home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Шаги неолитической революции

Ближний Восток

Территория Леванта была одним из основных центров развития древнеземледельческих культур. Элементы земледелия прослеживаются уже в памятниках, относимых к культуре докерамического неолита «А». Одним из ярких примеров является поселение Иерихон. В эпоху позднего натуфа на месте его существовало небольшое поселение. В эпоху докерамического неолита «А» (радиоуглеродные даты которого лежат в пределах 10350—8800 лет назад) здесь уже был крупный поселок, площадью более 40 тыс. м2. Имеющиеся палеоботанические данные не оставляют сомнений в том, что хозяйство Иерихона было основано на земледелии. Уже в нижних слоях обнаружены культурные злаки — пшеница и ячмень.

Нет данных относительно существования у древних поселенцев Иерихона скотоводства; основным источником мясной пищи была охота на газель. Большой интерес представляют архитектурные сооружения докерамического Иерихона. Всего в слоях докерамического неолита «А» обнаружено 22 строительных горизонта, что свидетельствует о том, что жизнь на поселении продолжалась очень длительное время (радиоуглеродные даты лежат в пределах 9–6,5 тыс. лет назад). Округлой формы дома были построены из сырцового кирпича на каменном основании, с дверьми. Поселение было окружено системой оборонительных сооружений (крепостными стенами и рвом). По расчетам исследователей, численность населения неолитического поселения Иерихон «А» составляла 2–3 тыс. человек.

К несколько более позднему времени относят распространение в долине Иордана новой культуры. Поселения этой культуры представлены в Иерихоне, где они обозначаются как докерамический неолит «Б». Кроме Иерихона, такие поселения известны в пойме Иордана (телль Шейх Али I, телль Мунхатата) и на террасах его долины (телль Фара, вади Шу’аиб). Экономическая структура остается прежней. Земледелие обеспечивало большую часть потребностей в растительной пище. Разведение овец, а также охота на газель, дикого козла, птиц обеспечивали население мясной пищей.

Изменения по сравнению с предыдущей стадией выразились в архитектуре и в наборе орудий труда. Дома состояли из прямоугольных комнат с гипсовыми полами. Усложнилась их планировка. В каменном инвентаре преобладали прекрасно сделанные наконечники стрел и вкладыши серпов. Радиоуглеродные даты докерамического неолита «Б» — 9–8 тыс. лет.

Поселения докерамического неолита «Б» известны в ряде вади, пересекающих внутреннее плато: Бейдха, Рамад, Телль-Асвад. Палеоботаническое исследование поселения Телль Асвад в Сирии показывает, что начиная с самой ранней фазы существования поселения там использовали в пищу пшеницу эммер, горох, чечевицу, а также дикий ячмень.

Приблизительно в то же время ранненеолитические памятники появляются на приморской равнине Леванта. На скальной поверхности невысокого холма, у подножия которого расположены две долины с широко развитыми в их пределах аллювиальными образованиями, расположено крупное поселение Рас Шамра. С самых глубоких слоев здесь обнаружены дома из сырцового кирпича прямоугольной формы с каменным основанием. Радиоуглеродные даты — 9,4–8 тыс. лет назад.

В приморской зоне обнаружено обширное ранненеолитическое поселение Библ, для которого были характерны жилища прямоугольной формы. Поселение было крупным: археологи обнаружили остатки нескольких сот домов. О хозяйстве известно мало, предполагают существование земледелия, скотоводства, охоты и рыболовства. Радиоуглеродные даты — 7,5–6 тыс. лет.

В раннеголоценовое время возникают поселения докерамического неолита в долине верхнего течения Евфрата: Мурейбат, Абу Хурейра. Хозяйство поселения было основано на охоте (газель), скотоводстве (коза, овца, свинья), культивации злаков (эммер, шестирядный ячмень) и овощей, а также на собирательстве. Слои докерамического неолита в Мурейбате датированы 10—9,5 тыс. лет. Несколько поселений докерамического неолита известно в пределах Внутренней Анатолии, в котловинах бассейнов внутреннего стока. Основным источником мясной пищи здесь была охота (преимущественно на тура и благородного оленя). Скотоводство начало играть заметную роль на поздних этапах (преобладали коза и овца). Источниками растительной пищи были земледелие (пшеница-однозернянка, бобовые, вика) и собирательство (фисташка, миндаль).

Параллельно шло развитие раннеземледельческого населения Северной Месопотамии. Выше уже упоминалось поселение Зави Чеми Шанидар в Северном Ираке. Оно расположено в горах Загроса, в долине горной речки Большой Заб. В двухслойном поселении обнаружены многочисленные зернотерки, песты, вкладыши серпов с характерным блеском. В составе фауны наряду с благородным оленем и козлом найдены кости овцы, которую американский зоолог Д. Перкинс считает домашней. Радиоуглеродный возраст поселения 11–10,8 тыс. лет.

Советская археологическая экспедиция недавно открыла крупное поселение докерамического неолита Телль-Магзалия в Синджарской долине на северо-западе Ирака. Судя по радиоуглеродным датам, 8-метровая толща культурных наслоений образовалась 9–8 тыс. лет назад. На поселении выделено не меньше 15 строительных горизонтов. Поселение было окружено стеной из крупных каменных блоков. Среди орудий обнаружены многочисленные инструменты, связанные с земледельческим производством, а также зерна пшениц — однозернянки и карликовой, многорядного ячменя. В этих поселениях нет керамики, их обитатели пользовались сосудами, сделанными из камня и гипса. На многих ранненеолитических поселениях обнаружены украшения из самородной меди.

Дальнейшие этапы становления раннеземледельческих культур прослежены в предгорьях Загроса благодаря раскопкам многослойного поселения Джармо. Их провела американская экспедиция под руководством Р. Брейдвуда. На поселении было выделено 12 строительных горизонтов. Во всех слоях обнаружены остатки домов из сырцовых кирпичей. В нижних слоях нет керамической посуды, найдены лишь каменные чаши и бассейны, углубленные в пол. Керамические сосуды, украшенные простыми рисунками, появляются в средних слоях поселения. В слоях Джармо обнаружены зерна эммера, однозернянки, двурядного ячменя. Вопрос о существовании скотоводства на Джармо пока что еще не решен окончательно. По-видимому, не вызывает сомнений только наличие в слоях остатков домашней овцы. Р. Брейдвуд считал, что Джармо был «оседлым» поселком ранних земледельцев, сочетавших сельскохозяйственную деятельность с охотой и собирательством.

Поселение раскапывалось в то время, когда метод датирования по радиоактивному углероду еще только входил в практику археологических исследований. Этим, вероятно, объясняется значительный «разброс» полученных для поселения датировок. Среднее значение дат составляет 8,7 тыс. лет назад.

Около 8 тыс. лет назад число раннеземледельческих поселений на территории Леванта резко сократилось. Приблизительно в то же время на Ближнем Востоке начинается широкое керамическое производство. Ранние стадии керамического производства представлены в группе жилых холмов (теллей) в районе Амук на границе Сирии и Турции. Поселения расположены на равнине Антиохии — северном продолжении левантийского рифта. Экономика неолитических поселений была основана на эффективном производстве пищи. В слоях определены зерна пшеницы, ячменя. В составе фауны обнаружены кости свиньи, овцы, козы и крупного рогатого скота. Точные стратиграфические расколки позволили археологам выделить несколько фаз в развитии памятников. Керамика, сделанная от руки, была найдена во всех слоях, начиная с самых древних. Преобладают черепки темно-серой обожженной посуды, украшенной отпечатками зубчатого штампа и прорезанными линиями. Р. Брейдвуд замечает, что керамика со сходной орнаментацией встречается не только в Сиро-Киликии, но и в ряде поселений Северной Месопотамии.

С началом керамического производства наиболее интенсивное развитие раннеземледельческих культур перемещается на север — в Малую Азию. Здесь, на равнинах Внутренней Анатолии, возникают поселения. Крупнейшее неолитическое поселение в Анатолии и на всем Ближнем Востоке Чатал-Гююк расположено в озерной депрессии Конья-Эрегли. Геологи считают, что во время позднего плейстоцена эта депрессия была покрыта водой. Уровень ее понизился незадолго до того, как было основано поселение. Но даже во время его существования равнина периодически подвергалась наводнениям. Чатал-Гююк занимает площадь 13 га. Он был заселен 8,5–7,6 тыс. лет назад. Детальные раскопки позволили установить существование сложных архитектурных сооружений, святилищ, сети коммуникаций и оборонительных построек. Население неолитического города достигало, по оценкам специалистов, 8 тыс. человек.

История средиземных морей

Святилище поселения Чатал-Гююк [Mellaart, 1907]


Что касается Северной Месопотамии, то дальнейший этап развития раннеземледельческих культур в этом регионе представлен памятниками Умм-Добагийа в степном районе Эль-Джезира, открытым американской экспедицией в 70-х годах, и Телль-Сото в Синджарской долине, изученным советской экспедицией. В первом памятнике подавляющее количество костей принадлежит диким животным: козлу-онагру (68 %) и газели (16 %). Среди домашних животных преобладал мелкий рогатый скот. На поселении обнаружены остатки домов, состоявших из тесных маленьких комнат. Что касается Телль-Сото, то, судя по предварительным публикациям (анализы еще не завершены), там уже представлены все домашние животные, за исключением лошади. Ни для одного, ни для другого поселения из-за плохой сохранности органического материала не удалось получить радиоуглеродные даты. Синхронные памятники в сопредельных районах датированы временем около 8 тыс. лет назад.

Следующий культурно-исторический этап в развитии Северной Месопотамии представлен поселениями, относящимися к хассунской культуре. Поселение Хассуна расположено в 20 км к югу от города Мосула в Северном Ираке. Оно было открыто иракскими и английскими археологами в 1943–1944 гг.

Наиболее полно развитие хассунской культуры было прослежено в результате детальных раскопок поселения Ярым-тепе II, проводившихся в 1970–1976 гг. советской археологической экспедицией в Синджарской долине в Ираке. Это поселение, внешне напоминавшее Хассуна, содержало 12 строительных горизонтов, относившихся к хассунской культуре. Уже в самом раннем слое были выявлены признаки развитого домостроительства: многокомнатные дома с массивными стенами, покрытыми штукатуркой. Наряду с прямоугольными домами были обнаружены круглые сооружения; вероятно, эти здания имели различное назначение. Традиция домостроительства прослеживается на всех этапах существования поселения; со временем дома становятся больше и сложнее. Во всех слоях, начиная с самых нижних, обнаружены зерна культурных злаков: твердой и мягкой пшеницы, голозерного ячменя, а также бобовых. Среди костей животных остатки домашнего скота составляют 82 %. Преобладал мелкий рогатый скот, однако на долю крупного рогатого скота приходится не менее 14 %, свиньи — около 16 %. Дикие животные представлены безоаровым козлом, джейраном (газелью), онагром, ланью, муфлоном.

Один из наиболее существенных выводов, который сделали археологи из раскопок последних лет, состоит в значительной преемственности раннеземледельческих культур. Археологические данные говорят о местном происхождении хассунской культуры. Продолжительность ее оценивается примерно в 1 тыс. лет (7,8–6,7 тыс. лет назад).

В течение 6-го тысячелетия до н. э. земледельческие культуры распространяются на аллювиальной равнине Месопотамии. Это было связано с миграцией части избыточного населения из предгорий Загроса. На месопотамской равнине не росли дикие злаки, там неизвестны поселения мезолитического и неолитического возраста.

Плодородные аллювиальные почвы, избыток тепла, влага, обеспечиваемая ежегодными паводками, — все это создало исключительно благоприятные условия для развития земледелия и скотоводства. Вскоре Южная Месопотамия превратилась в основной сельскохозяйственный район Ближнего Востока, опередив другие районы и в культурно-историческом отношении. В конце 40-х годов англо-иракская экспедиция произвела раскопки многослойного поселения Эреду в болотистом районе в низовьях Евфрата. В нижних слоях, датируемых примерно 5 тыс. лет назад, обнаружены постройки из сырцового кирпича, в том числе и сооружения, напоминающие по своей конструкции храмы, которые существовали в этом поселении позже.

Балканский полуостров, Причерноморье

Самое начало неолита на юге Греции установлено в слоях пещеры Франхти в южной части полуострова Пелопоннес. В пещере были выделены палеолитический, мезолитический, бескерамический неолитический и керамические слои. В фауне мезолитических слоев преобладают кости благородного оленя, в верхах обнаружено большое количество костей рыб. В неолитических слоях доминирует фауна домашних животных: 70–85 % костей принадлежит мелкому рогатому скоту (овце, козе), 5—10 % — свинье. Кости диких животных (в основном благородного оленя) составляют всего 5 %. Много костей рыб. Таким образом, в слоях пещеры реально отражается процесс зарождения производящего хозяйства на юге Греции. В ряде шурфов выделяются слои бескерамического неолита: домашние животные появляются раньше, чем керамика.

В Центральной Греции выделяют период докерамического неолита с производящими формами хозяйства и с развитой архитектурой. В слоях определены семена хлебных злаков: пшениц (однозернянки и эммера), ячменя, а также чечевицы и проса. Подавляющее большинство костей относится к домашней овце. Встречаются также кости домашней свиньи и коровы. Среди диких животных представлены кабан, тур, благородный олень и др. Радиоуглеродные датировки слоев докерамического неолита в Центральной Греции — 8,2–8 тыс. лет назад.

В вышележащих слоях появляется керамика. Среди разнообразных по форме сосудов с красочными узорами попадаются черепки грубой посуды, сделанной из глины и украшенной отпечатками ногтя или краев раковин. В керамических слоях многослойных поселений впервые появляются кости козы. Радиоуглеродные датировки раннекерамических поселений — 8–7,2 тыс. лет назад.

История средиземных морей

Статуэтки и посуда из поселения Краново (Болгария)


Древнейшие неолитические поселения Болгарии сосредоточены на обширных депрессиях, расположенных между отрогами Балканских гор: в Софийской, Казанлыкской котловинах, на Фракийской низменности. Крупные неолитические поселения Караново и Азмашка-могила лежат на севере Фракийской низменности. В этих поселениях, датированных 7,5–6,2 тыс. лет назад, обнаружено много зерен пшениц и бобовых.

Ранненеолитические поселения на территории Румынии находятся преимущественно в долинах рек, пересекающих Нижнедунайскую низменность. Эти поселения, относящиеся к археологической культуре Криш, основаны 6,7–6,2 тыс. лет назад. Главным в хозяйстве было земледелие и скотоводство: обнаружены зерна однозернянки, кости крупного рогатого скота. Поселения культуры Криш расположены в долинах рек, пересекающих волнистую равнину Молдовы на востоке Румынии. Особенность этих поселений — высокое содержание диких животных.

В составе керамики ранненеолитических памятников Балкан наряду с нарядной расписной посудой присутствует грубая кухонная. Эту керамику обычно украшали отпечатками краев раковин или прямыми прочерченными линиями.

6,7–5,8 тыс. лет назад на огромных пространствах Европы распространилась так называемая культура линейно-ленточной керамики. Поселки состояли из нескольких домов прямоугольной формы. Хозяйство имело ярко выраженный производящий характер, основу его составляли земледелие (однозернянка, эммер, ячмень) и скотоводство (с преимущественным разведением крупного рогатого скота). На всех поселениях этой культуры встречается однотипная керамика: небольшие горшки из сероватой глины, украшенные линиями и отпечатками гребенчатого штампа.

В южных районах европейской части СССР в раннем голоцене мезолитические стоянки концентрировались в долине Днестра, в степях Южной Украины, в пойме нижнего Днепра, в Крыму. Охотничья добыча здесь включала тура, бизона, лося (в более северных районах), лошадь и тарпана. Некоторые стоянки (Мирное и Белолесье к западу от Одессы) достигали значительных размеров. Характер каменного инвентаря дает основание считать, что жители мезолитических поселений были прямыми потомками позднепалеолитических людей, живших здесь в конце плейстоцена.

Примерно 8–7,5 тыс. лет назад в Северном Причерноморье устанавливаются условия климатического оптимума. Светлые лесостепные дубравы, содержащие исключительно высокую биомассу, проникают далеко на юг. Зарождается керамическое производство. По сходству изделий из керамики здесь выделена буго-днестровская культура. 7,5–6 тыс. лет назад хозяйство поселений, располагавшихся обычно на пойменных террасах, имело присваивающий характер: основу его составляли охота на косулю, благородного оленя, кабана, лошадь, лося, а также рыболовство и собирательство — культурные слои стоянок буквально наполнены створками раковин беззубки. Наряду с этим в составе фауны обнаружено небольшое количество костей домашних животных (свиньи, коровы). На керамике найдены отпечатки культурных злаков: эммера, однозернянки, спельты, ячменя, проса. Расположение стоянок на низких залесенных поймах практически исключает вероятность продуктивного земледелия или скотоводства. Находки костей скота и отпечатки злаков — указание на экономические связи с земледельцами и скотоводами, жившими неподалеку. О существовании таких связей свидетельствует и керамика. Большая часть керамических черепков, найденных на буго-днестровских стоянках, украшена линиями, отпечатками краев раковин или же гребенчатым штампом, имитирующим раковины. На некоторых буго-днестровских памятниках обнаружена линейно-ленточная керамика.

Широко распространилось производящее хозяйство на юго-западе Русской равнины 6 тыс. лет назад. На западе Одесской области и на юге Молдавии появились поселения культуры гумельница. Одновременно или несколько позже на волнистых равнинах Молдовы, на Волыни, в Молдавии, Подолии и в бассейне среднего Днепра возникли поселения трипольской культуры. Хозяйство «зрелого» триполья было основано исключительно на земледелии и скотоводстве.

Трипольские земледельцы сеяли пшеницу, ячмень, просо, бобовые. В скотоводстве преобладало разведение крупного рогатого скота. По расчетам С. Н. Бибикова, численность отдельных трипольских поселков достигала 500 человек, а площадь обрабатываемых угодий — 250 га.

Северная Африка

В начале голоцена на севере Африки появились поселения капсийской культуры, слои которых переполнены створками раковин, преимущественно гастропод. Встречаются эти памятники на побережье Средиземного моря (типичный капсий) и в районах, удаленных от моря, — на равнине Сетиф, на северо-западе Алжира (верхний капсий). Радиоуглеродное датирование позволило установить, что типичный и верхний капсий существовали параллельно, их возраст 9,5–6,5 тыс. лет.

Палинологический анализ и определение древесных углей показывают, что поселения капсийской культуры размещались на облесенных ландшафтах. Так, на равнине Сетиф произрастали ясень, ольха, кедр, дуб, боярышник, спаржа, можжевельник, алеппская сосна. Следовательно, климат региона был более влажным, чем теперь.

Судя по большому числу памятников, а также по мощности культурного слоя, плотность населения в капсийскую эпоху была довольно высокой. В хозяйстве большое значение имел сбор моллюсков и растительной пищи, а также охота на крупных и мелких млекопитающих: антилопу, диких быков, реже на лошадь и муфлона.

Неолитические культуры распространились на севере Африки 6–4 тыс. лет назад. Эта территория разделяется на три широтные зоны: сафаро-суданскую, средиземноморскую и капсийской традиции, занимающую промежуточное положение.

Данные, недавно полученные французскими археологами на юге Сахары, в бассейне реки Нигер, позволяют считать, что керамику здесь изготавливали уже более 9 тыс. лет назад. Для культурного слоя стоянки Темет, перекрытого озерными отложениями, получена дата 9550±100 лет назад. Керамика сочетается здесь с каменной индустрией микролитического типа. В хозяйстве преобладает охота, рыбная ловля и собирательство. Возникновение поселений этого типа связывается с гумидной фазой, проявившейся в бассейнах Чада и Нигера 10—8 тыс. лет назад. Неолитические поселения Сахары были связаны со сложной гидрологической сетью, существовавшей в то время. Эксплуатация водных ресурсов была важнейшим элементом неолитической экономики этого региона.

Поселение Амокни, расположенное на гранитных выходах в западном Хирафоке, типично для сафаро-суданской зоны. Оно датировано временем 7–5 тыс. лет назад. Спорово-пыльцевой анализ указывает на существование растений, характерных для умеренного пояса, — березы, ольхи, вяза, лещины, вероятно произраставших на плоскогорьях, а также тропических (мирт, акация). В слое, датированном 8 тыс. лет назад, обнаружено зерно злака. Фауна представлена исключительно дикими видами: антилопой, кабаном, овцами, быками. Много костей рыб, остатков рептилий, речных моллюсков.

В 4-м тысячелетии до н. э. на нагорье Центральной Сахары Тассили и’Аджер возникли скотоводческие культуры бовид и тенер. Поздняя фаза первой культуры (2,9–2,5 тыс. лет назад) характеризуется знаменитыми «фресками» Тассили. Основой хозяйства было разведение крупного рогатого скота, существенное значение сохраняла охота при помощи лука и стрел.

Много стоянок обнаружено на территории ливийской Сахары. Палеогеографические исследования показывают, что большая часть стоянок 10—7 тыс. лет назад располагалась на берегах обширных озерных бассейнов, образовавшихся у подножия массива Тибести. Судя по отложениям, берега озер были покрыты лесами, состоявшими из сосны, березы, ольхи, липы, дуба. Возвышенные участки занимали заросли средиземноморской маквиссы с участием сосны, кедра, акации, вечнозеленого дуба, оливы, фисташкового дерева. Около 7 тыс. лет назад началась аридная фаза, сопровождавшаяся осушением озер.

Промежуточное положение занимают памятники неолита с капсийской традицией. Палеоботанические анализы позволяют восстановить растительность, покрывавшую наиболее увлажненные участки побережья Северного Марокко. На основании анализа археологического и палеоэкологического материала французские исследователи приходят к выводу, что неолитические стоянки этого района были сезонными стойбищами скотоводов, которые жили здесь с весны до поздней осени. Более 70 % определенных костей млекопитающих принадлежит козе, овце. Помимо этого, здесь обнаружены кости крупного рогатого скота, свиньи. Из диких установлены газель, антилопа, лиса, а также рептилии и птицы. В культурных слоях обнаружено большое количество раковин гастропод. Сходная хозяйственная структура была характерна для всего неолита с капсийской традицией.

Наиболее северная неолитическая зона ограничена побережьем Северной Африки — от Северо-Западного Марокко до Северного Туниса. Эта область входит в ареал распространения культуры керамики импрессо, известной повсеместно на берегах Средиземного моря в 7—6-м тысячелетии до н. э.

В наиболее ранних памятниках культуры импрессо на севере Африки присутствуют кости домашних овцы и козы. Несколько позже появляются кости крупного рогатого скота. Наряду со скотоводством важным источником пищи оставалась охота на бовидов, антилоп, муфлонов, кабанов и даже на слонов. Хозяйственное значение имел сбор моллюсков. Было развито и морское рыболовство.

Большое число археологических памятников голоценового возраста обнаружено в прибрежной зоне Западной Сахары. Это остатки поселений и погребений на дюнах. Наиболее ранние памятники (эпипалеолит) датируются временем 10,5–6 тыс. лет назад. Интенсивное заселение прибрежной зоны происходило вслед за нуакшоттской трансгрессией — 4–2,5 тыс. лет назад. Хозяйство прибрежных поселений было основано на эксплуатации ресурсов моря.

В последние годы были получены данные относительно заселения и палеогеографических условий долины Нила в позднем плейстоцене и голоцене. В развитии позднепалеолитических культур этого региона выделяют три стадии: раннюю, среднюю и финальную. Ранний эпипалеолит в хронологическом отношении соответствует 20–16 тыс. лет назад. Он представлен куббанской, фахурской, халфской и эдфуской культурами. Наибольший интерес представляет куббанская культура, выделенная на основании изучения ряда стоянок открытого типа в районе Вади Куббания на левом берегу Нила, близ Асуана. Памятники расположены на берегах небольших бассейнов старичного типа. На протяжении времени существования поселений климат был полупустынным. По берегам водотоков распространялась растительность типа саванны (с акацией и тамариксом). В этих биотопах могли обитать бовиды. Основными источниками питания были рыбная ловля и сбор моллюсков.

Памятники фахурской, халфской и эдфуской культур расположены в Верхнем Египте, между Эспой и Вади Хальфа. Индустрии этих фаций в основном микролитические, различаются по ряду типологических признаков.

Поздний эпипалеолит соответствует раннему голоцену (10—5 тыс. лет назад). Как показали палеоботанические данные, начало голоцена в рассматриваемой области ознаменовалось засухой, сопровождавшейся широким развитием эоловых процессов. Приблизительно 9,5–6,7 тыс. лет назад преобладали гумидные условия.

Помимо долины Нила, культуры позднего эпипалеолита обнаружены в Файумской котловине, в оазисе Сива и в районе Набта-плайа. В составе фауны присутствуют тур и газель. Большая часть пищевых потребностей удовлетворялась за счет эксплуатации водно-болотных ресурсов (рыбной ловли, сбора моллюсков) и охоты на мелких млекопитающих: ежей, зайцев, мангустов, диких котов, шакалов.

Наиболее ранние неолитические культуры Восточной пустыни Египта датируются 8–5,5 тыс. лет назад. Ранненеолитические поселения Набта-плайа расположены на берегах водоемов. Индустрия сохраняет микролитический характер; появляется керамика раннехартумского тина. Переход к производящему хозяйству знаменуется разведением мелкого и крупного рогатого скота, а также культивацией ячменя.

Северное Средиземноморье

Берега Северного Средиземноморья, а также многие острова были заселены на протяжении позднего плейстоцена и голоцена. На Адриатическом побережье Югославии имеется несколько пещер (в том числе Црвена Стена в Черногории), где мезолитические (раннеголоценовые) слон залегают поверх эпипалеолитических (позднеплейстоценовых). Хозяйство мозолитических обитателей этого района было основано на охоте (благородный олень, кабан, серпа, заяц) и на собирательстве.

Та же картина наблюдается на побережье Лигурии (Италия, Франция). В голоцене там развивается мезолитическая культура кастельново, хозяйство которой было основано на охоте на крупных (тур, кабан, благородный олень) и на мелких (лиса, рысь, кролик) млекопитающих. Аналогичные многослойные пещерные поселения известны и на Средиземноморском побережье Испании, например пещера Косина в Валенсии.

Наряду с развитием древних традиций в средиземноморском мезолите появляются стоянки типа раковинных куч — многометровые толщи спрессованных раковин моллюсков, перемежавшихся с углистыми прослоями, остатками жилищ, хозяйственных ям и погребений. Группа стоянок такого типа, хозяйство которых в большей мере было основано на сборе даров моря, расположена к северу от Лиссабона.

В 6-м тысячелетии до н. э. в Северном Средиземноморье начинается эпоха неолита. Наиболее ранние из известных здесь археологических памятников, содержащих керамику, основаны 7,7–7,5 тыс. лет назад. В ряде случаев твердо установлено, что средиземноморский неолит вырастает непосредственно из мезолита. Особенно явственно это прослеживается на Адриатических побережьях Югославии и Италии. В югославских пещерах Црвена Стена, Зелена Нечина слои раннего неолита залегают непосредственно над мезолитическими. Каменная индустрия и хозяйство не изменяются по сравнению с эпохой мезолита. Единственное отличие — появление керамики. Здесь встречаются обломки низких сосудов и шаровидных ваз, украшенных линиями, вдавлениями и рядами отпечатков, сделанных краями раковин Cardium. Такие отпечатки находят практически во всех ранненеолитических памятниках на берегах Средиземного моря. По названию этого моллюска выделена культура кардиум (ее называют иногда импрессо, от итальянского impresso — отпечаток).

На Средиземноморском побережье Франции наиболее ранние стоянки с керамикой кардиум — пещеры Фон-де-Пижоп и Газель (нижний слой) — датированы по радиоуглероду. Хозяйство их носило смешанный характер. Охота на лесных млекопитающих (благородного оленя, кабана, косулю) сохраняла большое значение. Наряду с этим имеются бесспорные доказательства существования скотоводства с преимущественным развитием мелкого рогатого скота, до 25 % определенной фауны принадлежит овце (козе). По крайней мере в двух случаях на ранненеолитических стоянках найдены обугленные зерна пшениц. Обнаружены многочисленные песты и зернотерки, но они могли употребляться и для обработки дикорастущих растений. Во всех ранненеолитических слоях найдена керамика — черепки шаровидных сосудов, часто суживающихся к горлу.

Поселения примерно того же времени обнаружены на побережьях Испании и Португалии, а также на островах: Сицилия, Сардиния, Корсика, Мальта. Единственное, что сближает все ранненеолитические поселения в Средиземноморье, — это орнаментальный прием, с помощью которого украшали сосуды (ряды отпечатков раковин кардиум). Имеется некоторое сходство и в хозяйстве ранненеолитических поселений: большую роль играли присваивающие отрасли (охота, рыболовство, собирательство даров моря). В некоторых районах (в частности, на побережье Франции) заметную роль играло скотоводство. Земледелия, по-видимому, в те времена не знали.

Существует несколько гипотез относительно происхождения культуры кардиум. Испанский археолог П. Боск-Химпера считал, что она оставлена одним народом, некогда расселившимся на Средиземноморском побережье. Открытия последних лет ставят под сомнение эту гипотезу. Слишком очевидна во многих случаях связь раннего неолита с местными мезолитическими традициями. Кроме того, ранний неолит в разных областях Средиземноморья сильно различается; связывает лишь кардиумная орнаментация.

Надо полагать, эта общая черта не случайна. Она отражает какую-то духовную связь или, скорее всего, общие религиозные представления, возникшие в среде охотников, рыболовов и собирателей на пороге перехода к скотоводству и земледелию. Вспомним, что похожая орнаментация встречается на керамике раннего неолита Киликии, Греции, Балкан, на посуде охотников и рыболовов буго-днестровской культуры в лесостепях Русской равнины.

Кавказ

Крайне важные процессы происходили в раннем голоцене на территории Кавказа. Эта горная страна отличается резкой контрастностью природных условий. С одной стороны, резкие переходы от высокогорий к плоскогорьям и межгорным котловинам, а с другой — увеличение засушливости климата с запада на восток. Эти особенности природы во многом объясняют своеобразие в развитии первобытных культур.

Лучше всего мезолитические поселения изучены в западных районах Закавказья — на Рионской низменности и окружающих ее нагорьях. Здесь на протяжении позднего плейстоцена и голоцена сохранялась лесная растительность.

Мезолитические памятники Западной Грузии (Квачара, Погребенная пещера) обнаруживают сходство с верхнепалеолитическими. Однако фауна, сохранившаяся в мезолитических слоях, — бурый медведь, барсук, выдра, кабан, благородный олень — уже имеет современный облик.

На территории Западного Закавказья известно довольно много памятников (пещер и открытых поселений), относимых к эпохе неолита — энеолита. Пещерная стоянка Самело-Клде расположена в каньоне реки Джурчула в Чиатурском районе. Каменный инвентарь представлен как крупными топоровидными орудиями, так и микролитами. Сообщается о находках зернотерок. Фауна представлена исключительно дикими видами (козел, кавказский бизон, косуля, благородный олень, кабан, бурый медведь, волк).

Памятники такого типа, характеризующиеся преобладанием дикой фауны, наличием микролитов и рубящих орудий в каменном инвентаре, довольно многочисленны. Это Одиши (близ Зугдиди), Асенаули I и II. Гурианта в Махарадзевском районе; Кобулети и Хуцупани в ущелье реки Кинтриши в Аджарии, Кистрик близ города Гудауты в Абхазии, Нижнешиловская стоянка близ Адлера.

В энеолитическом слое Белой пещеры, расположенной в Цхалтубском районе на высоте 100 м над уровнем моря, представлены исключительно дикие виды: лисица, волк, бурый медведь, кабан, благородный олень, косуля, кавказский тур, кавказский зубр, бобр, барсук, куница. Палинологическое изучение энеолитического слоя показало господство лесной растительности, причем здесь были представлены почти все основные лесные породы Западной Грузии, за исключением бука и ели.

Следует отметить, что для всех названных памятников нет твердых датировок. Их глубокий возраст определяется на основании архаичного характера инвентаря, а также преобладания диких форм в составе фауны. Уместно предположить, что в условиях лесистых и болотистых равнин и предгорий Западного Закавказья могли гораздо более длительное время сохраняться формы присваивающего хозяйства, как наиболее адаптированные к местным условиям.

Одной из важнейших особенностей строения природных систем Закавказья является то, что этот регион входит в переднеазиатский центр происхождения культурных растений. Исследователи отмечают исключительную роль территории Грузии в происхождении пшениц: здесь обнаружено 130 их разновидностей, в частности переходные формы между культурными и дикими однозернянками. В районах, примыкающих к Нижней Сванетии, обнаружены эндемичные формы — пшеницы Маха, и Зандури. Это аборигенные виды, использовавшиеся человеком на самых ранних стадиях земледелия. Кроме того, на территории Грузии отмечен целый ряд эндемов пшениц, как дикорастущих, так и культурных: пленчатых и голозерных.

Чрезвычайно велико видовое разнообразие пшениц на территории Армении — более 200 разновидностей из общего числа известных 650. У села Шрбулаг близ Еревана известно местонахождение дикорастущих однозернянок и двузернянок. Дикие двузернянки обнаружены на юго-восточных склонах Главного Кавказского хребта в пределах Азербайджана. Закавказье — родина и других зерновых культур, в частности ячменей и ржи. Кроме того, Закавказье — центр происхождения многих плодовых растений: яблони, груши, черешни, алычи, боярышника, вишни, кизила, абрикоса, айвы, лавровишни, орехоплодных (грецкого ореха, лещины и каштана). Закавказье является также основным очагом формирования дикого и культурного винограда.

Все это позволяет считать, что в раннем голоцене в области предгорий и межгорных котловин Центрального и Южного Закавказья сложились исключительно благоприятные условия для возникновения и развития производящего хозяйства.

Равнины Центрального Закавказья — один из основных районов развития древнеземледельческих культур на территории Кавказа. В пределах Среднекуринской впадины большая часть наиболее ранних (энеолитических) поселений приурочена к поверхности нижней (3–5 м) террасы. Характерным поселением такого типа является Архуло. Поблизости от жилого холма обнаружен ров, заполненный слоистыми отложениями водного происхождения, содержащими макроостатки водных растений (вероятно, водоотводный оросительный канал).

Ряд поселений открыт в области предгорий, примыкающих к предгорным впадинам: Цопи в долине реки Балкучай, Абелиа на правом склоне Алготского ущелья, Тетри-Цкаро в ущелье реки Чивчива. Поселение Амиранис-гора расположено в пределах Триалетского вулканического хребта в долине реки Поцхова. Столь значительное разнообразие ландшафтной приуроченности раннеземледельческих памятников можно объяснить или различием их возраста (передвижение населения из предгорий на равнины), или хозяйственной специализацией.

В целом хозяйство энеолитических поселений Центрального Закавказья характеризуется устойчивым производящим типом. На поселениях Архуло I и II, Амиранис-гора определено семь видов пшениц: мягкая, карликовая, двузернянка, однозернянка, спельта, твердая и тургидум; среди ячменей определены пленчатые, голозерные, двурядные, многорядные, бутылковидные формы, а также дикий вид Hordeum spontanaeum. Кроме того, здесь обнаружены просо, овес, бобовые (чечевица, горох, вика). Большое разнообразие пшениц и ячменей позволяет предполагать, что культивация, по крайней мере некоторых из них, происходила на месте. Более 90 % определенной на поселениях фауны принадлежит домашним видам (крупный и мелкий рогатый скот, свинья).

Вторым основным центром развития земледельческих культур Закавказья была Среднеаракская котловина. Земледельческо-скотоводческие поселения появляются здесь не позднее 5—4-го тысячелетия до н. э. К числу наиболее ранних энеолитических поселений относится поселение Хатунарх. Слабо выраженный в рельефе эллипсоидной формы жилой комплекс расположен на надпойменной террасе реки Аракса. В культурном слое поселения определены 52 особи мелкого рогатого скота и 45 особей крупного. Единично представлены дикие животные: безоаровый козел, косуля, лисица, кабан.

На памятнике того же времени Кюль-тепе I (у города Нахичевань) определены следующие злаки: пшеницы мягкая, твердая, карликовая, ячмени пленчатый двурядный, пленчатый шестирядный, просо. Столь большое разнообразие пшениц и ячменей позволяет считать, что долина Аракса входила в зону древнейшей культивации злаков.

В последующие тысячелетия область Центрального и Южного Закавказья становится одним из основных центров развития куро-аракской культуры эпохи бронзы. Ландшафтная приуроченность и структура хозяйства существенно не изменяются по сравнению с предшествующим энеолитическим периодом. Возросла плотность населения, что сопровождалось более интенсивным развитием поливного земледелия.

Средняя Азия

Западная часть Средней Азии представляет собой низменную котловину, ограниченную с запада Каспийским морем, а с юга и востока складчатыми горами. Низменная часть Средней Азии (Туранская низменность) сложена преимущественно осадками могучих водотоков (пра-Амударьи и пра-Сырдарьи), несших свои воды с гор к Каспийскому морю. Средняя Азия теперь — один из наиболее засушливых районов мира. Осадков выпадает мало; большая их часть сосредоточена в предгорьях на юге и востоке региона.

На территории Средней Азии известно к настоящему времени не менее 20 стоянок эпохи мезолита. Они расположены преимущественно в восточных горных районах. Это пещеры и открытые поселения в речных долинах и межгорных котловинах. В состав охотничьей добычи входили сибирский козел, джейран, олень-агали, косуля и другие животные.

Приблизительно 8 тыс. лет назад в условиях постепенного повышения влажности в Средней Азии появляются неолитические культуры. При этом явственно проступает различие в хозяйственном и культурном развитии двух основных природных зон: равнинной, включавшей большую часть Туранской низменности, и южной, предгорной.

Рассмотрим сначала, что происходило в равнинных областях. Мы уже говорили о том, что в голоцене на западе Средней Азии существовала разветвленная гидрологическая сеть. Амударья впадала в обширный Арало-Сарыкамышский бассейн, а из него полноводный Узбой нес пресные воды в Каспий. Берега этих водотоков в неолитическое время были покрыты густыми зарослями. В них водились многочисленные стада животных. Там же устраивали свои лагеря неолитические охотники.

Устье Узбоя располагалось к западу от современного города Небитдаг, в довольно узком проходе, образованном отрогами хребтов Большой и Малый Балхан. В этом районе поблизости от железнодорожной станции Джебел, в отроге хребта Большой Балхан, в 1946 г. А. П. Окладников обнаружил и исследовал пещеру Джебел. В ней оказалось не менее 10 слоев. Первоначально нижние шесть слоев были отнесены к мезолиту, а верхние — к неолиту.

Позднее во всех слоях были обнаружены черепки керамики; скорее всего, их следует относить к неолиту. Каменный инвентарь пещеры имеет мезолитический характер, это микролиты — трапеции, сегменты, скребки, проколки, ножевидные пластины. Фауна почти исключительно состояла из диких животных: джейрана, безоарового козла, барана. Найдено много костей рыб (в том числе стерляди и сазана, которые водились в пресных водах Узбоя) и мелких животных — обитателей пустынных и степных ландшафтов (черепахи, агамы). Там же обнаружены кости ящерицы, которая теперь встречается значительно севернее. Все это позволяет считать, что климат в те времена был значительно более влажным. Склоны хребта покрывали заросли арчевника. Уголь, извлеченный из четвертого слоя пещеры, был датирован 6020±140 лет назад.

Неолитические стоянки обнаружены и на берегах Узбоя, длина которого составляла около 550 км. На берегах прослеживаются террасы шириной 0,5–1,5 км с остатками небольших озер. У этих озер строились поселения. Как показывает пыльцевой анализ, в долине Узбоя, вытекавшего из Сарыкамышского озера, росли тугайные леса из дуба, лещины, тамарикса, клена. В голоцене уровень озера, донные отложения которого теперь отмечены на 40 м ниже уровня океана, достигал 96 м. Неолитические стоянки располагались главным образом на южном побережье Сарыкамыша, в глубине небольших бухт и заливчиков.

В северной части долины Амударьи располагалась обширная дельта, получившая название Акчадарьинской. Как показали геоморфологические исследования, она состояла из нескольких проток, обтекавших останцы, сложенные дочетвертичными породами. Именно на таких останцах в краевой части дельты у озер с пресной водой размещались наиболее крупные неолитические поселения (Джанбас 4, стоянка Толстова). На поймах рек росли густые тугайные леса.

В ходе совместных работ археологов, этнографов и палеогеографов были обнаружены многочисленные стоянки в междуречье Амударьи и Сырдарьи. Эти стоянки находились на берегах ныне исчезнувших озер (крупнейшим из них было Лявляканское). Именно существование многочисленных озер с пресной водой и разнообразной растительностью в тех местах, где сейчас лежат безводные пески, привело археолога А. В. Виноградова и палеогеографа Э. Д. Мамедова к заключению, что в голоцене в Средней Азии преобладали влажные условия (лявляканский плювиал). Неолитические стоянки известны и на плато Устюрт.

Как показывает исследование остатков фауны и флоры, хозяйство неолитических обитателей равнинных областей Средней Азии имело присваивающий характер. Оно было основано главным образом на использовании пищевых ресурсов озер, рек и тугайных лесов. Охотничья добыча была разнообразной: благородный олень, косуля, кабан, кулан, сайгак, джейран, тур, муфлон, верблюд, водоплавающая дичь. Важным источником пищи была рыбная ловля. Многочисленные кости стерляди, сазана и карпа были обнаружены не только в пещере Джебел, но и на стоянках Акчадарьинской дельты. О важном значении собирательства свидетельствуют находки косточек слив, птичьей скорлупы, пресноводных моллюсков.

Наиболее ранние памятники с признаками земледелия и скотоводства на юге Туркмении относятся к неолитической джейтунской культуре. Поселения джейтунской культуры распространились на подгорной равнине Копетдага в 6—5-м тысячелетии до н. э. Поселения эти располагались на конусах выноса рек и речек, стекавших с северо-восточного склона Копетдага. Наибольшая концентрация памятников наблюдается в центральном копетдагском оазисе (Ахала). Наиболее западные памятники обнаружены в 30 км от города Кизыл-Арвата. К западной группе относится крупное поселение Бами (площадью около 4 га) на слабонаклонной равнине, расчлененной небольшим количеством сухих русел. Восточная группа поселений представлена рядом памятников в междуречье Меана и Чаача (Монджуклы-депе, Чагыллы-депе).

Судя по археологическим данным, ранние поселения джейтунской культуры тяготели к наиболее удаленным от гор участкам. Именно в окраинных областях дельтовых равнин, где иссякает, теряясь в песках, вода, было легче распахивать поля. Исследования, проведенные в районе Джейтуна, в 30 км к северу от Ашхабада, показали, что это поселение, ныне располагающееся в районе первых песчаных гряд Каракумов, в древности находилось в области конуса выноса реки Карасу. По мнению специалистов, речка упиралась в широкую песчаную гряду, в которой заметны два пропила. К югу от поселения заметно понижение, где могли скапливаться воды. Здесь, как считают специалисты, могли быть поля древних джейтунцев.

Есть основания полагать, что лиманное орошение было древнейшей формой ирригации на юге Туркмении. Агроном Д. Д. Букинич наблюдал такие простейшие формы ирригации в 10-х годах нашего века в долине Сумбара и на Кюрендаге. По наблюдениям исследователя, для посева выбирались площадки не более 1,1–2,2 га у подножия мергелистых склонов — источника извести для удобрений. Рельеф этих площадок был настолько удобен, что земледельцу почти не приходилось перед напуском воды производить выравнивание почвы. Все инженерные сооружения ограничивались устройством небольшого валика на окраине поля для удерживания на некоторое время воды. По всей вероятности, сходные сооружения были у джейтунских земледельцев.

По расчетам палеогеографа Г. Н. Лисицыной, урожайность зерновых в Южной Туркмении в эпоху бронзы составляла 20–22 ц/га. Простые вычисления показывают, что для столь незначительной (по нашим понятиям) урожайности атмосферных осадков (на современном уровне) было достаточно для развития зерновых. Необходимость ирригации вызывалась, видимо, значительными колебаниями в распределении осадков.

Древнейшими злаками, культивация которых установлена для джейтунской культуры, были двурядный ячмень и мягкая пшеница. В настоящее время трудно определить время, когда производился сев. По наблюдениям Д. Д. Букинича, в особо теплые годы сеяли всю зиму, так что было трудно определить границу между посевами озимых и яровых. В настоящее время в Средней Азии яровой ячмень сеют в области обеспеченной богары, а озимый — в районах искусственного орошения. Озимый ячмень высевают в августе, позднеосенний яровой — октябре — ноябре, а весенний — в январе — феврале.

Иначе шло культурно-хозяйственное развитие предгорных районов Туркмении. Слабонаклонная к северу подгорная равнина Копетдага, сложенная принесенным с гор обломочным материалом, лучше обеспечена водой, чем северные области Туркмении. Равнину пересекает множество небольших, но полноводных речек, образующих мощные конусы выноса. На сравнительно небольшой глубине залегают обширные линзы подземных вод. И еще одно важное обстоятельство: в горах Копетдага встречаются дикорастущие хлебные злаки. Все эти обстоятельства обеспечили раннее развитие земледелия в предгорьях Туркмении.

Наряду с развитием земледелия происходило становление скотоводства. В ранних джейтунских памятниках обнаружены кости мелкого рогатого скота, в более поздних — и крупного. Сохранялась и охота, в основном на джейрана и кулана.

В энеолитический период значительно возрастает плотность населения, что приводит к возникновению крупных поселков, площадь которых достигает многих гектаров (Намазга-депе — 50 га, Кара-депе — 6–8 га). Увеличение плотности населения, по-видимому, создавало демографический стресс, который преодолевался путем расселения части избыточного населения на соседние территории. Поддержание столь значительно возросшего населения было возможно только на основе усовершенствования сельскохозяйственного производства. Это достигалось путем расширения пахотных земель. Поселения перемещались в средние течения рек, стекавших с Копетдага.

Важным моментом в развитии древнего земледелия Южной Туркмении было появление земледельческих поселений на дельтовой равнине Теджена в конце периода Намазга I (около 3,7 тыс. лет до н. э.). Археолог И. Н. Хлопин связывает это с миграцией части избыточного населения с предгорий равнины Копетдага. Проникнув в дельту Теджена, древние земледельцы оказывались в условиях качественно иных, чем на подгорной равнине. В отличие от рек северо-восточного склона Копетдага Тежден имеет преимущественно дождевое питание. Вследствие этого наблюдается четко выраженная зависимость расхода воды от атмосферных осадков. В сильные паводки затопляются огромные территории, в засушливые годы река пересыхает вовсе. Особенности гидрологического режима Теджена делают земледелие в его дельте значительно менее устойчивым, чем в районе подгорной равнины. По-видимому, древние земледельцы осваивали территорию не всей дельтовой равнины; устойчивые поселения возникали лишь на тех участках, где гидрологический режим мог обеспечить стабильность урожая. При этом прослеживалось общее смещение поселения (в основном совпадавшее с миграцией дельты) с северо-востока на юго-запад.

Можно предположить, что посевы производились сразу после схода паводковых вод: для задержания воды применялись простейшие ирригационные сооружения лиманного типа. Эти первоначальные поселения находились в периферийной части дельты, где было проще удержать паводковые воды. Неустойчивость гидрологического режима Теджена вынудила земледельцев вскоре оставить эти периферийные поселения и перейти на более полноводные участки дельты. Это же обстоятельство вынудило земледельцев применять более совершенные ирригационные сооружения для регулирования стока и для обеспечения растений водой на всех этапах вегетационного развития.

Как следует из работ Г. Н. Лисицыной, обитатели Геоксюрского оазиса выбирали для своих поселений полноводные, но не самые крупные дельтовые протоки Теджена. При помощи аэрофотосъемки и геолого-геоморфологических наблюдений были обнаружены довольно сложные ирригационные сооружения, связанные с энеолитическими поселениями. Наиболее полная ирригационная система была вскрыта у поселения Геоксюр I: на расстояние до 3 км протягивались три канала с боковыми отводами, выходящими на поля.

В конце 3-го тысячелетия до н. э. жизнь в Геоксюрском оазисе затухает. Причину этого еще надлежит найти. Очевидно, этот процесс был вызван уже отмеченной неустойчивостью земледелия в дельте Теджена. Несколько засушливых лет могли вызвать длительные неурожаи и вынудить население покинуть этот район. Не исключено, что сказались и последствия примитивного земледелия: засоление почвы, заиление каналов наносами.

Итак, судя по имеющимся данным, элементы земледелия и скотоводства возникли 11–10 тыс. лет назад в весьма конкретном регионе Ближнего Востока. Это выдающееся достижение было подготовлено длительным опытом собирания урожая дикорастущих растений в условиях хронической нехватки продуктов охоты.

Наиболее интенсивное распространение земледелия и скотоводства в Старом Свете началось около 8 тыс. лет назад в связи с наступлением климатического оптимума. Этот процесс, безусловно, сопровождался расселением групп людей из какого-то центра, пригонявших скот, приносивших семена злаков и, главное, навыки скотоводства и земледелия. Однако миграционные процессы не играли решающей роли. Гораздо большее значение имело вовлечение в земледельческое и скотоводческое производство местного мезолитического населения, воспринимавшего прогрессивные формы хозяйства от своих соседей. Очень важным обстоятельством было то, что земледелие и скотоводство удерживались лишь в тех районах, где они были экологически и экономически оправданны (подходящие почвы и растительность, достаточно влаги). В тех же районах, где этих условий не было, сохранялось присваивающее хозяйство. Это особенно отчетливо проявилось 8–6 тыс. лет назад, когда в Северном Причерноморье, во внутренних районах Северной Африки и Средней Азии распространились керамические культуры охотников, собирателей и рыболовов.

Распространение новых типов хозяйства сопровождалось очень глубокими изменениями в культуре, социальном устройстве, образе жизни первобытных людей. Значительно усилились связи между отдельными коллективами. Исследование распространения обсидиановых орудий выявило торговые пути, шедшие с Кавказа и из Малой Азии на Ближний Восток, на острова Эгейского моря и на Балканы. Существовали многосторонние связи между земледельцами-скотоводами и охотниками-рыболовами. На поселениях последних часто находят керамику, изготовленную в мастерских земледельческих поселений. Уже было отмечено, что домашний скот и зерно охотники и рыболовы Днестра и Южного Буга, скорее всего, получали от скотоводов и земледельцев соседних районов.


Как начиналось земледелие? | История средиземных морей | Голоса далеких предков