home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

В поход к городку херусков он отправился через два дня. Еще два дня заняла переправа через Визургий и переход по холмистым лесным дорогам. Местность была гористая, и все вокруг покрыто лесом. Лесные дороги напоминали тропы, даже больше чем те, что он видел на пути из Ализо. Хорошо еще, что погода стояла замечательная. Нежаркое тепло и солнечный свет сквозь редкие облака. В попадавшиеся германские селения они не заходили, и в конце второго дня перехода отряд уже разбивал лагерь около приличных размеров селения, обнесенного обмазанным глиной плетнем, утыканном острыми кольями. Подобное сооружение в глазах местных жителей представлялось крепостью, а само селение городом, или как здесь говорили, 'бургом'. Единственное слово, которое на местном германском соответствовало его значению в будущем. Пока ставили лагерь, Буховцев посетил небольшую деревянную крепостушку — кастеллум, познакомился с ее комендантом и узнал новости. В лагерь он вернулся, когда уже стемнело.

На следующий день был осмотр местности. В лагере за старшего остался пил восьмой когорты Тиберий Домион, а Валерий с Ахиллом и манипулом триариев отправились в селение. Действительно, по меркам херусков это был город. Несколько сотен крытых соломой приземистых домиков–полуземлянок, были огорожены примыкавшими друг к другу плетнями, и расположены на территории селения без всякого порядка. По узким тропам между плетнями сновали местные жители, а за манипулом бежала свора детворы. В центре селения было подворье старейшины, а рядом с ним, на площади, торг. Буховцев совершил визит к старейшине и коротко побеседовал через переводчика. Просто так, чтобы засвидетельствовать уважение.

Далее было исследование долины небольшой речушки, в которой селение и располагалось. Они осмотрели тропы и мосты. Прошлись около самой речки, которая петляла между лесистыми холмами и уходила в земли лангобардов, где впадала в более крупную реку Алару, приток Визургия. В завершение осмотра Буховцев с Филаидом и некоторыми легионерами взобрались на один из холмов и осмотрели окрестности. Кругом до самого горизонта был лес. В долинах и на гористых холмах. Где-то вдали отблескивали отсветом голубого неба зеркала озер, и проглядывала змейка реки. Среди этого моря зелени поднимались редкие белесые дымы, обозначавшие расположенные в низинах германские селения.

— Видишь горный кряж на горизонте — указал вдаль один из легионеров, крепыш триарий с седыми усами — там уже селения фозов.

— Ты был в тех краях? — Валерий обернулся к легионеру.

— Был — улыбнулся тот, обнажив ряд крепких зубов — я уже давно в этих краях, еще с первого похода Друза Германика. Кажется, всю жизнь в лесу провел. Бывал и здесь, и до Альбиса ходил. Один раз мы тремя когортами и до Виадруса добирались. Да что там, я знаю парней из разведки, которые и до Вистулы ходили. Края эти известны неплохо.

Буховцев уважительно кивнул, обернулся к Ахиллу.

— Херуски сейчас враждуют с фозами?

— Постоянно враждуют, а между тем и роднятся друг с другом. Здесь есть места до самого Альбиса, где селения херусков и фозов вперемежку расположены. Вот с лангобардами враждуют по — серьезному.

Валерий посмотрел в сторону поселка в прогалине кустов и снова обратился к Филаиду.

— А какому роду принадлежит это селение? Сегимера или Сегеста?

— Здесь на старых землях, их роды не враждуют, поэтому там живут и люди Сегеста и люди Сегимера — Ахилл хитро посмотрел на Буховцева и добавил — Сегест объезжает селения и скоро приедет сюда, и догадайся, кто приедет с ним?

Валерий напрягся. Действительно, кто? Может эллин говорил про свою обожаемую Туснельду? Буховцев уже искал способы связаться с Альгильдой. С этой целью перед отъездом в лагерь наместника был послан Маний. Ахилл был в курсе его дел, мог бы и не говорить загадками.

— Альгильда?

Эллин рассмеялся.

— Ты угадал. Когда мы были в селении, я спросил одного из людей Сегеста, и он рассказал.

Вот как. Валерий испытал воодушевление, хотя и не подал вида. С Сегестом ему нужно было поговорить обязательно, а Альги… С ней он не только поговорить хотел. Соскучился по ней за две с лишним недели.

Они спустились вниз. Легионеры устроили у подножия холма привал, а Валерий с Ахиллом отошли к речке, у Буховцева были к нему вопросы.

— Эггий считает сбор податей ошибкой, а ты что думаешь? — спросил Буховцев когда они были уже достаточно далеко от стоянки.

— Так думает не только Эггий. Достойный Публий Квинктилий не глуп, но здесь все-таки не Сирия. В Сирии, где он был наместником, подати и налоги обычное дело. Сирийцы платят их уже столетия и привыкли. Лишь бы власти следили за порядком и предоставляли защиту, а налоги были умеренны. Здесь же другое. Германцам защита не нужна. Защиту за деньги они и сами готовы любому предоставить. К тому же, они давно воспринимают нас как союзников. А по местным понятиям за такое не платят.

— Они могут восстать против нас?

— Почему нет. Они уже восставали и по меньшим поводам — эллин криво усмехнулся.

— И все об этом знают — грустно констатировал Валерий. Впрочем, он не был удивлен. Буховцев уже понял, что к напряженной обстановке в провинции все привыкли, и зачешутся если только будет прямая угроза. Хотя и это не факт.

— А Тиберий поступал по — другому?

— Думаю, да. Он показывал, что Рим здесь власть, разбирал ссоры между племенами, ну и силой наказывал непокорных. Германцам это понятно. Они сами так часто поступают — Филаид пожал плечами — а налоги… Зачем отбирать у варваров их скудный достаток? Проще построить здесь колонию и продавать им дары нашего мира за деньги. Постепенно они привыкнут, а те, кто захочет жить как мы, будут и налоги платить.

— Разумно — подтвердил Валерий.

Он окинул взглядом окрестности. Небольшая поляна около речки была окружена стеной молодых дубов. Светило нежаркое Солнце, дул ветерок, а река медленно несла свои воды. Вокруг никого не было, и им никто не мешал. Обстановка была самая подходящая и Буховцев решил начать разговор, который все время откладывал в тесном и суетливом лагере.

— Ахилл, мне нужно поговорить с тобой, а точнее кое-что рассказать.

Эллин немного насторожился, повернулся к Валерию и смотрел с большим вниманием.

— Я слушаю, Марк.

— Я не Марк Валерий Корвус, Ахилл, и я вообще не из этого мира.

На лице Филаида не дрогнул и мускул.

— А кто ты? — спросил он спокойно.

— Меня зовут Валерий Буховцев и я пришел из будущего.

Вот сейчас Ахилла торкнуло. На лице отразилось непонимание и растерянность. Валерий не стал его смущать дальше, и начал свой недолгий рассказ. О том, что в далеком будущем людям понадобилось для одного важного дела послать в прошлое человека, и этим человеком оказался он, Валерий. Он рассказывал только самую суть, опуская ненужные подробности. Недоверие Филаида сменилось растерянностью, которая прямо на глазах куда-то испарилась, и теперь он пылал непонятным воодушевлением. Когда Буховцев закончил рассказ эллин немного помолчал и ответил.

— Никто не стал бы выдумывать такое. Я и раньше замечал странности, потому что ты, Марк мало похож на патрициев, которых я видел в Риме.

— А на кого я похож?

— На эллина, каких пока нет, но я хотел, чтобы были. Эллины твердостью характера и стремлением к достижению цели похожие на римлян. Не знаю, возможно ли такое.

— Такое возможно. Рим еще долго будет править миром, но после империя распадется на две части, и в восточной будет государство под властью эллинов. Мы считаем нашу цивилизацию наследницей Рима и Византии.

— Чего? — недоуменно переспросил Филаид.

— Византий, сейчас небольшой город на Боспоре, будет столицей государства.

Ахилл лишь покачал головой и рассмеялся.

— Марк, можно я буду называть тебя так, если я захочу что-то узнать, ты расскажешь мне позже? До сих пор не могу привыкнуть к тому, что от тебя услышал.

Валерий рассмеялся. За последний год его не раз посещало подобное ощущение.

— Расскажу.

Эллин тоже улыбнулся и сразу стал серьезен.

— А теперь я хочу знать, зачем ты мне все это рассказал?

Разговор подходил к самому главному.

— Ты мне хороший друг Ахилл. Там, в будущем у меня таких друзей не было, и я не хочу тебя подводить. Я знаю будущее и знаю, что здесь произойдет осенью. Херуски предадут и нападут на нас, и не только они. Возможно, мы с тобой не выберемся из этого леса, а Туснельда выйдет замуж за Арминия.

Филаид задумался. Куда-то ушла его растерянность и недавнее возбуждение. Классическое эллинское лицо стало серьезным и волевым.

— Расскажи подробнее.

И Валерий начал пересказ скупых сведений найденных им в книгах будущего.

— Говоришь, Туснельда будет жить в Риме и у нее будет сын Тумелик от Арминия? — спросил Филаид, когда он закончил.

— Так пишут римские историки — подтвердил Буховцев.

— И их дальнейшая судьба неизвестна?

Валерий кивнул.

— Что же у судьбы свои виды — печально улыбнулся Ахилл Филаид — но возможно так даже лучше. Знаешь, я мало верил в то, что смог бы получить ее в жены. Теперь я знаю, что нужно действовать по–другому. Спасибо Марк, что все мне рассказал, ты отбросил мои сомнения.

Буховцев посмотрел на него с интересом.

— Что ты задумал?

— Я буду ждать ее в Риме, а пока больше не буду расстраивать своей нерешительностью. Не хочу, чтобы Арминий получил ее первым, и ты прав, нам нужно будет выбраться из леса — лицо Филаида светилось уверенностью человека, увидевшего ясную цель.

Буховцев только покачал головой. Эти люди удивляли его все больше и больше. Он похлопал эллина по предплечью.

— Я надеюсь, все будет хорошо друг, и давай на этом пока закончим. Завтра отправь разведчиков в лес и на тропы, пусть осмотрят местность и поставят наблюдателей.

Филаид кивнул, и они пошли в лагерь.


* * * | Ликабет. Книга 2 | * * *