home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


102

Понедельник, 4 ноября


Рэд увидела приближающийся свет мигалки, но машина пролетела мимо.

— Хорошо сегодня сыграл, — сообщил водитель. — Сделал бёрди на восемнадцатой. Как вам это? И черт побери, почти сделал игла на двенадцатой. Попал в лунку, но чертов мячик выкатился. А вы играете в гольф?

Она покачала головой.

— Читали об этом ужасном происшествии в «Хейуордс-Хит» на прошлой неделе? Или на позапрошлой?

— Это был мой бойфренд, — ответила Рэд, не сводя глаз с приближающейся окружной дороги и уличных фонарей города, до которого оставалось всего несколько сот ярдов.

Она сомневалась, что водитель, смотревший больше на нее, чем на дорогу, заметил приближение города, но ощущала странное безразличие; доедут они благополучно или во что-то врежутся — какая разница? Окружающий мир казался нереальным, как будто она оказалась пассивным наблюдателем в кошмарном сне.

Водитель резко нажал на тормоз, и ее дернуло вперед, тут же вернув из раздумий в настоящий мир.

— Извините, не помню, чтоб этот знак здесь был. Вроде бы и не здесь. — Его лоб прочертила бороздка сомнения. — Вы играете в «Хейуордс-Хит»? — спросил он, неуверенно прокладывая путь по кольцевой.

Рэд обернулась и посмотрела назад. Дорога была пуста, их никто не преследовал.

— Я не играю в гольф, — ответила она, напряженно раздумывая, как поступить дальше. Отправиться в больницу, где она будет в безопасности? Или в полицейский участок на Джон-стрит? Но будет ли он открыт в такой поздний час?

Трудно сказать. Разве не писали недавно в газетах, что в полиции проходят сокращения и многие полицейские участки либо закрываются, либо сокращают часы работы?

Интересно, куда, по мнению Брайса, она может пойти в такой ситуации? Где он может подкарауливать ее?

По мере того как мысли начали проясняться, Рэд вдруг поняла, что ключей от квартиры у нее нет. Они остались в сумочке. Неужели Брайс отправится к ней на квартиру? Или, может, она успеет туда раньше и вызовет слесаря, который врежет новые замки?

Рэд жутко устала, но, как ни странно, не утратила бдительности. Если она обратится в больницу, то может провести несколько часов в приемной неотложной медицинской помощи. Но если подвыпивший спаситель высадит ее на Джон-стрит, возле полицейского участка, где с великой неохотой регистрируют любое происшествие и там в этот час будет закрыто, то что ей делать, не имея денег даже на такси, чтобы добраться до дома?

Можно было бы позвонить Робу Споффорду, но она не помнила его номер. В ее телефоне он был в списке быстрого набора, а она так и не удосужилась его запомнить. Черт!

Они уже ехали по Дайк-роуд-авеню, одной из самых красивых улиц города.

— Я живу вон там! — сообщил водитель, сбрасывая газ, и указал на внушительных размеров особняк за коваными воротами. — Где желаете выйти?

Рэд на мгновение задумалась и поняла, что правильно было бы отправиться в полицейский участок, но в данный момент самым спокойным местом ей представлялась безопасная комната в собственной квартире. Именно туда ей и надо. Принять душ, переодеться в чистое белье и успокоиться.

Она заметила справа от себя огонек — айфон в зарядном гнезде.

— Можно мне на секунду воспользоваться этой штучкой?

— Для попавшей в беду дамы — все что угодно!

Рэд взяла в руки айфон, увидела, что в нем нет кода безопасности, быстро вошла в Гугл и вбила короткое предложение: «Слесари в Брайтоне».


Через пятнадцать минут она поблагодарила своего галантного, пусть и не совсем трезвого нового знакомого, «белого рыцаря», растроганно чмокнула его в щеку и вылезла из «ягуара», остановившегося вперед ее домом.

— Уверены, что все в порядке?

Рэд кивнула:

— Не представляю, что бы делала без вас. Огромное вам спасибо.

— Если надумаете когда-нибудь поиграть в гольф — я всегда к вашим услугам.

— Я запомню.

Водитель заговорщически подмигнул ей.

— Пора домой, к той, которой должно повиноваться.

Она стояла под дождем, настороженно поглядывая по сторонам, когда «ягуар» снялся с места и покатил по Уэстборн-Террас. Еще немного, и его огоньки растворились в ночи. Белого фургона видно не было. На часах без двух минут восемь. Рэд чувствовала себя неуютно — казалось, все обращают на нее внимание. По Кингсвей прогрохотал грузовик, следом за ним, шурша шинами по мокрому полотну, промчались несколько легковушек. За ними с ревом пролетел мотоциклист.

Лишь теперь она заметила, что ее трясет после всего пережитого — от стоящего перед глазами жуткого образа падающего, охваченного огнем вертолета, от пронзительного ледяного ветра, дующего со стороны Канала, до берега которого отсюда было лишь несколько сот ярдов. Сильно болела лодыжка, левая рука и щека. Взгляд метался по сторонам.

Мысли тоже метались. Думать, думать, думать.

Где сейчас Брайс?

Почему она не попросила своего спасителя довезти ее до дома Рэкел Ивенс? Почему не позвонила в полицию? Почему вернулась именно сюда?

Она знала причину. Потому что этот мерзавец сделал из нее жертву. Перепачканную грязью, покрытую ссадинами и заляпанную кровью жалкую жертву. Все это время она была в таком состоянии, потому что он сумел подчинить ее себе. Грязная, жалкая, измученная, загнанная жертва. Ей хотелось поскорее умыться, принять ванну, обработать раны, переодеться в чистое.

И быть готовой к схватке.

Я отплачу тебе, мерзкий ублюдок!

Где же, черт побери, этот специалист по замкам?

По Уэстборн-Террас ехала машина. Надежда всколыхнулась и тут же опала — это был «ниссан-микра», за рулем которого сидел пожилой мужчина. Женщина, ответившая на звонок с просьбой прислать слесаря для замены замков, сказала, что машина будет минут через пятнадцать. Значит, ждать надо еще минут пять.

Пожалуйста, приезжай поскорее!

Где-то вдалеке взвыла и тут же смолкла полицейская сирена. Рэд снова огляделась, настороженно всматриваясь в тени, уверенная, что засекла какое-то движение. Во рту пересохло. Дрожа от страха, она наблюдала за тенями, готовая в любую секунду пуститься в бегство.

А потом услышала звук приближающейся машины, выехавшей на Уэстборн-Террас со стороны набережной. Сначала Рэд испугалась, увидев, что это фургон, но через секунду успокоилась, заметив в верхней части лобового стекла надпись крупными буквами: «Круглосуточная замена замков!»

Она шагнула вперед, вскинув руки и привлекая к себе внимание. Машина остановилась рядом с ней. Стекло со стороны водительского сиденья опустилось, и в окно выглянул высокий и гибкий молодой человек с панковским ирокезом и пирсингом на нижней губе.

— Мисс Уэствуд? — спросил он и нахмурился, заметив ее необычный внешний вид. Внешний вид типичной жертвы. «Специалист по замкам» выглядел достаточно сильным и решительным, чтобы справиться с любыми проявлениями агрессии.

— Да, это я, — подтвердила Рэд, бросив боязливый взгляд на тень, в которой, как ей показалось, она заметила какое-то движение. Однако теперь, в свете фар, в тени ничего не было, кроме бокового входа в дом и мусорных баков возле него.

— Вы захлопнули дверь? — уточнил слесарь с ирокезом.

— Да, да, но мне еще нужно срочно врезать новые замки. Женщина, которой я звонила, сказала, что вы занимаетесь и этим, верно?

— Да, я смогу врезать новые замки, но мне нужно подтверждение того, что это ваша квартира, ваша собственность.

— У меня в квартире лежат вещи, я назову вам их, и вы убедитесь, что это мой дом.

— Я не могу сделать этого, сначала мне нужно видеть подтверждение. У вас есть с собой какие-нибудь документы?

— Нет.

— Дело в том, что мне запрещено открывать двери без согласия владельца квартиры, — пояснил слесарь, настороженно глядя на нее.

— Меня похитили… мой бывший. Он забрал мою сумочку, в ней было все, ключи, документы. Мне нужно сменить замки прежде, чем он… он… — Ее глаза наполнились слезами. — Умоляю вас, помогите мне!

Глядя на него сквозь слезы, Рэд видела, что юноша колеблется.

— Дело в том, что мне нужно знать, действительно ли это ваша собственность, леди. Я не могу нарушить запрет, иначе лишусь работы.

— Прошу вас… Вы ведь, наверное, постоянно сталкиваетесь с чем-то подобным… Не могу поверить, что все, у кого захлопывалась дверь, имели при себе документы, ведь так?

Она отвернулась, смахнула слезы и настороженно огляделась по сторонам. Снова посмотрела туда, где ей только что почудилась опасность в тени. Улица была пуста.

— Пожалуйста, помогите мне, умоляю вас!

— Кто-нибудь из соседей может удостоверить вашу личность? — спросил слесарь уже более дружелюбным тоном.

Рэд отрицательно покачала головой.

— Понимаете… я живу здесь недавно… — Она замешкалась, не зная, стоит ли рассказывать все незнакомому человеку. Похоже, выбора не оставалось. — Понимаете, тут такое дело… Меня преследует мой бывший. Эта квартира принадлежит полиции… специальное безопасное место. Мне ее предоставил «Проект „Убежище“».

— Ну хорошо, мы можем тогда позвонить в полицию, чтобы они сюда приехали?

— У меня нет телефона. Он похитил меня, но мне удалось сбежать от него. — Рэд умоляюще вскинула руки. — Посмотрите на меня, посмотрите, в каком я состоянии. Я совсем недавно сбежала от него… бежала по полям возле Дайка. Он сбил полицейский вертолет. Меня довез до города какой-то незнакомый, случайный человек. В полиции за мной присматривает констебль Споффорд, он из того полицейского участка, что на Джон-стрит.

— Похоже, вы сильно замерзли, — смягчился слесарь. — Я вам вот что скажу, залезайте в машину, и я сам позвоню вашему полицейскому.

Она залезла в машину, в тепло салона. Внутри сильно пахло табачным дымом. Закрывая за собой дверь, Рэд спросила:

— Как вас зовут?

— Мел Оксли, — ответил слесарь.

— У вас, случайно, не найдется сигаретки, Мел?

— Откуда вы знаете, что я курю?

— От вас пахнет табаком.

— Вообще-то у меня только самокрутки, — довольно ухмыльнулся Мел Оксли.

— Сгодится и самокрутка.

Он достал телефон и протянул его ей.

— Вы помните телефон констебля Стаффорда?

— Споффорда, — поправила его Рэд. — Просто наберите номер 999 и попросите связаться с полицией. Мне говорили, что нужно именно так поступать в экстремальных ситуациях.

Мел Оксли набрал номер и вставил телефон в держатель на приборной доске. Через пару секунд ответил оператор.

— Служба экстренной помощи. С каким учреждением вас соединить? — прозвучал женский голос в режиме громкой связи.

— С полицией, — сказал слесарь и, сунув руку в карман, извлек кисет с табаком и пачку сигаретной бумаги «рицла».

— Полиция Суссекса, — ответил строгий мужской голос. — Могу я узнать ваше имя и телефонный номер?

— У меня клиентка… леди попала в беду, и ей нужно срочно поговорить с констеблем… э-э-э… Стенфордом.

— Споффордом! — поправила его Рэд.

— Извините… с констеблем Споффордом.

— Могу я узнать имя леди?

— Меня зовут Рэд Уэствуд, — ответила, подавшись вперед, Рэд.

Возникла короткая пауза. Она услышала клацанье компьютерной клавиатуры, затем голос оператора, на этот раз изменившего тональность.

— Я попытаюсь дозвониться до него, мисс Уэствуд. Мы искали вас… с вами все в порядке? Вам сейчас ничто не угрожает?

— Да, — коротко ответила она и снова заплакала.

— Можете назвать мне ваше местонахождение?

— Я нахожусь перед своей квартирой. — Рэд назвала свой адрес. — Меня похитили, насильно увезли из дома, но мне удалось сбежать. Сейчас я не могу попасть к себе, потому что у меня нет ключей.

— Я попытаюсь связаться с констеблем Споффордом. Через несколько минут к вам приедет наша машина. Вы действительно сейчас в безопасности?

Она посмотрела на слесаря с ирокезом, который в данный момент насыпал табак на листок коричневой папиросной бумаги.

— Да, спасибо, я в безопасности, — ответила она, нервно вглядываясь вперед через ветровое стекло.

— Мы можем связаться с вами по этому телефонному номеру? — Голос прозвучал любезно, но от этой формальной любезности Рэд снова заплакала.

— Да, — ответила она и шмыгнула носом.

— Если хотите, я могу оставаться на линии до приезда нашей машины.

— Спасибо, — поблагодарила она. — Спасибо большое. Сейчас я сижу в автофургоне с сотрудником фирмы… — Она вопросительно посмотрела на Мела Оксли.

— «Круглосуточная замена замков», — громко произнес тот. — Мы находимся на Уэстборн-Террас, севернее Кингсвея.

Большими грубыми пальцами он ловко соорудил самокрутку, лизнул, склеивая, край и протянул тонкую, немного помятую, но хорошо сформированную трубочку.

— Вы навлечете на меня неприятности за курение на рабочем месте, — усмехнулся он и щелкнул пластмассовой зажигалкой.

Рэд с удовольствием затянулась ароматным дымом и заметила, что возле фургона остановилась полицейская машина без опознавательных знаков. Ей тут же полегчало.

Она открыла дверцу и вышла. Из соседней машины выбрались двое полицейских: женщина крепкого телосложения, лет тридцати, с каштановыми кудрявыми волосами и приветливым лицом и мужчина примерно сорока лет, высокий и худощавый, с фонариком в руке.

— Мисс Уэствуд? — спросила женщина, дружелюбно улыбнувшись.

Рэд кивнула.

— Мы — констебль Холидей и констебль Робертс. Работаем вместе со Споффордом и поэтому все о вас знаем. Похоже, вы пострадали. Вам нужно в больницу?

— Со мной все в порядке, — повторила Рэд, тыльной стороной ладони смахивая со щек слезы. Потом, помня, что в левой руке дымится самокрутка, прижала руку к глазам, чтобы перестали щипать.

— Вы действительно были возле Дайка?

Рэд кивнула.

— Мы можем доставить вас в больницу.

— Нет, со мной действительно все в порядке. Я… я наткнулась на ограду из колючей проволоки и немного порезалась. Хочу попасть в свою квартиру, помыться и привести себя в порядок. Что случилось с… с вертолетом? Я видела его… видела, как он загорелся.

Полицейские быстро обменялись взглядами.

— У нас пока нет информации, — ответил Робертс. — Мы были в пути, когда нам позвонили и приказали ехать сюда.

— Спасибо вам.

— Вы были с Брайсом Лореном?

Она кивнула.

— Днем поехала навстречу с перспективным клиентом, хотела показать ему дом, а потом… Когда пришла в себя, поняла, что связана и лежу в фургоне, а за рулем Брайс. Мы заехали на какую-то стоянку… не знаю, как долго мы там пробыли. Потом оказались в Дайке. Мне удалось бежать. Он стрелял в меня… кажется, из арбалета. Потом мне посчастливилось выйти на дорогу и сесть в попутную машину. Водитель любезно довез сюда.

— Почему вы нам не позвонили?

Рэд снова заплакала.

— Я… я не знаю. Я… мне просто хотелось поскорее добраться до дома. У меня не было ни денег, ни телефона. Я была напугана, плохо соображала. Но поняла, что у меня нет ключей, вообще ничего нет. — С этим словами она указала на фургон. — А он не хотел открывать дверь, потому что у меня нет документов.

— Хорошо, мы поговорим с ним, — сказала констебль Холидей. — Но нам действительно нужно отвести вас в отделение для жертв домашнего насилия, там вам будет удобно. Вас осмотрит врач, а потом вы сможете описать все, что с вами случилось.

— Знаю, но сейчас я никуда не пойду. Хочу вернуться в мою квартиру.

И она снова разрыдалась.

Через две минуты все четверо подошли к двери подъезда. Слесарь нес с собой ящичек с инструментами.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава