home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


104

Понедельник, 4 ноября


Слесарь работал с двумя замками поочередно, используя длинный тонкий инструмент, напоминающий веретено и заканчивающийся чем-то вроде маленького квадратного зубца. Рэд Уэствуд и двое полицейских стояли рядом, наблюдая за работой Мела Оксли, время от времени прикладывавшего ухо к двери и прислушивавшегося.

Минуты через две он распахнул дверь.

— Я думала, эти замки должны защищать квартиру от взлома, разве не так? — спросила Рэд, входя в прихожую и включая свет.

— Есть такие замки, — улыбнулся Мел. — Их постоянно изобретают. Особенно в автомобильной промышленности. Стоит вам случайно захлопнуть дверцу, оставив ключ внутри, и единственный способ открыть ее снова — это получить новый ключ в автосалоне, где вы купили свою тачку. Но вскрыть квартирный замок чаще всего не составляет труда — к радости тех, кто оказался снаружи без ключа.

— Замечательно. Но как же мне обезопасить мое жилище?

— Каждый раз, когда приходите домой, закрывайте дверь на предохранительную цепочку, — посоветовал Мел. — Это очень важно. В таком случае к вам никто не сможет проникнуть без болтореза. С цепочкой вы можете спать спокойно.

— Но ведь я не смогу остановить того, кто решил любой ценой проникнуть в квартиру, когда меня нет дома?

— Вы сможете затруднить работу ворам настолько, что проникнуть к вам сумеет только профессионал. И профессионала вам никак не остановить, такое никому еще не удавалось.

Рэд вспомнила слова частного детектива, которого мать нанимала для слежки за Брайсом. Когда-то Брайс — правда, недолго — занимался установкой систем сигнализации. Кроме того, одним из его любимых фокусов было открывание замков.

— Спасибо, — поблагодарила она. — Я запомню ваши советы.

— Сейчас на дверях вашей квартиры стоят два качественных замка. Лучше не найдете. Я только заменю личинки.

— Мы осмотрим квартиру, — предложила констебль Сьюзи Холидей. — Проверим, все ли в порядке.

— Да, конечно. Спасибо.

Полицейские прошли по коридору. Из включенных на прием раций донеслись обрывки переговоров.

«Чарли-Ромео-Четыре», услышала Рэд и тут же: «Поступило сообщение о подозрительном мужчине у Трафальгар-Гейт».

Рэд только сейчас начала осознавать, насколько серьезна ее потеря. Она лишилась сумочки и кошелька. У нее не было кредитных карточек, и тем самым она лишилась возможности получить наличные. Придется ждать утра, когда откроются банки.

— Извините, — сказала она слесарю. — Я не могу расплатиться с вами прямо сейчас.

Она вдруг заметила, что по-прежнему держит в руке потухшую самокрутку.

— Ничего страшного, — улыбнулся Мел Оксли. — Теперь я знаю, где вы живете. — Он дал ей прикурить. — Пришлю вам квитанцию и комплект запасных ключей.

— Я очень вам благодарна за вашу помощь.

— В любое время к вашим услугам, — усмехнулся слесарь. — Всегда готов помогать, как курильщик курильщику!

Она выпустила его из квартиры и закрыла за ним дверь. Прошла в гостиную и, снова услышав голоса, доносившиеся из безопасной комнаты, направилась туда. Это было крохотное помещение, места в котором хватало лишь для простого деревянного стола и стула. За жалюзийной дверью помещался туалет с крохотной раковиной. Раньше это была вторая спальня. На окне и двери стояли противодымные и противопожарные уплотнители. На столе лежал мобильный телефон с забитыми в быстрый набор номерами констебля Споффорда и 999.

Сьюзи Холидей провела пальцами по краю стальной двери толщиной шесть дюймов — как банковский сейф. Дверь имела внутри ручку-штурвал. Снаружи никакой ручки не было.

— Здесь вам не будет ничего угрожать, — сказала она.

— Да, — согласилась Рэд.

— А что, если вы потеряете здесь сознание? — спросил Робертс. — Как тогда врачам скорой помощи добраться до вас?

— Я думаю, что в этом и заключается смысл, — ответила Рэд. — Когда я закроюсь в этой комнатке, сюда больше никто не войдет. Стекло в окне закаленное, армированное, а само окно наглухо запечатано. На карнизе над окном имеется замок. — Она показала. — В самом худшем случае, если я потеряю сознание, пожарные смогут проникнуть через это окно.

Сьюзи Холидей посмотрела в окно:

— А что внизу?

— Переулок. Там гаражи и контейнеры для мусора.

— Вы знаете, где в данный момент может быть Брайс Лорен? — спросила Сьюзи.

— Последний раз я видела его полтора часа назад, может быть, больше. Он стрелял в меня из арбалета. Я не могу сказать, где он сейчас.

— Мне кажется, что было бы лучше, если бы отправились с нами в полицейский участок, там за вами есть кому присмотреть.

— Я и так потеряла целый день. У меня новая работа в агентстве по недвижимости и куча незаконченных дел. Здесь я чувствую себя в полной безопасности. Если мне что-то покажется подозрительным, я закроюсь в этой комнате и позвоню вам. — К глазам подступили слезы. — Я никуда отсюда не пойду. Прошу вас, не заставляйте меня.

— Хорошо. Не волнуйтесь. Мы не имеем права заставлять вас, — мягко успокоила ее Сьюзи Холидей. — Но мы можем хотя бы забрать вашу одежду для судебно-медицинской экспертизы?

— Да, конечно. Сейчас я переоденусь.

Она вышла в соседнюю комнату и через пять минут вернулась в домашнем халате и с пакетами для полицейских, в которые разложила свою одежду.

— Мы сегодня задержимся попозже, — сказала Сьюзи. — До полуночи. И до утра возле вашего дома будет стоять полицейская машина. Если что-то вызовет у вас подозрения, звоните по номеру 999. Все что угодно, даже если это покажется вам ничтожной мелочью. Мы хотим, чтобы вы были в полной безопасности, понимаете? Наши сотрудники в данный момент едут к вашему дому.

Рэд кивнула, чувствуя, что вот-вот расплачется — какие же добросердечные люди!

— Спасибо, — поблагодарила она.

— Чарли-Ромео-Ноль-Два? — раздался чей-то голос в рации Сьюзи Холидей.

— Да, это Чарли-Ромео-Ноль-Два, — повторила она, наклонив голову.

— Чарли-Ромео-Ноль-Два, в кафе «Биг-Бич» на Хоув-Лагун сработала сигнализация. Двое пытались проникнуть в помещение. Вы свободны? Можете подъехать туда?

— Нет, — ответила Сьюзи и объяснила, чем они заняты в данный момент. Затем повернулась к Рэд: — Мы будем поблизости весь вечер и убедимся, чтобы они предупредили о вас наших сменщиков. Если что — мы на улице.

Рэд еще раз поблагодарила полицейских. Потом закрыла дверь на замок, задвинула задвижки, накинула цепочку и, пройдя в кухню, достала из холодильника бутылку белого вина «Альбарино», налила большой бокал и забрала с сушилки пепельницу. В гостиной она села на диван, сделала большой глоток вина и закурила самокрутку, свернутую любезным слесарем. Спустя какое-то время выглянула в окно на темную улицу. В нескольких окнах дома напротив горел свет. Рэд взяла со столика пульт дистанционного управления.

Рука дрожала, причем так сильно, что ей не удалось нажать на зеленую кнопку включения телевизора. Она отложила пульт, затянулась сигаретой и допила содержимое бокала. Потом встала, сходила на кухню, снова налила себе вина и с бутылкой в руке вернулась в гостиную.

Вино помогло немного успокоиться. Она выпила еще и набрала телефонный номер матери. Теперь рука дрожала уже не так сильно. К счастью, мать ответила сразу после второго гудка.

— Дорогая, с тобой все в порядке? — озабоченно спросила она.

— Да, я дома. Все хорошо. Я в безопасности. Полиция возле дома. Как там вы с папой?

— У нас тоже все в порядке. Мы только что слушали новости. Возле Брайтона разбился вертолет, предполагается, что погибли три человека. Офицер полиции, очень любезный человек, который приставлен охранять нас, сказал, что это происшествие как-то связано с тобой. Мы с твоим отцом тревожимся за тебя, чуть с ума не сошли от беспокойства.

— Повторяю, со мной все в порядке, я вне опасности. Боже, где вы? Алло! Куда ты пропала?

Голос матери прозвучал как-то неуверенно, и она вдруг понизила его до шепота.

— Понимаешь, дело в том, дорогая, что нам не разрешают ничего никому говорить. Нас переселили из отеля в другое место, но я не могу сказать тебе в какое, потому что полицейские опасаются, что Брайс может нас подслушивать. Но с тобой-то как? Все в порядке? Тебе точно сейчас ничто не угрожает?

— Сейчас ничто не угрожает. Меня охраняет полиция. Они находятся возле дома. Я в безопасности.

— Пожалуйста, почаще звони нам, дорогая. Звони каждый час до того, как ляжешь спать. Договорились?

Рэд пообещала звонить, закончила разговор и набрала номер Рэкел Ивенс. И тут же услышала ответ голосовой почты:

— Привет, это Рэкел. Извините, что не могу ответить вам прямо сейчас. Оставьте ваше сообщение, и я перезвоню вам, как только смогу.

— Привет, Рэкел, — произнесла Рэд. — Позвони мне, как только услышишь это сообщение, если будет не слишком поздно.

Она налила еще вина и достала сигарету из пачки «Силк кат». Вкус показался ей слабым после крепкого табака самокрутки. Она загасила сигарету, взяла бокал и перешла в ванную. Включила душ, подождала, когда вода станет горячей. Полицейские просили ее не мыться, чтобы не смыть с тела возможные улики, но она отказалась, чувствуя себя ужасно грязной.

Рэд вошла в ванну и, хотя порезы на теле саднили, довольно долго оставалась под струями горячей воды. Душ и вино помогли расслабиться. Но уже через несколько секунд к ней снова вернулся страх.

В воображении всплыли кадры из хичкоковского «Психо». Нож, вспарывающий пластиковую шторку душевой.

Что, если Брайс каким-то образом пробрался в ее квартиру? Она могла не услышать этого за шумом включенного душа.

Рэд вышла из ванной и, дрожа от холода и страха, осторожно вытерлась полотенцем. Смазала антисептиком самые скверные, по ее мнению, порезы и ссадины, надела банный халат и прошлепала по коридору мимо комнаты безопасности к входной двери. Похоже, с ней все так, как и было недавно, когда она закрывала ее. Цепочка на месте. Рэд выглянула в глазок, но увидела лишь пустую, слабо освещенную лестничную площадку.

И тут вдруг зазвонил телефон. Она поспешила в гостиную. На дисплее высветился номер Рэкел. Рэд торопливо схватила трубку:

— Привет!

— Рэд, с тобой все в порядке?

— Бывало и лучше.

— Что происходит? Мы с Полом так за тебя тревожимся.

— Честно говоря, немного дерьмовый день. Как у тебя дела?

— Нам сказали, что приставят полицейскую охрану, потому что Брайс угрожает всем твоим знакомым. Я пошла покупать в ресторане карри навынос, и полицейский в машине отправился за мной следом. Ты не хочешь приехать сюда и пожить у нас?

— Извини, Рэкел, что вам так досталось из-за меня.

— За нас не беспокойся. Это мы должны за тебя беспокоиться. Хочешь, я заеду за тобой и отвезу к нам домой?

— Нет, я в порядке. Со мной все хорошо, честно.

— Голос у тебя что-то не слишком радостный.

— Нет, нет, со мной все в порядке, честное слово. Я только что заменила замки, а возле дома караулит полицейская машина. У меня сегодня был ужасный день, и я неважно себя чувствую. Совершенно разбитая.

— Давай я приеду к тебе и побуду с тобой какое-то время.

— Нет, не надо. Не настолько уж мне плохо. Честное слово.

— Вот же ублюдок! Поверить не могу. Мне он никогда не нравился. Но, знаешь, ты выглядела вполне счастливой. Мне было приятно видеть тебя такой. Поэтому я ничего тебе не говорила. Но, черт!..

— Его скоро поймают. За ним охотится вся полиция Суссекса. Они найдут его, и кошмар закончится. Я в этом уверена.

— Люблю тебя, — сказала Рэкел.

— И я тебя тоже.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава