home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


100

Понедельник, 4 ноября


Она бежала, не разбирая пути, бежала в полной темноте, под беззвездным небом, не видя перед собой ничего, кроме мерцавшего вдали слабого света большого города в нескольких милях от этого места. Земля была мягкая и влажная. Грязь прилипала к подошвам туфель-лодочек, и они с каждым шагом делались все тяжелее и тяжелее. И еще постоянный, неумолчный хруст, как будто она бежала по кукурузному полю. Потом она споткнулась и упала вперед. Что-то острое больно резануло ей щеку. Как далеко ей удалось убежать от Брайса?

В панике Рэд отчаянно пыталась подняться на ноги и поковыляла дальше, изо всех сил стараясь уйти как можно дальше от проселочной дороги и двигаться в направлении огней далекого Брайтона и Хоува.

Держаться по возможности дальше от дороги. Бежать через поле. Бежать. Не останавливаться. Бежать и бежать.

Она ударилась обо что-то острое и твердое. Из горла вырвался испуганный крик. Что-то кололо — в колени, ногу, живот и руки.

Забор из колючей проволоки, поняла Рэд.

Она вдруг услышала вверху стрекот стремительно приближающегося вертолета и, на мгновение вскинув голову, увидела в вышине навигационные огни винтокрылой машины, быстро двигавшейся по ночному небу. Стараясь не уколоть руки, Рэд попыталась перелезть через изгородь. Юбка зацепилась за колючки. Она рванула, чтобы высвободиться, услышала, как рвется ткань, и тут же почувствовала боль в правой ноге, в очередной раз наткнувшись на что-то острое.

Перебравшись через ограду, Рэд спрыгнула на землю на другой стороне и почувствовала, что потянула левую ногу. Часть изгороди при этом покачнулась. Она упала на бок и в следующее мгновение услышала какой-то пронзительный свистящий звук. Что-то пролетело над правым ухом… шлепок где-то впереди, как будто камешек ударился о землю.

Или кто-то выпустил ракету.

По спине пробежал холодок. Одним из увлечений Брайса была стрельба из арбалета. По его словам, он даже брал призы за хорошие результаты. А еще обещал научить ее стрелять, но этого обещания, как и многих других, так и не выполнил.

Неужели он сейчас стреляет по ней?

Откуда-то, возможно из какого-то давно виденного фильма, она вспомнила, что, если в тебя стреляют, надо бежать зигзагом — так больше шансов уцелеть. Пожалуй что да. Рэд побежала дальше, то и дело меняя направление. Вскоре она увидела впереди свет автомобильных фар, становившийся все ярче и ярче. Затем заметила мерцание красных хвостовых огоньков и поняла, что выходит к главной дороге. Она взяла правее, стараясь бежать параллельно шоссе, но не приближаясь к нему.

Брайс привез ее в фургоне, а значит, не мог ехать по полям и уж тем более прорваться через колючую проволоку. Но на ровной дороге он легко может ее догнать.

Черт, черт, черт! Рэд в очередной раз споткнулась. От налипшей грязи обувь казалась тяжелой как свинец, так что идти быстрее при всем желании не получалось.

Потом она снова услышала стрекот возвращающегося вертолета. На этот раз звук был громче и доносился с меньшей высоты. Через секунду на нее упал яркий луч прожектора, и она оказалась в ослепительном море света.

— Убирайтесь! — вскрикнула Рэд, размахивая руками и сердито жестикулируя. — Убирайтесь прочь, идиоты!

Свет соскользнул с нее и на короткий миг упал чуть впереди. Она разглядела поле, вернее, участок луга. Затем яркая дуга взлетела ввысь, и почти сразу же побежала в ее направлении. Теперь шум двигателей и глухое, ритмичное твак-твак-тваксделались просто оглушительными. Ее снова, как звезду на сцене, залил поток света.

— Убирайтесь прочь, гребаные идиоты! — закричала она, и тут нога провалилась куда-то, наверное, в кроличью норку, и Рэд, больно подвернув стопу, снова упала лицом вниз.

Пытаясь подняться, задыхаясь и плача от бессилия и страха, она услышала другой глухой звук. Теперь, в ярком свете прожектора, она увидела арбалетную стрелу с оперением, вонзившуюся в землю прямо перед ней. Она обернулась и увидела два ярких луча автомобильных фар. И нечто, похожее на человеческую фигуру, стоящую между ними, широко расставив ноги.

Какое-то мгновение Рэд смотрела в том направлении. К ее радости, вертолет улетел, снова оставив ее в темноте. Луч прожектора пробежал по полю и ненадолго задержался на ограде, через которую она недавно перелезла. Потом он скользнул по белому фургону, облив светом его и стоящую перед ним фигуру с каким-то предметом в руках.

Брайс с арбалетом.

Она уткнулась лицом в землю и обхватила голову руками. Попасть в цель гораздо труднее, если она лежит, распластавшись на земле. Рэд слышала об этом где-то или читала в какой-то книге. Через секунду стрела просвистела и упала на землю где-то рядом.

О боже!

Какого черта тут делал вертолет?

Между тем вертолет кружил над белым фургоном.

Она встала и заковыляла дальше, чувствуя боль в груди и животе.

Одна туфля где-то потерялась, но ей теперь было все равно. Рэд перешла на легкий бег, удержавшись от болезненного восклицания, когда незащищенная нога ударилась обо что-то острое и твердое. Она продолжала бежать, но спустя какое-то время резко остановилась, наткнувшись на новую ограду.

Нет, Господи, пожалуйста, только не это! Не обращая внимания на колючки, Рэд перелезла через ограду, пробежала несколько шагов, врезалась во что-то твердое, металлическое и опять упала на живот, угодив руками в зловонную ледяную воду да еще стукнувшись подбородком о какую-то железку. Поилка для скота.

Она снова оглянулась и увидела, что вертолет завис над фургоном рядом с фермой. Неожиданно винтокрылая машина дернулась вправо и сильно накренилась, скользя лучом по стенам построек. В следующее мгновение крен усилился. Несмотря на опасность, зрелище завораживало. Прямо на ее глазах вертолет завалился еще сильнее, потом стал набирать высоту и вдруг снова пошел вниз, почти лежа на боку.

Так не должно быть, да? Ведь не должно же?

Боже, нет! Нет! — рвались с ее губ беззвучные слова.

Вертолет падал все стремительнее, неумолимо приближаясь к земле.

Она по-прежнему не могла отвести взгляд от жуткой картины. Расстояние между падающим вертолетом и землей стремительно сокращалось. Все происходящее походило на какой-то жуткий кошмар.

Парой секунд позже послышался мощный, гулкий удар и металлический треск. Над рухнувшей машиной взвился огромный шар огня. Невероятно. Этого просто не может быть. Она почувствовала, что вся дрожит.

Этого не может быть. Пожалуйста, не надо! Нет! Нет!

В ореоле пламени, прежде чем огонь поглотила темнота ночи, Рэд разглядела клубы плотного дыма. Она стояла неподвижно, будто приросла к месту, онемев от ужаса, чувствуя себя так, будто внутренности вывернулись наизнанку.

Боже. Что же, черт побери, случилось?

Впрочем, она уже знала, что случилось.

Мощный луч фонарика скользнул в ее сторону. По щекам покатились слезы. Она развернулась и побежала, хватая ртом воздух, и уже через несколько шагов потеряла и вторую, левую, туфлю.

Но ей было уже все равно. Перед глазами стоял кренящийся вертолет. Огненный шар. Легкий дождик приятно охладил лицо. Рэд запнулась о камень и услышала вой далеких сирен. Ноги замерзли и уже почти утратили чувствительность. Под ногами хлюпала грязь, через каждые несколько шагов она останавливалась, натыкаясь на что-то твердое или острое.

Впереди и слева запульсировал синий свет. Он приближался. Вереница машин летела по шоссе, лежавшему в доброй полумиле от нее. Патрульные машины.

Она изменила курс и на короткий, безумный миг поверила, что успеет, что доберется до дороги вовремя, раньше, чем они проедут.

Но земля почему-то ушла из-под ее ног. Из горла вырвался испуганный вопль, и уже в следующую секунду она упала в залитую водой канаву, уткнувшись лицом в бережок.

Уступив отчаянию, Рэд на мгновение закрыла глаза. На сколько же еще ее хватит? Она знала — нужно двигаться дальше. Нельзя допустить, чтобы этот монстр взял верх. Она сжала кулаки. Да как он смеет, тварь? Как он только посмел поступить с ней вот так? Сжечь дом ее родителей! Ее машину!

Страх вдруг исчез, уступив место кипучей злости. Она больше не боялась. Теперь ее вела ярость. Она доберется до этого ублюдка. Заставит его заплатить за все. Да.

Дождь пошел сильнее, но Рэд не обращала внимания. Она не представляла, где находится, знала только, что в нескольких милях от города, но ей было наплевать. И даже вой сирен пролетавших мимо полицейских машин не вызывал никаких эмоций.

Ты, грязный ублюдок.

Она подползла к дальнему краю канавы. Если бы только у нее был телефон! Можно было бы немного подсветить себе. Но телефон, к сожалению, остался в фургоне.

По крайней мере, полиция уже едет туда. Они наверняка его схватят. И что потом?

Брайс проведет несколько лет в тюрьме, потом его выпустят. И что он будет делать? Снова придет за ней? Или найдет для издевательств кого-то еще?

Рэд побежала дальше. С каждым шагом ей казалось, что дождь становится все сильнее. Теперь она двигалась в сторону шоссе. Доберется и остановит полицейскую машину.

Черт, черт, черт!

В следующую секунду Рэд врезалась в куст можжевельника. Почти не почувствовав боли, она отпрянула от него, обошла стороной и зашагала вперед. А потом увидела свет автомобильных фар, движущийся слева направо.

Еще одна машина прошла мимо. И еще одна. Потом с коротким промежутком промелькнули две машины. Едут к упавшему вертолету?

Через несколько минут вдалеке появилась еще пара фар.

В луче света она разглядела изгородь и, собрав последние остатки сил, перелезла через нее. Какое-то время постояла неподвижно в темноте. Выжидая.

Потом — эти несколько минут показались вечностью — она услышала рокот мотоцикла и увидела лучик света. Мотоциклист промчался мимо. Слева, вдалеке, поднималось зарево от горящих обломков вертолета. Рэд больше не обращала внимания на дождь. Забыла, что она одна. Все ушло, осталось только жжение внутри.

Огонь ярости.

И одновременно ощущение беспомощности.

Ее трясло от холода.

Снова свет фар. Какая-то большая машина. Когда автомобиль оказался на достаточно близком расстоянии, и Рэд убедилась, что это не белый фургон Брайса, она выскочила на дорогу прямо перед ним. Чуть ли не под колеса. К ее великому облегчению, водитель взял влево и, сбросив скорость, остановился. Это был большой старомодный «ягуар», за рулем которого сидел пожилой джентльмен. Рэд бросилась к дверце со стороны пассажирского сиденья. Оконное стекло медленно опустилось. Мужчина удивленно посмотрел на нее. Похоже, он был слегка навеселе.

— С вами все в порядке, моя милая?

Слезы брызнули сами.

— Вы можете отвезти меня в полицию? — спросила она, всхлипывая.

Он посмотрел на нее с прищуром. В зеленоватом свечении приборной доски Рэд разглядела его лицо, румяное и дряблое. На нем была клетчатая рубашка и галстук с изображением скрещенных клюшек для гольфа.

— По правде говоря, — сказал он не совсем уверенно, — я бы предпочел не встречаться сегодня с полицией. — Он снова прищурился. — Вообще-то я надеялся избежать встречи с законом. Э-э-э, да у вас лицо в крови. На вас напали?

Рэд снова разрыдалась.

Он наклонился и открыл для нее дверцу. Она забралась на пассажирское сиденье и захлопнула дверцу, с благодарностью вдыхая комфортный запах старой кожи с ноткой алкоголя, принимая уютное тепло.

— Меня похитили, но мне удалось сбежать, — выпалила она.

— Смотрю, тут кто-то пускает фейерверки, — сказал он, тыча себе за спину большим пальцем и как будто пропустив мимо ушей ее слова.

— Там разбился вертолет, — объяснила Рэд и, опустив солнцезащитный козырек, посмотрела в зеркало заднего обзора. В тусклом свете салона на нее смотрело перепачканное кровью и грязью ее собственное лицо.

— Представить себе такое не могу. — Он покачал головой. — Сам-то я человек спокойный. Эти вертолеты, гиблое дело. Моментальное возгорание двигателя, и ты либо принимаешь мгновенно верное решение, либо превращаешься в жаркое. А вы пилот, да?

— Нет, — ответила она, с беспокойством поглядывая назад. Где Брайс? Продолжает ли преследование? Уж скорее бы уехать. — Вы не могли бы отвезти меня в Брайтон? И там просто высадить где-нибудь?

— Вам нужно в больницу?

— Конечно, нужно. Больница — это было бы замечательно.

Куда угодно, подумала она, только бы подальше отсюда. Пусть даже за рулем сидит пьянчужка — сейчас ей было все равно.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава