, в том числе и о том, какое место его убеждения занимают в обществе будущего.

Подобные взгляды были довольно популярны. В будущем, его вера в разумный замысел будет считаться ветвью так называемого креационизма. Еще предстоят нешуточные баталии в течение десятков лет, прежде чем наука сможет развенчать самые фундаментальные позиции «разумного замысла». Разумеется. это не может пошатнуть веру само по себе, но все-таки результаты впечатляли и немного пугали.

С годами, палеонтологи отыщут сотни недостающих «переходных форм», подкрепив теорию эволюции, которая пока, пусть и не хромает на обе ноги, но еще имеет множество изъянов. В частности, будут найдены предки китов и дельфинов, вернувшиеся с суши в море млекопитающие. Совершенно гротескные создания, но эволюция прошла этим путем, и с этим нельзя поспорить.

Ключом к еще одному огромному пласту открытий станет расшифровка ДНК и вообще секретов клеточных молекулярных машин. Только что, всего несколько лет назад, придуман метод надежного определения последовательности нуклеотидов ДНК, за что Сэнгер вскоре должен получить своего второго Нобеля. Позже, метод усовершенствуют и полностью автоматизируют, когда мощности компьютеров позволят перемолоть столь чудовищный объем данных.

Вот тогда и посыплются открытия, о которых пока что нельзя и мечтать. Будет, например, объяснено, почему у человека 46 пар хромосом, а у обезьян, наших близких родичей, их 48. Будут найдены и поняты эволюционные цепочки сложных биологических механизмов, которые, как кажется, не могут работать по частям, что нанесет практически смертельный удар по главным аргументам сторонников разумного замысла.

Будет объяснен механизм старения и появится надежда на борьбу за продление жизни. Люди научатся не только читать ДНК, но и манипулировать этими «кодами жизни», улучшая свойства организмов. Модифицированные растения, это хорошие барыши для одних и страшное пугало для других, станут всего лишь началом пути. Со временем, можно будет создавать совершенно новые организмы, которых нет в природе. Можно будет выращивать собственные, совместимые органы для пересадки, и, что самое потрясающее, даже регенерировать утраченные конечности! А там и следующий шаг, исправление наследственных болезней, продление жизни, а в перспективе и физическое бессмертие.

Для одних, это отражение мудрости Творца, давшего нам разум, чтобы понять заложенные в нас возможности. Для других, это просто осознание того, что человек — это всего лишь сложная биологическая машина, устройство которой можно постичь. А любая машина может быть усовершенствована, это любой автомеханик знает, не говоря уж об инженерах высочайшего уровня. Нужны лишь инструменты и руководство, написанное исследователем-первопроходцем. И голова идет кругом от того, какие вопросы могут при этом возникнуть. Имеем ли мы право вторгаться в область, где тысячелетиями присутствовал лишь Творец, или если угодно, сама Природа?

Брауну передали и материалы по космологии, от которых бросало в дрожь. Раскрытие механизма Большого Взрыва, строение ранней Вселенной, странные парадоксы Темной материи и Темной энергии, и неожиданное, красивое и изящное решение этой загадки, породившее новый пласт вопросов без ответов. Еще десятки лет попыток создания «Теории Всего» в физике, прежде чем кто-то и как-то сделал огромный шаг вперед… И теперь, почти безвозмездно поделился с предками.

А открытие тысяч экзопланет у других звезд, на любой вкус и цвет, только и ждут того, чтобы их исследовали и, возможно, заселили! Именно туда и направятся первые разведчики с Земли, когда технология, подаренная таким чудесным образом, наберет силу.

Много данных, но мало толку. Он никому не покажет эти материалы, пусть все идет своим чередом. Правы «потомки», это ничего не доказывает и не опровергает. А знание, это довесок к стремлениям души, не более. Если это есть Его замысел, значит, и это Он предусмотрел. Бессмертие человеческой оболочки это ничто по сравнению с вечностью и бесконечностью Вселенной. Кажется, нужно принять тот факт, что решительных доказательств не будет. И что теперь изменится для него самого?

Пожалуй, ничего не изменится. Он обречен продолжать свой поиск, но не впадая в отчаяние, а наоборот, с головой отдавая себя будущему. Вот, друг и учитель Оберт еще жив и вполне неплохо себя чувствует. Было бы славно с ним об этом поговорить! Разумеется, не раскрывая Тайны…

Слишком много тайн, и с этим ему жить до конца своих дней. Он ведь и сам уже побывал там, наверху! Прикоснулся к тому, что тщетно пытался понять, не отрываясь от Земли. Увидел красоту и величие Вселенной, и не встретил и не почувствовал ничего такого, что указывало бы на Творца. Значит ли это, что его вера померкла?

Он не знал, как ответить на этот вопрос, и убежденный лютеранин внутри него был этим незнанием недоволен. Космос это не религиозная концепция, не рай и не ад. В него можно попасть и вернуться обратно, и рассказать всем, что изменилось в твоей душе. Правильно говорят астронавты, что космос — это магнит. Побывав там однажды, любой захочет вернуться туда снова. К счастью, будущее наступает с такой быстротой, что вернуться в этот огромный черный океан он еще успеет.

Уже сейчас понятно, что будущее, которое ему раскрылось, не повторится. Оно настанет раньше и будет несколько другим, но с похожим результатом. А к середине будущего века инопланетные «гости» уже не смогут игнорировать растущую мощь землян и их решимость выйти на галактический простор.


База наблюдателей, сентябрь 2058 года | Один из немногих | Москва, сентябрь 2058 года