home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ, СТАВШЕЙ ЛЕГЕНДОЙ

Более тридцати лет прошло со времени окончания Великой Отечественной войны. Она успела стать историей, но не ушла в прошлое. Война была великим испытанием нашего строя, нашей идеологии, в ней проверялись нравственные качества советского человека. Подвиг советских людей, защитивших свою Родину, свою свободу, отстоявших социалистические завоевания Страны Советов, спасших мир от фашизма, останется вечно в памяти народа.

Литература Великой Отечественной войны не только летопись драматических событий тех лет, она вобрала духовный опыт народа. Этот богатейший опыт стал для новых поколений «нравственной точкой опоры» в решении новых проблем, которые ставит жизнь. В богатой литературе о минувшей войне книга Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке» занимает особое место, у нее своя интересная судьба.

Первыми откликами на события войны стали произведения публицистических и лирических жанров. Огромную мобилизующую роль сыграли публицистические статьи и очерки И. Эренбурга, А. Толстого и других советских писателей. К сердцу, к чувствам каждого были обращены гражданские и лирические стихи А. Твардовского, К. Симонова, А. Суркова, М. Исаковского. Первой попыткой художественного обобщения событий войны были наиболее значительные прозаические произведения начального ее этапа — повести В. Гроссмана «Народ бессмертен», В. Василевской «Радуга». Произведения этих лет отличаются высокой эмоциональной напряженностью. Их темой становятся события, исключительные по трагизму ситуаций, их героями — люди, редкие по силе духа.

Произведения 1943—1944 годов значительно отличаются от созданных в начале войны. Суровая действительность той поры, ее будни в первую очередь привлекают внимание писателей. В книгах этих лет героическое лишено романтического ореола, подвиг рисуется как продолжение повседневного труда, как высшее проявление чувства долга. Литература становится сдержанной, строгой в выборе изобразительных средств. Ее главное достоинство — жизненная правдивость, точность и достоверность деталей военного быта. Наиболее ярко эти черты проявились в таких произведениях, как «Дни и ночи» К. Симонова и «Волоколамское шоссе» А. Бека.

Литература 1945 года жила не только ожиданием близкого конца войны, в ней уже ясно осознавалось всемирно-историческое значение победы советского народа над фашизмом. Художники ставили теперь иные вопросы: что вдохновляло советский народ в борьбе с фашизмом, почему он одержал победу, в чем истоки прославленной стойкости и мужества советских людей? В это время появились главы из романа М. Шолохова «Они сражались за Родину», «Молодая гвардия» А. Фадеева.

«Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого, написанная в 1946 году, стала одним из первых литературно-художественных откликов на победу. Она родилась в пору раздумий над итогами войны, во время знаменитого Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками. Повесть стала как бы ответом на вопрос об особенностях советского характера, незнание и непонимание которого Герман Геринг признал одной из главных ошибок и причин поражения немецкого фашизма в войне с Советской страной. По замыслу, по основной идее «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого близка к тому же ряду произведений, что и «Молодая гвардия» А. Фадеева. В ней отразилось преклонение перед высокими душевными качествами советского человека. В частном случае, в небывалом по силе духа и мужества подвиге автор показал типичное проявление характера, сформировавшегося в условиях социалистического строительства в нашей стране, выдержавшего тяжелейшее испытание войной.

Как и образы молодогвардейцев, образ Алексея Мересьева воплотил в себе идеал советского человека, однако по стилю, по характеру изображения действительности «Повесть о настоящем человеке» ближе к произведениям 1943—1944 годов. Повесть вобрала в себя массу впечатлений, героических и будничных, накопленных Б. Полевым — корреспондентом газеты «Правда» во время его пребывания на фронтах Великой Отечественной войны. Написанная на основе дневниковых записей, книга очень точно передает приметы времени. Они в характерах людей, совершающих исключительные подвиги, но остающихся обыкновенными людьми, со своими достоинствами и недостатками, и в подробной и достоверной картине жизни фронта и тыла, написанной с хроникерской точностью, в обилии ярких и неповторимых деталей, подмеченных когда-то в суматохе военных будней и ставших в повести художественными образами времени. Ткань повествования лишена пафоса и романтической приподнятости. Все исключительные, героические поступки даны в ней в нарочито будничном освещении.

Борис Николаевич Полевой (Кампов) родился 17 марта 1908 года в Москве. Вырос он в Твери, ныне Калинине. Его отец, юрист, был образованным и передовым человеком своего времени. Мать писателя окончила Высшие женские курсы и, переехав в Тверь, работала врачом в фабричной больнице текстильного комбината Товарищества Тверской мануфактуры. С комбинатом связаны детство и юность писателя.

Еще будучи учеником школы, Борис Николаевич начал сотрудничать в «Тверской правде». Первый его очерк о посещении школы поэтом С. Д. Дрожжиным был опубликован, когда будущий писатель учился в 6-м классе.

Окончив промышленный техникум, Борис Полевой поступил в лабораторию ситценабивной фабрики комбината «Пролетарка». В эти годы рождалось ударничество, свершались первые новаторские почины, росло и крепло рабкоровское движение. Учась в техникуме и работая на комбинате, Б. Полевой продолжал литературную деятельность.

В 1927 году вышла первая книга писателя «Мемуары вшивого человека», составленная из серии газетных очерков о «тверском дне». Сотрудники тверской молодежной газеты «Смена» послали ее Горькому. Ответ Горького стал памятным событием в жизни начинающего писателя. «Не торопитесь хвалить друг друга»,— писал Алексей Максимович. Он подробно разбирал очерки, критиковал их сюжет, образный строй и язык, учил литературному мастерству. «Все это,— писал А. М. Горький,— не пустяки, не мелочи, а — техника. Так же, как токарь по дереву или металлу, литератор должен хорошо знать свой материал — язык, слово, иначе он будет не в силах изобразить свой опыт, свои чувства, мысли, не сумеет создать картину характеров и т. п. Вы, молодежь,— должны учиться владеть техникой литературной работы так же мастерски, как владели ею наши классики...»[1].

Полевой оставил работу на фабрике и стал сотрудником «Смены». Здесь, а позднее в «Тверской правде» он проработал до начала войны. Это была прекрасная школа для молодого писателя. Вспоминая впоследствии о своей юности, он говорил: «Я не знаю более увлекательной профессии, чем большевистская журналистика. Ты всегда живешь жизнью своего народа, всегда среди первых обо всем узнаешь... И разве не увлекательно рассказывать читателям об этом «самом интересном», свидетелем, а иногда и участником чего ты стал»[2].

В 1939 году вышла первая повесть Полевого «Горячий цех». Она во многом определила пути и характер творчества писателя. В основе ее лежал реальный случай, свидетелем которого Полевому довелось стать на Калининском вагоностроительном заводе. Герой повести, молодой кузнец Евгений Сизов, ставит рекорд. Подробно описывает писатель усилия людей, направленные на достижения рекорда. Но самое главное — он показывает, как новаторский труд рождает нового человека. Из неуживчивого, хулиганистого паренька, бывшего беспризорника, но человека, обладающего сильным характером и любовью к своему делу, выкристаллизовывается новый, «настоящий» человек. Примером ему служит бригадир-большевик стахановец Илья Лузгин и вся дружная рабочая лузгинская бригада. Их умение работать, доброе и требовательное отношение к каждому члену коллектива в труде и быту решают судьбу Сизова.

«Повесть эта особенно дорога для меня,— писал Б. Полевой,— тем, что она мне показала, а читательский прием это подтвердил, что можно писать художественные вещи точно по канве реальных событий, что в наших социалистических условиях возможно выводить в книге живого реального современника, который, если он несет в себе типичные приметы времени, может стать и героем литературы»[3].

Первые месяцы Великой Отечественной войны Б. Полевой — в частях Советской Армии, с тяжелыми боями отступающих по территории Калининской области. В 1941 году он стал военным корреспондентом «Правды» и прошел с войсками до Берлина и Праги. «Если работа в тверских газетах была для меня литературной школой, то работа в годы войны в «Правде» с ее боевым коллективом стала для меня университетом,— писал Б. Полевой.— Этой правдистской работе я обязан всеми своими книгами, теми, что уже написаны, и теми, сюжеты которых еще только неясно роятся в голове»[4].

Фронтовые впечатления ппсателя отражены в корреспонденциях тех лет, из которых позднее составилась книга очерков «От Белгорода до Карпат» (1944 г.). Лучшие военные очерки Б. Полевого отличались быстротой отклика, основательным знанием дела, богатством неповторимых деталей.

Находясь на фронтах, встречаясь с людьми, писатель постоянно заносил свои впечатления в дневники, они помогали ему в его журналистской п литературной работе. Полевой, немного иронизируя над критикой, писал: «Мне, литератору без воображения, человеку, почти начисто лишенному того радостного писательского дара, что именуется творческой фантазией, записи эти дают богатое сырье для работы...»[5].

Из таких дневниковых записей и возник сюжет «Повести о настоящем человеке».

Замысел «Повести о настоящем человеке» относится к 1943 году. Летчики гвардейского истребительного полка Брянского фронта, сражавшегося в битве за Орел, сбили за девять дней сорок семь самолетов противника. Это была серьезная победа. Корреспондент «Правды» Борис Полевой вылетел в часть. Там он познакомился с летчиком Алексеем Маресьевым. Судьба и необычайная сила характера этого человека поразили писателя. Он записал рассказ Маресьева и подготовил очерк, однако материал не был тогда опубликован.

Много раз во время фронтовых затиший брался Полевой за этот материал и спова откладывал. Очерк «но давался» ему. И вдруг образ замечательного летчика с новой силой встал перед писателем после окончания войны, во время Нюрнбергского процесса. «Однажды,— вспоминает писатель,— вернувшись с заседания трибунала после допроса Германа Геринга... я задумался о советском характере, о котором с недоумением и даже, как мне показалось, с невольно вырвавшимся страхом говорил в этот день матерый гитлеровский волк, припертый в угол вопросами советского обвинителя... Я машинально раскрыл тетрадь с записями об одном из тех советских людей, которые вызвали недоумение и страх Геринга. Как-то сразу представился заснеженный, изуродованный канонадой лес, стылые трупы, чернеющие в сугробах, орудия и танки, похожие на окаменевших допотопных животных, возникла картина, какая однажды открылась передо мной в лесах под Великими Луками. Она походила на ту, о которой рассказывал безногий летчик. Я живо представил себе на этом пейзаже разбитый самолет и самого летчика в сугробе среди мертвой тишины... Я стал писать, писать, без плана, без конспекта и кончил почти под утро...»[6].

С героем повести Алексеем Мересьевым мы знакомимся весной 1942 года, когда в тяжелых боях под Старой Руссой был подбит его самолет. Летчик остался жив, однако обе ноги были перебиты, Мересьев оказался в тылу у немцев, в глухом заповедном лесу, вдали от селений и людей: так начался его путь испытаний.

Алексей Мересьев проявил необыкновенную физическую выносливость, незаурядную волю и мужество, веру в победу. В самой ситуации, в отдельных деталях первой части (поединок с медведем, лиса, идущая по следу человека) критика не раз отмечала отзвуки «джеклондоновской» романтики, влияние его знаменитого рассказа «Любовь к жизни». Действительно, извечна присущая человеку жажда жизни, неисчерпаема воля к победе над смертью. На первом этапе перед Мересьевым стоит почти та же задача, что и перед героем Джека Лондона,— выжить, выбраться к своим. Но внутренняя сущность двух этих мужественных людей различна. Герой Дж. Лондона индивидуалист. Он один не только в снежной пустыне, но и вообще в жизни: он боится и не любит людей, и они ему враждебны. Алексей Мересьев никогда не остается до конца одинок. Он мысленно всегда с людьми — с друзьями по полку, с наступающим фронтом, со всеми советскими людьми, борющимися против фашизма. И мысли его не о себе, а о том, чтобы «не пускать, не пускать их (фашистов) дальше! Драться, драться с ними, пока есть силы...».

Мересьеву ампутировали ноги. Это трагедия для любого молодого человека. Страшно почувствовать себя увечным, выброшенным из жизни. Тяжело пережил это и Алексей. Он замкнулся, ушел в себя. Его мучила мысль о физической неполноценности, пугало горе матери, грызли сомнения, имеет ли он право на любовь Ольги. Положение усугублялось и другим: Мересьев не допускал мысли, что может оказаться в стороне от борьбы с фашизмом, в которой участвовала вся страна, а единственным местом в этой борьбе, на котором он мог представить себя, была истребительная авиация.

В преодолении этой трагедии — величие подвига Алексея Мересьева. Редкая сила духа не позволила ему впасть в отчаяние, редкая сила воли помогла ему осуществить свою мечту.

Его поддержал, указал ему выход большевик-комиссар Воробьев. Он нашел и передал Мересьеву старую журнальную заметку о летчике царской армии поручике Карповиче, раненом, потерявшем одну ступню, но путем длительных тренировок добившемся возвращения к летной работе. И Мересьев поверил в будущее. Он часами занимается специальными физическими упражнениями, упорно тренируется в ходьбе на протезах, даже учится танцевать. Оптимизм и душевная бодрость не покидают его. С исключительной целеустремленностью он добивается возвращения в строй.

Наша история и наша литература знали подобные примеры. Самым ярким из них был один из любимых героев Мересьева — Павка Корчагин, личность которого была сформирована революцией. Характер Мересьева сложился в годы социалистического строительства. Выросший в городе на Волге — Камышине, воспитанный, как и все его поколение, на героико-романтических традициях гражданской войны, Мересьев был дитя своего времени: его героями стали Ляпидевский, Водопьянов, Чкалов. К началу войны Алексей успел пройти суровую трудовую школу — ФЗУ, завод, строительство Комсомольска-на-Амуре, военное авиаучилище. Это закалило его волю, приучило к выносливости, воспитало в нем гражданина. Трогательную любовь к родному дому, к своей малой родине вынес Алексей из камышинского детства. В годы войны она стала для него символом большой любви к Родине.

На наших глазах характер Мересьева проходит испытание на прочность. К нему приходит духовная зрелость, и не случайно он становится лучшим летчиком полка. Растет авторитет Мересьева, его опыт, его дружеский совет приобретает особый вес. Автор сумел выразить самое важное: подвиг летчика при всей его исключительности типичен для советского человека, для своего героического времени.

Мересьев стал одним из самых популярных литературных героев не только у нас в стране, но и за рубежом. С книжных страниц он шагнул в жизнь. Этот образ стал источником мужества для французской антифашистки Мадлен Риффо, для героев вьетнамской освободительной войны и еще ранее и более всего для многих простых советских людей, вернувшихся с фронта после тяжелого ранения. Потрясающие факты собраны в книге Н. Мейсака «Сколько у нас Маресьевых?». Люди, вернувшиеся с войны слепыми, после тяжелой контузии, без обеих рук, не захотели признать себя калеками, уйти на полагающийся им по праву покой, они продолжали жить полной жизнью, работать, помогать другим и обрели свое место в жизни и счастье. Образ Алексея Мересьева остается образцом мужества и стойкости и для новых поколений читателей, не знавших войны.

В образе полкового комиссара Семена Воробьева автор сосредоточил лучшие и наиболее характерные черты настоящего коммуниста. Он на время становится центром повествования. К нему стягиваются нити всех человеческих судеб. «С прибытием Комиссара в палате произошло что-то подобное тому, что бывало по утрам, когда сиделка открывала форточку и в нудную больничную тишину вместо с веселым шумом улиц врывался свежий и влажный воздух ранней московской весны».

В образе Воробьева предстает человек, одержимый жаждой жизни. «Он просто жил»,— говорит о нем Б. Полевой. Но эта жизнь включала огромную широту интересов. Все, что происходит в стране, для него важно и интересно, глубоко волнует его и вызывает немедленный отклик в его душе. Он первый бросается к газетам *— искренне и непосредственно переживает, умно по-своему трактует каждое сообщение. Его волнует положение на фронте, он анализирует общее стратегическое положение, замыслы немцев и советского командования, с летчиком Мересьевым обсуждает сообщение о победе в воздушном бою, с танкистом Гвоздевым — танковый прорыв, и при этом неизменны его симпатии к его конникам. Глубоко и серьезно входит Комиссар в нелегкие заботы крестьянина Степана Ивановича о деревне, где тают снега, пора начинать сев, а все заботы ложатся на плечи многострадальных и безотказных баб. Велика роль Комиссара в решении личных судеб близких ему людей, в данном случае соседей по палате. Он преподносит им урок мужества, забывая о собственных страданиях. Он — совесть и душевная опора для них. Даже самый несимпатичный из больных, неуживчивый и вздорный Кукушкин испытал глубокое очищающее влияние этого большого человека. И не случайно на пороге смерти Комиссара ему отдала свою любовь прекрасная женщина — медицинская сестра Клавдия Михайловна.

Своему призванию вести людей за собой комиссар Семен Воробьев служит до последнего вздоха. И смерть его рисуется автором не как трагедия, а как торжество большевистских традиций, завещанных Комиссаром и прочно вошедших в сознание и душу его учеников. Следуя дальше по жизни своим тернистым и героическим путем, Алексей Мересьев постоянно держит равнение на этот образ «настоящего человека». Для автора образ Воробьева необычайно важен. В соотношении Комиссара и Мересьева воплощена идея преемственности большевистских традиций, связи поколений и бессмертия их дела.

Подвиг Мересьева немыслим вне общей атмосферы героических деяний советского народа. Встреча Мересьева с ребятами в лесу — важный композиционный момент, после которого книга становится рассказом не только о герое, но и о стране. Хотя в центре внимания писателя образы двух героев — Мересьева и Комиссара, хотя подвиг Мересьева по самым своим обстоятельствам остается явлением исключительным, оба они окружены целой галереей «настоящих людей», чьи подвиги также отмечены преданностью Родине, отчаянной храбростью и самоотверженностью. Разве не назовем мы с полным правом «настоящим человеком» героя-танкиста Гришу Гвоздева, или снайпера Степана Ивановича, или целый ряд летчиков — товарищей Алексея Мересьева. И даже люди в обычных условиях вовсе не героического склада и даже не слишком симпатичные, как, например, Кукушкин, в минуту испытаний вдруг находят в себе душевные силы для подвига. И не случайно как лейтмотив повести звучит фраза умного старого врача: «В этой войне — все герои!»

Богатая практика, зоркость и меткость очеркиста помогли Б. Полевому воспроизвести облик воюющей страны. Мы видим воздушный бой и будни военного аэродрома. Пробуждающийся весенний лес поражает страшной картиной бушевавших здесь и отступивших боев. Полевой показал нам облик военной Москвы, с ее противотанковыми заграждениями, противовоздушной маскировкой, с военными колоннами, движущимися на фронт, госпиталями, с маленькими огородами под окнами многоквартирных домов. С письмами Ольги в повествование врываются отзвуки Сталинграда, в них следы боев и тяжелого труда женщин, строивших укрепления.

К наиболее сильным местам повести относятся страницы, посвященные крестьянам деревни Плавни. Эту маленькую, затерянную в глухих лесах деревню немцы сожгли дотла. Зверски расправились они с жителями деревни, среди которых не нашлось добровольцев ехать на работы в Германию. Мужчины ушли к партизанам, женщины и дети во главе с дедом Михайлой поселились в лесу в землянках, люди жили голодно, болели и умирали дети. И именно эти люди спасли и выходили умирающего Мересьева. И сейчас, спустя более тридцати лет после победы, нельзя равнодушно читать страницы, где усталые, рано состарившиеся женщины несут последнее из своих скудных запасов больному летчику.

Любовь поддерживает и вливает силы в главных героев повести. Внимание и ласка Ольги помогают Мересьеву перенести тяжелые испытания. Гвоздева поддерживает и вселяет в него надежду и веру в себя участие Ани. Трогательно и самоотверженно чувство Клавдии Михайловны к Комиссару. Удались автору женские образы и в ряде эпизодов. Живой и правдивый образ Вари из деревни Плавни овеян народной поэзией. Все героини повести — труженицы, самоотверженно работающие для победы, они забывают об усталости, не думают об удобствах, их любовь, их тревога отданы близким, находящимся на фронте или в госпитале. Рост писательского мастерства Полевого от первой его художественной книги «Горячий цех» к «Повести о настоящем человеке» особенно заметен в раскрытии внутреннего мира женщины. О героине «Горячего цеха» Насте мы знаем только по ее поступкам и словам. Женские образы «Повести о настоящем человеке» многогранны, в них передано движение души. Писатель сумел показать зарождение первого чувства в отношениях между Ольгой и Алексеем, трагизм последнего прощания Клавдии Михайловны с Комиссаром, однако любовная коллизия не всегда удается писателю.

Художественный метод Б. Полевого сложился в обстановке 30-х годов, сформировался на основе практики очеркиста-газетчика. Работа в газете приучила писателя отбирать все новое, яркое, характерное. Отсюда актуальность и острота проблематики, интерес к необычайному, исключительному, а также его пристрастие к реальным людям и фактам действительности. Работая над повестью, автор широко привлек не только рассказ Алексея Маресьева, послуживший документальной основой книги, но и многие другие записи, давшие ему материал для эпизодов и создания второстепенных образов.

Но для того, чтобы история Маресьева стала произведением художественной литературы, писателю потребовалось вскрыть внутреннюю сущность описанных событий, домыслить ряд обстоятельств, чтобы шире развернуть картину героической борьбы советского народа, одним из участников которой был его герой, показать истоки подвига, как индивидуальные, присущие Алексею Мересьеву, так и общенародные, раскрыть внутренний мир героев. О своей работе Полевой писал: «Многое в свое время я не успел записать, многое за четыре года потерялось в памяти. Многое по скромности своей умолчал тогда Алексей Маресьев. Пришлось додумывать, дополнять. Стерлись в памяти портреты его друзей, о которых тепло и ярко рассказывал он в ту ночь. Их пришлось создавать заново».

В характеристике персонажей, в построении сюжета «Повести о настоящем человеке» столкнулись две противоположные тенденции — исключительности характеров героев, вернее совершаемых ими поступков, и будничности, простоты рассказа о них. Подвиг Мересьева писатель показал нам через его будни.

Излюбленными приемами Б. Полевого являются характеристика через действие, поступок. Автор умело пишет действие. Это создаст хороший темп повествования, повесть легко читается. В действии, в поступках, взятых из жизни и переданных с хроникерской точностью, фиксируются неповторимые приметы времени. Поступки героев настолько ярки, что там, где писателю не хватает мастерства психологической характеристики, они сами подчас дополняют и раскрывают образ. Так, Кукушкин, каким мы его видели в 42-й палате, предстает человеком весьма заурядным, но рассказ о его героическом поведении в бою меняет наше представление об этом человеке, хотя внутренне это противоречие до конца не мотивировано.

Особую роль у Б. Полевого играет художественная деталь. Писатель тщательно разрабатывает деталь, превращая ее в художественный образ. Благодаря этому повесть остается ярким документом, запечатлевшим героизм и будни Великой Отечественной войны. Невозможно забыть страшную картину на месте прошедшего боя, которую видит Мересьев в лесу, детали быта Плавней. Большую психологическую нагрузку несет, например, такой штрих, как упавшее пальто Клавдии Михайловны в сцене похорон Комиссара. Здесь и отчаяние самой Клавдий Михайловны и уважение окружающих к ее глубокому чувству.



Впечатления военных лет, так ярко воплотившиеся в «Повести о настоящем человеке», долго не оставляли писателя. Много лет спустя он все не мог побороть притягательную силу одиннадцати фронтовых записных книжек, прошедших с ним войну. На основе этих записей была создана книга рассказов «Мы — советские люди» (1948). Военной теме посвящены крупные многоплановые произведения Б. Полевого — романы «Золото» (1949—1950) и «Глубокий тыл» (1958), повесть «Доктор Вера» (1966). Писатель публикует цикл подлинных документальных записей времен Великой Отечественной войны. Это — книги: «В большом наступлении» (1967), «В конце концов» (1969), «Сокрушение «Тайфунов» (1971), «До Берлина — 896 километров» (1973), «Эти четыре года» (1974). К документальным публикациям Б. Полевого примыкает книга «Полководец» (1974) — биографическая повесть о Маршале Советского Союза И. С. Коневе, одном из выдающихся полководцев Великой Отечественной войны.

Начав свой творческий путь как «литератор темы трудовой», Б. Полевой возвращается к ней в послевоенные годы. Он много ездит по стране, по крупным стройкам, знакомится с интересными людьми. Результатом этих поездок явились дневники-очерки о стройках коммунизма «Ангарские записи» (1959), «Саянские записи» (1963). Преображению Сибири посвящен роман «На диком бреге» (1962) — одно из самых злободневных произведений Б. Полевого. Картины грандиозного строительства Дивноярской ГЭС написаны писателем ярко, с присущей ему непосредственностью зарисовок с натуры. Гражданский пафос романа состоит в утверждении величайшей ценности человеческой личности. В ходе строительства меняются люди и отношения между ними, новая коммунистическая мораль торжествует над всем, что чуждо нашему обществу.

Как корреспондент «Правды» и активный участник советского движения защиты мира, Борис Полевой много бывал за рубежами нашей Родины. Он встречался с политическими деятелями, представителями науки и культуры, с простыми людьми разных стран. Выступая на различных съездах и конференциях, в дружеских и неофициальных беседах, Б. Полевой всегда пропагандирует наш строй, наш образ жизни, достижения советской культуры и искусства. Из дневниковых записей, которые писатель вел во время этих поездок, родились его книги путешествий. В последние годы Б. Полевой обратился к новому для него жанру литературного портрета. На основе фактов и документов писатель создал живой и запоминающийся образ вождя в художественном очерке «Наш Ленин» (1958—1967). В книгу «Силуэты» (1974) вошли литературные портреты ряда замечательных людей, с которыми писателю довелось встречаться. Среди них М. Горький и А. Твардовский, Д. Бернал и П. Неруда. Более 15 лет Борис Николаевич Полевой является главным редактором популярного журнала «Юность», много внимания и душевных сил отдавая работе с талантливой молодежью. Многим ныне признанным мастерам «Юность» дала путевку в большую литературу. За большие заслуги в развитии советской литературы и активную общественную деятельность Борис Николаевич Полевой удостоен звания Героя Социалистического Труда, он лауреат Государственной премии СССР.

Идут годы, но среди разнообразных по тематике и жанру произведений Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке» сохраняет свое особое место и значение. Одна из самых популярных книг о Великой Отечественной войне, повесть навсегда вошла в память людей старшего поколения, переживших тяготы войны, она с неизменным интересом читается и молодежью.


Эра ГОЛЬЦЕВА



Выходные данные книги:

Р2

П49

Полевой Б. Н.

Повесть о настоящем человеке.— М.: Сов. Россия, 1981.— 288 с.— (Подвиг).

Повесть, удостоенная Государственной премии СССР, в основу которой положен реальный подвиг Героя Советского Союза летчика А. П. Маресьева.


АННОТАЦИЯ | Повесть о жизни, ставшей легендой | Примечания