home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

На вершине холма приютился низкорослый сосновый лес. Совсем небольшой, так что сквозь него было видно расположенный вдали провал. Это было странное зрелище. Тонкие стволы сосен на фоне разлившегося за ними, бледного света. Они прошли лес, и вышли к краю широкого, в форме ровного кратера, провала. Глыбы камней лежали на его склонах, но присмотревшись Валерий увидел, что это не камни. Огромные каменные блоки, некоторые длиной в пять метров лежали друг на друге, выставляя на поверхность свои граненые туши. А когда они спустились по кратеру немного вниз, то увидели, что блоки когда-то были частью каменной кладки. Ровные ряды блоков аккуратно лежали на склоне провала, словно какой-то великан повалил гигантскую каменную стену. Вот только даже сложно было гадать, частью чего могла быть такая стена. Ни здесь, ни там, в будущем Валерий не видел и не слышал ни о чем подобном. На ум приходили египетские пирамиды, но это точно было что-то другое. Возможно, какая-то крепость. Вот только чья это могла быть крепость? Буховцев посмотрел на Ахилла, тот стоял пораженный.

— О Боги, что это такое? — прошептал он.

Хороший вопрос — подумал Валерий. Ему тоже хотелось бы это узнать, но сейчас больше интересовало призрачное, белое сияние. Где-то там должен быть его источник, камень, называемый некоторыми магами айлоберон. В своем прошлом видении он представлялся ему яркой точкой. Буховцев внимательно всмотрелся в освещенное бледным светом дно провала. Небольшой лесок из редких деревьев внизу, завалы каменных блоков по краям кратера. В призрачном свете все было хорошо видно, но точки, или даже намека на нее он не обнаружил.

Валерий посмотрел на звездное небо, глубоко вдохнул свежий ночной воздух, закрыл глаза и представил кратер, каким он был в прошлом видении. Внезапно его сознание поплыло, словно растворилось в чем-то неизмеримо большом. Казалось, местность вокруг перестала существовать. Он не стоял на пологом склоне провала, и над его головой не было ночного неба. Вообще ничего вещественного рядом не было. Он стоял в центре находящегося неизвестно где пространства, и даже он был не он, потому что не чувствовал ни рук ни ног. Он был всего лишь разумной точкой в этом пространстве, но из этой точки мог без труда видеть любое место, которое мог представить. Вот, пожалуйста, Земля, а вот Луна. И до того и другого было одинаково близко. Расстояний не существовало. Наверное, можно было бы также перекинуться на край Вселенной, если бы Буховцев представлял, что это такое и где этот край. Поражали также и меняющиеся размеры его сознания. Иногда оно заполняло все пространство, так что даже шарик Земли казался незначительной величиной, а в следующий миг он был внутри бурлящего сгустка клеток стебля травы на неизвестном лугу. Странное это было состояние и странно было так себя ощущать. Странно и страшно. Внезапно, Валерий ощутил присутствие чужой воли, внимательно за ним наблюдающей. Эта воля была могущественна, так могущественна, что энергии, из которых состоял этот мир, начинали усиливаться и буйствовать. Это чуждое сознание соприкоснулось с его, и Валерий почувствовал, как его затягивает и растворяет в неизвестное ничто. Он ощутил почти физическую боль и всепоглощающий страх. Но внезапно все остановилось, неизвестное сознание его изучало, и Валерий услышал тоже, что и тогда ночью, в палатке — Да. Все так. Тебе нужно будет придти позже. Когда наступит время, ты почувствуешь.

Внезапно все прекратилось. Он снова стоял на краю провала, его трясло, а по телу катились крупные капли пота. Казалось, прошла целая вечность, но на самом деле все длилось от силы несколько секунд. Постепенно возвращались чувства. Он ощутил свежие запахи ночи. Сейчас эти запахи были острее, чем раньше. Заметил, как Ахилл беззвучно шевелил губами, с силой сосредоточился и услышал голос эллина.

— Не знаю, что чувствуешь ты, но мне кажется там внизу, под камнями что-то есть. Не удивился, если бы мне сказали, что это и вправду путь в Тартар. Марк ты бы не хотел спуститься, переплыть Стикс и вернуть кого-нибудь с того света?

Валерий через силу хмыкнул. Все — таки самообладанию эллина можно было только позавидовать. Дрожь прошла и теперь в его тело вливалась энергия. Как будто он подключился к неведомой энергетической сети. Хотя нет, это больше напоминало прием хорошей дозы боевого стимулятора. В мышцах чувствовалась мощь. Все страхи и опасения пропали, и сознание Буховцева наполнила полнейшая самоуверенность.

— Слава Богам Ахилл, нам не нужно отправляться за Стикс. Вполне достаточно убедиться, что это не варварское капище, но ты прав, это действительно непростое место.

Да уж непростое. Нет, это не амулет. Это Валерий теперь понял. Понял также и то, что силы и знания у этой штуки немереные, и находиться она здесь не спроста. Первое, что приходило на ум — страж. Страж этого темного места, когда-то и кем-то здесь оставленный. Теперь, ему вероятно пришел срок, и он может или должен уйти. Но почему срок? Что позволит камню оставить это место? Вроде бы Звездный ветер предвещает начало нового мира. Может это приход новой веры? Ведь согласно Библии Христос уже родился, а если учесть путаницу с годами, то возможно уже и вырос. Нет, это глупо. Очень может быть, дело совсем в другом. У него слишком мало данных для того, чтобы судить о таких вещах. Эти материи выше его понимания, и не имеет значения даже то, что он невроец.

Внезапно, чистый ночной воздух разорвал пронзительный звук рожка. Германцы начали атаку. Валерий встряхнулся и сразу вернулся к реальности. Мысли о чудесном куда-то улетучились, а в теле появилось легкое возбуждение, обычное перед началом боя. Только сейчас оно было подавлено влившейся в него энергией. Страх и даже опасения куда-то пропали, в теле бурлила энергия, а в сознании сидела уверенность, что после увиденного все, что ему предстоит, лишь мелкая неприятность. Он скинул щит, одел шлем, и обнажил гладий. Когда повернулся к Ахиллу, то увидел, что эллин был уже готов к бою, и они молча двинулись к гребню кратера в сторону редкого леса.

Лес прошли быстро и стали спускаться по склону холма. Шли открыто, так как на фоне белесого свечения их было хорошо видно и прятаться смысла не имело. Внизу раздавались воинственные крики германцев. Атака уже началась. Контуберний стоял на площадке под градом стрел, укрывшись за сомкнутыми щитами. Стрелки били из нескольких луков с соседнего склона холма. Дистанция была небольшая и стрелы раз разом накрывали строй, но особого вреда не причиняли. По их вертлявому полету было видно, что били срезнями. Так что, урон был невелик, но этот обстрел был лишь прикрытием. С вершины было видно как вооруженные копьями и мечами германцы не спеша поднимались вверх по склону на флангах куцего строя контуберния. Тактика варваров была не глупа. Квинту Нерию нужно было отступать на вершину, но он не мог, так как разбив строй и повернувшись к врагу спиной легионеры рисковали получить стрелу в спину или в ноги. Пятиться же вверх по холму то еще удовольствие. К тому же уйдя с позиции, они открывали дорогу к ушедшим по делам командирам.

Ну что же, поможем. Валерий был абсолютно спокоен, и уверен в исходе битвы. Незнакомое чувство, ничего подобного с ним раньше не происходило. Увидев их силуэты в призрачном свете на вершине холма, шедшие в атаку варвары в нерешительности встали. Пара окриков на гортанном языке и они рванули вверх. Буховцев с Ахиллом бросились навстречу противнику.

— Ахилл, на тебе левый фланг, действуй свободно, а я прикрою правый.

Эллин на бегу кивнул.

— Их не больше двух десятков Марк, мы устоим.

Два десятка, значит два десятка. Валерий ему верил. В этом мире люди еще недалеко ушли от природы и видели в темноте едва ли хуже зверей, да и слух и зрение были не чета людям двадцать первого века. Буховцеву до них было далеко. Филаид издал воинственный клич и бросился вниз на противника. Валерий широкими прыжками устремился на правый фланг, и успел вовремя. Взбиравшийся первым варвар уже почти добрался до строя контуберния. Буховцев в прыжке ударил его щитом. Германца подкинуло над землей, и он покатился вниз по каменистому склону. Беспорядочный полет завершился у подножия холма глухим ударом об ствол одинокого дерева. Одним меньше. Послышался истошный крик, и на другом фланге со склона покатилось еще одно тело. Ахилл крутанул махайру и отряхнул кровь с меча. Валерий осмотрел поле боя. Варвары были уже близко, последние несколько стрел пролетели высоко над строем, и вялый обстрел прекратился.

— Трибун, вы пришли? — Нерий показал из-за щита голову — у нас есть раненый.

— Опцион, контуберний на тебе, а мы с центурионом прикроем фланги. Командуй.

Квинт кивнул, подал команду, и в следующий момент строй рассредоточился, а трое легионеров заняли позиции чуть выше, во втором ряду в промежутках между бойцами первой линии. Из-за щитов показались короткие велитские копья. До плотной рукопашной дело пока еще не дошло, и мечи никто не брал. Валерий встал на правом фланге редкого строя, и оказался слева от цепочки ползущих вверх врагов. Германцы хотели напасть на фланг прикрытого щитами отряда, но теперь перед ними был строй готовых к рукопашной бойцов. Однако на энтузиазм германцев это не повлияло. Варвары рванули вверх, послышались глухие удары оружия о щиты, и первый германец охнул, упал лицом в траву, но двое, идущие следом размахивая мечами метнулись к строю контуберния. Буховцев покрепче сжал меч, и прыгнул вниз, на фланг противников. Приземлившись на склоне он рубанул по открытой спине бившегося с легионером германца, и сам едва не получил удар фрамеей в лицо от другого. Резкий уход в сторону, бросок скутума вперед и глубокий выпад меча в сторону варвара. Крик боли ударил по ушам, и германец зажимая рану в боку покатился вниз по склону. Прозвучала команда Нерия, и строй легионеров спустился вниз, вставая в ряд с командиром. В схватке возникла пауза, спешившие на помощь варвары в нерешительности встали. Валерий обернулся на левый фланг. Там недалеко от строя бился с двумя германцами Ахилл. Сама схватка больше напоминала неведомый танец. Вот эллин отбил удар щитом, ловко сократил дистанцию, но сразу бить не стал. Краем щита парировал удар второго противника, и только после этого махайра в параллельном земле замахе вонзилась в живот первого. Тот рухнул без стона, как скошенный сноп травы. Второй не успел повернуться к Филаиду, и через несколько мгновений его голова отделилась от тела.

Валерий осмотрел поле боя. Озадаченные варвары стояли в нерешительности внизу, а с горы им на помощь спешили лучники под командованием высокого бородатого мужика, одетого во что-то, похожее на хламиду. Всех противников было меньше полутора десятков, вполне им по силам. Дистанция до ближайших метров двенадцать, их бы сейчас пилумами проредить, но вместо пилумов у них были дротики. Впрочем, это тоже не плохо. Валерий видел, как здесь умеют обращаться с дротиками. Будто прочитав его мысли, Нерий произнес команду и германцев накрыл дружный, точный залп. Все-таки Буховцеву никогда не научится искусству метания копий. Несколько германцев повалились на землю, но другие словно сорвались с цепи и с боевым кличем устремились вверх на строй противника. Ну что же, вот вы и попались. Больше всего Валерий боялся, что варвары разбегутся по холмам. Ночью их не поймаешь, а потом придется возвращаться в лагерь с противником на плечах. А если они позовут подмогу, то можно и не дойти.

— Опцион командуй атаку — крикнул он Нерию.

Тот не заставил себя ждать, и ночь огласил слитный клич.

— Баррааа.

Стараясь держать строй, легионеры устремились навстречу бегущим вверх германцам. Они встретились недалеко от подножия холма, и в следующий миг ночной лес наполнил шум схватки. Легионеры действуя слаженно щитами и мечами сталкивали противника вниз, но там строй смешался, и бой превратился в беспорядочную рубку. Римляне по привычке пытались прикрывать стоящих рядом товарищей, но в начавшейся свалке это удавалось не всегда и приходилось биться в основном за себя.

Ночной бой против нескольких противников — это нечто. В моменты высшего напряжения организма, за врагами уследить едва удавалось. Большинство чувств словно атрофировалось. Мир был черно–белый, лица, позы и положения тел, глаза увидеть едва успевали. Буховцев видел лишь смазанные темнотой движения противников. Это был первый такой бой в жизни Валерия, но страха или неуверенности он не чувствовал, рубился как бешеный, пренебрегая инстинктом самосохранения. Переполненный энергией организм это позволял. Германцы быстро признали в нем командира римского отряда, и уже через несколько минут после начала всеобщей свалки он отбивался от нескольких противников. Один из них пытался достать его фрамеей, другие действовали мечами, причем махали ими с такой силой, что ловя удары на скутум, Буховцев чувствовал, будто по нему бьют кувалдой. Валерий успевал отбивать удары, уходить от них и выпадами пресекать атаки. Один раз он едва не поскользнулся на политой кровью траве, но устоял. В какой-то момент даже неутомимые варвары стали терять энтузиазм и ошибаться, его же тело не знало усталости, и наконец он дождался, когда досаждавший ему кряжистый бородач допустил ошибку. От замаха сверху Буховцев скользнул вбок, и удар варвара провалился вниз. Меч Валерия метнулся ему навстречу и широко вспорол мышцы на правой груди. Германец без звука завалился назад, а круг осаждавших Буховцева разорвался, и он без промедления бросился на ближайшего противника. Тот нападения не ожидал, но отступая атаку отбил. Почти. Потому что в последний момент меч оказавшегося рядом легионера ударил его в спину. Ближайший к Валерию германец пнул ногой в его щит, и Буховцева снова отнесло в гущу боя. Он ощутил спиной чью-то спину и под таким прикрытием отбивался несколько минут, пока не услышал крик Нерия.

— Трибун сзади.

Валерий обернулся, и его обдало специфическим запахом немытых одежд. Он стоял спиной к спине с германцем. От такого прикрытия его едва не пробил пот. Достать противника мечом возможности не было, и какое-то время Валерий просто бился, но улучив момент короткой передышки, вложил меч в левую державшую щит руку, достал кинжал–пугио, и ударил стоявшего к нему спиной врага в бок. Тот дернулся и осел. Сзади выступили два легионера, и Буховцев наконец отступил в сторону, чтобы осмотреть поле боя. И вовремя. Схватка шла хорошо. Было видно, что варваров добивали. Несколько оставшихся сбились в круг, и огрызались выпадами против окруживших их легионеров. Но не это привлекло внимание Валерия. В паре десятков метров от них в сторону холма, уходил с двумя воинами бородач в хламиде.

— Ахилл — крикнул он эллину — их нужно задержать.

Филаид обернулся, всмотрелся в темноту, туда, куда указал командир, увидел беглецов и кивнул Валерию. Но вслед за ними эллин не побежал. Широкими шагами поднялся выше на холм и бросился по верху наперерез. Погоня продолжалась не более пяти минут. Ахилл перехватил их на подъеме. На фоне подсвеченного луной неба перед поднимающимися на холм беглецами показался силуэт эллина со щитом и махайрой в руках. Схватка была короткой и напоминала уже знакомый Буховцеву танец. Филаид не стал дожидаться нападения и атаковал сам, сразу же отступил и напал снова. Один германец упал, за ним быстро последовали второй и третий. Рядом, у подножия холма, легионеры прорвали оборону варваров и добивали их. Бой был окончен, они победили.


* * * | Ликабет. Книга 2 | * * *