home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


114

Воскресенье, 10 ноября


Рой Грейс опустился на колени перед раскрытым чемоданом и, аккуратно свернув белую рубашку, положил ее на дно. Клио поставила бокал с водкой и мартини на прикроватный столик.

— Я решила, что ты захочешь выпить бокал в честь отъезда.

— Спасибо. — Рой отхлебнул ледяного напитка. Коктейль оказался настолько крепким, что огнем проскользнул в пищевод. — М-м-м, ты становишься отличным специалистом по коктейлям.

— Это давний любимый напиток моего отца, ты разве забыл?

— Да, коктейли по его рецепту просто убийственные.

— Хочешь сказать, что этот слабоват?

— Нет. Он достаточно крепок, — улыбнулся Грейс. — Еще несколько глотков, и я забуду, что мне еще надо укладывать.

— Мне нужно от тебя только одно, — сказала Клио и, обняв его за шею, ткнулась носом в ухо. — Если я сейчас все правильно чувствую, то он вряд поместится в этот чемодан.

Она снова поцеловала его.

— Ты жестокая, но я люблю тебя.

— Ты похотливый самец, но я люблю тебя, суперинтендент Грейс. — Клио взяла со столика свой бокал и сделала глоток. Потом прижалась губами к его губам, и он почувствовал во рту водку с мартини.

— М-м-м, вкуснотища!

— Мы действительно уезжаем завтра, дорогой?

— Всего лишь на неделю позже запланированного срока. — Рой взял ее за руку, поднес к губам и поочередно поцеловал пальцы. — Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

Он вдохнул запах духов и теплой кожи и еще крепче прижал ее руку к себе.

— Как там поживает эта бедняжка, Рэд Уэствуд? — неожиданно спросила Клио.

— С ней все в порядке. Она отважная девушка. Я вчера заходил к ней в офис — узнать, как дела, и задать пару вопросов. Она показалась мне удивительно бойкой, учитывая обстоятельства. Но у нее сейчас одна большая проблема, которая возникнет после того, как Лорена выпустят.

— Но ведь Лорен сейчас в заключении?

— В данный момент — да. Но в тюрьме он не навсегда. Получит пожизненное и, не исключено, однажды выйдет на свободу. Рэд помнит об этом.

— Бедняжка. Жить с сознанием того, что над тобой постоянно висит угроза смерти. Постоянный страх, что его отпустят или, хуже того, он как-нибудь сбежит.

— Думаю, что она вряд ли захочет обратиться в другое бюро знакомств.

— Я ее не виню.

За окном громыхало. Рой и Клио вздрогнули.

— Черт, что это такое? — нахмурился Рой. Снизу донесся рассерженный лай Хамфри.

И тогда он понял. Пятое ноября… Ночь Гая Фокса, всего пять дней назад. Должно быть, кто-то все еще запускает фейерверки.

Заплакал Ной. Клио вскочила и бросилась в детскую, чуть не сбив Хамфри, черной кометой взлетевшего вверх по лестнице. Пес опустил хвост и недовольно заскулил. Мокрый, он только что прибежал с террасы, где облаивал соседскую кошку и попал под дождь.

— Все в порядке, Хамфри! Все в порядке!

За первым взрывом грохнул еще один. Небо за окном осветил ярко-белый дождь фейерверка. Хамфри снова залаял и, метнувшись через всю комнату, прыгнул прямо в открытый чемодан, как раз на недавно уложенную белую рубашку.

— Эй, прочь, безмозглая собака!

Пес укоризненно взглянул на Грейса, как будто говоря: Ты уезжаешь, оставляешь меня с этими взрывами?

Плач Ноя сделался громче.

— Это моя любимая рубашка, черт тебя побери!

Клио вернулась из детской с сыном на руках. На малыше была пижамка в бело-синюю полоску. Он испуганно таращил глазенки.

— Ты только посмотри на это чертово животное! — произнес Грейс. — Посмотри, что этот бестолковый пес наделал с моей рубашкой!

— Добро пожаловать в блаженный мир семейной жизни, дорогой! — улыбнулась Клио. — Ты по-прежнему уверен, что хочешь уехать?

Вместо ответа, Рой взял бокал со столика и одним глотком его осушил.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава