home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двенадцатая

Преследование противника и операции Кавказского фронта


Преследование красными армиями Южного фронта белых армий Южного фронта — Донско-Манычская операция — Борьба на Северном Кавказе — Эвакуация Новороссийска — Возникновение Крымского фронта


Гражданская война. 1918-1921

Схема XI (к главе двенадцатой). Преследование армии Вооруженных Сил Юга России и эвакуация Кавказа


На фоне этой общей обстановки продолжалось моральное распадение Добровольческой армии. Это распадение нашло себе выражение хотя бы в том факте, что после Орловской операции число ее фактических бойцов уменьшилось до 3000–4000{144}, всё же остальные силы представляли собой громадные по численности тылы, развращенные до последних пределов спекуляцией, всех видов.

В таком положении и состоянии «вооруженных сил юга России» продолжался со все возрастающей скоростью откат их к границам Донской области и Крыму. В задачу красного командования входило энергичное преследование этих сил, не давая им возможности оправиться и устроиться. Главные силы Добровольческой армии, угрожаемые глубоким вклиниванием конницы Буденного между ними и Донской армией, быстро отходили к югу и юго-востоку, отрываясь от своей группы на правобережной Украине. Такому разрыву [337] Добровольческой армии на две совершенно обособленных в пространстве группы немало содействовала и разгуливавшая в районе Екатеринославщины Днепра «армия» Махно (приложение, схема XI).

Советское командование преследовало цель скорейшим занятием Донецкого бассейна окончательно отделить Добровольческую армию от казачьих областей, почему в Донскую область и направляло 13-ю и 8-ю армии и конную армию Буденного, возлагая на 12-ю армию действия на Киевском, а на 14-ю армию действия на левом берегу Днепра в направлении на Полтаву и Харьков. 9-я армия Юго-Восточного фронта должна была развивать свое преследование вдоль железнодорожной магистрали Лиски — Миллерово с целью выхода к Новочеркасску и Ростову-на-Дону; 10-я армия того же фронта, действуя между Волгой и Доном, должна была овладеть Царицыном, а затем развить преследование противника вдоль железнодорожной линии Царицын — Тихорецкая.

В свою очередь новый командарм Добровольческой Врангель уже интриговал среди высшего командного состава в целях свержения Деникика и выбора себя на его место{145}. Но слабость Добровольческой армии, по-видимому, лишила его возможности явно выразить свои намерения. Потери в боях и от болезней настолько ослабили Добровольческую армию, что ее пришлось переформировать в корпус. Стремясь уйти в Крым, Врангель держал сильно выдвинутым вперед свой левый фланг на Харьковском направлении, быстро оттягивая назад и ослабляя свой правый фланг.

Очевидно, в связи с этими намерениями Врангеля противник с начала декабря вновь начал оказывать более упорное сопротивление 13-й и 14-й красным армиям на путях их продвижения к Харькову. 5 декабря 14-я армия выходила на рубеж р. Ворсклы, овладев Ахтыркой и угрожая, таким образом, Харьковскому району с северо-запада (см. схему боев за Харьков). Прямо с севера этому району угрожала 13-я армия, правофланговая дивизия которой (Эстонская стрелковая), двигавшаяся вдоль Курско-Харьковской железной дороги, находилась в 25 км севернее Белгорода. Наконец, с востока обозначалась угроза Харьковскому району со стороны [338] 8-й армии, которая частями своей 40-й стрелковой дивизии овладела Павловском-на-Дону. Конная армия шла на Валуйки. 6 декабря 14-я армия форсировала р. Ворсклу. Правофланговая дивизия этой армии — 41-я стрелковая овладела ст. Киримовка и нацеливалась на Валки; 46-я стрелковая дивизия, наступавшая в центре, двигалась на с. Лютовка, захватывая своим левым флангом Грайворон. Левофланговая Латышская стрелковая дивизия шла с упорными боями на Томаровка, держа связь влево с Эстонской стрелковой дивизией 13-й армии. Эстонская дивизия в это время вела упорные бои за овладение ст. Сажное, которая в результате осталась за нею. Левее Эстонской дивизии со стороны Нового Оскола наступала 3-я стрелковая дивизия; еще дальше к востоку шла 42-я стрелковая дивизия и на левом фланге армии наступала 9-я стрелковая дивизия, занявшая с. Веселое. Правофланговая дивизия 8-й армии — 12-я стрелковая заняла г. Бирюч, а остальные дивизии этой армии направлялись на линию р. Дон.

Противник, маневрируя своей конницей, пытался разорвать красное кольцо, которое обозначилось вокруг Харьковского района. Активно обороняясь против 14-й армии и правого фланга и центра 13-й армии, он направил удар оправившегося корпуса Мамонтова по стыку 13-й и 9-й армий. Этот корпус первоначально охватил с севера правый фланг 12-й стрелковой дивизии в районе Бирюча и отбросил ее к востоку. Расширяя свой прорыв, он затем охватил левый фланг и тыл 9-й стрелковой дивизии в районе Львовка{146}, причем под этот удар попала и часть сил конной армии. Но главная ее масса в свою очередь атаковала конницу Мамонтова. Одна из дивизий противника (10-я кавалерийская) была разгромлена, и маневр противника потерпел полную неудачу; его конница бросилась на Валуйки, преследуемая по пятам конной армией. 7 декабря в день, когда Эстонская дивизия овладела Белгородом, центр и левый фланг 13-й армии, совместно с правым флангом 8-й армии, возобновили свое наступление. Но в то время, когда противник начал уже сдавать под ударами внутренних флангов 1, 8-й и конной армий, он упорно продолжал держаться в секторе между [339] Харьковско-Курской и Харьковско-Полтавской железными дорогами. Здесь каждый шаг он уступал после упорных боев. В течение 7 декабря 14-я армия заняла Мурафу, Никитовку, Матвеевку{147}, ночной атакой в ночь с 7 на 8 декабря овладела Богодуховым, причем центральная — 46-я стрелковая дивизия (т. Эйдемана) — выдвинулась в район Лютовка. Латышская стрелковая дивизия в этот день своим левым флангом участвовала совместно с Эстонской дивизией во взятии Белгорода и продвинулась до Топлинка. В последующие дни кольцо красных вокруг Харькова продолжало сжиматься. Части 46-й стрелковой дивизии 9 декабря заняли м. Зологов. Латышская дивизия к этому времени своим центром вышла к с. Веселая Лопань. Накануне, т. е.

8 декабря, конная армия заняла Валуйки и развивала преследование на Купянск, части 13-й армии заняли Волчанск.

9 декабря сильно продвинулся правый фланг 14-й армии — 41-я стрелковая дивизия, заняв г. Валки; полукольцо вокруг Харькова угрожало сомкнуться совсем, так как 14-я армия двигала конную группу Примакова в тыл Харькову на ст. Мерефа. Однако в течение 10 декабря противник продолжал еще удерживаться на ближайших подступах к Харькову, и последний лишь 11 декабря перешел в руки красных. В результате 10-дневной борьбы противнику все же не удалось отстоять харьковский район. Средняя скорость продвижения красных дивизий за эти дни выражалась расстоянием в 10 км. Но как пример, заслуживающий внимания, мы можем отметить организацию белыми обороны Харьковского района. Обвод ее вынесен далеко вперед от крупного пролетарского центра. Оборона на ближайших подступах грозит белым внутренним взрывом, и потому, не удержавши за собой этого внешнего обвода, они вполне благоразумно отказываются от обороны на ближайших подступах к городу.

Своеобразие маневрирования ген. Врангеля и, возможно, его тайные цели были замечены донским командованием, и по его представлению Деникин круто изменил направление отхода Добровольческого корпуса, свернув опасным фланговым [340] маршем его главные силы на Ростов и оставив для прикрытия Крымского направления только группу Слащева: 3500 штыков и сабель при 32 орудиях. Подготовка Врангеля к свержению Деникина, обнаруженная последним, вызвала подчинение Добровольческого корпуса донскому командованию с увольнением Врангеля от своих обязанностей.

Правофланговая армия Южного фронта (12-я), в свою очередь, первоначально встречала упорное сопротивление противника на подступах к Киеву, на фронте Осетр — Козелец. Также отставал в преследовании и правый фланг Юго-Восточного фронта (9-я армия). Однако уже в половине декабря линия продвижения красного преследующего фронта начала быстро выравниваться. 16 декабря полки 12-й армии вступили в Киев. В этот же день командование Южным фронтом в своей директиве ставило армиям своего фронта новые задачи, выполнение которых должно было разбить «вооруженные силы юга России» на три обособленные друг от друга в пространстве группы. А именно центр тяжести действий 12-й армии переносился на правый берег Днепра. Развивая свое преследование на Одесском направлении, она должна была своим левым флангом дойти до Кременчуга. 14-я армия нацеливалась на Лозовую — Бердянск в целях отрезания группы противника, действовавшей на правом берегу Днепра, от Донецкого бассейна. Целью 13-й армии ставилось совместно с конной армией Буденного овладеть Донецким бассейном, для чего она должна была наступать на Славянск, Юзово, Ново-Николаевскую.

Ударная группа Буденного, в составе его армии и двух стрелковых дивизий (9-й и 12-й), используя весь наличный транспорт, должна была быстро выдвинуться в Донецкий бассейн и отрезать путь отступления Добровольческому корпусу в Донскую область. 8-я армия должна была выйти в район Луганска.

Образование ударной группы Буденного и постановка ей задач являлись весьма своевременными, если мы припомним, что в это время Добровольческий корпус менял направление своего отхода с Крымского на Новочеркасское и, таким образом, подвергался фланговым ударам со стороны группы Буденного. Прикрывая фланговый марш Добровольческого корпуса, белые из района Бахмута повели встречное [341] наступление против группы Буденного ударной группой в составе трех кавалерийских корпусов и двух пехотных дивизий, но были разбиты т. Буденным и в беспорядке отхлынули к югу. Однако им удалось выиграть время для совершения флангового марша-маневра Добровольческого корпуса, которому удалось присоединиться к Донской армии. Группе Буденного в районе Алексеево — Леоново удалось лишь ударить по хвостам этого корпуса — разгромить его Марковскую дивизию.

1 января 1920 г. красные армии Южного фронта уже вышли на фронт Кременчуг — Верхне-Днепровск — Екатеринослав — Синельниково — Иловайская — Первозвановка — Каменская, что означало очищение от противника Донецкого бассейна. Менее быстро в силу большой устойчивости противника и условий пространства развивалось преследование армиями Юго-Восточного фронта. Однако 2 января вечером 10-я армия овладела Царицыном и стала продолжать наступление в общем направлении на Великокняжескую.

После соединения Добровольческого корпуса с Донской армией противник начал быстро отходить перед армиями Южного фронта. Последние переходили к преследованию его в железнодорожных вагонах, возвращаясь, таким образом, к методам действия эпохи эшелонной войны. Так, батальон пехоты (13-я армия), отправленный вслед за противником по железной дороге, 4 января 1920 г. занял Мариуполь; 6 января 1920 г. конница Буденого захватила Таганрог, а 8 января 1920 г. последовало падение Ростова. На Юго-Восточном фронте 10-я армия 10 января 1920 г. выдвигалась на линию р. Маныч.

В результате выхода Красной Армии на побережье Азовского моря «вооруженные силы юга России» окончательно распались на три обособленные в пространстве группы. Большая из них в составе Донской, остатков Кубанской армии и Добровольческого корпуса, отброшенная на левый берег Дона, в дальнейших своих операциях стремилась опять опереться на Северный Кавказ; слабая группа Слащева отошла в Крым; ее преследовала не менее слабая, истощенная предшествующими боями и растянутая на широком фронте (Херсон — Геническ) 46-я стрелковая дивизия. Недооценка значения Крымского направления явилась безусловной ошибкой [342] со стороны красного командования, так как дала возможность отряду Слащева удержаться на Крымских перешейках и обратить Крым в новую базу для южной контрреволюции. Наконец, на правом берегу Днепра в направлении на Одессу отходила правобережная группа Добровольческой армии под командованием генерала Шиллинга.

Ликвидация этих групп требовала перемены операционных направлений армий обоих красных фронтов. Прежнее наименование фронтов уже не соответствовало географически их новым операционным направлениям; в начале января 1920 г. Южный фронт был переименован в Юго-Западный, а Юго-Восточный фронт 18 января 1920 г. был назван Кавказским. Учитывая удельный вес всех трех групп противника, Главное командование наибольшее значение придавало его Северокавказской группе. Поэтому задача красных армий Кавказского фронта считалась более ответственной, и сообразно с этим фронт этот усиливался за счет Юго-Западного фронта. В распоряжение командования Кавказским фронтом передавались 8-я армия и конная армия Буденного. Кроме того, из состава Юго-Западного фронта на Кавказский предполагалось перебросить ряд отдельных дивизий (3, 4, 9-ю, Латышскую и Эстонскую).

Командование Юго-Западным фронтом свою правофланговую 12-ю армию нацеливало преимущественно на запад, ставя ей задачу выйти на фронт pp. Птичь и Уборть — м. Олевск — г. Новоград-Волынск — м. Любар — ст. Синява — Жмеринка и Рахны. Таким образом, главной задачей этой армии являлось служить заслоном против польских сил. Это обстоятельство предусматривалось командованием, которое указывало армии в случае осложнения с поляками быть готовой к переходу в наступление на Ровно — Дубно. В предвидении этой возможности в районе Киев — Казатин — Житомир надлежало расположить передаваемую армии из фронтового резерва 7-ю стрелковую дивизию.

14-я армия получала задачу нанесения главного удара на Одессу, действуя по обоим берегам Днепра. 13-я армия (3-я и 46-я стрелковые дивизии и конная группа Примакова) получала задачу по овладению Крымом. [344]

Командование Кавказским фронтом своей ближайшей целью ставило ликвидацию сил противника, остановившихся против Ростова на левом берегу Дона. Оставляя в силе задачу 10-й армии (выход на Тихорецкую), оно подтягивало к Новочеркасску 9-ю армию, оказавшуюся на уступе сзади 8-й армии в районе ст. Раздорская — Константиновская, и сосредоточивало в районе Ростова 1-ю конную армию с приданными ей стрелковыми дивизиями.

Противник за Доном расположился следующим образом. Добровольческий корпус занял фронт Азов — Батайск, упирая свой фланг в сильно укрепленный Батайск. Донская конница (три конных корпуса) расположились в районе ст. Ольгинской. Южнее Батайска в резерве стали три конных кубанских корпуса. Общее количество сил противника примерно можно определить в 24 000 бойцов (из них 11 000 сабель). Против этих сил 15 января 1920 г. в районе Ростова-на-Дону развернулась 1-я конная армия в составе 9000 сабель и 5000 штыков (9-я и 12-я стрелковые дивизии).

Кроме того, на фронте Ростов-на-Дону — Новочеркасск — Аксай располагалась и 8-я армия (40, 15, 16, 33-я стрелковые дивизии, 16-я кавалерийская дивизия), численность которой достигала 11 000 штыков, 2022 сабель при 168 легких и тяжелых орудиях{148}.

В 1920 г. Дон замерз только 15 января. Местность, занятая Добровольческой армией, представляла открытую низменную равнину, пересеченную болотами, озерами и ручьями, что усиливало положение противника и не стесняло его действий огнем. Конная армия никаким подвижным мостовым парком не обладала. Исходя из этих условий обстановки, командование конной армии предлагало командованию фронтом отказаться от лобовой атаки конницы на Батайск от Ростова с переправой через Дон и предпринять глубокий обход расположения противника. Однако командование фронтом оставило в силе свое решение о нанесении конницей фронтального удара на Батайск.

Эта операция должна была производиться по совместному соглашению командования 8-й и конной армий, и привело к следующему плану действий: 8-я армия двумя своими [345] дивизиями (16-я и 33-я стрелковые) в ночь с 16 на 17 января переправлялась через Дон и занимала станицы Ольгинскую и Старо-Черкасскую; вслед за ними у Нахичевани (северное предместье Ростова) переправлялись три дивизии конной армии и при поддержке бригады 12-й стрелковой дивизии вели наступление на Батайск. 17 января этот маневр начал осуществляться, но атака конной армии на Батайск не удалась, войска вернулись в исходное положение. 18 января конная армия повторила свою атаку, и также неудачно, после чего командование 8-й армией отвело обратно за Дон и Аксай свои стрелковые дивизии. 19 января конная армия опять неудачно наступала на Батайск. Неудачи под Батайском обострили и вскоре довели до крайнего напряжения взаимоотношения, с одной стороны, между командованием Кавказского фронта в лице В. И. Шорина и, с другой стороны, между командармами 8-й (Сокольников) и конной. Командование фронтом усматривало главную причину неудачи в 12-дневной стоянке в районе Ростова без активных действий, что дало возможность противнику отдохнуть и устроиться для обороны, в введении в дело лишь части сил (во время первых атак на Батайск бездействовали две дивизии 8-й армии — 15-я и 40-я и одна из дивизий, приданных конной армии — 9-я стрелковая). Командование конной армии указывало на совершенно непригодную для действий конницы местность в виде сплошной топи и на ограниченность пространства для развертывания конницы. Командование 8-й армией в свою очередь обвиняло конную армию в проявлении чрезвычайно малой боевой устойчивости (схема 13).

Гражданская война. 1918-1921
Гражданская война. 1918-1921

В последующие дни, а именно 20 и 21 января, 8-я армия и 1-я конная опять пытались совместно повести заведомо невыполнимое, в силу оттепели, наступление на Батайск, но оно закончилось с теми же результатами. Заминка под Батайском начинала принимать формы затяжной операций. Шорин спешил ввести в дело 9-ю армию, направляя ее на Нижний Маныч от устья его до ст. Манычской — Баландинской. 23 января конный корпус Думенко, входящий в состав этой армии, переправился через Дон и выступил в направлении на Ефремов; выше его переправились через Дон три дивизии 9-й армии и наступали на фронт В. и Н. Солоный — Манычско-Баландинский [346] и ст. Манычская (23, 14-я и 21-я стрелковые дивизии). Но противник успел уже принять меры для встречи 9-й армии. Одна из ее дивизий (21-я стрелковая), занявшая было Манычскую, была выбита оттуда, и сражение на Нижнем Дону, начиная с этого времени, распространилось на угол местности между Доном и Нижним Манычем. Вскоре борьба за обладание Северным Кавказом обещала еще более расшириться в пространстве с приближением к ее главному фокусу 10-й красной армии. К 22 января последняя уже преодолевала рубеж р. Сал, занимая своими дивизиями (32, 28, 20, 38, 37-я, 39-я стрелковые дивизии, кавалерийская дивизия Гая) район: Холодный, Потапов, Иловайская, Нов. Алексеевская, Терновский, Королькова. Командармы 8-й и 1-й конной, опять-таки совместно согласуя свои действия, решили, не повторяя лобовых атак на Батайск, конную армию сосредоточить у ст. Богаевской, а 25 января ударить ею через Хомутовскую на Кущевскую, охватывая таким образом Батайскую группу противника с правого фланга и тыла, в то время как пехота обеих армий будет вести наступление на ст. Ольгинскую.

Это решение до некоторой степени совпадало и с видами Главного командования, которое в своей директиве № 66/1 от 24 января указывало перенести центр тяжести операции на маневр 9-й и 10-й армий. В частности 9-я армия получала задачу прорыва линии Маныча с целью обеспечения продвижения конного корпуса Думенко во фланг и тыл Добровольческой армии.

Получив сведения о временном занятии ст. Манычской частями 9-й армии, главком в директиве от 25 января за № 68/ш развивал план еще более широкого маневра. 8-я армия с передаваемыми ей из конной армии двумя дивизиями (9, 12-я) получала задачу по сковыванию противника, конная армия должна форсированным маршем перейти в район Раздорская — Константиновская, получить в свой состав конный корпус Думенко и 1-ю стрелковую дивизию из состава 9-й армии и глубоко охватить противника в общем направлении на Мечетинская. Однако командование фронтом сузило эти указания в том отношении, что оставило конный корпус Думенко действовать самостоятельно. На 27 января конная армия получала задачу овладеть Мало-Западенским [347] и в дальнейшем наступать на ст. Хомутовская — Кагальницкая. Выполнение этой директивы и повело к ряду новых упорных боев с переменным успехом конной армии с конной группой противника на переправах через Маныч.

28 января конница Буденного нанесла сильный удар противнику и обратила его конницу в бегство, захватив 12 орудии и 30 пулеметов. Но 29 января она получила такой же сильный удар от конницы Мамонтова в районе х. Прицепков, причем 11-я кавалерийская дивизия временно утратила свою боеспособность; было потеряно несколько орудий и пулеметов{149}. 30 января конная армия вновь стояла на северном берегу Маныча, занимая фронт от Федулово до Манычско-Баландинская. 9-я армия вышла на фронт зим. Балабина — Дальний — Жеребков — зим. Королькова — В. и Н. Солоный — Александровский — Николаевский и восточнее Жеребкова. Но противник упорно продолжал удерживать ст. Манычскую, и все попытки 21-й стрелковой дивизии вновь овладеть ею кончились неудачей. 10-я армия продолжала выигрывать пространство: 26 января она вышла на рубеж р. Маныча от зим. Балабина (вкл.), через Великокняжескую до Соляных озер. Кавалерийская дивизия Гая направлялась на Воронцовку.

Неудача конной армии 29 января вызвала новые разногласия между командованием фронтом и РВС конной армии. Тов. Шорин главную причину неудачи усматривал в том, что она после удачного боя 28 января потеряла полсуток, не преследуя противника. Член РВС 1-й конной армии т. Ворошилов указывал на отсутствие объединенного руководства двумя конными группами: Думенко и Буденного. Думенко вырвался вперед, когда конная армия только что готовилась переправляться через Маныч. Поэтому противнику удалось порознь справиться с корпусом Думенко и с конной армией{150}.

Выход 10-й армии на линию р. Маныч являлся предпосылкой для совершенно нового качественного положения на [348] Манычско-Донском фронте. Первыми его признаками явилось чрезвычайное обострение борьбы на р. Маныч. Прежде чем перейти к рассмотрению манычской операции Кавказского фронта, выросшей из попытки выбить батайскую пробку противника, посмотрим, какова была группировка сторон перед этой решающей операцией за обладание Северным Кавказом. К 1 февраля 1920 г. силы противника на Батайском направлении (фронт Азов — Батайск) состояли из всего Добровольческого корпуса (Дроздовская, Корниловская, Алексеевская, Марковская дивизии) — 4800 штыков, 2100 сабель, 32 орудия, 132 пулемета и 1-й Донской кавалерийской дивизии — 595 штыков, 400 сабель, 14 орудий, 21 пулемет, всего 5395 штыков, 2500 сабель, 46 орудий, 153 пулемета на фронте примерно в 50 км, что составляет на 1 км фронта 108 штыков, 50 сабель, около 1 орудия и 3 пулеметов. Кроме того, в районе Батайска были сосредоточены 6 бронепоездов, численность десантов которых достигала 500 штыков. В Кайсуге находились Ставропольские военные курсы численностью в 500 штыков, и в качестве глубокого резерва в Кагальницкой располагался батальон юнкеров неизвестной численности. Станицу Хомутовскую занимали IV Донской кавалерийский корпус и 10-я кавалерийская дивизия, общей численностью 2800 сабель, 12 конных орудий, 54 пулемета. Эта кавалерийская масса являлась для противника подвижным маневренным резервом. На рубеже р. Маныч против 9-й красной армии противник располагался следующим образом: на фронте Манычская — Манычско-Баландинский — III Донской корпус: 2525 штыков, 555 сабель, 15 орудий, 48 пулеметов. На фронте В. и Н. Солоный (искл.) — Жеребков — Дальний — II Донской корпус — 3133 штыка, 4745 сабель, 147 пулеметов, 53 орудия, 8 самолетов. На фронте Дальний (искл.) — Платовская (искл.) — I Донской корпус — 4740 штыков, 1625 сабель, 117 пулеметов, 13 орудий, 9 самолетов. Там же отдельные мелкие отряды общей численностью 930 штыков, 910 сабель, 4 орудия, 18 пулеметов, а всего на фронте от Манычская (вкл.) до Платовская общим протяжением 100 км противник располагал 41 308 штыками, 7835 саблями, 85 орудиями, 330 пулеметами, 17 самолетов, что составляет на 1 км фронта [349] 113 штыков, 78 сабель, около одного орудия, свыше 3 пулеметов (все цифры округлены). Против 10-й красной армии действовала Кавказская армия, состоявшая почти исключительно из Кубанских частей и главным сгустком своих сил прикрывавшая направление от Великокняжеской на Тихорецкую. Здесь у противника действовали сводный пехотный корпус, IV сводный горский корпус, V Кавказский конный корпус и 1-я Кубанская дивизия общей численностью 5981 штык, 5135 сабель, 96 легких и тяжелых орудий, 4 броневика, 4 танка и 12 бронепоездов. К западу от Великокняжеской до высоты ст. Платовской действовал стрелковый Кавказский корпус в составе 1200 штыков, 20 сабель, 6 легких и тяжелых орудий и 22 пулеметов. К востоку от Великокняжеской примерно до Соляных озер занимала фронт 3-я Кубанская конная дивизия в составе 320 сабель, 16 легких и тяжелых орудий и 34 пулеметов. Кроме того, по всему этому фронту были вкраплены отдельные отряды общей численностью 2500 штыков, 635 сабель, 4 орудия, 7 пулеметов. Всего же на фронте Платовская (искл.) — Соляные озера (искл.) протяжением 150 км противник располагал 9681 штыком, 6110 саблями, 122 легкими и тяжелыми орудиями, 336 пулеметами, 12 бронепоездами, 4 броневиками, 4 танками, что составляет на 1 км фронта 64 штыка, 41 саблю, около 1 орудия, 3 пулеметов. Все цифры взяты с округлением (см. приложение, схема XII)

В качестве глубоких резервов противник мог рассчитывать на III Кубанский корпус, находившийся на формировании в районе Екатеринодара, на кубанские запасные части в Екатеринодаре, Армавире и Ставрополе, общей численностью 8000 штыков и сабель, на военноучебные заведения и курсы в Ставрополе, Ейске и Армавире, общей численностью 700 штыков и 400 сабель{151}.

Рассматриваемое вне связи с политико-моральным состоянием положение «вооруженных сил юга России» являлось несравненно более выгодным под военным углом зрения, чем их противника. Их тыл сблизился со своими военными базами и базами людских пополнений, опираясь на сильные местные [350] рубежи в виде р. Дон и Маныч. Пользуясь местными особенностями этих рубежей (болотистая, широкая долина Дона), проходимых по известным направлениям, и сильно занимая Батайское и Великокняжское направления, они могли действовать подвижными маневренными резервами по внутренним операционным направлениям. Это давало им возможность отбрасывать по очереди обратно на противоположный берег те красные части, которые одна за другой переправлялись на их сторону. Наконец, впервые, пожалуй, за всю историю Гражданской войны белые могли испытать столь знакомые красным преимущества перевернутой политической базы. Таковой для белых являлась Донская область. Выброшенная из нее Донская армия, отделенная от нее только течениями pp. Дон и Маныч, стремилась к возвращению обратно на родную территорию с оружием в руках. Это стремление находило свое отражение в повышении боеспособности донских частей. Мы видели, как неоднократно и жестоко битая конной армией конница Мамонтова вновь обретала свою боеспособность и начала иногда не без успеха состязаться с конной армией. Несомненно, что на подъем боеспособности белых влиял и ряд их частичных успехов. Последние явились следствием введения в дело красных сил по частям (сначала 8-я и конная армии, затем по частям 9-я и, наконец, 10-я армии), отсутствия единства и твердости управления (командармы 8-й и конной все время «согласуют» свои действия), некоторого разнобоя в среде высшего красного командования и трудных условий местности и погоды. Все эти причины объективного (последовательное вступление в дело 9-й и 10-й армий) и субъективного порядков (разногласия высшего командования) имели преходящий характер, почему весь успех дальнейшей обороны белых зависел от того, окажется ли на этот раз Кубань таким же жизненным для них районом, каким она была для них в дни возникновения Добровольческой армии. С этой стороны состояние политического фронта являлось настолько неблагополучным для белых, что оно сводило на нет все преимущества близости к ним их основных баз.

Тыл противника обнаруживал явные признаки разложения. Об этом свидетельствовали такие факты, как бурный рост повстанческого движения против белых в Чечне и Дагестане; распространение зеленого движения на все пространство [351] между Новороссийском и Екатеринодаром, где зеленых насчитывалось до 7000 чел.

Наконец, были и другие симптоматические черты близящейся общей катастрофы, несмотря на улучшившееся военное положение: Новороссийский порт был наводнен бегущими буржуазией и духовенством. Кубанское рядовое казачество определенно заявляло, что не желает пускать на Кубань буржуазию и офицерство. Эти заявления являлись отголоском ожесточенной внутренней политической борьбы в стане противника между кубанским казачеством в лице его Рады и командованием Добровольческой армии. Кубанская рада стремилась обособиться от него и проводить собственную политику. Одним из основных положений этой политики теперь являлось скорейшее заключение мира с большевиками на почве признания последними казачьего государства. В чисто военной плоскости эта борьба нашла свое выражение в угрожающем падении боеспособности Кубанской армии, скоро превратившемся в ее полный развал. Все эти обстоятельства создавали выгодные предпосылки для широких наступательных операций красных в расчете найти на этот раз на Кубани новую обширную базу за линией неприятельского фронта, столь необходимую для красных армий, учитывая их чрезвычайно растянувшиеся коммуникационные линии и расстройство транспорта.



Гражданская война. 1918-1921

Схема XII (к главе двенадцатой). Донско-Манычская операция. Боевые действия в феврале и марте 1920 года


Обратимся теперь к группировке и численности красных сил на Нижнем Дону и Маныче к 1 февраля 1920 г. На Батайском направлении от устьев Дона до ст. Аксай на фронте протяжением 50 км располагалась теперь только 8-я армия в количестве 15 260 штыков, 4120 сабель, 159 тяжелых и легких орудий, 779 пулеметов, что давало на 1 км фронта 905 штыков, 83 сабли, 3 тяжелых и легких орудия, 16 пулеметов (все цифры взяты с округлением){152}.

Таким образом, на Батайском направлении (Донской фронт) красные превосходили белых почти вдвое в отношении живой силы и от трех до пяти раз в отношении техники. На Манычском фронте от ст. Манычской до Соляных озер (искл.) развернулись 9-я армия в составе 9670 штыков, 5730 сабель, 183 орудий и 600 пулеметов, 10-я армия [352] в составе 15 630 штыков, 3300 сабель, 158 орудий и 585 пулеметов и конная армия в составе 10 250 сабель, 26 орудий и 259 пулеметов, всего: 25 300 штыков, 19 280 сабель, 367 орудий и 1444 пулемета, что при общем протяжении фронта в 250 км (Манычская — Соляные озера) составляет на 1 км фронта 101 штык, 77 сабель, 1,5 орудия, 6 пулеметов (за округлением). Таким образом, и на Манычском участке красные значительно превосходили противника в количестве штыков, сабель, орудий и пулеметов{153}.

При таком соотношении количества сабель на Манычском участке было вполне целесообразным объединить в одних руках действия всей конницы, на чем неоднократно и тщетно настаивал РВС 1-й конной армии. Было также очевидно, что сила обороны противника заключается в его активном маневрировании конными частями, стягиваемыми с различных участков фронта и из резерва. Возлагая весь успех операции на удар конной массы, равной им по численности, важно было облегчить этой конной массе возможность успеха, рассасывая конные массы противника в различных направлениях, чего можно было достигнуть лишь активизацией всего фронта. Этого и добивались тт. Ворошилов и Буденный, но их пожелания не достигали цели. В таких условиях конная армия 1 и 2 февраля вновь пыталась продвинуться на Хомутовскую, но оба раза неудачно, так как успехи изолированно действовавшей конной армии легко ликвидировались противником. Эти последние попытки окончательно подорвали отношения между командованием конной армии и фронта (Шорин). Командование конной армии обратилось теперь по прямому проводу непосредственно к главкому{154}. Очевидно, [353] результатом этого разговора была директива главкома № 627/оп на имя командования фронтом о том, чтобы армии фронта были готовы развить успех Буденного энергичным наступлением{155}.

7 февраля атаки конной армии на Хомутовскую были приостановлены новым командованием фронтом (т. Тухачевский), приступившим вскоре к перегруппировке армий для нанесения решительного поражения противнику{156}.

Ввиду исключительного истощения стрелковых дивизий командование фронтом пошло на крайнее средство, расформировав ряд дивизий и влив людей как пополнение в остальные дивизии 10-й и 11-й армий. 9 февраля директивой № 19/п командование фронтом указывало перегруппировку, которая имела целью создание ударного кулака на Маныче и вывод конной армии в исходное положение для решительного удара. Согласно этой директиве 8-я армия к 11 февраля должна была растянуть свой фронт до Манычской, освобождая таким образом часть сил 9-й армии, а конная армия перебрасывалась в район Платовская.

10-я армия, в состав которой включались две подходившие дивизии (34-я и 50-я), должна была сосредоточить не менее 6 дивизий в районе ст. Великокняжеской{157}. Таким образом, на участке Платовская — Великокняжеская наметилась мощная группировка против Кубанской армии противника. Здесь обращает на себя внимание удачное и гармонически согласованное направление главного удара в оперативном и политическом отношениях. Удар на Тихорецкую, с одной стороны, выводил красных на тылы группировки белых на Нижних Доне и Маныче, а с другой стороны, имея в виду Кубанскую армию, шел по линии наименьшего политического сопротивления. Эта же директива намечала и срок общего наступления на 14 февраля. Наконец, 12 февраля последовала директива № 42/п об. общем переходе в наступление{158}. В этой директиве еще резче выявилось намерение командования фронтом до конца провести [354] принцип действий по линиям наименьшего оперативного и политического сопротивления. Командующий фронтом указывал, что разграничительная линия противника между его Донской и Кубанской армиями проходит через Белую Глину — Ср. Егорлыкская — зим. Корольков — Казенный мост. Задачей армиям фронта ставилось разбить противника и отбросить его к Азовскому морю. Для этого 8-я армия должна была наносить главный удар в направлении на Кагальницкая, имея целью в ближайшие дни выход на р. Кагальник. 9-я армия развивала удар в общем направлении на Новороговский и к 19 февраля должна была выйти на фронт: Ново-Протопоповская — пос. Новороговский. Конная армия в задании комфронта играла роль того хирургического ножа, который навсегда должен был разъединить между собой Кубанскую и Донскую контрреволюции. Ей ставилась задача, «разрезая и сбивая фланги Донской и Кавказской (Кубанской) армий противника, прорваться в район ст. Тихорецкая к 21 февраля». 10-я армия получала задачу отрезать Кавказской армии противника возможные пути отхода на Армавир и должна была к 19 февраля выйти на линию Беляев — Белая Глина — Успенская. В целях достижения решительной победы командование фронтом не упускало ни малейшей возможности к притягиванию к фокусу решительной борьбы всех тех сил, которые могли принять в ней хоть какое-нибудь участие. Так, крайняя левофланговая армия фронта — 11-я, действовавшая в пределах Ставропольской губ. и Терской области, также получала задачу захвата в ближайшие дни Ставрополя и Армавира. Таким образом, намечался охват противника с правого фланга с одновременным прорывом его центра и сковывающими действиями против его левого фланга.

Первые успехи были достигнуты на фронте 10-й армии. Уже 17 февраля командующий фронтом т. Тухачевский имел возможность отметить, что противник сбит на участке 10-й армии. Но сопротивление противника продолжало быть очень упорным перед фронтом 9-й армии. Результаты маневра конной армии не успели еще сказаться, так как, выигрывая размах для удара, она сильно уклонялась на Торговую. Желая протолкнуть вперед 9-ю армию, командующий фронтом приказывал 8-й и 10-й армиям сосредоточить ударные группы на своих флангах, прилегающих к 9-й армии, и помочь ей. Конной [355] армии указывалось продолжать наступление на Крученую балку — Лопенку — Тихорецкую{159}.

Для противодействия мощному удару красных со стороны Великокняжеской белое командование перебрасывало из района станицы Ольгинской в направлении на ст. Торговую всю донскую конницу под командой ген. Павлова.

Но пока в столкновениях красной и белой конниц назревал кризис всей кампании, на фронте 8-й и 9-й красных армий положение продолжало оставаться напряженным. Противник, активно обороняясь, успел даже достигнуть частных успехов на фронте 9-й армии; здесь ему удалось сбить ее правый фланг и центр. Причину неудачи командование фронтом усматривало исключительно в неискусных действиях командования 9-й армией, которое подставляло свои силы под удары по частям. 8-я армия в это время «топталась на месте». Тем временем удар конницы Павлова обрушился прежде всего на конные дивизии Блинова и Гая (10-я армия). Они были атакованы и сбиты конницей Павлова 17 февраля в районе зим. Корольково, причем одна из бригад Блинова откатилась на Платовскую, а дивизия Гая отошла на зим. Маслаковцев. Сильно пострадала при этом и 28-я стрелковая дивизия, начальник которой т. Азин попал в плен. Но это был временный успех Павлова из-за уклонения конной армии от данного ей направления движения{160}. Конная армия совместно с дивизиями 10-й армии изготовилась к атаке конницы Павлова, но была сама атакована ею под ст. Шаблиевской. Эта атака была отбита. 18 февраля Павлов начал отход на Ср. Егорлыкскую, попал в буран и потерял половину своей конницы, вымерзшей в степи. 19 февраля конная армия готовилась начать преследование противника. В то же время удалось ликвидировать на участке 9-й армии прорыв конницы противника, успевшей проникнуть до района Янченков — Сусацкий. Конный корпус Думенко из-под Манычско-Баландинской атаковал ее, разбил и отбросил обратно. Левый фланг 8-й армии удалось продвинуть вперед, и он вел упорные бои с противником в районе ст. Ольгинской. [356]

Тем временем высшее командование белых готовилось к решительному контрудару. План действий заключался в том, чтобы атакой на Ростов и Новочеркасск, в направлении, наиболее ослабленном Кавказским фронтом, притянуть туда внимание красных, а тем временем собрать все наличные силы и ударить ими по обходящему тарану красных, т. е. по 10-й и 1-й конной армиям. Была создана мощная конная группа ген. Павлова.

Контрудар белых был своевременно разгадан командованием Кавказского фронта. Своей новой директивой оно ставило задачу разгрома в первую очередь группы ген. Павлова. Этим разгромом предопределялся выигрыш всей кампании.

Такова была общая обстановка на фронте, когда противник сделал отчаянную попытку овладеть Ростовом. 20 февраля Добровольческая армия перешла в общее наступление и овладела ст. Хопры, ст. Гниловская, Темерник, ст. Аксай.

8-я армия контратакой своего левого фланга выбила противника из ст. Аксай и успела захватить северные окраины г. Ростова и Нахичевани, где загорелся упорный уличный бой. Однако утром 21 февраля 8-я армия принуждена была оставить и Ростов, и Нахичевань и перейти к обороне, чем Главное командование было крайне обеспокоено, но не изменило плана командования фронта. Противник не имел возможности развивать дальнейший успех. Он теперь сосредоточил свои усилия против правого фланга 9-й армии, стремясь овладеть ст. Багаевская. Здесь с 21 февраля завязались упорные кавалерийские бои между конным корпусом Думенко и Терско-Донской конницей Гуселыцикова. Но в районе ст. Манычской конница Гусельщикова получила сильный удар, потеряла до 1000 чел. одними пленными и была принуждена оставить ст. Багаевская. В таком положении сторон закончился день 21 февраля. Но уже 22 февраля под влиянием событий в районе Егорлыкская командование Добровольческой армией вынуждено было начать отход за Дон, чтобы своими последними кавалерийскими резервами усилить конницу ген. Павлова. 23 февраля 8-я красная армия заняла прежнюю линию своего фронта.

Тем временем конница Павлова, усилившись частями, подошедшими с Ростовского направления, вновь попыталась перейти в наступление на Ср. Егорлыкскую и выбила оттуда [357] заслон 1-й конной армии, главные силы которой находились в с. Горькая Балка.

Из Ср. Егорлыкской Павлов двинулся 25 февраля на с. Белая Глина с целью выйти на тылы 1-й конной армии. Последняя в свою очередь двинулась на Ср. Егорлыкскую в целях охвата правого фланга конницы Павлова. В своем движении на Белую Глину конница Павлова натыкается с фронта на стрелковые дивизии 10-й армии (20-я и 50-я стрелковые). В то же время она была атакована всеми силами 1-й конной армии с правого фланга, в 10 км к югу от Ср. Егорлыкской, и с огромными потерями, утратив 29 орудий, 100 пулеметов и свыше 1000 пленных, была отброшена в район Егорлыкской — пос. Иловайский. Бой 25 февраля под Ср. Егорлыкской является блестящим примером комбинированного боя конницы и пехоты. Однако 26 февраля попытки 1-й конной армии овладеть Егорлыкской без помощи пехоты окончились неудачей.

Продвижение левого фланга 10-й армии во время этих боев происходило почти беспрепятственно. 32-я стрелковая дивизия заняла район Ново-Покровская — Сосновка, а 39-я стрелковая дивизия 27 февраля после небольшого боя заняла ст. Кавказская.

Таким образом, 10-я армия, встретив упорное сопротивление противника в районе Егорлыкской и имея впереди себя 1-ю конную армию, связанную упорными боями с конницей Павлова, совершила как бы захождение левым плечом вперед вокруг своего правого фланга и к 28 февраля выстроила фронт прямо на запад от ст. Целина на Белую Глину — Ново-Покровское — Сосновку — Кавказскую. Направление на ст. Тихорецкую прикрывалось только остатками II Кубанского корпуса белых, но командование 10-й армией задержало с 25 февраля 32-ю стрелковую дивизию в общей линии фронта. Значит, замыкание кольца вокруг главной группировки белых севернее Кубани отсрочивалось во времени, и перед ними оставались еще широкие ворота между Азовским морем и 10-й армией для ухода за Кубань. Этим обстоятельством и спешил воспользоваться противник, не помышляя о дальнейшем сопротивлении.

С 26 февраля он начал постепенно очищать левый берег Дона. 27 февраля части 8-й армии были уже на левом берегу [358] Дона, а 29 февраля началось общее наступление 8-й и 9-й красных армий. 1 марта под согласованными ударами красной конницы пала наконец Егорлыкская. Но теперь таранная группировка на левом фланге Кавказского фронта уже утрачивала свой смысл. Поэтому вполне своевременно командование фронтом спешило создать новую таранную группировку на кратчайшем (Новороссийском) направлении, выводившем на тылы Ростовско-Манычской группы противника. Поэтому 3 марта оно направляло главные силы 8-й армии на Кущевскую — Тимошевскую, главные силы 9-й армии — на ст. Леушковскую — Медведовскую, а 1-й конной армии ударом на ст. Леушковской приказывалось отрезать пути отступления противника в районе ст. Тимошевской. 10-я армия ударом не менее четырех дивизий на Тихорецкую — Екатеринодар должна была оказать содействие Ставропольской группе красных по овладению Армавиром (см. приложение, схема XI).

Донско-Манычская операция командования Кавказским фронтом заслуживает особого внимания историка. Мы видим в ней единство и цельность оперативного замысла. Не территория и географические на ней пункты влекут к себе внимание красного командования, а живая сила противника. Разгром ее в уничтожающем сражении является руководящей идеей операции. Ради достижения своей основной цели командование фронтом смело отрывает главную массу своих сил от географических объектов в виде Ростова и Новочеркасска и бросает ее в глубь манычских степей. Последующий ход действий вполне оправдывает это смелое решение. Временный захват г. Ростова ничего не дал ген. Деникину, поскольку судьбу операции решило столкновение конных масс обеих сторон и 10-й красной армии в районе Егорлыкской.

В дальнейшем оставалось лишь преследовать и добивать материально и морально надломленного противника, который, оставив слабые заслоны против 8-й и 9-й армий, все свои усилия теперь сосредоточил на попытках задержать грозное для него продвижение конной армии. Последняя вновь совместно с 10-й армией 25 февраля 1920 г. нанесла сильный удар под Егорлыкской, взяв у него 29 орудий, свыше 100 пулеметов и много пленных. В дальнейшем командующий [359] фронтом нацеливал конную армию на Мечетинскую, а 10-ю армию — на Тихорецкую. В конце февраля 8-я и 9-я армии сбили противопоставленные им заслоны противника и перешли в наступление. 1 марта сгусток сил противника образовался в районе Мечетинской — Егорлыкской (искл.), и командование фронтом готовилось концентрическим движением своих армий уничтожить его. В этот же день под ударами красных пал Ставрополь{161}. Однако в предвидении этого маневра противник ускорил свой общий отход за р. Кубань (см. приложение, схема XII).

2 марта красные войска Ростовской группы заняли Батайск, а 9 марта уже вступали в Ейск; в этот же день конница Буденного заняла ст. Тихорецкую. «Вооруженные силы юга России», разбившись на три группы, отходили: одной группой (часть кубанцев и Донская армия) — на Екатеринодар — Новороссийск, главными силами Кубанской армии — на Майкоп — Туапсе и Добровольческим корпусом — на нижнее течение Кубани, через ст. Тимошевскую. Последние остатки сил противника в Терско-Дагестанском крае пробивались в Грузию.

Командование противника предполагало задержаться за сильной водной преградой р. Кубани, устроиться там и выждать возможной перемены обстановки в свою пользу. Отход за Кубань ставил «вооруженные силы юга России» в очень опасное положение на случай падения оборонительной линии р. Кубани. Тогда они оказались припертыми к морю с необходимостью либо производить погрузку на суда в единственно возможном для того пункте — Новороссийске, либо уходить по побережью Черного моря на юг под фланговыми ударами советских войск. Положение их затруднялось отсутствием предварительно разработанного плана эвакуации, малочисленностью транспортных морских судов и обилием беженцев, следовавших за войсками. Энергичное преследование советских войск и угрожающее падение боеспособности в остатках армий «вооруженных сил юга России» делали крайне сомнительными надежды командования противника на возможность удержаться за р. Кубанью. 17 марта после короткого боя красные войска овладели [360] Екатеринодаром, и главные силы противника отошли за Кубань, имея на Новороссийском направлении от станицы Ольгинской через Екатеринодар до ст. Усть-Лабинской Донскую армию и западнее ее по нижней Кубани от станицы Ольгинской до устья Кубани Добровольческий корпус. На правом фланге Донской армии в районе Усть-Лабинской располагались разрозненные части Кубанской армии, не державшие уже связи ни с Донской армией, ни со своим главным командованием.

Однако уже 19 марта красные войска переправились через Кубань у Усть-Лабинской и против Екатеринодара. Слабые контратаки Донской армии оказались неудачными, и начался общий отход Донской армии и Добровольческого корпуса в одну общую точку — Новороссийск. В то же время Кубанская армия с частью оторвавшихся и присоединившихся к ней донцов устремилась в Туапсе.

Добровольческий корпус, стремясь под прикрытием Донской армии сесть на суда, оставил нижнее течение Кубани раньше Донской армии, опередил ее в Новороссийке и начал производить посадку на суда, в то время, как полуокруженная Донская армия еще пробивалась к Новороссийску. Эвакуация остатков «вооруженных сил юга России» носила крайне спешный и беспорядочный характер, что явилось следствием производства ее из одного пункта при большом недостатке транспортных средств. Натиск красных войск не позволил закончить ее, и потому, когда в ночь с 26 на 27 марта 1920 г. красные войска заняли Новороссийск, в их руки попало около 22 000 пленных. Так же быстро шло занятие красными войсками и остальной территории Северного Кавказа.

Политическими результатами окончательного разгрома «вооруженных сил юга России» явился советский переворот в Азербайджане в апреле 1920 г., поддержанный операцией 11-й армии, страна с нефтяными богатствами вошла в число полноправных членов РСФСР, и заключение в том же месяце мира с Грузией. Наконец, 2 мая 1920 г. в районе Сочи войскам 9-й красной армии сдались прижатые к границам Грузии остатки Кубанской армии; этим окончательно ликвидировались «вооруженные силы юга России» в их прежнем составе, причем остатки их устремились в Крым. [361]

Не менее удачно развивались в это же время и операции Южного красного фронта по преследованию противника. Отбросив противника от Киева и Екатеринослава, войска Южного фронта (41-я дивизия) в конце января прижали группу противника на правобережной Украине к Одессе, в угол между р. Днестр и Черным морем. 7 февраля 1920 г. была взята Одесса. Силы противника на правобережной Украине частью капитулировали, частью рассеялись. На Крымском направлении 23 января 1920 г. были заняты Геническ и Перекоп, но в результате завязавшихся упорных боев группе Слащева удалось удержать в своих руках перешейки Крымского полуострова. [362]



Глава одиннадцатая Орловская операция | Гражданская война. 1918-1921 | Глава тринадцатая Внешняя и внутренняя политическая обстановка в начале 1920 г. Взаимоотношения Советской России и Польши. Подготовка обеих сторон к продолжению войны