home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Москва, сентябрь 2058 года

Если в учении было реально тяжело, то сейчас, если честно, просто грех жаловаться. Никаких скоростных забегов по подземельям, да и «чемоданчик», не нагруженный балластом, тащить намного легче. Несколько месяцев потения, и теперь можно думать не о том, как не свернуть шею на первом же повороте, а об утвержденном плане.

— Миш, посвети немного, не вижу ничего!

Вспыхнула яркая точка светодиода, и Вадим сумел-таки протолкнуть щуп с антенной в узкую вентиляционную отдушину. Еще несколько метров щуп шел легко, а потом снова во что-то уперся.

— Опять застряла, зараза, — вздохнул Вадим, — Может, так попробуем…

— Ничего не теряем, — прокомментировал рассудительный «полевой командир», как в шутку себя называл Михаил. На самом деле, конечно, одно название, и сам он понимал это лучше всех. Оружия у них нет никакого, и это, если подумать, совершенно правильно. Скрытность и еще раз скрытность. Именно этому учились в первую очередь бывшие студенты, ставшие полтора года назад ассистентами на секретном проекте по изменению прошлого. Иван Родин, этот молодой старец, который все придумал и спланировал, очень доходчиво объяснял, почему ему не нужны боевики. Нужны ученые помощники с тренированными ногами, чтобы в случае осложнений смогли эвакуировать портал, не привлекая внимания и не оставляя следов. Судя по всему, им это удалось, но цена вопроса не давала покоя.

Их шеф и учитель академик Мельников прекрасно понимал, что в случае массированной атаки на бункер ему не удастся спастись. Ему было физически не угнаться за молодежью, если бы предстояло хватать вещи и срочно эвакуироваться. Но вмешался другой фактор, на который они не могли рассчитывать, а только надеяться. Когда начали срабатывать датчики движения на подходах к бункеру, ученые объявили тревогу и стали готовиться к подрыву. Но потом, уточнив данные, начали импровизировать.

Нарушителей оказалось всего трое, и это полностью меняло расклад сил и давало надежду выбраться всем вместе. Нет ни групп прикрытия, ни страхующих. Кто будет преследовать беглецов, если при подрыве бункера полягут все боевики? Так и сделали, создали иллюзию срабатывания сигнальных мин, заманили противника в расставленную ловушку. Сарги пробили взрывом шахту лифта и проникли в тот самый тамбур, где когда-то прошла первая встреча с президентом Орловым. К ним в руки попали стойки с серверами и масса документации, но все это было лишь сыром в мышеловке. Когда все трое оказались рядом, прошла команда на подрыв всего комплекса, и никто не ушел обиженным.

А хитроумная троица совершенно неспешным шагом удалилась от места происшествия, все еще получая сигналы с охранной сети, расставленной в подземелье. Никто их не преследовал, все было тихо. Что это могло значить? Только одно, свободной живой силы у противника почти нет. А сейчас, учитывая троих усопших, ее стало еще меньше.

Автономных подземных бункеров в Москве немало, и в основном, это новострой двадцать первого века. Старые огромные бомбоубежища, как правило, не слишком автономны и чересчур известны. Поэтому, Иван на тренировках показал им расположение нескольких небольших, совершенно автономных убежищ на окраине города, где можно было отсидеться в случае «грандиозного шухера».

Инструкции, оставленные Иваном, строго запрещали сразу же после эвакуации направляться в бункер, поэтому ученые провели несколько часов в движении, медленно дрейфуя через подземные ходы к южной окраине города.

— Есть сеть! — обрадовано воскликнул Вадим, наконец, справившись с антенной. — Сейчас подключусь.

В его руках появился планшет, и через несколько секунд соединение на совершенно постороннее имя было установлено. Вадим несколькими касаниями перешел на «контактную» страницу и стал разглядывать рекламные баннеры. Найдя нужный, он быстро вбил несколько цифр в другой планшет, тщательно изолированный от внешних сетей. Даже сами антенны в этом устройстве были отпаяны во избежание несанкционированного включения. Закончив ввод, Вадим отдал планшет в руки командира группы.

Расшифровка произошла, как положено, мгновенно, и Михаил несколько секунд впитывал информацию. Если бы в этот момент кто-то видел его лицо, он заметил бы тень довольной улыбки.

— Глуши канал, — распорядился он, не забывая об инструкциях. — Больше не рискуем.

— Ну что, есть что-нибудь? — донесся из темноты голос академика Мельникова, в ожидании новостей присевшего на какую-то древнюю железку.

Михаил Самойлов, еще недавно обычный третьекурсник, а ныне командир этого небольшого отряда, пару секунд подумал, подбирая слова. Умение не болтать лишнего не всем дается от рождения, иногда этому приходится учиться. Для этого ему, к примеру, пришлось изменить не только образ мыслей и привычки, но и вообще самого себя. Все, чему мы учимся, говорил ему Иван Родин, нам пригодится, вне зависимости от того, придется нам сражаться с Саргами или нет. У тебя, Миша, есть дар быть голосом разума. Вот, и учись не терять голову и не выдавать ни слова лишнего, даже если рядом только друзья. Потом, после задания, можно расслабиться, но не сейчас. Человек, полностью открытый для всех и каждого, это такая же аномалия, как замкнутый в себе и скучный бирюк.

— Иван вышел на связь, — коротко объявил Михаил, усмехнувшись при этом про себя. — Нам велено идти в точку встречи и ждать там. Потом пойдем в другой бункер. Больше никаких подробностей.

— Ладно, велено так велено! — отозвался академик. — Пошли, чего ждать-то?

— Может, отдохнете немного? — деликатно поинтересовался Вадим. — Целый день на ногах.

— Я уже отдохнул, — ворчливо отверг такую заботу академик. — Вот если я тут долго буду сидеть, мне захочется прилечь. Это порочный круг, так что, пошли!

Вадим Руднев, давно ставший ведущим специалистом в их группе по всем техническим дисциплинам, кроме теоретической физики, так и не преодолел свой дискомфорт, вызванный резкой сменой образа жизни. Слишком часто он сомневается. Слишком близко к сердцу все воспринимает. Но для него это нормально, он настоящий ученый, в отличие от своего серьезного друга, и может себе позволить немного не вписаться в рамки. И дело свое он знает превосходно, и самое главное, он лоялен.

Михаил невесело усмехнулся про себя. А давно ли он сам стал решать, кто лоялен, а кто нет? С тех пор, напомнил он себе, как Иван Родин перестал сомневаться в том, что он, вчерашний студент, достоин доверия. И почему этот странный человек был в нем так уверен? Наверно, это жизненный опыт и умение разбираться в людях.

Трое шли не спеша, тщательно глядя под ноги. Аудио-демпферами не брезговали, чтобы не привлекать внимание. Из еды у них были только энергетические брикеты армейского образца и пара литров воды, но долго бродить и не предполагалось. Дойти до нужного бункера и затаиться, вот что было главной задачей. А припасы в новом убежище найдутся. Но сначала, должна состояться встреча далеко в стороне от основного маршрута.

Почему именно там? Михаил попытался проанализировать этот вопрос, как его учили. Мельников наверняка знает причину, но не говорит. Наверно, считает, что «полевой командир» и сам должен сообразить. Что касается Вадима, то ему, видимо, такой вопрос и в голову не приходил. Если бы не секретность, он бы сейчас достал планшет и на ходу считал бы какой-нибудь новый корректирующий сценарий. Но сейчас, он дисциплинированно соблюдает все меры предосторожности.

Так почему Иван решил устроить встречу не в бункере, а в совершенно другой точке подземелья? Все очень просто. Видимо, там появится кто-то, кому Иван в целом доверяет, но не хочет раскрывать положение нового убежища. Например, кто-то из выживших наблюдателей. Или даже сама эта инопланетная «темная лошадка», Лина? Хотя, вряд ли стоит доверять Рьялхи тайну портала, даже самого его существования, и Иван должен это понимать.

Они прошли через какой-то древний бетонный коллектор, отодвинули в сторону незаметную плиту и попали в узкую и совсем уж старую галерею, выложенную потемневшим от времени красным кирпичом. Здесь было намного суше, и звук шагов очень быстро затухал без всякого демпфера. Где-то в этой кладке была спрятана сеть датчиков движения, и сейчас Михаил подключился к ней и спокойно вел свой отряд вглубь подземелья. Несколько поворотов, и неожиданно впереди блеснула вода, и подул ветерок.

Минуя ленивую подземную речку, они пробрались в следующую галерею, идущую под уклоном вниз, и здесь уже можно было зажечь фонарь и стянуть с головы натерший мозоль «ночник». Еще несколько десятков метров, и они оказались в довольно просторной подземной камере, которую почему-то так и тянуло обозвать «склепом». Все тот же красный кирпич, а кое-где видны небольшие ниши, закрытые почти черными от времени досками. Кто тут думал про склеп? Хотя, воздух совершенно не затхлый, а значит, из этой камеры есть еще как минимум один выход. И судя по карте, так оно и есть.

— Все, мы на месте, — распорядился Михаил. — Делаем привал и ждем встречи.

Зажгли все три фонаря, расположив их в небольших выбоинах стен на высоте человеческого роста. Картинка сразу стала чуть веселее, исчезли плотные черные тени, да и перестали мерещиться покойники по углам.

— Не уроните груз, — с усмешкой сказал Иван Родин, возникнув словно бы из воздуха.

Теперь, казалось, засветился сам потолок. Немой сцены не получилось, уж слишком внезапно «технический директор» материализовался перед публикой. Вадим шумно выдохнул, аккуратно поставил к стене «чемоданчик» и с облегчением первым пожал Ивану руку. Михаил отреагировал более спокойно, но уже не сдерживал широкой улыбки. Теперь можно!

— Молодец, командир, — похвалил его Иван. — Все сделал правильно. Вообще, все молодцы. А ты, Борька-бугай, вообще превзошел самого себя!

Мельников моложаво улыбнулся и выдал вполне мощное рукопожатие.

— Помирать нам рановато, — заверил он. — И вот я перед вами.

Под общие смешки в темном углу материализовался еще один силуэт, и Ивану пришлось срочно всех успокаивать.

— Спокойно! — велел он. — Это свои!

Силуэт превратился в молодую черноволосую даму в плотном черном комбинезоне, держащую наперевес какое-то футуристическое орудие убийства. По цепкому взгляду ее карих глаз и по скупым движением даже «студенты» поняли, что перед ними не светская львица, а настоящий боец. А спустя еще мгновение все присутствующие вспомнили инструктаж и узнали ее.

— Коллеги, это Альбина Барсова, из наблюдателей, — представил ее Иван, за плечами которого, помимо приличного рюкзака, висело на ремне такое же смертоносное устройство. — Альбина, это мои коллеги по заговору.

Михаил заметил, как неуловимо приподнялась при этом бровь дамы. Ей было любопытно! Неужели Иван даже своей возлюбленной ничего не рассказал? Хотя, яйца курицу не учат, и «технический директор» должен знать, что и кому стоит говорить.

— Это академик Борис Сергеевич Мельников, — продолжил знакомство Иван. — Он мой старинный друг еще со времен учебы и руководитель нашего секретного проекта.

Мельников подошел «к ручке», но не стал выпендриваться с поцелуями, а просто деликатно пожал крепкую ладонь прекрасной дамы.

— Много наслышан, — коротко и галантно сказал Борис. — Рад, что вы с нами.

— Взаимно, — кивнула она, едва заметно улыбнувшись. — Несмотря на то, что я про вас ничего не слышала. И про вас, молодые люди.

Парни поначалу слегка оробели, поэтому Иван поспешил их представить.

— Вот Михаил Самойлов, наш «полевой командир» и заместитель Бориса по общей организации. А это Вадим Руднев, мой зам по научно-технической части.

— Говорят, — снова встрял академик. — Что все мужчины делятся на две категории. Одни при виде прекрасной дамы впадают в ступор, а другие болтают без удержу. Ну-с, кто есть кто?

Михаил, кажется, первым сообразил, что надо хоть что-то сказать.

— Надеюсь, вы про нас еще услышите, — и протянул руку.

— Ну что, неплохие кадры мы вырастили у нас в Скотленд-Ярде? — усмехнулся Иван, одобрительно хлопнув Михаила по плечу, и Альбина вполне дружелюбно ответила на рукопожатие. — Но хорошо бы выслушать еще и начальника транспортного цеха.

— Наш цех всегда к вашим услугам, — нашелся Вадим, за что в свою очередь удостоился дружеского рукопожатия.

— Будем считать, что воссоединение нашей группы состоялось, — перешел на деловой тон Иван. — Но мы пока не готовы начать наш брифинг, ждем еще одного.

Михаил про себя отметил, что правильно оценил ситуацию, а ошибся только в персоналиях. Кто еще может быть недостающим человеком? Ну, не сам же Верховный, в конце концов!

Любопытно, как все теперь с ожиданием смотрят не на одного Ивана, но и на его яркую спутницу тоже. Есть на что посмотреть, между прочим. А сам Иван сейчас кажется более собранным, менее улыбчивым, чем обычно, погруженным в проблемы. Альбина почти симметрично повторяет его поведение, и похоже, что это бессознательное. Что же случилось там, на базе наблюдателей, если эта пара появляется вдвоем, в неважном настроении и с неизвестным оружием в руках?

— Когда уже появится твой гонец из Пизы? — неудачно пошутил академик, но Иван не остался в долгу.

— Если ты устал стоять, могу материализовать тебе кресло, — ответно съязвил он. — Или даже целый диван.

— Ты что, какой диван! — притворно замахал руками Борис. — Я же тогда уподоблюсь Черчиллю и попрошу материализовать коньяк и сигару. Я же не могу опозорить тебя перед дамой, требуя невозможного.

Для Вадима и Михаила эта дружеская перепалка была как бальзам на душу, к таким сценам они привыкли и воспринимали, как нечто естественное. А вот Альбина, похоже, к такому имиджу своего друга еще не привыкла. Или наоборот, отвыкла? Смотрит с интересом, оценивающе, словно думая про себя: ты мне, дорогой, еще расскажешь про все это!

— Ты хочешь дать полный расклад при всех? — похоже, Мельников уже догадался, кого они ждали.

— Это будет справедливо, — кивнул Иван. — Но обсуждение стратегии, не связанной с порталом, это совсем другая песня.

— Согласен, — кивнул Борис. — Мы будем двигать науку, а вы военно-политические дела. Так что, когда его ждать?

— Он уже здесь, — фальшиво усмехнулся Иван и добавил чуть громче: — Заходите, Анатолий Иванович, гостем будете.

Из боковой ниши в дальнем конце помещения появился еще один человек, и все присутствующие, кроме Альбины, узнали в нем незаменимого порученца президента Орлова. В этот раз на нем была не морская форма и не гражданский костюм, а высокотехнологичный камуфляж с приличным сопутствующим обвесом. На лбу компактные мультиспектральные очки, за спиной на ремне зловещего вида короткий автомат с глушителем. А кто мог подумать, что личные порученцы Верховного могут только бумажки разносить? Присоединившись к компании, он скупым кивком поприветствовал всех собравшихся, не подав виду, что удивлен появлению Альбины, да еще и со странным оружием.

— Отлично, все в сборе, — резко хлопнул в ладоши Иван, и его голос стал жестким и сухим. — Теперь о деле.

Улыбки пропали, все посторонние мысли были отброшены, ведь именно ради этого момента все и собрались. Пора соединить разрозненные части общей картины. Михаил первым взял слово и кратко изложил историю эвакуации бункера, стараясь не упустить важных моментов. Дослушав до конца, Иван кивнул, подтверждая эту информацию.

— Так все и было, — согласился он. — Судя по записям следящей системы, которые я вытащил. Очень здорово, что у нас стало на трех врагов меньше. Будь их больше, вы бы не выбрались без потерь.

— Мы так и не поняли, кто это был, — проворчал Мельников. — По сигналам, вроде бы, похожи на людей, но рассмотреть мы не смогли. Теперь от них вряд ли что-то осталось.

— Я могу точно сказать, что это были Сарги, — сообщил Иван. — Мы теперь точно знаем, что биологически Сарги и Рьялхи не отличаются друг от друга, просто первые не пользуются имплантами. Как это понимать и что с этим делать, я пока не знаю.

— Охренеть, — тихо проворчал Борис. — А мы голову ломали!

— Я сам удивился, — развел руками Иван. — Но Лина это подтвердила. Я очень хотел поговорить с ней и узнать больше, но не вышло. Сразу после боя она от нас буквально сбежала.

— Значит, на базу наблюдателей тоже напали? — спросил Михаил. — Одновременно?

— Именно так, — кивнул Иван, — Я получил сигнал и успел проникнуть на базу, но все равно опоздал. Мы едва унесли ноги, бункер был подорван. База наблюдателей уничтожена, в живых остались только мы с Альбиной. И еще Лина.

— Мои соболезнования, — мягко посочувствовал Борис. — У меня слов нет.

Иван не стал делать лирических отступлений и продолжил выкладывать новости.

— У Рьялхи была база на обратной стороне Луны, как мы предполагали. Эта база тоже уничтожена, и все погибли. Хорошая в кавычках новость только одна. Судя по всему, погибли все Рьялхи, которые знали о нашей планете и о наблюдателях. И мы остались один на один с другой стороной. Сарги. И кстати, это имя собственное. Я Сарги, ты Сарги, он или она Сарги…

Этот поток информации был встречен полной тишиной и вниманием. Но Борис не выдержал и задал важный вопрос.

— А что стало с Линой? — спросил он. — Она, выходит, жива?

— Она из тех, кто в огне не горит и в воде не тонет, — покачал головой Иван, и его взгляд еще сильнее помрачнел. — Мы выбрались на поверхность и с большим трудом отбились от боевиков. Лина выжила, но остаться с нами не захотела, у нее случился какой-то нервный срыв. Возможно, из-за потери семьи. На лунной базе погибли ее родители и брат, и это все, что мы можем сказать наверняка. Где она сейчас, я не знаю.

— Минутку, — впервые вступил в разговор порученец Верховного. — Получается, она на свободе и мы не можем за ней проследить? Она вооружена?

— Вооружена и очень опасна, — заверил Иван. — Но, к счастью, не для нас. У нее имеются личные счеты к нашему общему врагу. Про наши дела она ничего не знает. Она сейчас морально травмирована и считает, что безнадежно застряла на отсталой планете без надежды вернуться домой. Я считаю, что она будет выжидать и не предпримет активных действий. И ей хватит умения, чтобы не обнаружить себя.

— Она нам не враг, — добавила Альбина. — К людям относится хорошо, и специально вредить не станет. Более того, она нам очень помогла в драке. Стреляет как чукотский охотник, бьет белку в глаз.

— Это точно, — кивнул Иван. — Без нее мы бы не выжили. Нам нужно постараться понять причину ее срыва и как-то заручиться ее поддержкой. Мы почти ничего не знаем про наших врагов, кроме того факта, что боевиков было очень мало. Бункер штурмовало не более двадцати рыл, а скорее всего, еще меньше. За пределами бункера мы встретили и убили еще троих, и больше никаких телодвижений не фиксировали.

— Мы оцепили поле боя, — сообщил Анатолий. — Собрали все улики и зачистили местность.

— Спасибо, — от души сказал Иван. — У нас не было времени этим заниматься. И простите за беспилотник.

— Не стоит, — серьезно возразил Анатолий. — То, что мы собрали, куда интереснее и ценнее. Правда, все в виде клочков. Серьезное у вас оружие.

— Трофейное, — подтвердил Иван. — Но это мы обсудим позже. И как дела на той стороне портала?

— Нормально все, — проворчал Мельников, кивая на мирно стоящий у стенки «чемоданчик». — При нападении мы передали аварийный комплект, дальше они сами знают, что делать. Проекторов у нас больше нет. Ядерные моторы у них заработали, все идет как надо.

— Отлично! — Иван аж выдохнул от облегчения. — Еще год-полтора, значит, и можно будет Лину домой положить! За три счетчика! Помимо прочего…

Было заметно, что Альбину просто распирает от любопытства, но она стоически пытается не показать виду. И почти справляется с этим безнадежным делом.

— Хорошо, — кивнул порученец Орлова. — Что дальше?

— Дальше, отправим товарищей ученых осваиваться на новом месте, — не задумываясь, ответил Иван и повернулся к Михаилу. — Принимай командование, место ты знаешь. И чтобы тихо.

— Сделаем, — кивнул «полевой командир». — Все сделаем как надо.

Михаил буквально чувствовал доверие коллег, иначе не скажешь. Это приятно, но немного напрягает. Заставляет быстрее соображать и принимать решения. И отрадно, что сам Верховный доверяет ему, пусть и опосредованно. А эта Альбина, кажется, тоже верит ему, потому что Иван Родин верит. Она знает цену такого доверия, уж это наверняка.

Мельников первым направился к выходу, ему не терпится прибыть на новое место и снова наладить рабочий процесс. Он даже банку «Букета Грузии» с собой успел прихватить. Вадим подобрал «чемоданчик» и осторожно направился с ценным грузом вслед за академиком. Молодец, шаг ровный, ни одного лишнего движения. Не зря учили.

И только Михаил задержался, чтобы попрощаться с каждым лично. Если уж чувствуешь доверие, нужно зарядиться им сполна. Иван Родин последним пожал его руку, и хоть вслух ничего не сказал, но взглядом наградил вдохновляющим. Мол, работай, командир, мы в тебя верим! И только тогда Михаил надвинул на глаза «ночник» и, махнув рукой, чуть ускорил шаг, догоняя свою группу.

— Ну, Анатолий, Иванович, — дождавшись отбытия ученых коллег, перешел на новую тему Иван. — Давайте теперь о более конкретных вещах поговорим. Поскольку вы пришли, то мое послание, стало быть, получили. Как насчет моей просьбы?

— Просьба необычная, — нейтрально заметил порученец. — Но решение принято положительное. Есть только одно условие.

— Я слушаю, — кивнул Иван.

— Вам следует согласовать с нами каждый случай применения этих документов, — аккуратно передал Анатолий послание Верховного. — Заранее.

Иван на минуту задумался, но вскоре решил, что требование вполне законное, и с легким сердцем кивнул.

— Это я могу обещать, — согласился он. — И даже более того, я очень надеюсь, что столь сильное средство не понадобится. Хоть и не очень верю.

— О чем речь? — спросила Альбина. — Я думаю, если при мне это обсуждается, это имеет какое-то отношение к нам обоим?

Анатолий неуловимо улыбнулся и расстегнул ворот комбинезона, запустив руку во внутренний карман. К удовольствию Ивана, он извлек на свет две простых красных корочки без каких-либо надписей на обложке и передал их бывшему наблюдателю.

Взяв из рук порученца корочки, Иван, не раскрывая, протянул Альбине одну из них. Та с непонимающим видом раскрыла обложку, но через секунду ее лицо прояснилось. Глядя на чипованную голограмму, она вдруг преобразилась и, подражая чувственному голосу Маргариты Тереховой, медленно и со смаком продекламировала:

— То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказу и на благо государства.

— Мы теперь тоже порученцы Верховного, — улыбнулся Иван. — За что ему большое спасибо, это сильно облегчит нашу задачу.

— Что вы собираетесь делать? — спросил Анатолий. — С научной группой все понятно, там изменений нет, но противник у нас серьезный.

Если бы мы хоть что-то знали, подумал про себя Иван. Он все еще не мог забыть последний разговор с Линой. Сделал ли он все, что мог, чтобы остановить ее? Заполучить хоть небольшую долю информации больше неоткуда. Да, мы теперь знаем про биологию Рьялхи и Сарги. А что еще мы знаем? Почти ничего!

— Вам удалось извлечь из улик что-нибудь интересное? — спросил Иван. — Это имеет отношение к вашему вопросу.

— Пока не удалось, — покачал головой Анатолий. — У нас три очень сильно поврежденных трупа без голов и клочки доспехов. Есть еще какие-то раскиданные ошметки, мы не смогли понять, что это такое.

— Зонды, — коротко разъяснила Альбина.

— Что значит трупы без голов? — удивился Иван. — Я видел, как Лина сделала хэд-шот одному, но почему остальные без голов?

— Я своему тоже в голову попала, — призналась Альбина. — Но это случайность. Он как будто нырнул вниз, зная, что он на прицеле. В результате, я в голову попала. Может, Лина и своего второго тоже…

— Все три трупа без голов, — подтвердил Анатолий. — Осколки шлемов мы собрали, но там спекшееся месиво. Серьезных исследований мы пока не проводили, улики спрятали. Не хочется расширять круг причастных лиц.

Иван мысленно согласился с таким решением. Верховный действует грамотно и осторожно, плотно заметая следы. Тайну надо сохранить и постараться не привлекать внимание.

— Меры биозащиты вы применяли? — на всякий случай уточнил Иван. — Один инопланетный микроб может нам сильно жизнь попортить.

— Меры мы приняли, и анализы сделали, — усмехнулся Анатолий. — Но вот, удивительное дело! Микрофлора у них вполне земная, стандартная. Ничего необычного наша техника не нашла.

— Это прекрасно! — с энтузиазмом воскликнул Иван. — Поэтому боевиков так мало, и пополнение невозможно прислать быстро! Нужен период адаптации для биологической совместимости. Так что, все логично.

— Хорошо, что наши выводы совпали, — кивнул Анатолий. — А как вам удалось заполучить их оружие?

Иван буквально почувствовал, что офицер хочет посмотреть и потрогать трофей, но сказать вслух почему-то не решается. Ладно, нам не жалко. Иван снял с плеча «пушку» и передал Анатолию. Он вспомнил, как сам совсем недавно рассматривал это чудо враждебной техники, пытаясь понять принцип его работы. Но у Анатолия нет имплантов и анализирующих «демонов», поэтому придется объяснить.

— Красивая штука, — признал офицер, аккуратно вертя оружие так и этак. — Гладкий ствол?

Иван молча протянул руку и отомкнул тяжелый магазин. Сверкнули стержни подкалиберных снарядов, и все стало понятно.

— Гладкий ствол, скорость снарядов около пяти километров в секунду. Две энергетических капсулы, гидравлика гасит отдачу. В основном, там углеродные материалы, кое-где армировано титановыми вставками.

Все это Иван произнес монотонным голосом экскурсовода.

— У вас только два экземпляра? — спросил Анатолий, с явной грустью возвращая оружие.

— У нас три исправных ствола, — ответил Иван. — И еще два неисправных, там повреждена механика. Пожалуй, их можно починить, но нужны заводские условия и специфичное оборудование. Нужен технолог, чтобы определить, из чего сделаны детали, и постараться изготовить замену из наших материалов.

— Более того, — добавила Альбина. — Нам понадобятся те, кто сможет этими стволами воспользоваться. Нас двоих слишком мало. Но это все потом. Насчет технической части, я знаю, кто нам нужен.

— Прости, что лезу в твой план, — серьезно сказал Иван. — Но доверять такое мы можем только проверенным людям. А где их взять?

— Элементарно, — отмахнулась Альбина. — В списках кандидатов в наблюдатели, где же еще? Провереннее просто не бывает, поверь мне.

— Идея хороша, — с готовностью признал Иван. — Как ты умудрилась скопировать списки кандидатов? Неужели они у тебя остались?

— У меня осталась голова, — ласково огрызнулась Альбина. — Я еще в состоянии вспомнить большинство досье, прошедших через мои руки. Эх ты, дитя прогресса!

Судя по улыбке Анатолия, ему такое решение понравилось, как и манера Альбины выкладывать ценные идеи в виде подначек. А Иван, уже в который раз, мысленно отругал себя за несообразительность. Слишком много он на себя взвалил, нужно постепенно отвыкать от того, что он единственный из наблюдателей, кто посвящен в тайну.

— Ну, тогда отлично, — подвел итог Иван. — Оружие мы пока оставим при себе и попытаемся привести его в порядок. И конечно, надо научиться делать снаряды, а это потребует приличных средств, вольфрам не так уж дешев. Осмиевые вставки мы, пожалуй, делать не будем, а то без штанов останемся.

— А воспроизвести оружие целиком мы не сможем? — поинтересовался порученец Президента. — Сами понимаете, какой у нас интерес.

Его можно было понять. Разумеется, любому государству очень хотелось бы вооружить своих спецов таким оружием! А со временем, и прочие войска, и не только сухопутные. Но путь предстоит неблизкий.

— В принципе, мы можем воспроизвести некий упрощенный аналог, — осторожно предположил Иван. — Все упрется в два предмета, это материалы и энергетические капсулы. Лучше начать с ремонта имеющихся стволов, это даст нужный опыт и подготовит технологии. Персоналии подрядчиков и круг причастных, я думаю, мы обсудим при следующей встрече?

— Годится, — кивнул Анатолий. — Стволы вам сейчас нужнее, вы на переднем крае. Все лучше, чем держать у нас на складе. Вам еще что-нибудь нужно?

Иван взял небольшой тайм-аут на обдумывание ситуации. Пожалуй, сейчас ничего, кроме попытки разобраться с вражеской техникой, предпринять нельзя. Нужно заниматься этим, при этом продолжая прятаться. Рано или поздно противник проявит себя.

— Я думаю, — рассудил Иван. — Что кроме оружия, других нависающих проблем пока нет. Надо привести в порядок стволы и собрать новый отряд, впятером будет проще отбиваться, в случае очередной драки. Остальное делаем как раньше, скрываем следы и не высовываемся.

— Согласен, — подтвердил посланник и достал из внутреннего кармана крохотную карту памяти и протянул Ивану. — Здесь записаны ДНК тех трех трупов. Мы подумали, что вам будет интересно.

— Спасибо, оставьте карту у себя, — остановил его руку Иван. — Я только что все скопировал и записал туда несколько фрагментов наших перестрелок, а также часть разговоров с Линой, для анализа. Если вы сможете найти там что-то новое, будет здорово. Еще, я приложил текст с описанием всех важных фактов, не попавших на записи и трехмерные сканы оружия и вражеских зондов. Пригодится.

— Вот за это спасибо! — искренне поблагодарил Анатолий, пряча карту. — За пределы нашего близкого круга это пока не уйдет, но мы постараемся выжать из вашей информации максимум.

— Очень хорошо, — подвел итог Иван. — Давайте встретимся через неделю и обсудим более конкретные вещи, с персоналиями и бюджетами. А сейчас надо залечь поглубже и не шевелиться.

Анатолий кивнул, пожал обоим бывшим наблюдателям руки и активировал свою маскировку. А ничего у них техника, подумал про себя Иван, глядя на отступающий в тень размытый силуэт. Вполне на уровне.

— Высоко ты взлетел, дорогой мой, — ехидно прокомментировала Альбина, едва они остались одни. — Хотя, и меня теперь тоже посчитали…

Иван молча развел руками, видя ее серьезный настрой. Да, конечно, обещания надо выполнять, и Альбина не упустит случая ему об этом напомнить. Смотрит внимательно, сосредоточенно, сейчас начнет пытать!

— Ты сказал, что все мне расскажешь после встречи, — медленно произнесла она, сокращая дистанцию между ними до минимума.

— Не совсем так, — устало ответил Иван. — Я сказал, что после встречи отвечу на часть вопросов.

— Вот и отвечай! — Альбина мастерски изобразила тающие остатки терпения, аккуратно взяв Ивана за воротник комбинезона. — Ты не соврал, когда обещал Лине родить корабль?

— Послушай, — честно признался Иван. — Я не могу полностью держать тебя в неведении, но стоит ли все рассказывать? Сарги, я думаю, не хуже нас умеют вытягивать информацию.

— Я тоже умею, — Альбина ухватила его за ворот второй рукой и слегка встряхнула. — Если кто-то из нас попадет к ним в руки, о чем они будут спрашивать? Наши планы, наши контакты? Думаешь, они сообразят спросить про портал и про корабли, построенные в другом мире?

Иван ничуть не сомневался, что она все поймет, но в этом заключалось и его беспокойство. Если она смогла по таким отрывкам построить верную картину, то и среди Сарги может найтись умная голова.

— Слабое утешение, — не отстраняясь, ответил он. — Если у них есть что-то вроде «сыворотки правды». В таком случае секрет не удержать. Но в земной фармакологии все эти вещества не стали панацеей и не развязывают язык при наличии сильной воли. Хотя, последние препараты довольно сильные, но их надо уметь применять…

Альбина терпеливо дослушала всю эту тираду, внешне изображая недовольство, но внутренне она была рада тому, что Иван по-прежнему верен себе. Хорошо, что он пытается ее оградить, но придется сделать ему небольшое внушение.

— Поздно, — вдруг улыбнулась она. — Мы уже оба вляпались, так что нет смысла скрываться. Если поймают одного из нас, второй должен продолжить дело, насколько это возможно. Куда ведет портал?

Иван понял, что возражать бесполезно. Собственно, он и заранее это знал. Альбина не станет прятаться под обтекаемыми формулировками или уходить от прямого разговора, боясь обидеть или задеть его. Ведь на обиженных, как всем известно, воду возят.

— Портал в прошлое, — наконец, признался он. — Физику объяснять не буду, это наш с Борисом предмет. Ну, и парни подтягиваются. Время за порталом течет быстрее раз в десять. Когда мы его открыли, там был 1957-й год. Мы начали помогать обеим сторонам в космической гонке, поэтому прогресс пошел очень быстро, история поменялась. Первый человек в космосе в 58-м, высадка на Луну в 65-м и так далее. Сейчас у них начало 70-х и появилась ядерная тяга, это ключ к Солнечной системе.

— И это совсем другой мир? — задумчиво уточнила Альбина. — Никак не влияющий на наше будущее?

— Именно так, — ответил Иван. — В этом и прелесть задумки.

— А в чем задумка? — Альбина, похоже, быстро усвоила всю информацию, рассортировала и разложила по полочкам в черепной коробке. — Когда они звездолет построят, лет через сто?

— Они уже получили от нас готовую физическую теорию резонанса, который питает наши импланты и вообще всю технику наших «небожителей», - сообщил Иван. — И скоро там смогут построить нужный нам корабль. Через год-полтора, по нашим часам. Точнее мы пока спрогнозировать не можем.

Альбина незаметно отпустила его воротник и отвернулась к стене, задумавшись. Что-то не давало ей покоя, что-то не складывалось. Почему-то вспомнился последний разговор с Линой, блуждающий равнодушный взгляд ее ярких глаз. Так вот же оно!

— И ты не побоялся сказать об этом Лине? — немного недоверчиво спросила Альбина, снова чуть не хватая Ивана за воротник. — Вот что меня беспокоило все это время!

— Я это обдумал заранее, — медленно ответил он, мысленно возвращаясь к тому моменту, когда принял решение. — Она последняя Рьялхи и нам нужна ее помощь. Я пытался удержать ее, заинтересовать. Ведь понятно, что она чувствует себя потерянной, но логика не сработала. Она просто отмахнулась от моих слов. Что-то с ней случилось, но что?

— Это еще может выйти нам боком, — покачала головой Альбина. — Бзик у нее когда-нибудь пройдет, но я сомневаюсь, что она забудет твои слова. И тогда она захочет узнать, что ты задумал.

Иван извлек из архива запись и бегло прогнал ее, найдя нужный момент и спроецировав картинку поверх длинной пустой стены. Он уже просмотрел этот фрагмент не один раз, но так и не сделал окончательных выводов. Может быть, Альбина поможет? Он включил воспроизведение.

— От вас толку нет, — донесся голос девушки, чей взгляд был устремлен куда-то вверх, в небо. — Я здесь застряла.

— Что ты видишь сейчас? — Иван поставил запись на паузу. — Что у нее на уме? Скажи, что в голову придет, хоть на уровне интуиции. Ты с ней больше моего общалась.

— Прогони этот кусок еще раз и покажи лицо крупнее, — попросила Альбина и всмотрелась в радужную инфракрасную картинку. Такая Лина и для нее была чужой и непривычной. Знакомая ей девушка обладала завидным самообладанием, и даже испытывая сильные эмоции, не поддавалась им, не подчинялась сиюминутным позывам. А на записи прекрасно видно, как дрожат ее губы, и дыхание учащено. Выражение лица все время меняется, словно она каждую секунду борется сама с собой. Сейчас она растеряна, раздавлена, неспособна к трезвым рассуждениям, это прекрасно видно. Но почему? Альбина жестом попросила пустить запись дальше.

— Не застряла, — произнес голос Ивана за кадром. — Через год или полтора сможешь вернуться домой. Я не могу сейчас раскрыть всего, но у нас будет корабль.

И снова звучит неискренний смех Лины, прерываемый грубоватой тирадой:

— Издеваешься? Нет от вас толку!

И снова пауза, радужная картинка замирает, но диагноз не меняется.

— Она и вправду думает, что ты издеваешься, — с уверенностью заключила Альбина. — Она сейчас думает, что ты врешь, чтобы ее удержать. По крайней мере, мне так кажется. И все те же непонятные эмоции, ее просто трясет, посмотри!

— Я тоже так думаю, — согласился Иван. — Но что будет, когда она успокоится? В тоннелях она была не такая нервная, но чем дальше, тем хуже. Что же случилось?

— Может, обыкновенный нервный срыв? — не очень уверенно предположила Альбина. — Она уже год в непривычной обстановке. Можно сказать, в тылу врага. Может быть, она просто сорвалась и потеряла самообладание? Отлежится, отоспится…

— И тогда, я надеюсь, вспомнит мои слова, — кивнул Иван. — И захочет узнать, о чем речь. И попытается проведать, чем мы с тобой занимаемся и что делаем. Вдруг этот туповатый землянин не шутил?

— Зря ты так, — упрекнула Альбина. — Она, когда трезвая, ко всем нам хорошо относилась. Для Рьялхи…

— Вот именно, — подтвердил Иван. — Но у нее, все же, есть своя гордость. И я почти уверен, что она не станет связываться с нами и проситься обратно. Она не сможет просто явиться и сказать, мол, простите, погорячилась, примите меня обратно в вашу песочницу.

— Будет наблюдать на расстоянии? — предположила Альбина. — Но как он нас найдет? Разве что…

— Вот именно, — кивнул Иван. — Она не дурочка, и очень многое знает. И ее почти год учили оперативной работе, в основном ты и Джина…

Оба вздрогнули, вспомнив недавний бой, но развивать тему не стали.

— Она сможет прятаться от земных властей и от Сарги, — медленно произнесла Альбина. — Но не от нас, да?

— Именно, — улыбнулся Иван. — Как минимум, ей придется где-то спать и что-то кушать. Да и одежда, знаешь ли, не вечная. Отследим.

— Лина любит хорошо одеваться, — усмехнулась Альбина. — Красиво и со вкусом, как Варвара, без всякой пошлости.

Имя Варвары тоже заставило их обоих помрачнеть, но Иван тут же вернулся к деловому разговору.

— Все это мы с тобой успеем обсудить, — сказал он мягко. — Нам предстоит какое-то время быть вместе.

— Я очень на это надеюсь, — вздохнула она. — Наши встречи раз в месяц выбивают из колеи.

Похоже, не созрела она еще, чтобы просто сказать, что разлука невыносима…

— Я тоже скучаю, когда тебя нет рядом, — просто сказал Иван, взяв ее за руку, и от этого ее настроение резко улучшилось. — Это естественно. Но сейчас, тебе нужно учиться более тонкой работе с имплантами и с новыми мощными «демонами». Только после этого мы сможем эффективно работать поодиночке.

— Ты считаешь, нам надо разделиться? — Альбина совсем неуловимо нахмурилась.

— Нам придется гоняться минимум за двумя зайцами, — объяснил Иван. — Это научная работа по порталу и поиск доверенных людей из твоего списка. Лучше делать это параллельно. А поскольку научная часть всегда на мне, то…

— Логично, — кивнула она, не желая отпускать его руку, — А где мы будем жить на время обучения?

Хоть что-то хорошее выйдет из этого кризиса, подумал Иван, не скрывая улыбки. Они смогут снова быть рядом, хотя бы ненадолго. Пусть пока не вместе, в романтическом смысле слова, но рядом. А все остальное, о чем они оба давно мечтают, но вслух не говорят, будет уже после. Если будет. Для этого, нужно сначала победить.

— У меня есть несколько подходящих убежищ, — жизнерадостно заверил он, осторожно прижав Альбину к себе. — Условия спартанские, но мы с тобой, чай, не баре?

— Все предусмотрел, — в шутку проворчала она, обняв его и улыбнувшись в ответ. — С чего начнем?

Его улыбка пропала довольно резко, и сам он нахмурился, приняв какое-то решение.

— Знаешь, — начал он. — Я хотел отложить это на потом, но сейчас я вижу, что зря. Тем более, мы Варвару вспомнили. Пока все свежо в памяти…

Альбина кивнула, хоть даже не догадывалась, о чем пойдет речь. Она уже привыкла ему доверять.

— У меня есть послание от Варвары, — мрачно сказал Иван. — Она отправила его перед подрывом базы вместе с предупреждением. Там должно быть что-то важное, но послание зашифровано, и я пока не сумел подобрать ключ.

Альбина кивнула, вспомнив тот момент, когда они едва не взорвались сами.

— Я уверен, — продолжил Иван. — Что Варвара сама подорвала базу, когда увидела, что мы ушли достаточно далеко, за линию безопасности. И наверняка это послание зашифровано так, что подобрать ключ сможем только мы. Или ты.

Альбина снова кивнула, хотя ее тревожил один важный момент. Их было четверо, когда Варвара, как утверждает Иван, взорвала базу. Джины Лаваль, увы, больше нет. Лина теперь прячется неизвестно где. Что, если послание было направлено Рьялхи и предназначено только ей? Тогда все попытки его расшифровать будут тщетными.

— Что я должна сделать? — спросила Альбина, даже не стараясь заранее угадать, что придумал Иван.

Он выдержал небольшую паузу, собираясь с мыслями. Возможно, ему предстояло познать какие-то откровения, а возможно, в этих крупицах информации не будет ничего нового. Но чем больше этих крупиц, тем больше шансов на успех. Чуть отстранившись, он доверительно посмотрел ей в глаза и медленно произнес:

— Я хочу, чтобы ты вспомнила все, что знаешь про Варвару Нартову, чего не может знать никто другой.


1979 год | Один из немногих | 1980 год