home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


113

Понедельник, 4 ноября


Как только Брайс потянулся к ножу, Рэд в отчаянии метнула в него стул. Сиденье ударило его в голову, заставив пошатнуться. В следующую секунду он споткнулся, рухнул на жалюзийную дверь и, продавив ее, грохнулся спиной на пол.

Рэд бросилась к ножу, схватила его и, сунув под мышку, принялась торопливо крутить ручку-штурвал. Однако ей удалось сделать всего пол-оборота, когда сзади послышались какие-то звуки. Она обернулась и увидела, что Брайс, неуклюже ковыляя и отчаянно моргая, надвигается на нее.

Рэд схватила нож и угрожающе замахнулась.

— Ты глупая девчонка! Думаешь, я боюсь тебя? Ну, иди сюда, ударь меня! Иди и ударь этим ножом!

Рэд оставалась на месте, все так же держа перед собой нож. Несмотря на весь ужас происходящего, она прекрасно понимала, что Брайс все-таки опасается ее. Она сделала ложный выпад, и он тут же отпрянул, едва не потеряв равновесие.

Она повторила выпад, снова ложный, и Брайс опять отступил, уткнувшись спиной в дверь туалета.

— Отлично, Рэд, у тебя есть нож, — ухмыльнулся он. — Но долго он у тебя не пробудет, это я обещаю. Ты уже решила, куда меня ударишь? Ведь тебе представилась такая возможность, верно? Ты понимаешь? Ты можешь ударить меня прямо в сердце. Если будешь бить в другое место, то только ранишь. Но если ты меня ранишь, то я на тебя очень рассержусь. Помнишь, сколько раз, когда мы были с тобой, ты сердила меня? Когда я злюсь, то бываю не очень хорошим.

— С ножом я тоже не слишком приятная особа, Брайс, — ответила Рэд.

Брайс насмешливо надул губы.

— Какие воинственные разговоры! — усмехнулся он и неожиданно сделал шаг вперед. Большой шаг.

Рэд испуганно отскочила назад.

— Смелая девочка! — глумливо произнес Брайс, протягивая перед собой руки и показывая, что в них ничего нет. — Но, наверное, ты все-таки не очень-то храбрая, какой сама себе кажешься. Разве не так? Не уверен, что тебе достанет мужества ударить меня ножом, даже для того, чтобы спасти свою жизнь. Попробуем?

С этими словами он сделал еще шаг вперед.

Ее трясло так, что и нож в руке ходил ходуном. Боже! Где же полиция? Почему не слышно, как открывается дверь за ее спиной?

Брайс посмотрел на часы:

— Отлично. У нас с тобой еще много времени. Они даже еще не начали открывать дверь. И что они здесь увидят! Я скажу тебе что. Думаю, картина будет премилая. — Он улыбнулся, показав безупречно-белые зубы. — Что ты скажешь вот на это? Полиция врывается и находит на столе твою отрубленную голову, а меня — лежащим на полу с ножом в груди. Как тебе такое? А, Рэд?

Он сделал еще один шаг вперед.

Рэд решительно выставила перед собой нож.

— Оставайся на месте! — приказала она. — Ты убил Карла. Не толкай меня на это, Брайс! Я убью тебя с удовольствием!

Еще шаг. Теперь их разделяло всего-то пара футов.

Прежде чем Рэд успела среагировать, Брайс схватил ее руку с ножом и вывернул так сильно, что она вскрикнула от боли. Нож со звоном упал на пол.

— Оп! — снова ухмыльнулся Брайс. — Неловкая обезьянка!

Какое-то мгновение они напряженно смотрели друг на друга. Ею снова овладевал страх. Нужно завладеть ножом. Обязательно. Любой ценой. Во что бы то ни стало.

Брайс неожиданно ударил ногой по ножу, и тот отлетел к стене. Теперь ей было никак до него не дотянуться.

— Так кто у нас теперь большая и смелая девочка? — прогнусавил он. — Где теперь мамочка? Почему мамочка не приходит на помощь? Где мамочка, которая наняла сыскаря, чтобы тот следил за новым дружком ее хорошенькой дочурки? А? Или, может, твой папочка войдет в эту дверь с дерьмовой воздушкой, из которой постреливает кроликов в саду? Где он?

Рэд не сводила с него испуганного взгляда. Страх будто парализовал ее.

— Они не придут, Рэд. Твои мамочка и папочка надежно запрятаны в безопасномотеле и, наверное, в этот час смотрят телевизор. — Понимаешь, дело в том, дорогая, что нам не разрешают ничего никому говорить, — прогнусавил он, копируя голос ее матери. — Нас переселили из отеля в другое место, но я не могу сказать тебе в какое. Полицейские опасаются, что Брайс может нас подслушивать. Но с тобой-то как? Все в порядке? Тебе точно сейчас ничто не угрожает?

Потрясенная, она молча смотрела на него. До нее только сейчас дошло, что Брайс все время подслушивал ее. Что еще он подслушал?

— Ты в порядке, Рэд?

Она посмотрела на него, потом на лежащий на полу нож. Думай! Попытайся подобраться к нему. Она знала, что ей никогда не одолеть Брайса, ведь он физически сильнее. Но, может быть, получится найти довод, который образумит его? Нужно говорить с ним — без остановки, затягивая время. Ведь полиция уже выехала, верно? Ей было страшно, и мысли путались.

Нужно успокоиться, взять себя в руки. Нужно. Обязательно. Необходимо мыслить трезво.

— Он острый, Рэд. Достаточно острый, чтобы отрезать твою голову. Или мою. Устроим соревнование, кто первым подхватит его с пола?

— Неужели тебе станет легче, если ты отрежешь мне голову, Брайс? Неужели ты будешь счастлив от этого?

— Очень.

— Знаешь, а я не хочу отрезать твою.

— Не хочешь? — ухмыльнулся Брайс.

— Честно, не хочу. У тебя самая красивая голова из всех, что я видела. Зачем же уничтожать такую красоту?

Брайс смерил ее испытующим взглядом, и ей показалось — на мгновение, — что она сделала шаг в нужном направлении.

— Правда?

— Боже, конечно, правда, Брайс.

Он бросил взгляд на часы:

— Ну что же, Рэд, говори дальше. Продолжай.

Она пожала плечами:

— Я на самом деле любила тебя.

— Знаю. Я тоже любил тебя, честно. Но разве не сказал Оскар Уайльд в «Балладе Редингской тюрьмы» о том, что каждый убивает того, кого любит?

— Тебя сегодня на литературу потянуло.

— Да, пожалуй. Я в последнее время много читал. — Он снова бросил взгляд на нож. — С красивыми словами на губах умирать приятнее, как считаешь?

Заметив его движение, она одновременно с ним бросилась к ножу. Они столкнулись. Брайс успел первым схватить нож и, вскинув руку, показал его Рэд.

Растопырив пальцы, Рэд попыталась ткнуть ими ему в глаза, но Брайс мотнул головой, и она впилась ногтями в его запястье. Он взвыл от боли, и она услышала, как нож со звоном упал на пол.

— Ты, сука! — рявкнул Брайс.

Неожиданно Рэд услышала у себя за спиной какой-то звук, похожий на хлопок закрываемой двери. В следующее мгновение они оба схватились за нож, и на этот раз Брайс снова оказался проворнее. Он быстро опрокинул ее и прижал к полу, вскинув руку с ножом.

Она увидела в его глазах безумный блеск.

— Так чья ты теперь, папина дочка? — произнес он. — Какой глазик тебе выковырять первым? Правый или левый, а?

Рэд попыталась высвободиться, но им овладела какая-то нечеловеческая сила.

— Пожалуйста, Брайс, не надо! Давай еще поговорим!

— Думаю, в этом нет необходимости.

Рэд увидела, что нож опускается. Но потом он вдруг завис в воздухе и через секунду выскользнул из его пальцев и упал на пол. Рэд услышала треск, похожий на разряд электричества.

Брайс содрогнулся в конвульсиях, превратившихся в жуткую пляску смерти. Через мгновение он лежал на полу. Торчавшие из спины крученые двойные провода уходили в туалет.

— Рэд, с вами все в порядке?

Она оторвала взгляд от подергивающегося Брайса и увидела лицо суперинтендента Роя Грейса, спустившегося вниз через дыру в потолке туалета. Рядом с ним человек в синем бронежилете и шлеме с визором держал в руке нечто вроде пистолета. К этому пистолету и шли провода от Брайса. Грейс быстро шагнул к ней:

— Вы целы, Рэд?

Рэд посмотрела в холодные голубые глаза. Сердце стучало часто-часто и, казалось, вот-вот выскочит из груди. С трудом подбирая слова, она произнесла:

— Да, да, спасибо. Я в порядке.

Сверху спустилось еще несколько человек в бронежилетах и шлемах с визорами.

— Вы в безопасности, Рэд, — сказал Грейс. — Все кончено.

И это были самые приятные слова из всех, что она когда-либо слышала.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава